Путь на озеро Лобнор. Вторая экспедиция Пржевальского

Рубрика:  

24 августа 1876 года, ровно сто сорок лет назад, началась вторая экспедиция Николая Пржевальского. Знаменитый путешественник вышел из города Кульджа (ныне он находится на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая) в юго-восточном направлении. Сопровождали Пржевальского девять человек на четырех верховых лошадях и с двадцатью четырьмя верблюдами.

Ко времени второй экспедиции 37-летний Николай Михайлович Пржевальский (1839-1888) уже был опытным путешественником. За плечами Пржевальского, кстати — профессионального военнослужащего, были путешествия на Дальнем Востоке и в Центральной Азии, а главное — его прославленная первая экспедиция в пустынные районы Монголии и Синьцзяна. Уроженец деревни Кимборово, что в Смоленской губернии, Николай Пржевальский по происхождению был шляхтичем, а его род получил герб «Серебряные Лук и Стрела, повёрнутые вверх на Красном Поле» за воинскую доблесть в сражениях в составе войск польского короля Стефана Батория. Да-да, предки Пржевальского в то далекое время воевали против русских, но спустя столетия их потомок Николай стал русским офицером и внес большой вклад как в географическую науку, так и в расширение российского влияния в Центральной Азии.

Завершив в 1855 году курс обучения в Смоленской гимназии, Пржевальский выбрал для себя военную карьеру и поступил унтер-офицером в Рязанский пехотный полк. Вскоре он получил первое офицерское звание и перевелся в 28-й Полоцкий пехотный полк. Однако служба в гарнизонных частях не прельщала будущего путешественника, казалась ему весьма скучной. Молодому человеку казалось, что его ждут более масштабные дела и свершения, чем служба прапорщика в провинциальном пехотном полку. Именно в это время он загорелся перспективами исследования неизведанных районов Сибири и Дальнего Востока. Но реализовать мечту о путешествиях было не просто — в конце концов, кто бы прислушался к обычному прапорщику из Полоцкого полка? Пржевальский поступил в Школу Генерального штаба, которую окончил в 1863 году.

Однако произведенный в поручики Пржевальский вновь вернулся в Полоцкий пехотный полк, добровольцем участвовал в подавлении Польского восстания 1863 года, а затем был переведен на преподавательскую работу в Варшавское юнкерское училище. Служба в училище давала прекрасную возможность совмещать научные исследования с военной карьерой. В конце концов, в 1866 году Пржевальскому удалось добиться своего перевода в штаб Восточно-Сибирского военного округа в Иркутске. Это была несказанная удача и, в принципе, именно с нее и начался путь Пржевальского как путешественника, исследователя неизученных районов Сибири, Дальнего Востока и Центральной Азии. Молодой офицер мечтал о путешествии в Монголию и Тибет, но руководство географического общества считало, что не имевшего прежде опыта серьезных экспедиций Пржевальского туда направлять не надо. Поэтому первое назначение Пржевальский получил в Уссурийский край. Он исследовал плохо изученные районы Уссурийского края, пройдя за зиму 1100 километров. В Маньчжурии Пржевальский усмирил местных китайских разбойников. За это его назначили старшим адъютантом штаба войск Приамурской области, а результаты экспедиций офицер отразил в работах «Об инородческом населении в южной части Приамурской области» и «Путешествие в Уссурийский край».

В 1870 г. Николай Пржевальский предпринял первое долгожданное путешествие в Центральную Азию. Он прибыл в Кяхту, откуда выехал в Пекин, где получил разрешения на путешествия в Синьцзяне. Из Пекина путь Пржевальского лежал к озеру Далай-Нур, затем — на хребты Инь-Шань и Сума-Ходи, в пустыню Алашань и Алашанские горы. За десять месяцев экспедиция прошла около 3700 километров. В 1872 г. Пржевальский направился к озеру Куку-Нор, стремясь попасть в Тибет, но эта попытка оказалась неудачной и путешественник вернулся в Кяхту. Результаты первой центральноазиатской экспедиции Пржевальского были отражены в масштабном труде «Монголия и страна тангутов».

Таким образом, свою вторую экспедицию вглубь Центральной Азии Пржевальский начинал уже подготовленным человеком. Он поставил задачу пересечь горы Восточного Тянь-Шаня и выйти на озеро Лобнор, после чего провести там исследования, собрать коллекции, вернуться в Кульджу и оттуда следовать в Тибет. В горы Восточного Тянь-Шаня путешественники направились по долине реки Или, затем повернули вдоль реки Кунгес — правого истока Или. Все это время Пржевальский и его помощники собирали образцы местной флоры и фауны, например — добыли тянь-шаньского медведя — темно-бурого, с длинными белыми когтями на передних лапах. Далее, через леса долины реки Цанма, путешественники вышли к хребту Нарат и преодолев его оказались на плато Юлдус. Таким образом, экспедиция Пржевальского подошла к Восточному Туркестану, где в это время была достаточно напряженная и опасная для русских путешественников политическая обстановка.

Значительная часть Восточного Туркестана ко времени описываемых событий входила в состав государства Йеттишар — «Семиградье». Это государственное образование просуществовало 12 лет, с 1865 по 1877 годы и включало в себя обширные районы современного Синьцзяна, в том числе и такие важные административные и торговые центры как Кашгар, Яркенд, Урумчи. Властителем этого государства был Магомет Якуб-бек Бадаулет (1820-1877) — человек неясного происхождения и сложной биографии, который командовал войсками кашгарского хана, а затем узурпировал власть в Кашгаре и сопредельных областях и провозгласил себя ханом Йеттишара. До сих пор неизвестна даже национальная принадлежность Якуб-бека — одни исследователи считают его таджиком, другие узбеком, третьи говорят о монгольском происхождении. Став властителем Йеттишара, Якуб-бек принял титул «Аталык Гази Бадаулет» — «Защитник Веры и Счастливец».

С этим человеком и предстояло иметь дело второй экспедиции Пржевальского. Якуб-бек всячески заверял русских путешественников в своих добрых намерениях, однако на самом деле отнесся к Пржевальскому очень настороженно. Это вполне можно понять — время было смутное, а государству Йеттишар угрожали и войска маньчжурской династии Китая, и внутренние распри феодалов. Восточный Туркестан представлял собой и сферу пересечения интересов Российской и Британской империй. Естественно, что любых чужеземцев, появлявшихся в этих краях, власти Кашгара воспринимали как лазутчиков. Экспедиции Пржевальского разрешили остановиться в городе Корла, но выставили караул солдат, которому было дано поручение не допускать контактов русских путешественников с местным населением. Якуб-бек думал две недели и наконец разрешил экспедиции следовать дальше.

4 ноября 1876 года Пржевальский и его спутники вышли из Корлы в сторону озера Лобнор. Разумеется, Якуб-бек не мог оставить экспедицию без присмотра, поэтому к путешественникам был приставлен кашгарский конвой под командованием Заман-бека. Кашгарцы по-прежнему не допускали контакты Пржевальского с местными жителями и, стремясь вынудить путешественников отказаться от своих планов, вели экспедицию к реке Тарим самым сложным путем — через реки Кончедарья и Инчикедарья. Но, преодолев 90 километров, путешественники все же вышли к реке Тарим в районе впадения в нее Угендарьи. Через реку экспедиция переправилась на плоту. До озера Лобнор оставалось совсем немного пути, но кашгарский конвой обманул Пржевальского. Люди Заман-бека сообщили путешественнику, что прямого пути на озеро Лобнор здесь нет, и повели экспедицию в деревню Чархалык на зимовку. В Чархалыке Пржевальский оставил коллекцию экспедиции, трех казаков для охраны и кашгарский конвой, а сам поехал с другими тремя казаками и своим помощником Эклоном на горы Алтынтаг. Местные жители рассказывали, что здесь водятся дикие верблюды, однако за все время Пржевальскому удалось только один раз увидеть дикого верблюда, да и то он быстро скрылся из вида. В горах Алтынтага Пржевальский встретил новый 1877 год. В начале февраля путешественник вернулся в Чархалык, чтобы сразу же выступить к озеру Лобнор. Весь февраль и первые две трети марта 1877 года русская экспедиция провела на озере Лобнор.

Высыхающее озеро Лобнор уровнем воды зависит исключительно от реки Тарим. Здесь сделаем отступление к современным реалиям. Еще в первой половине ХХ века озеро имело площадь около 3100 км², но затем стало стремительно высыхать. Этому способствовали и развитие искусственного орошения в Синьцзяне, и рост численности населения региона, куда во второй половине ХХ века стали усиленно переселяться китайцы, и ветровая эрозия. В результате озеро распалось на несколько более мелких озер и болот. По мнению экологов, важнейшую роль в гибели озера Лобнор сыграла массированная вырубка растительности на его берегах. Местные жители вырубали тополя, ивы, тростник, тугаи для использования в качестве топлива. Лишившись естественного «зеленого щита», озеро стало засыхать.

Однако, когда там побывал Пржевальский, он еще застал озеро большим по площади, с богатой фауной. На Лобноре собирались миллионы плавающих птиц, больше всего было уток. Путешественник отмечал, что птиц здесь очень много, но они не отличаются разнообразием — Пржевальский насчитал всего 27 видов.

Пока экспедиция находилась на Лобноре, Пржевальский имел возможность ознакомиться с жизнью и бытом местного населения — каракурчинцев. К этому времени командовавший конвоем Заман-бек стал относиться к путешественникам более снисходительно и уже разрешал им контактировать с местными жителями. Пржевальский установил, что каракурчинцы, проживающие в одиннадцати деревнях в окрестностях Лобнора, говорят на диалекте уйгурского языка, близком к хотанскому наречию, в большинстве своем относятся к европеоидному типу, хотя много среди них и людей с явно монголоидной внешностью.

Ко времени экспедиции Пржевальского каракурчинцы ютились в тростниковых хижинах, тростником же такие жилища и отапливались. Главным занятием каракурчинцев были рыбная ловля и охота на уток — это и давало им пропитание. Естественно, что в каракурчинских деревнях царила полнейшая нищета. Пржевальский отмечал, что хотя каракурчинцы считаются мусульманами, особой религиозности в их поведении он не заметил. В своих воспоминаниях он пишет, что ни разу не видел, как каракурчинцы совершают намаз, не обнаружил среди них и священнослужителей или духовных учителей.

Экспедиции удалось приобрести шкуры и черепа диких верблюдов. Таким образом, было установлено, что в пустынях Центральной Азии водится двугорбый дикий верблюд. Местные жители более подробно рассказали путешественнику о повадках дикого верблюда, особенностях его поведения. Выяснилось, что по сравнению с одомашненным родственником дикий верблюд обладает куда большей сметливостью и подвижностью, очень быстро передвигается, способен даже лазать по таким горам, куда и человеку сложно забраться.

Изучив окрестности озера Лобнор, Пржевальский со своей экспедицией 25 апреля 1877 года вернулся в город Корла. Там путешественников вновь разместили в гостевом доме под охраной кашгарского конвоя. Наконец Николаю Пржевальскому удалось встретиться с Якуб-беком и передать ему подарки, после чего экспедиция получила от хана четыре лошади и десять верблюдов. Впрочем, на верблюдах Якуб-бек явно сэкономил — уже спустя два дня после выхода каравана из Корлы, переданные им верблюды пали. В экспедиции оставалось 6 лошадей и 10 верблюдов. Путешественники взяли курс на Тянь-Шаньские горы, до которых их сопровождали кашгарцы. Выйдя на плато Юлдус, Пржевальский отправил казака и переводчика в Кульджу — за подмогой. Спустя три недели прибыл караван с новыми верблюдами и продовольствием. 3 июля 1877 года экспедиция Пржевальского вернулась в Кульджу. Здесь же Николаю Пржевальскому стало известно и об еще одном важном для него событии — пока он находился в экспедиции, в конце марта 1877 года ему присвоили воинское звание полковника. Для тридцатисемилетнего офицера это была неплохая карьера, тем более, если учитывать, что он не командовал строевыми подразделениями.

В Кульдже экспедиция Пржевальского находилась два месяца. За это время путешественники смогли отдохнуть, а также разобрать собранные во время странствия коллекции. 18 августа 1877 года Пржевальский завершил написание отчета, который затем был опубликован в «Известиях Географического общества». Пока Пржевальский находился в Кульдже, в Восточном Туркестане происходили масштабные события. 31 мая 1877 года был убит властитель Йеттишара Якуб-бек Бадаулет. Он пал от рук собственных царедворцев, недовольных проводимой ханом политикой. В следующем 1878 году этим обстоятельством воспользовались китайцы — войска империи Цин вторглись в Восточный Туркестан и уничтожили государство Йеттишар. Останки Якуб-бека были выкопаны из могилы и сожжены.

Находясь в Кульдже, Пржевальский все мечтал о путешествии в Тибет, однако в это время в Тибете началась гражданская война. Путь в загадочную страну из Кашгарии был закрыт, поэтому путешественник решил следовать через джунгарские степи в Хами и далее прямо на юг — в Тибет. 28 августа 1877 года экспедиция в составе Пржевальского, Эклона, четырех казаков и двух солдат, а также 3 лошадей и 24 верблюдов, выступила из Кульджи. С большим трудом пройдя через бескрайние пески Центральной Джунгарии, путешественники вышли к Гучэну. Во время странствия по Джунгарии Пржевальский заболел. Он уже не мог ехать верхом, его лихорадило. 27 ноября 1877 года экспедиция повернула в обратный путь. Было решено вылечиться в госпитале и вновь попытаться пройти в Тибет. 20 декабря 1877 года Пржевальский и его спутники прибыли в Зайсан. Пробыв там до середины марта, Пржевальский вновь решил выдвинуться в путь. 19 марта 1878 года экспедиция вышла из Зайсана. Однако вскоре военное министерство дало Пржевальскому распоряжение отложить путешествие в Тибет до более благоприятного времени.

Сам Пржевальский считал свое второе путешествие неудачным. Но научные результаты этой экспедиции не вызывают никаких сомнений. Ведь были собраны ценнейшие коллекции флоры и фауны, нанесено на карту озеро Лобнор, исследованы горы Алтынтаг, описан образ жизни жителей лобнорского побережья — каракурчинцев. В 1878 г. за экспедицию на Лобнор Пржевальского наградили Большой золотой медалью имени Гумбольдта.

Автор: Илья Полонский

 

© 2010-2016 «Военное обозрение»

 

На фото:

1. Николай Михайлович Пржевальский перед экспедицией. 1876 год

2. Карта экспедиций Н.М. Пржевальского

3. Магомет Якуб-бек Бадаулет (1820-1877)

4. Озеро Лоб-нор

5. Тростниковое жилище (сатма);

6. Правитель Лоб-нора Кунчикан-бек с сыном

7. Н.М.Пржевальский в 1876 г. После охоты на Лоб-норе