Разведчики Коминтерна на Дальнем Востоке

Рубрика:  

       В предвоенные 20-е – 30-е  годы прошлого века большинство зарубежных секретных операций организовывалось не самим ЧК-ОГПУ-НКВД, а Коминтерном – Коммунистическим Интернационалом, который находился в Москве и контролировался ВКП(б). Исполнительный комитет Коминтерна (ИККИ) называл себя не иначе как «генеральным штабом мировой революции».

       В 30-е годы надежды Коминтерна на распространение революции стали связывать в большей степени не с Европой, а с Азией, особенно с Китаем.

       В 1923 году в Советской России проводилась военная реформа. В соответствии с этой реформой во Владивостоке была создана, так называемая, школа имени Коминтерна ( в наши дни комплекс зданий школы сохранился в районе Медицинского университета). Срок обучения курсантов составлял 3-4 года. В школе готовили военных разведчиков, спецпропагандистов для работы среди военнослужащих и населения зарубежных стран, а также иностранных курсантов – корейцев, китайцев, японцев.

       Выпускники этой школы Коминтерна служили в войсках армии и флота. Многие из них продолжали службу в отделах разведки, управлениях штабов Дальневосточного военного округа и Тихоокеанского флота вплоть до конца 60-х годов.

       Среди выпускников школы есть немало выдающихся деятелей, вплоть до руководителей Главного разведывательного управления Генерального штаба, а также руководителей военной разведки иностранных государств, в частности Китайской Народной Республики и Корейской Народно-демократической республики. Многие были военными советниками в Китае до 1949 года, то есть в годы японской оккупации и Гражданской войны.

       Школу имени Коминтерна окончил Михайлов Владлен Михайлович, генерал армии, последний советский начальник Главного Разведывательного управления. Его сняли с должности в октябре 1991 года. А начинал он службу в органах военной разведки на Дальнем Востоке в годы Великой Отечественной войны.

       Кстати величайший военный разведчик ХХ века Рихард Зорге в 1924-1928 годах был сотрудником аппарата Коминтерна, а с 1929 года – военной разведки Красной Армии. Его руководителем был Берзин Ян Карлович, начальник VI (Разведывательного) управления с 1924 по 1935 год и в 1937 году.

       В сентябре 1931 года  японские агрессоры захватили Маньчжурию, где позднее создали марионеточное государство Маньчжоу-Го. Квантунская армия, ранее контролировавшая лишь южную оконечность Ляодунского полуострова и отдельные участки Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД), была выдвинута к границе Советского Союза. В правительстве и военных округах Японии усилилась подготовка «большой войны» против СССР. Главными элементами в ней были ускорение создания военного и военно-промышленного плацдарма в Маньчжурии и Корее.

       В тридцатые годы мощь Вооружённых сил СССР на Дальнем Востоке значительно возросла. К лету 1941 года у дальневосточных советских границ Япония сосредоточила 700 тысяч солдат, в том числе в составе Квантунской армии – 300 тысяч человек. А в составе Дальневосточного фронта имелось 704 тысячи военнослужащих, хорошо вооружённых и обученных. К началу Великой Отечественной войны у нас на Дальнем Востоке уже работали крупные военные заводы: авиационные, судостроительные, автобронетанковые, артиллерийско-миномётные, - а также два нефтеперерабатывающих завода, способных обеспечить всеми видами горюче-смазочных материалов армию, авиацию и военно-морской флот.

       Естественно, не осталась без внимания и военная разведка. В составе разведывательного отдела штаба  Дальневосточного фронта было 8 отделений:

- войсковая разведка;

- агентурная разведка;

- отделение диверсионных действий;

- отделение информации;

- авиаразведка;

- радиоразведка;

- отделение агентурной техники;

- шифровальное отделение.

       В штабах армии были созданы отделы, в состав которых входили два отделения – войсковой разведки и информации.

       В корпусах, дивизиях, бригадах и полках отделов и отделений разведки не было. В  них служили офицеры-разведчики, переводчики, а составе дивизии имелась разведрота, в полку – разведвзвод.

       Особенностью ведения разведки в странах Дальнего Востока является  национальность проживающих здесь народов и личного состава армии и флота. Понятно, что человека славянской внешности направлять для ведения разведки даже в приграничной зоне было опасно и малоперспективно. Спецслужбы Японии их выявляли в кратчайшие сроки. Люди гибли, не выполнив задание. На дальневосточном театре военных действий проблема подбора кадров для засылки в тыл противника была наиболее сложной, чем на советско-германском фронте.

       В 1940 году, когда дыхание войны уже висело в воздухе, а военно-политическая  обстановка на Маньчжурской границе стала особенно напряжённой, командование Дальневосточного фронта приняло решение – организовать в селе Вятском (в 72-х километрах севернее Хабаровска на берегу Амура)  так называемый фильтрационный лагерь, в который направлялись китайцы, корейцы, переходившие границу СССР из Маньчжурии. В основном это были остатки разбитых японцами партизанских отрядов. В этом же лагере содержались бывшие военнослужащие роты правительственных войск Маньчжоу-Го, которые ещё в 1939 году, будучи в Маньчжурии, перебили японских офицеров и во главе с двумя унтер-офицерами (китайцами) перешли границу СССР в районе недалеко от Владивостока.

       С началом Великой Отечественной войны командование Дальневосточного фронта приняло решение – на базе фильтрационного лагеря сформировать 88-ю отдельную стрелковую бригаду. Название стрелковой бригады не совсем соответствует основному предназначению этого соединения. Более подошло бы название специального или особого назначения, как на советско-германском фронте  части и подразделения, созданные из спортсменов для действия в тылу противника.

       Между прочим, в составе войск 2-го Дальневосточного фронта 88-я отдельная стрелковая  бригада не упоминается. Однако просачиваются сведения, что 88-я отдельная стрелковая бригада входила в состав 142-й мотострелковой дивизии, но и этой дивизии в армиях 2-го Дальневосточного фронта нет. Остаётся открытым вопрос: либо эти соединения были центрального подчинения Наркомата обороны, либо они были в составе войск НКВД.

       88-я отдельная стрелковая бригада, по крайней мере, должна была состоять хотя бы из двух полков, а в каждом полку – по 3-4 батальона. Известно, что в бригаде было 4 батальона воинов-интернационалистов, а именно, один  состоял из корейцев и три – из китайцев. Командовал этими батальонами (полком) подполковник Чжоу Баочжу, по национальности – китаец, а начальником штаба был капитан Цой Йен Ген – кореец, будущий председатель Президиума Верховного собрания КНДР. Вне всякого сомнения, Цой Йен Ген был тогда уже заслуженным и уважаемым человеком среди китайцев и корейцев. Знали его и у нас – в Советском Союзе. Но самое интересное, что командиром 1-го батальона (корейского) был капитан Ким Ир Сен, в КНДР его величают «любимым вождём» и почитают, как Бога. До перехода маньчжурской границы с СССР Ким Ир Сен командовал партизанским отрядом в Маньчжурии. Его отряд численностью 500 человек был разбит японцами. С остатками отряда Ким Ир Сен перешёл границу. Затем он неоднократно во главе разведывательных групп забрасывался на территорию Маньчжурии. В скором времени ему присвоили звание капитана и назначили командиром 1-го батальона. Ким Ир Сен носил форму одежды как у советских пограничников, и скорее всего его группы решали разведывательные задачи в интересах погранвойск.

      В 1945 году Ким Ир Сен был награждён орденом Красного Знамени. После освобождения Красной Армией Северной Кореи Ким Ир Сен, Цой Йен Ген и другие корейские товарищи отправились на родину, где возглавили народно-демократическую революцию. Под руководством Ким Ир Сена и его «Трудовой партии» были проведены коренные демократические преобразования, национализация промышленности и земельная реформа. В селе Вятском  Ким Ир Сен жил в отдельном домике с женой и сыном. К сожалению, тот домик не уцелел, места дислокации батальонов тоже не сохранились, хотя корейские и китайские товарищи постоянно проявляют интерес к тем военным событиям.

       Кто знал в те годы Ким Ир Сена, характеризуют его как энергичного, боевого, общительного человека с сильным характером. Он умело командовал батальоном и проявлял высокую требовательность к подчинённым. Зная его качества личного характера и преданность идеалам коммунизма, советские руководители помогли ему стать во главе партии и государства в Северной Корее.

       Однако одних перебежчиков из Маньчжурии было недостаточно для формирования полка и батальонов, в которых необходимо было иметь 3000 – 3500 человек. И их , конечно, нашли, не просто лиц корейской и китайской национальности, а имеющих определённые качества для ведения разведки в тылу противника. Пришлось нашим специалистам разведывательных органов отбирать подходящие кандидатуры из китайцев и корейцев, выселенных в 1937 году с Дальнего Востока в Среднюю Азию. Подобрали, обучили и группами по 5 человек забрасывали в Маньчжурию для выполнения разведывательных задач в интересах Дальневосточного фронта.

       Второй полк формировался в основном  из коренных малочисленных народов Севера Дальнего Востока. Это были добровольцы из числа нанайцев, нивхов, эвенков, удэгейцев и других представителей Приамурья и Приморья, внешностью схожие с китайцами и корейцами. Предпочтение отдавалось тем, кто хоть немного владел китайским языком. Конечно, коренные жители Приамурья и Приморья были отличными охотниками и хорошо ориентировались в тайге. Разумеется, эти качества разведчику необходимы, когда он переходит границу и добирается до района ведения разведки. Но в дальнейшем спецслужбы их без особого труда разоблачали из-за незнания местных  нравов, обычаев, да просто привычек вести себя в незнакомом месте. Многие не возвращались с задания. Об их судьбе узнали только после разгрома Квантунской армии.

       Многонациональный состав 88-й отдельной стрелковой бригады требовал от командиров и политработников внимательного отношения к подчинённым, особенно при формировании разведывательных групп. Как правило, в группу входило пять человек, в том числе – 2-3 китайца или корейца  и 2-3 представителя коренных малочисленных народов Дальнего Востока. Один из них был радистом, один – подрывником, один – маршрутником или переплавщиком, двое вели разведку в сёлах, городах, гарнизонах. Всех их объединяло чувство ненависти к японским оккупантам – милитаристам- самураям, а также вера  в торжество нашей победы. Так оно и случилось в 1945 году, когда Япония капитулировала, а в 1949-ом  была провозглашена Китайская Народная Республика. Корейская Народная Демократическая  Республика была провозглашена годом ранее (9 сентября 1948 года).

       Во время Второй мировой войны компартии ряда стран Европы и Азии вели героическую борьбу против германского фашизма и японского милитаризма. В то же время условия для деятельности компартий в новой, усложнившейся обстановке требовали новых организационных форм объединения. Исходя из этого, 15 мая 1943 года Президиум Исполкома Коминтерна принял решение о роспуске Коммунистического Интернационала, но деятельность коммунистов по ведению разведки в интересах победы над фашизмом не была прекращена. Об этом можно судить по работе Рихарда Зорге и его группы, состоящей из китайцев и корейцев у нас на Дальнем Востоке. Их славные дела навсегда остались в истории военной разведки Дальневосточного военного округа, а ныне  Восточного военного округа.

       Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины!

 

Мережко Анатолий Григорьевич, капитан П ранга в отставке, военный историк