ТАТАРЫ ИЛИ МОНГОЛЫ В XШ ВЕКЕ УНИЧТОЖИЛИ ГОСУДАРСТВА АЙСИНЬ ГУРУНЬ И ЮЖНУЮ СУН?

Рубрика:  

Г.Г. Лёвкин

Основными источниками, из которых современные исследователи черпают сведения о раннем средневековье в истории монгольского народа, являются «Монгол-ун ниуча тобча ан» («Тайная история монголов»), относящаяся к первой половине XIII в., и сочинение «Джами ат таварих» («Сборник летописей»), написанное в 1311 г. иранским чиновником Рашид ад-Дином.

Некоторые историки отмечают, что на территории современной Монголии (специально выделено мною» т.к. непонятно, включена ли сюда Внутренняя Монголия Китайской Народной Республики) в XI-XII веках жили различные племенные образования: кэрэитское, найманское, мэркитское, ойратское, онгутское, татарское и собственно монгольское. Кроме того, указываются отдельные мелкие племенные группы и племена: хонгираты, хори-тумэны (хори-туматы), баргуты, оуханьцы, урянхайцы и др. При этом собственно монголы состояли из дерликинов и нирунов, которые назывались киятъ-борджигинами.

Не правда ли, весьма оригинально — монгольские племена не называются монголами! Так, может быть, эти племена назывались монголами из-за названия государства Хамах монгол улус, возглавлявшегося в XII веке Хабул-ханом и затем Амбагай-ханом?

При этом кэрэиты, найманы, мэркиты, ойраты и онгуты не отнесены к татарам и монголам.

И если дерликины и нируны отнесены к монголам, то какие родоплеменные образования следует считать татарскими?

Монгольский ученый Д. Маидар писал, что после объединения различных племён в единое государственное образование Чингис-ханом: «Отныне разноязычные племена начали говорить по-монгольски и стали называть себя монголами». В определенной мере он прав, так как и в наше время у многих малых народностей, проживающих на территории России, у молодежи происходит замена родного языка на русский язык

Авторы «Истории Монгольской Народной Республики», характеризуя Великое монгольское государство и его классовый характер, сделали вывод, что «образование монгольского государства имело огромное значение в истории монгольского народа. Оно положило конец непрерывным родоплеменным междоусобицам, содействовало укреплению государственного единства. В условиях борьбы против иноземных нашествий монгольское государство способствовало укреплению обороноспособности страны. Создание монгольского государства знаменовало собой замену родового строя новым общественным строем — феодальным. Этот процесс способствовал политическому объединению Монголии, складыванию монгольской народности, ликвидации племенной раздробленности и пережитков родового строя, росту производительных сил и развитию культуры».

В целом с выводами авторов истории Монгольской Народной Республики можно согласиться, если бы они дали ответ на вопрос: «Куда исчезли татары с территории, населенной монгольским народом?» — поскольку татарский этнос существует и ныне на огромных пространствах Азии и вне пределов её.

Рассуждения, что малочисленное татарское племя было истреблено Чингис-ханом в ходе 6орьбы за власть, звучат не убедительно.

О монголо-татарах (мэн-да) написано множество исследовательских работ, в которых рассмотрены термины «монголы» и «татары» (дада).

И в мою задачу не входит останавливаться на подробном рассмотрении этого сложного вопроса.

Возникновение племенного названия «татары» историки относят к Орхонской надписи Кюль-тегина 731-732 гг.

В «Мэн-да бэй-лу» («Полное описании монголо-татар»), составленном сунским послом к монголам Чжао Хуном (Чжао Гуном), побывавшим у монгольского полководца Мухали в Яньцзине (современный Бэйцзин, Пекин) в 1221 году, сказано, что племена татар происходят из особого рода шато. Считается, что шато пришли на восток из района Ферганы, и были шато предками белых татар.

Название «монгол» впервые встречается в китайских источниках в Цзю Тан шу («Старая история [государства] Тан», составленной в 945 году) в форме «мэн-у ши вэй» (монголы-шивэйцы). То есть мэн-у указаны в составе племен ши-вэй.

По определению известного китайского историка Ли Синь-чуаня, татары подразделялись на  шу-дада (шу-тата) и  шэн-дада (шэн-тата), то есть на «культурных, зрелых, знакомых» и «диких, незрелых, незнакомых». Кроме того, в «Ляо ши» («История [империи] Ляо») сказано, что татары подразделялись на  бай-дада (белых татар) и хэй-дада (чёрных татар). Чжао Хун считал Чингисхана черным татарином (по историческим сведениям Чингис-хан был рыжебородым и голубоглазым). К черным татарам Чжао Хун относил всех полководцев, министров и сановников Чингис-хана.

Г.Н. Потанин в описании его путешествий по Дайцинской империи отметил, что монголы в Амдо называли себя «би монгор хунь», т.е. «я монгольский человек», делая в слове «монгол» окончание на «р». Проводник Потанина, монгол Сантан-джимба, называл этих монголов ши-ронголами. Сами же широнгол-монголы называли себя «чаган-монгор», т.е. «белые монголы». Монгорский язык по-монгольски называют «цага-ан монгол хэл», т.е. « язык белых монголов».

Как видим, неслучайно существовало понятие «белые татары» и «белые монголы».

Китайская историография помещает «культурных» татар вблизи от Великой китайской стены, а «диких» — вдали от неё. Европейская же историография и картография XVI-XVIII веков всю территорию от Вань ли чанчэн (Стена длиной в десять тысяч ли, по-русски — Великая китайская стена) к северу и северо-западу вплоть до Уральского хребта именуют «Великая Татария».

На карте Китая, составленной Мартини в 1655 году, взятой из атласа «Nevus Atlos Sinensis», прекрасно видно в каких границах была империя Sinarum (то есть Чжунго) и расположение племён Tata (татар).

В «Ляо ши» («История [государства] Ляо») и «Цзинь ши» («История [государства] Цзинь»), которые составлялись в монгольском государстве  Юань (китайцы и вслед за ними русские историки применяют понятие «династия Юань»), вместо этнонима «татары», появившегося в китайской литературе с 842 года, применяется этноним цзу-бу, так как сунские авторы придавали слову «татары» унизительный оттенок.

Известный русский синолог B.П. Васильев считал, что название «монгол» было принято Чингис-ханом для обозначения «династии в подражание китайцам» и под влиянием киданей — (Мэн Гу) и означает «Получивший древнее», что монголы дочингисовой эпохи не имеют ничего прямого общего с названием династии. Он высказывал предположение, что термин монгол существовал так же в форме мэнгу (название племени, проживавшего на Амуре).
Исследованию этнонима «монгол» посвятили свои работы Д. Банзаров, Н.Я. Бичурин, Г.Е. Грум-Гржимайло, Н.В. Кюнер, Ван Говэй и другие видные историки и этнографы, предлагавшие самые разнообразные объяснения происхождению термина.

И хотя советскими исследователями считалось, что общее название «монгол» по отношению ко многим родственным племенам было обусловлено существованием небольшого племени с таким названием, мне представляется, что в целом В.П. Васильев был прав, объясняя название «монгол», как название государства (династии) по примеру киданей, называвших свое государство Ляо (Железное), или нюйчжэней, против которых воевали монголо-татары и которые называли свое государство Айсинь Гурунь (Золотое), а так же и китайцев, присваивавших своим государствам самые разные названия, например, Мин (Светлое).

Существовало также мнение, что название монголы произошло от монгольского слова «мэнгэ» (серебро), и появилось как обобщающее понятие по отношению к названию народа, населявшего государство Мэнгэ (Мэнгу), то есть Серебряное, названному так в подражание киданьскому государству Ляо (Железное), нюйчжэньскому Айсинь (Золотое). Эта гипотеза, как и любая другая, имеет право на существование. Тогда становится возможным объяснение название народности — мангуны (мэнгу + ни), предков современных ульчей на реке Амур. Где «мэнгу» — название государства, а «ни» — люди, т.е. Люди [подданные] государства Мэнгу. Здесь просматривается аналогия с «маньцзы» (в русском языке — маньчжуры), т.е. дети (подданные) государства Мань-цзу Гурунь (с 1636 года государство Цин; или в другой фонетике — Чин).

Мне же представляется, что название государства произошло от монгольского слова «Мэнх», означающее «Вечность». В качестве примера можно сказать, что монголы вершины гор, постоянно покрытые снегами, называют Мэнгу-цасу, дословно — Вечный снег. Величие вечности, вероятнее всего, и послужило причиной названия государства, созданного Чингис-ханом и подчеркнувшего древность государственности в Великой Степи.

Но не исключен вариант, что название произошло от монгольского слова «мэн», означающего «аймак», т.е. крупная административная единица, нечто подобное ханству. В китайском языке это слово обозначается иероглифом (мэн). В сочетаниях с другими словами этот иероглиф может означать «союз».
Для написания названия монгольского государства современные китайцы (ханьцы) используют иероглифы  «мэн»,  «гу» и  «го». Полагаю, что Васильеву следовало исходить не от китайского Мэн Гу и не пользоваться прямым переводом китайской транскрипции (записи) названия древнего государства монголов, содержащего иероглиф  «древний» и «получать», якобы означающее старое название государства в Великой Степи, что и дало своеобразный перевод — «Получивший древнее», а от монгольского «Мэнх» — Вечность (в слове «мэнх» на слух буква «х» может восприниматься, как «г», что и дало в китайском языке «мэнг, мэнгу»). Монгольские послы, бывшие у римского папы, представляли Монгольское великое государство.

Чингис-хан не мог выступить на мировую политическую арену без названия собственного государства, а название небольшого племени в тот период, вряд ли могло стать названием государства (впрочем, историки до сих пор не могут чётко идентифицировать какое из племён в древности носило имя «монгол»).

Считается, что Чингис-хан объединил различные племена, входившие в XII веке в монгольское государство Хамаг монгол улус, возглавлявшееся Хабул-ханом, а затем, после распада государства, племена возглавлялись Амбагай-ханом.

Иероглиф «мэн» («мын») в китайском языке имеет значения «хлев для свиней, скрывать, обманывать, тёмный, глупый, невежественный, воспользоваться, Монголия», а иероглиф «гу» — «древний, старинный, в древности, предки, предшественники, высокие нравственные принципы». Таким образом, сочетание «Мэн-Гу» с позиций китайского языка можно истолковывать не только как «Получивший древнее», если пытаться переводить иероглифы, а не воспринимать их, как транскрипцию монгольского слова.

Но, кроме того, китайцы в древности в отношении монголов применяли написание «мэнгу». Применяемый здесь иероглиф «мэн» означает «зародыш, начало, возникать, появляться, начинаться, простой народ, во множестве». Иероглиф «гу» означает «кость, скелет, останки, прах», а в сочетаниях — бросить тело без погребения. Таким образом, зная приверженность китайцев к образности в отображении в названиях явлений и объектов определенных качеств и свойств, можно предположить, что  (мэнгу) означает «народ, бросающий тела без погребения». Действительно, монголы не закапывали тело умершего человека в землю, а отвозили в степь, где тело становилось добычей диких хищных зверей и птиц. Ещё в конце XIX — начале XX веков около окраины столицы Монголии Урги существовал овраг, куда сбрасывали тела умерших, и своры одичавших собак питались трупами, а удушливый запах приносило ветром в жилые кварталы столицы.

В книге С.Н. Гончарова «Китайская средневековая дипломатия: отношения между империями Цзинь и Сун 1127-1142» приведена цитата из летописи Ли Синьчуаня: «Этой зимой цзиньский правитель [Ваньянь] Дань (храмовое имя императора  Си-цзун; 1135-1149 гг. — Г.Л.), поскольку государство Мэнгу взбунтовалось, отправил распоряжающегося делами трех министерств князя владения Сун Цзунбана во главе войск сокрушить их. Мэнгу находится к северо-востоку от нюйчжэней (Выделено мною. — Г.Л.). При Тан являлись племенем мэнъу. Эти люди смелы и наглы, хорошо сражаются. Способны видеть ночью. Делают из акульих шкур панцири, могущие отражать шальные стрелы». Оставим летописцу и переводчику понятие «акульи шкуры», а сами обратим внимание на то, что люди мэньу использовали рыбью кожу, как это принято у туземных народов Нижнего Амура до сих пор, и было принято у туземцев, проживавших в XIX — начале XX века также и по реке Уссури. Специалисты знают, что хорошо выделанная кожа крупных рыб ничем не уступает коже многих животных, и если на неё нашить пластины из кости, дерева или металла, то, действительно, получится хорошее защитное средство от стрел.

Нас здесь интересует название государства — Мэнгу, задолго до появления на свет Темучина (Чингис-хана). Для периода 1147-1205 гг. в государстве  Мэнгу  девизом правления «Большой китайско-русский словарь» (М., 1983) называет Тянь-син. Это свидетельство того, что китайцы видели непрерывную государственность у народов, находящихся к северу от империи нюйчженей Айсинь Гурунь (Цзинь).

В публикации перевода книги  Мэн-да бэй-лу» («Полное описание монголо-татар») и её текста на китайском языке издательством «Наука» в 1975 г. даны примечания китайского историка Ван Говэя так же со ссылкой на Ли Синьчуаня, где сказано: «Существовало ещё какое-то монгольское государство. [Оно] находилось к северо-востоку от чжурчжэней (слово «чжурчжэней» применено русским переводчиком, реально в китайском тексте написано    нюйчжи – Г.Л.). При Тан его называли племенем мэн-у. Цзиньцы называли его мэн-у, а также называли его мэн-гу. [Эти] люди не варили пищи. [Могли видеть ночью]. [Они] из шкур акулы (?) делали латы, [которые] могли защитить от шальных стрел. С начала [годов правления] Шао-син (1131-1162) [они] начали мятежи. Главнокомандующий Цзун-би воевал [с ними] в течение ряда нет, [но] в конце концов не смог покарать; только, разделив войска, удерживал важные стратегические пункты и, наоборот, подкупал их щедрыми [подарками]. Их владетель также незаконно назывался «первым августейшим императором-родоначальником». Во времена цзиньского Ляна (имя, которым китайцы называли нюйчжа Дигуная, бывшего императором Айсинь Гурунь в 1150-1161 годах, он же Хай-лин-ван — Г.Л.) [они] причиняли зло на границах... Теперь татары называют себя Великим монгольским государством, и поэтому пограничные чиновники именуют их мэн-да. Но [эти] два государства отстоят друг от друга с востока на запад в общей сложности на несколько тысяч ли. Неизвестно почему [они] объединены под одним именем».

Фактически эти же сведения отражены на карте С.У. Ремезова 1701 года, где даны подписи «Земля Мунгутска» и «Земля Мугальска», отстоящие друг от друга на весьма значительном расстоянии. Земля Мунгутска показана в районе левобережных притоков реки Сунгари и правых притоков Среднего Амура, а Земля Мугальска охватывает пространство к западу от верховий Аргуни, вытекающей из озера Далайнор, до Алтая. На карте достаточно хорошо видна территория Богдойской земли (т.е. Маньчжурия) и за Великой китайской стеной «Царство Китайско». Латинскими буквами написано MUNGALY — Монголия. (Карта № 1).

Хотя обе приведенные цитаты взяты были авторами из сочинений Ли Синьчуаня, в них есть некоторые расхождения, вероятно, обусловленные переводом и тем, что использованы разные сочинения, но это и в малой мере не влияет на свидетельство о существовании административно-территориального устройства у монголов и на свидетельство о нахождении племен мэн-гу к северо-востоку от государства нюйчжэней Айсинь Гурунь, против которых приходилось ему воевать.

Подтверждение о существовании к востоку от монгольских земель какого-то другого народа, но очень близкого в этническом отношении к монголам, мы находим у посла Людовика IX к Мангу (Мункэ) — хану Гильома де Рубрука, совершившего путешествие в монгольские степи и побывавшего в 1254 году в Каракоруме (Кэлакуньлунь) — столице тогдашней Монголии. Он писал: «От того места, где я нашёл Мангу-хана, до Катайи было 20 дней пути в направлении к юго-востоку, а до Онанкеру-ле (Onan-Kerule), настоящей земли Моалов, где находится двор Хингиса, было 10 дней пути прямо на восток, и в этих восточных странах не было ни одного города. Но всё же там жили народы, по имени Су-Моалы, т.е. Моалы вод, ибо «су» значит вода. Они живут рыбной ловлей и охотой, не имея никаких стад, ни крупных, ни мелких».

Вряд ли велась речь о какой-либо небольшой реке и небольшом народе. Кроме того, здесь подчёркнуто, что Су-Моалы не имели пастбищных животных, а занимались только охотой и рыбалкой для своего жизнеобеспечения.

И мы не будем забывать, что одно из племен на территории Маньчжурии называли  Сумо, а современную реку Сунгари (по-китайски Сунхуацзян) в то время китайцы называли Сумо-хэ, Сумо-цзян, добавляя к туземному названия окончания, определяющее гидроним.
Плано-Карпини также различал «су-монголов» (речных монголов, монголов вод) от «йека-монгал» (великих монголов), сообщая, что су-монголы «сами себя называли татарами от некой реки, которая течет через их страну и называется Тартар». На некоторых европейских картах XVII-XIX веков реку Амур называли Тартар. Это небольшое отступление о местах проживания монголов может потребоваться при рассмотрении карт.

Японский историк Тояма Гундзи на основе сведений, полученных из «Стела на пути духа» Ваньянь Сииня и «Истории Цзинь», убедительно доказал, что с 1135 года нюйчжи были вынуждены вести войну на два фронта — на севере против монголов и на юге против китайцев.

В сочинении южносунского автора Хуан Чжэня «Древние и современные утраченные сочинения с записями важных [событий]» сказано: «Существовало ещё какое-то монгольское государство. [Оно] находилось к северо-востоку (Выделено мною. — Г.П.) от чжурчжэней (в тексте реально написано «нюйчжи», а не «чжурчжэни» — Г.П.). Во времена цзиньского Ляна вместе с татарами причиняло зло на границах. Только в четвертом году нашего [периода правления] Цзя-дин [17.1.1211 — 4.1.1212], татары присвоили их имя и стали называться Великим монгольским государством».

Чжао Хун в «Мэн-да бэй-лу» отметил, что: «Ещё [татары] восхищяются монголами как воинственным народом и поэтому обозначают название династии как «Великое монгольское государство». Что касается слова «татары» в квадратных скобках, то это смысловое предположение переводчика, и можно было бы предположить: «Ещё [все] восхищаются монголами как воинственным народом...».

Приведенные здесь высказывания Хуан Чжэня и Чжао Хуна подтверждают, что словом «Монгол» обозначалось государство, а не какое-то племя, вошедшее в государство Мэнгу.

При этом Чжао Хун отмечал, что наместник Чингис-хана на завоеванных территориях нюйчженей Мухали, находившийся в бывшей Средней столице (Яньцзине) империи Айсинь Гурунь, называл себя «мы татары».

Следует сказать, что в период китайского государства Мин общее название для монголов было татары.

Об объединении Чингис-ханом ( Чэнцзисы –хань – здесь фонетическая передача китайскими иероглифами социального положения монгольского вождя татарина Темучина; Тэмуцзиня; Тэмучжэня, ставшее его историческим именем)  разных монгольских племен и восшествии на престол в монгольском государстве написано много, нас же интересует его взаимоотношение с империями Айсинь Гурунь и Южная Сун, Согласно сведениям из «Цзинь ши», когда Тэмуцзинь (Тэмуцзинь - Тэмучжэнь; здесь фонетическая передача иероглифами имени Чингис-хана) узнал, что в империи Айсинь Гурунь после смерти императора Мадагэ (храмовое имя императора Чжан-цзун) в 1208 году на престол Айсинь Гурунь восшёл Юнь-цзи (1208-1213 гг.; детское имя Син-шэн, храмовое имя Вэй-шао-ван —. Оберегающий наследственность монарх), то плюнул и заявил, что на поклонение к нему не пойдёт. И с тех пор Чингис-хан не прибывал с данью ко двору императора Айсинь Гурунь и начал войну против нюйчжэней.

Перед этим, в 1206 году монголы провели успешную войну против государства тангутов Си Ся  — Западное Ся, Обширный Запад).

Чингис-хану удалось также справиться с его соперником в лице найманского хана, который бежал на запад в земли кара-киданей (караки-даней). Беглец сверг приютившего его государя кара-киданей государства Си Ляо (Западное Ляо), вошедшего в историю под храмовым именем Мо-чжу (Последний государь). Так, в 1211 году было уничтожено киданьское Западное Ляо.

В 1211 году монголы овладели  Сицзином — Западной столицей нюйчжэней (город  Датун, в современной провинции Шаньси). Чтобы быть подальше от монголов, император нюйчжэней в 1214 году из Средней столицы перебрался в Южную столицу (город Бяньцзин, Кайфэн).

В 1215 году монголы взяли Среднюю столицу нюйчжэней Чжунду (город  Яньцзин, современный  Пекин). В её взятии участвовали перешедшие на сторону монголов кидани, которые служили у нюйчжэней в специальных войсках, размещавшихся по северо-западным и северным границам в виде своеобразного казачества времен Руси XVII века.

Китайцы государства Нань Сун (Южной Сун), видя, какому натиску подверглись нюйчжи со стороны монголов, поторопились вновь использовать метод «подавления варваров с помощью варваров», и стали направлять к монголам послов, в задачу которых входило добиться наиболее благоприятных условий для возвращения утраченных когда-то территорий в Северном Китае. Но, как и прежде, китайские политики вновь просчитались.

В это время Чингис-хан был вынужден обратить свой взор на запад, так как хорезмийский государь Мухаммед убил монгольских послов. Разгромив Хорезм, овладев Персией и Харасаном, Чингис-хан присоединил их к Монгольскому государству (Карта № 2). Из-за отказа тангутов выступить на стороне монголов для борьбы с Хорезмом, конница татаро-монголов вторглась в Тангутское государство в 1226 году, а в следующем году во время осады города Чжунсина умер Чингис-хан. Тангутское государство Си Ся было разгромлено.

Только через два года, в 1229 году, был избран новый Великий хан, сын Чингис-хана Угэдэй. Смерть Чингис-хана и выборы нового владетеля Монгольского улуса (Карта № 2) на какое-то время отсрочили уничтожение государства Айсинь Гурунь.

Последовательно завоевывая местности в пределах Айсинь Гурунь, монголы в 1234 году осадили последнее прибежище императора Шэу-сюйя (правил 1223-1234 гг., детское имя Шэули, другое имя Нин-цзя-су; храмовое имя  Ай-цзун — Достойный жалости продолжатель рода) в городе Цайчжоу. Понимая своё бессилие, император Ай-цзун написал указ о передаче престола главнокомандующему Ваньянь Чэн-линю. Тот принял императорскую печать и воссел на престол. В историю он войдет под храмовым именем Мо-ди (Последний император). 9 февраля 1234 года Ай-цзун, чтобы не попасть в плен к монголам или китайцам, которые приняли участие в штурме города, повесился, предварительно приказав сжечь тело и личные вещи. Ваньянь Чэн-линь погиб в бою. Обгоревшие кости и пепел бывшего императора Ай-цзуна выкопали и разделили между собой командующие победителей.

Так погибла  Золотая империя нюйчжэней (Айсинь Гурунь).

Татаро-монголы также уничтожили государство Дун Ся, существовавшее в южной Маньчжурии и Северной Корее в 1214-1233 гг.

Следующее десятилетие прошло в нападении монголо-татар на турок и коротких набегах на Южную Сун. Решительный удар монголы сочли возможным нанести в 1257 году и глубоко вошли в центральные части Чжунго, но в это время умер Великий хан Гуюк, и предстоял курултай, на котором надлежало выбрать очередного Великого хана. Возможный преемник, хан Хубилай (Кублай), командовавший войсками, находившимися в пределах Чжунго, поторопился в родные степи на берега реки Орхон в столицу Монгольского улуса Каракорум.

Хубилай хотел стать сюзереном для всех монгольских ханов, владевших землями от берегов Тихого океана до Адриатики .

Степные богатыри смогли создать огромнейшую империю, но сохранить её единство не смогли. Понимая, что если он не успеет в Каракорум, то Хаганом (Великим ханом) станет его брат, Хубилай (по-китайски Хубилэ) по пути в Каракорум провозгласил себя Великим ханом — Хаганом (царствовал в 1259-1294 гг.). Его родственники повели против него войну, но Хубилаю удалось справиться с противниками.  В 1264 году Хубилай перенёс столицу из Каракорума в Чжунду (бывшую Среднюю столицу нюйчжэней, современный китайский Бэйцзин, по-русски Пекин), которую назвал Хан-балык (Канбалык, как принято в русской исторической литературе, китайцы называли ее  Даду — Большая столица).
В 1271 году Хубилай был провозглашен императором и стал основателем государства  Юань, оставаясь при это Великим ханом по отношению ко всем другим монгольским правителям. И он вновь обратил взор в сторону Чжунго, продолжил завоевание Южной Сун.  Монгольская армия двинулась на сунскую столицу Линьань, и, понимая безвыходность положения, китайский император  Ду-цзун (1265-1275 гг.) сдался. Его отправили в плен в Канбалык.

Формально империя Сун в этот период не перестала существовать, так как два младших брата сунского императора поочередно провозглашались императорами:  Гунн-цзун (1275-1276 гг.; «Добросовестно выполняющий долг поколений») и  Дуань-цзун (1276-1279 гг.; «Конечный в поколении»). К 1275 году Хубилай овладел практически почти всем Чжунго, но концом империи Сунов стал 1279 год. Китай (Чжунго) был покорен монголами. Миллионы китайцев стали рабами монголов.

Монгольское владычество продолжалось в Китае до 1368 года. В тот период Маньчжурия в административном отношении была объединена в одну провинцию Ляоян (Син-чжу-шу-шэн).

Из вышеизложенной истории видно, что территория Маньчжурии, Монголии и современный российский Дальний Восток в тот период не принадлежали Чжунго (Китаю).

Китайский народ, не щадя сил и жизней, вёл борьбу с поработителями. В 40-х годах XIV века началось антимонгольское движение, превратившееся в массовые вооруженные восстания крестьян и горожан. Тайная антимонгольская и антифеодальная организация  «Бай Лянь Цзяо» («Секта Белого Лотоса») создала отряды «красных повязок» и возглавила вооруженную борьбу за свержение монгольского владычества над Китаем (Чжунго). Особый размах восстание приняло в долине реки Янцзыцзян. Среди вождей многочисленных антимонгольских отрядов выдвинулся буддийский монах  Чжу Юаньчжан. Один из его полководцев взял Канбалык (Даду) и изгнал монголов за пределы Великой китайской стены. Чжу Юаньчжан в Нанкине был провозглашен императором (правил 1368-1399 гг.) новой китайской державы, названной  Мин (Светлая; 1368-1662 гг.). В историю он вошёл под храмовым именем Тай-цзу, как и многие другие первые императоры других династий (Тай-цзу, на русский язык переводится, как «Великий предок» или же «Великий основатель династии»). В эпоху государства Мин, династии Чжу, основанной бывшим монахом, власти стремились избавиться от влияния культуры чужеземцев, от всего, что напоминало о монгольском владычестве, но в то же время постарались воспользоваться бывшими владениями своих поработителей в Юго-Восточной Азии. Только в 1421 году китайцы осмелились перенести столицу из  Нанкина  (Наньцзин) в Даду, который стал Северной столицей  (Бэйцзин, Пекин). Сделал это четвёртый сын Чжу Юаньчжана, свергнувший с трона в 1403 году своего племянника Цзянь Веньди и вошедший в историю под храмовым именем Чэн-цзу («Успешный продолжатель основателя династии»; 1403-1424 гг.). Следует отметить, что монгольское государство сохранилось в виде  Бэй Юань (Северное Юань), и монголы пытались вернуть себе власть над Китаем, но успех сопровождал войска экс-монаха и его наследников.

Итак, татаро-монголы смогли поработить Китай и владели его территорией 90 лет.

Часть племен, участвовавших в завоевательных походах Чингис-хана, сохранила на протяжении последующих веков название «татары», а за ядром племенных объединений, проживавших на родине Чингис-хана, сохранилось название «монголы», по имени государства. При этом в различии названий народов имело также большое значение их языковое различие.

Примечания

1. В Японии существуют легенды и сказания, что выдающийся японец  Минамото но Ёсицунэ (1159-1189 гг.), носивший в детстве имя Усивака (имя Ёсицунэ получил в 16 лет после церемонии смены детской одежды и головного убора на одежды взрослого мужчины) имел прямое отношение к историческим событиям в Маньчжурии и Китае. Ёсицунэ бежал на материк Азии, где вступил в сношения с туземными племенами. По одним источникам он стал ни кем иным, как самим Чингис-ханом, а по другим, поступил на службу к нюйчженям и стал потом родоначальником маньчжурской династии, создавшей в последующем империю Дайцин.

2. Иероглиф «мин» может переводиться, как «ясный, светлый, понятный, понятливый, выяснять, рассвет, рассветать». Не исключено, что при установлении китайской государственности в 1368 году после свержения монгольского владычества на территории Чжунго, когда было образовано государство  Мин, название связывалось с понятием «Рассвет», подчёркивая тем самым освобождение от тёмного прошлого, но в последующем установилось понятие (перевод) «Светлое».

3. Разумеется, название народности «мангуны» можно пытаться рассматривать и от названия реки Манг(у), т.е. от одного из названий реки Амура, как «Люди [живущие] на реке Мангу».

4. Применение китайцами разных иероглифов при названии монгольского государства и народа Мэнгу является свидетельством не перевода названия государства на китайский язык, а лишь о фонетической передаче иностранного слова. В.П. Васильев исходил от прямого перевода смыслового значения иероглифов.

5. Здесь указан девиз правления императора Гао-цзуна в государстве  Нань Сун (Южная Сун). Такой же девиз правления Шао-син в 1151-1163 гг. имело государство кара-киданей  Си Ляо.

6. Дюрбюты называли Чингис-хана Одунтай Бодынтай Тайши Гурбустен-хан, дархаты называли его Еджень-хан.

7. Согласно мнению известного русского исследователя Центральной Азии П.К. Козлова, столицей государства тангутов Си Ся был город Ха-ра-хото (стерт с лица земли китайцами в 1372 году в ходе борьбы с монголами), раскопки остатков которого он произвёл в 1908-1909 гг. При раскопках исчезнувшего города были обнаружены около 2000 рукописей и книг на языке Си Ся (тангутов), в том числе словарь для перевода на китайский язык, а также обнаружены более 300 предметов живописи, скульптуры и повседневного быта. О существовании развалин этого города в своих работах упоминал Г.Н. Потанин, называя его Эрге-хара-бурюк (по-тибетски Идзин-ай). По мнению других исследователей, столицей Си Ся был город Синцин (Нинся, переименованный китайцами в Иньчуань).

8. В некоторых источниках сказано, что Каракорум существовал в 1220-1380 годах. В примечаниях к книге Г.Н. Потанина «Тангутско-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия», изд. М. 1950 на С. 625 сказано, что Каракорум был столицей потомков Чингис-хана, построен ханом Угэдэем после смерти Чингис-хана (1227 г.).

9. О сохранности монгольского государства Юань в виде Бэй Юань (Северная Юань) свидетельствуют названия девизов правления монгольских государей, например, Тянь-юань (1378-1387 гг.).

Перепечатано из журнала «Дальневосточный краевед»  № 3 (52) – 2011.

Неужели настолько тупые эти люди....Уже давно известно, что современная Монголия никакого отношения не имеет к монголам Орды и что средневековые монголы имели европейскую внешность.ТУПИЦЫ ВЫ. Стыдно должно быть

Этот вывод ты сделала потому-что Чингисхана китайцы назвали рыжим?Монгольские тохары(татары,юэджи) до нашей эры возможно частью и были индоиранцами(европеидами).Но впоследствии переродившись с хунну поменяли облик и язык.Что касается монголов Чингисхана,то согласно археологам в наличии монголоидность,как и у древних хунну.