«Вовчики» и «юрчики» больше не стреляют

Рубрика:  

Двадцать лет назад, 27 июня 1997 года, официально завершилась гражданская война в Таджикистане. В этот день в Москве было подписано окончательное мирное соглашение между противоборствующими сторонами — правительством Республики Таджикистан и представителями таджикской оппозиции. Так в Таджикистане был восстановлен мир, а в следующем, 1998-м году, 27 июня провозгласили праздником — Днём национального единства.

Гражданская война в Таджикистане стала одним из наиболее масштабных и кровопролитных вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве, причины разрастания которого коренились не только во внутриполитических противоречиях в республике, но и в распространении на территории Таджикистана религиозного фундаментализма. Предпосылки для возникновения конфликтной ситуации были вызваны противоречиями между официальной государственной системой, сохраняющей светский характер, и национально-религиозным возрождением, начавшимся еще в конце 1980-х гг., в процессе ослабления советской власти. «Ренессанс этнической идентичности», как обозначили подобные процессы социологи, в конце 1980-х — начале 1990-х гг. происходил в большинстве союзных (а затем суверенных) республик, а также в национальных регионах РСФСР / РФ. Во многих республиках активизировались откровенно националистические силы, опиравшиеся на поддержку не только националистически настроенной интеллигенции или религиозных кругов, но и заинтересованных зарубежных сил — спецслужб, международных религиозных организаций.

Таджикистан в списке «проблемных» республик был далеко не на последнем месте. Этому было несколько причин. В первую очередь — экономическое положение Таджикистана, на котором очень сильно сказались общие социально-экономические проблемы советского государства. Таджикская ССР была преимущественно аграрной республикой, на пищевую и легкую промышленность приходилось свыше 60% производимой Таджикистаном продукции. Поскольку таджикская экономика, как и экономика других среднеазиатских республик, была тесно интегрирована в общесоюзную экономику и сильно от нее зависела, распад советского государства привел к сильнейшим экономическим проблемам. Резко снизились показатели производства сельскохозяйственной продукции, закрывались предприятия и колхозы, что влекло за собой рост безработицы и стремительное обнищание населения республики.

Во-вторых, в Таджикистане были сильны противоречия между кланами, доминировавшими в политической и хозяйственной жизни республики. Среди кланов выделялись ленинабадский и кулябский кланы, гиссарский клан, гармский клан, выходцы из Курган-Тюбе, а также выходцы из труднодоступного и державшегося автономно Горного Бадахшана, населенного памирскими народами.

В-третьих, нарастала исламизация общества. Таджикистан нуждался в обретении идеологии, которая могла заполнить возникший в результате перестройки и ослабления коммунистического влияния мировоззренческий вакуум. По сравнению с другими советскими республиками Средней Азии, в Таджикистане и прежде был очень высоким уровень религиозности населения. Это объяснялось социокультурными особенностями развития Таджикистана, его прочными связями с соседним Афганистаном.

Еще в 1970-е годы в Таджикистане начали формироваться религиозно-фундаменталистские группы, ориентированные на исламское возрождение. Одну из таких групп создал Саид Абдулло Нури (1947-2006) — выходец из религиозной семьи кишлака Оштиён Сангворского района. Деятельность Нури вскоре заинтересовала Комитет государственной безопасности СССР. Однако серьезных санкций против религиозного деятеля не предприняли. В июне 1986 года Нури арестовали, но вскоре освободили. В августе вновь арестовали, приговорили к полутора годам лишения свободы, но уже в декабре перевели на вольное поселение, а в феврале 1988 года освободили. Нури вернулся на родину, где стал главным редактором газеты «Минбари Ислом» («Трибуна Ислама»).

В 1990 г. была создана Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Несмотря на то, что Верховный Совет Таджикской ССР пытался воспрепятствовать созданию партии на религиозной основе, новое политическое объединение начало свою деятельность, а осенью 1991 года, в результате целого ряда митингов, добилось официального разрешения своей деятельности. Председателем партии был избран Мохаммадшариф Химматзода (1951-2010) — тоже ветеран таджикского религиозного подполья, до начала 1990-х гг. официально работавший механиком, но на самом деле являвшийся неофициальным муллой и активным участником нелегальных религиозных групп.

24 ноября 1991 года в Таджикистане состоялись первые в истории страны президентские выборы. Их фаворитами были два кандидата.

Первый — 61-летний Рахмон Набиев, классический представитель советской партийной элиты, с 1973 по 1982 гг. занимавший пост председателя Совета министров Таджикской ССР, а с 1982 по 1985 гг. — первого секретаря ЦК Компартии Таджикистана. В сентябре 1991 г. Набиев возглавил Верховный совет республики. Кандидатуру Набиева поддерживала консервативно настроенная политическая и хозяйственная элита Таджикистана — партийные работники, номенклатура, но главной опорой Рахмона Набиева был ленинабадский клан, имевший в республике весьма серьезные позиции.

Вторым кандидатом был 47-летний кинорежиссер Давлатназар Худоназаров, которого поддерживала оппозиция — и Демократическая партия Таджикистана, и Партия исламского возрождения. Но победил, как и следовало ожидать, Набиев, набравший 56,92% голосов против 30% голосов Худоназарова. Это стало одним из первых толчков к росту напряженности в республике. Вторым толчком стала ссора председателя Верховного Совета Таджикистана Сафарали Кенджаева и министра внутренних дел Мамадаёза Навджуванова. Каждого из чиновников поддержали многочисленные земляки, что привело к началу многотысячных митингов в Душанбе, а затем и столкновений между политическими противниками. Правительство поддерживали преимущественно выходцы из Ленинабада и Куляба, оппозицию — жители Гарма и Бадахшана. Противостояние вскоре приобрело вооруженный характер. Начались стычки между сторонниками объединенной оппозиции и проправительственными формированиями, переросшие в полномасштабную гражданскую войну.

Правительство, не обладавшее к тому времени значительными силами, а главное — решимостью к действиям, не смогло организовать достойное сопротивление оппозиционным формированиям, в результате чего в Душанбе начались кровопролитные столкновения. Они привели к свержению президента Рахмона Набиева и многочисленным жертвам среди мирного населения. Убивали, в первую очередь, представителей иноэтничных групп, а также известных деятелей светской интеллигенции, коммунистов, представителей власти.

Противники объединенной оппозиции, прежде всего кулябцы и гиссарцы, организовали Народный фронт Таджикистана. Именно в нем «взошла звезда» Сангака Сафарова — человека с непростой биографией, который в кризисные для республики годы оказался одним из важнейших военно-политических лидеров Таджикистана. 63-летний Сангак Сафаров, в прошлом — буфетчик, провел 23 года своей жизни за решеткой. Однако криминальное прошлое не убило в нем политическую разумность — Сафаров смог возглавить Народный фронт и организовать сопротивление объединенным демократам и фундаменталистам. Последних в то время прозвали «вовчиками» (т.е. — ваххабитами), а бойцов Народного фронта — «юрчиками» (в честь Юрия Андропова, так как костяк формирований Народного фронта составляли бывшие милиционеры и чекисты Советского Таджикистана, оказавшиеся под руководством Сангака Сафарова).

Сильную группировку составили таджикистанские узбеки, представитель которых полковник Махмуд Худойбердыев создал и возглавил собственное формирование, пользовавшееся поддержкой соседнего Узбекистана. Гражданская война приобретала все более кровавый характер. К концу 1992 года ее жертвами уже стали от 15 до 20 тысяч человек. Таджикистан покинуло не менее 90 тысяч русских и русскоязычных жителей республики, которые оказались в наиболее рискованной ситуации, лишенные защиты со стороны государства и не имевшие, в отличие от таджиков, клановой структуры, обеспечивавшей негосударственную защиту.

Лидером Народного фронта Таджикистана Сангак Сафаров пробыл недолго — уже 29 марта 1993 года он погиб при странных обстоятельствах. По официальной версии во время ссоры он застрелил своего помощника полевого командира Файзали Зарипова, после чего охранники Зарипова открыли огонь по Сафарову. К этому времени в стране серьезно возросло политическое влияние Эмомали Рахмонова, возглавившего в 1992 году Кулябский областной исполком, а затем — Верховный совет Таджикистана. 6 ноября 1994 года он был избран президентом Таджикистана и возглавляет республику уже почти двадцать три года. Эмомали Рахмонов внес большой вклад в «умиротворение» республики и прекращение кровопролитной гражданской войны.

На протяжении трех лет, с 1994 по 1997 гг., ООН и другие заинтересованные стороны, включая Россию и Узбекистан, предпринимали многочисленные попытки восстановить мир в Таджикистане. За это время под эгидой ООН прошло восемь раундов переговоров, но вооруженное противостояние в республике продолжалось. В конце концов, объединенная оппозиция распалась на несколько группировок. Это способствовало ее ослаблению. В этой ситуации Саид Абдулло Нури и Эмомали Рахмонов заключили соглашение, по которому оппозиции предоставлялись места в правительстве, а боевики оппозиционных формирований включались в состав таджикистанских силовых структур. Таджикистану удалось сохранить светскую государственность, и в этом также немалая заслуга Эмомали Рахмона, который смог установить в стране относительную стабильность — по крайней мере, по сравнению с 1992-1997 гг.

Официальное завершение гражданской войны в республике, сопровождавшееся включением представителей оппозиционных структур в правительство, на самом деле не означало полного прекращения боевых действий. Некоторые вооруженные формирования не признали перемирие и продолжали боевые действия против правительственных войск. В частности, в 1997-1998 гг. выступления против центральной власти предпринимал полковник Махмуд Худойбердыев, командир 1-й мотострелковой бригады Министерства обороны Таджикистана, контролировавший Курган-Тюбе. Однако правительственным войскам удалось подавить выступления верных мятежному полковнику частей и вытеснить его сторонников за пределы Таджикистана.

Главным политическим итогом Гражданской войны в Таджикистане стало сохранение в этой среднеазиатской республике, наиболее религиозной на 1990-е годы, светского политического режима. При поддержке России и Узбекистана сторонникам светской государственности удалось не допустить коренных изменений политического строя в республике и прихода к власти религиозно-фундаменталистских сил. Равным образом, удалось не допустить и «афганизации» Таджикистана, превращения республики в вечно воюющее государство, в котором центральные органы власти не контролируют ситуацию в регионах. Рахмону удается поддерживать баланс между различными политическими группировками и кланами республики. При всех проблемах и сложностях, с которыми сталкивается современный Таджикистан, он все же остается относительно мирным и централизованным государством.

Однако гражданская война нанесла сильнейший удар по ослабшей экономике республики. Даже в советское время Таджикистан оставался одной из наиболее бедных и отсталых в экономическом отношении союзных республик. После распада советской инфраструктуры и, тем более, начала боевых действий, страна полностью обнищала. Подавляющее большинство населения республики к середине 1990-х гг. находилось за чертой бедности. Промышленные предприятия, колхозы, объекты социальной и жилищно-коммунальной инфраструктуры в годы гражданской войны практически перестали функционировать.

В результате боевых действий страну покинули сотни тысяч человек. Поток беженцев из Таджикистана не прекращался все 1990-е годы. Граждане республики бежали в соседние Афганистан, Иран и Пакистан, в Казахстан, в Российскую Федерацию. Если говорить о нетаджикском и немусульманском населении республики — русских, украинцах, евреях, немцах, армянах, то большая его часть навсегда покинула Таджикистан, уехав на постоянное место жительства в Россию, Израиль, Германию, на Украину и т.д. Что касается таджикского и узбекского населения, то оно и в годы гражданской войны, и в послевоенный период также мигрировало за пределы республики — сначала спасаясь от ужасов боевых действий, а затем в поисках работы и лучших условий жизни. Конечно, экономическая ситуация в Таджикистане до сих пор остается крайне тяжелой. Не способствуют ее улучшению и такие традиционные для республики пороки как развитая коррупция, клановость, связи многих чиновников и бизнесменов с транснациональной наркомафией. Страна входит в число беднейших государств не только постсоветского пространства, но и всего мира. Но все же здесь прекратилась война, и это уже огромный плюс.

 

Автор: Илья Полонский

 

На фото:

1. 27 июня 1997 года официально завершилась гражданская война в Таджикистане.

2. Саид Абдулло Нури (1947-2006) — выходец из религиозной семьи кишлака Оштиён Сангворского района

3. Рахмон Набиев, классический представитель советской партийной элиты

4. Сангак Сафаров, в прошлом — буфетчик, провел 23 года своей жизни за решеткой. Однако криминальное прошлое не убило в нем политическую разумность

5. Полковник Махмуд Худойбердыев создал и возглавил собственное формирование, пользовавшееся поддержкой соседнего Узбекистана

6. Саид Абдулло Нури и Эмомали Рахмонов

 

https://topwar.ru/