Эльвира Набиуллина: «Цена на нефть, она волатильна — может и падать, может и расти»

Рубрика:  

Если Владимир Путин соскучился по тем беззаботным временам, когда он работал премьер-министром, то на прошедшем экстренном совещании с членами правительства у него была отличная возможность поностальгировать на всю катушку. И хотя за одним столом собрались уже не те знакомые лица, которые окружали Путина в его бытность главой кабинета министров, между участниками встречи царили чуть-ли не семейное взаимопонимание и на удивление единодушный оптимизм относительно нашего будущего.

Видимо, не последнюю роль сыграл тот факт, что, в отличие от рутинных заседаний «в кабинете у шефа», совещание с президентом, ясное дело, проходило в Кремле; а там все чиновники — вне зависимости от ранга и сферы деятельности — автоматически становятся как-то добрее и заботливее и начинают воспринимать реальность с умилительной детской наивностью. Под таким напором позитива Владимир Путин просто не мог не почувствовать себя снова в 2010-м, когда, выступая в Госдуме с отчетом о работе правительства, он объявил, что рецессия в российской экономике закончилась. Речь шла о мировом кризисе 2008 года.


Из стенограммы совещания:

В. Путин: Мы знаем о ситуации на азиатских фондовых рынках, знаем о ситуации на международных валютных финансовых рынках, знаем ситуацию с ценами на нефть — все это так или иначе отражается на нашем финансовом рынке. Попросил бы Антона Германовича [Силуанова] прокомментировать эти события и дать свои оценки.

А. Силуанов: Да, действительно, Владимир Владимирович, в последние дни усилилась волатильность на мировых финансовых и сырьевых рынках... Для России, безусловно, основное влияние (на курс рубля. — РП) оказывает снижение цен на нефть. Снижение цен за месяц составило около 20 процентов, а за последнюю неделю — примерно 10 процентов. Безусловно, это не могло не отразиться и на финансовом рынке Российской Федерации: рубль потерял примерно 10 процентов… Подобную ситуацию с ослаблением курса мы уже видели, она осуществлялась и проходила в начале текущего года, но при этом удорожание нефти, которое произошло, привело к укреплению рубля. Нельзя исключать и повторения такой ситуации. Но аналитики, которые анализируют ситуацию на нефтяном рынке, говорят о том, что снижение цен на нефть может иметь долгосрочный характер, и нам нужно готовиться к такому сценарию и обеспечивать финансовую и бюджетную стабильность.

Комментарий РП: Господин Силуанов явно знает, о чем говорит: даром он, что ли, министр финансов? Естественно, падение нефтяных котировок «не могло не отразиться» на курсе рубля: ведь наш Центробанк столько сил положил на то, чтобы сделать российскую валюту абсолютно нерегулируемой изнутри и крайне подверженной внешним воздействиям. Чего он только не предпринял: и валютный коридор отменил, и золотовалютные резервы растратил, и ужесточения валютного контроля вкупе с контролем над движением капитала в стране не допустил. Мало кто  может похвастаться такой же искренней и пылкой приверженностью делу дестабилизации собственной экономики. Хотя что же это мы? Непреднамеренно, но все же ввели читателя в заблуждение. Поправимся: российская экономика для нашего Центробанка — совсем даже не своя, а чужая, государственная, тогда как ЦБ от государства официально не зависим. Чего же  в таком случае можно вообще от него хотеть?

Но вернемся к господину Силуанову. Помимо великолепных познаний в сфере финансов, министр демонстрирует еще и такое редкое для экономистов дарование, как очень тонкое чувство слова. Обратите внимание, как емко и в то же время исчерпывающе он рассказал о девальвации в прошлом году. Она «осуществлялась», сказал министр — как если бы говорил не о причине инфляции, безработицы и обеднения населения, а о чьей-то заветной мечте. Причем несовершенная форма глагола подсказывает, что желаемый результат еще не достигнут: «осуществлялась» — но не «осуществилась», а значит, неназванным «мечтателям» есть к чему стремиться. Забегая вперед, можем подтвердить, что после оптимистичных выступлений последующих докладчиков и впрямь создается ощущение, что наша экономика бодра и весела, а значит, ее еще разваливать и разваливать…

Впрочем, есть небольшое опасение, что многоуважаемые члены правительства иногда могут слегка ошибаться в цифрах — как, например, ошибся господин Силуанов, сказав, что за последний месяц «рубль потерял примерно 10%». Исходя из официальных курсов ЦБ, в период с 28 июля по 28 августа рубль потерял примерно 15% (14,8%, если быть точнее). Так что, как видим, весь оптимизм наших чиновников стоит либо умножать, либо делить как минимум на полтора (в зависимости от того, что для данного показателя считается ухудшением).


Из стенограммы совещания:

Э. Набиуллина: Я в целом согласна с оценками Антона Германовича, но хотела бы сказать, что, действительно, ключевой фактор, который влияет на динамику рубля, — цена на нефть, она волатильна. Но мы в этом году видели, что она может и падать, может и расти, потому что только в этом году, например, был период, когда она выросла на 23 процента, потом упала на 38 процентов. … И действительно, наша финансовая система является частью глобальной, она не ограждена от всех рисков, которые есть. Но мы просчитывали заранее разные сценарии, понимая, что может быть и негативный сценарий, чтобы заранее к этому подготовиться.

Комментарий РП: Какая потрясающая наблюдательность, Эльвира Сахипзадовна! Если и следующий докладчик будет так же блистать талантами, как вы и ваш предшественник из Министерства финансов, изумленная публика рискует ослепнуть. Это ж надо, как точно подмечено: «она (цена нефти. — РП) может и падать, может и расти». Видимо, этот факт и впрямь оставался тайной для российской экономической науки, если уж даже сама Набиуллина — проработавшая долгие годы в МЭРе, а затем в ЦБ и с  гордостью носящая  титул «первой леди» Высшей школы экономики, которую последние 23 года возглавляет ее супруг, — узнала о колебаниях цен только в этом году! «Но мы в этом году видели…» Думается, случись вдруг такое несчастье, что Эльвире Сахипзадовне придется искать новую работу, ее с распростертыми объятьями примут в свои ряды коммунальные службы Москвы — уж там-то точно по достоинству оценят способность нынешнего главы ЦБ не замечать очевидное и удивленно разводить руками всякий раз, когда выпадает снег: как, опять?

Более того: все москвичи были бы по гроб жизни благодарны г-же Набиуллиной, если бы она познакомила столичных коммунальщиков с такой сложной и  непонятной штукой, как прогнозирование. В этой науке ЦБ, правда, продвинулся пока не очень далеко — до сих пор он так и не смог спрогнозировать не то что не зависящие от него события, но даже последствия своих собственных действий, — но все же чуть дальше, чем упомянутые службы. По крайней мере, там уже дошли до того, «что может быть и негативный сценарий», а это, по всей видимости, является предметом особой гордости нынешнего руководства. Глядишь, через десяток-другой лет там откроют и поразительно прямую зависимость между истерическим повышением учетной ставки до 17% и прогрессирующей деградацией реального сектора экономики. Будем надеться, что наш реальный сектор до этого счастливого дня доживет.

*     *     *

Если внимательно ознакомиться с той короткой стенограммой, которая опубликована на сайте Кремля и обрывается, буквально едва начавшись, можно подметить одну характерную вещь: всякий раз, когда очередной докладчик заканчивает свое выступление, президент — либо сразу, либо после ряда коротких вопросов — произносит одно и то же слово: «хорошо». Четыре доклада — четырежды «хорошо»! А вы говорите, кризис…


Мнение экспертов РП:
Чтобы нам ни говорили наши «душевные люди» (назовем так членов кабинета министров  и не зависимую от государства г-жу Набиуллину), слухи о зависимости курса рубля от колебаний цен на нефть, мягко говоря, несколько преувеличены. Это лишь один из возможных факторов влияния, которых существует великое множество; но неизбежным и уж тем более непреодолимым его не назовешь, особенно если речь идет о внутреннем курсе национальной валюты. Не дешевые баррели виноваты в том, что Центробанк в прошлом году пустил рубль в свободное плавание, чего России в текущих условиях делать ни в коем случае нельзя. И не дешевые баррели в то же время задрали учетную ставку, после чего рост цен, вызванный девальвацией, показался россиянам периодом скидок. Неустойчивость курса рубля — это прежде всего результат действий самого ЦБ, а падение цен на нефть всего лишь выступило в роли той самой соломинки, которая переломила спину верблюду. Когда это произошло, Эльвира Набиуллина развела руками и произнесла сакраментальную фразу о снеге посреди зимы.

Если бы Центробанк хотел, чтобы рубль был крепким, он бы не стал следовать заветам западной модели экономики, совершенно нам не подходящей; не стал бы отменять валютный коридор, переходить на свободное плавание, таргетировать инфляцию с помощь непомерной учетной ставки. Если бы правительство хотело, чтобы качество жизни россиян становилось выше, а не ниже, оно бы отменило независимость Центробанка, чтобы взять управление национальной финансовой системой в свои руки. На худой конец, оно не стало бы прятаться за нарисованной статистикой и дефицитом бюджета и нашло бы хоть какой-нибудь способ поддержать население, скатывающееся в бедность. Нашлись же деньги на поддержку банков… Пока хоть одно из этих условий остается не выполненным, россияне должны быть готовы к снегопадам круглогодично.

 

На фотографии: Эльвира Набиуллина. Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС

 

© 2009–2015 Русская Планета