Хрупкий мир в Ливане

Рубрика:  

Несмотря на то, что Ливан оказался вне зоны «цветных революций» и гражданских войн в арабском мире, ситуация вокруг него и внутри страны остается весьма сложной. В любой момент в Ливане могут вспыхнуть как вооруженные конфликты на межконфессиональной основе, так и начаться всплеск терроризма. Да и Израиль в любой момент может приступить к военной операции на ливанской территории, прежде всего, против Хизбаллы. Хрупкий мир – это, пожалуй, то определение, которым можно характеризовать ситуацию в Ливане.

В настоящее время быстро меняющаяся динамика развития региональной ситуации на фоне внутренних трудностей постепенно усиливает активизацию деятельности ливанского террористического подполья, создавая основную угрозу национальной безопасности страны. Основной причиной обострения внутренних противоречий в Ливане послужил затянувшийся кризис в Сирии. В страну хлынули десятки тысяч сирийских беженцев, причем под них в последнее время маскируются и боевики экстремистских группировок, прежде всего, ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра» (на сегодня их число приблизилось к 1,5 млн чел).

Ливанская шиитская военизированная организация Хизбалла активно участвует своими бойцами в сирийской войне на стороне Б. Асада и правительственной армии. По разным данным, в САР находятся до 3 тыс. членов Хизбаллы, и их операции против исламистской оппозиции зачастую помогают властям в Дамаске удерживать важные пункты стратегического значения. Это привело к вооруженным столкновениям в районе второго по величине города страны – Триполи, где сильны позиции суннитских партий и движений прозападного и просаудовского толка. Ливан фактически расколот на сторонников и противников нынешнего режима в САР во главе с Б. Асадом.

К сторонникам Дамаска относятся мусульмане-шииты во главе с Хизбаллой и алавиты, а также большинство христиан, ориентированных на Свободное патриотическое движение генерала М. Ауна, отдельные суннитские политики. Эти силы понимают, что победа радикального исламизма в Сирии приведет к тому, что следующей их целью станет уже сам Ливан. А как расправляются экстремисты из ИГ, «Джабхат ан-Нусры» и других просаудовских и прокатарских тергруппировок ливанские шииты, алавиты, христиане и умеренные сунниты знают не понаслышке. Насилие, грабежи, отрезание голов – это обычные средства в отношении тех, кого не устраивают законы шариата по салафитскому варианту.

К противникам Б. Асада относятся суннитское движение «Мустакбаль» во главе с С. Харири, салафитские объединения, ряд христианских партий, включая «Ливанские силы» С. Джааджаа, а также часть ливанских друзов, объединенная вокруг Прогрессивно-социалистической партии В. Джумблата, хотя сирийские друзы поддерживают Б. Асада. Судя по всему, на суннитские силы, группирующиеся вокруг С. Харири, большое влияние, если не давление, оказывает Саудовская Аравия, поскольку сам С. Харири не является поклонником экстремистского ислама, но его бизнес тесно связан с Эр-Риядом.

В принципе, боевикам исламистских террористических группировок ничего не стоит разжечь войну в Ливане, но пока они воздерживаются от этого. Во-первых, их удерживают от этого Саудовская Аравия, Катар и Запад, понимающие, что открытие нового «фронта» на Ближнем Востоке чревато опасными последствиями. Хизбалла и ее союзники вполне способны нанести мощный удар по тем, кто служит в Ливане «пятой колонной» исламистского террористического интернационала. Только вмешательство Израиля может изменить баланс сил, но израильтяне не испытывают желания увидеть у себя на северной границе государство исламского фундаментализма. Во-вторых, территория Ливана используется боевиками для лечения и отдыха от боев в Сирии.

Однако в последнее время ситуация в ряде районов страны стала ухудшаться, прежде всего, в зоне сирийско-ливанского приграничья и вблизи Триполи. Число боевиков, в том числе прибывающих из САР, быстро возрастает, и многие из них не подчиняются «верховным» командирам, занимаясь внутренними разборками. Отсюда – периодические боестолкновения между ними и с ливанскими силами безопасности. Власти вынуждены все чаще привлекать к пресечению боевых столкновений армейские части.

Наиболее активны в Ливане члены ИГ и «Джабхат ан-Нусры», причем многие из них прибыли не только из Сирии, но и других стран арабского мира. Их террористическая деятельность в основном направлена на то, чтобы вызвать в Ливане раскол по конфессиональному признаку, прежде всего по линии сунниты-шииты. Она носит откровенно провокационный характер.

За ними следуют «Бригады Абдаллы Аззама», которые являются суннитской исламистской военизированной террористической группировкой. Она неоднократно заявляла о тесных связях с Аль-Каидой и клялась в верности ее лидеру А. Завахири. Их основные цели – иранские дипломатические представительства и культурные центры, а также армейские блок-посты. Еще одна организация – «Бригады Ахрар аш-Шам», которая представляет собой объединение салафитских группировок для войны против армии Б. Асада. Большая часть ее финансирования идет из Кувейта.

В этих условиях Хизбалла вынуждена сохранять часть своих бойцов на ливанской территории, не отправляя их воевать в Сирию. Тем более, что вероятность столкновений между Хизбаллой и Израилем остается весьма высокой. В этих условиях ливанская армия и Служба внутренней безопасности МВД остаются единственными инструментами противодействия распространению терроризма и экстремизма в Ливане. Однако их боевые возможности ограничены. Они нуждаются как в новых людских ресурсах, так и в более эффективном и современном оружии.

В любом случае на сегодня ясно одно: Ливан продолжает оставаться заложником ситуации в Сирии. И падение режима Б. Асада в Дамаске, если это произойдет, будет означать катастрофу для Ливана, который еще не до конца отошел от последствий последней гражданской войны, длившейся почти 20 лет.

 

Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

http://ru.journal-neo.org