Парадоксы развития Дальнего Востока

Рубрика:  

Парадоксы развития Дальнего Востока: нужно-ли изобретать велосипед

На развивающейся территории происходят процессы перехода в более современное, качественно новое состояние. Там строятся прежде всего новые промышленные и с/х производства с необходимой инфраструктурой для создания рабочих мест, для улучшения финансового наполнения бюджета региона и, как следствие,- для улучшения жизни всего населения, а не отдельных групп.

Таким образом решаются три наиважнейшие проблемы для слаборазвитой территории: улучшается качество жизни всего населения; за счет прибывающих специалистов и переселенцев увеличивается численность населения; осваиваются необжитые места.

Так за годы Советской власти благодаря разумной программе равномерного заселения территорий на ДВ было создано 50 городов, 280 поселков городского типа, сотни промышленных и с/х предприятий, численность населения выросла в 5 раз. Например, население Хабаровского края за 10 лет с 1979 по 1989 г. увеличилось на 258,5 тыс. человек. Это было развитие.

Как развиваются дальневосточные территории сегодня?

Когда какой-либо чиновник перечисляет строительство газо- и нефтепроводов, дорог, реконструкцию аэропортов и других объектов, нельзя не согласиться с тем, что ДФО развивается. Но это развитие точечное, в интересах прежде всего монополий, госкорпораций.

На благополучие же всего населения такое развитие не влияет. Реального улучшения жизни нет, а есть лишь ухудшение. Растут цены на бензин, продовольственные товары, повышаются тарифы на транспорт, на услуги ЖХ. И как отрицание не только развития, но и какого-либо улучшения жизни наиболее способные жители покидают Дальний Восток. Покидает, потому что проблемы региона более 20 лет не решаются.

Самая главная и судьбоносная проблема ДВ-демографическая. По размерам территории и по средней плотности населения в РФ на Дальнем Востоке должно проживать 20-30 млн. человек вместо сегодняшних 6,3 млн. человек. По прогнозам ЮНЕСКО, к 2050 г. на ДВ будет проживать 4 млн. человек. И эти прогнозы, к сожалению, сбываются. С1991 г. из 8,04 млн. человек ДВ покинули 2 млн. человек. По опросам студентов вузов ДВ в 2011 г. 80 процентов будущих специалистов хотели бы связать свою жизнь вне ДВ. По опросу жителей ДВ в 2012 г. перед Петербургским экономическим форумом 40 процентов опрошенных намерены покинуть ДВ. Это показатели надвигающейся демографической катастрофы в дальневосточных регионах. Налицо парадоксы развития - строится много, а люди покидают «развивающиеся» территории.

Что же стало причиной массового исхода населения из ранее обжитых мест? В Советское время население ДВ жило несколько лучше, чем в центре России, так как государство поощряло 20-процентной надбавкой к зарплате и пенсии за проживание в отдаленном регионе с более суровым климатом. При капиталистическом укладе жизнь этого же населения стала на 40-50 процентов дороже, чем в центре России, а суровый климат, удаленность от центра страны и неразвитые инфраструктуры остались. Неподъемные тарифы на тепловую и электроэнергию поставили крест прежде всего на промышленное производство. Так, например, в 2008 г. 1 кВт.час стоил: в Сибирском округе -1,32 руб., в ДФО - 3,18 руб., а на Чукотке - 40 рублей. Негативную роль сыграли и транспортные тарифы. Они не только разорвали хозяйственно-экономические связи, существовавшие с центром России, но и привели к остановке сотни производств, оставив бывших работников без средств существования.

О какой привлекательности для потенциальных инвесторов может идти речь, если промышленный бизнес нерентабельный?

Есть ли сегодня элективные способы решения проблем ДВ?

На разработку программ развития ДВ, на проведение форумов, саммитов и др. собраний по сотрясению воздуха на тему развития дальневосточных территорий вбуханы сотни миллиардов рублей. А эффект- почти нулевой. Почему же все программы и собрания оказались банальными прожектами? Потому что эти программы были составлены в основном путем суммирования планируемых к строительству объектов в регионах в основном с участием монополии и госкорпораций. Во всех программах и на всех форумах и саммитах не было самого существенного, что могло повлиять на реальное развитие ДФО. Это - создание благоприятных экономических условий для инвесторов и бизнеса, при которых все территории ДВ могли бы развиваться.

Сегодня у чиновников появился искус к точечному развитию - созданию территории опережающего развития. Но эти точки роста разрушат достигнутое. Например, когда во Владивостоке строились объекты к саммиту, в Арсеньеве не стало водителей автобусов - они ушли во Владивосток. Такое же повторится и с территориями опережающего развития. Специалисты побегут прежде всего туда, где больше платят, где лучше жить. А профессионалов недостает во всех городах ДВ, особенно в сельской местности.

Более того, люди, обжившие территории в отдаленных поселениях, тоже побегут к оазисам счастья. В результате, с одной стороны, будут точки роста, с другой - безлюдные пространства, брошенные людьми из-за непродуманных решений политиков.

Проблемы Дальнего Востока, не решаемые десятилетиями, сводят на нет усилия властей остановить отток населения. Причина очевидна. Она кроется в субъективно-иллюзорном подходе к решению существующих пробита. Вместо объективного анализа причин и следствий этих проблем начали планировать развитие ДВ, игнорируя такой анализ. А он необходим. Во-первых, он должен выявить причины и следствия каждой проблемы; во-вторых, определить пути и способы их решения.

Руководителям и специалистам, ведущим поиск путей развития ДВ, следовало бы не изобретать велосипед, а обратиться к опыту развития малоосвоенных территорий в зарубежных странах. Там развитие таких территорий происходит не путем программ развития, не при помощи форумов и саммитов, а благодаря созданию благоприятных экономических условий для инвесторов, бизнеса, населения.

Как известно прибыль и убытки - основной механизм рыночной экономики. Только посредством его, а не чиновников, экономика отбирает лучшие способы ведения бизнеса. В КНР создали особую экономическую зону со льготами для развития бизнеса, для привлечения инвесторов. Результаты налицо: отсталая провинция в 80-е годы Гуандун в 2009 г. имела ВРП равный ВВП всей России. Изобретенный в РФ велосипед - создание ОЭЗ промышленно-производственных, технико-внедренческих и туристических, оказался нежизнеспособным в развитии отсталых территорий.

На мой взгляд, альтернативы условиям душ развития ДФО подобным в Гуандуне нет. Особая экономическая зона с такими условиями на территории Дальнего Востока решит три важные проблемы для РФ.

Во-первых, обширные пустующие территории будут интенсивно развиваться.

Во-вторых, не допустит экспансии зарубежных финансовых капиталов с целью присвоения территорий или их богатств.

В-третьих, опыт ОЭЗ на ДВ позволит распространить его на развитие слаборазвитых территорий в других регионах.

 

Ю. СТУКАЛОВ, г. Хабаровск.

«Тихоокеанская звезда» №3 (27292) 14 января 2015г.