Чтоб черёмуха цвела…

Рубрика:  

               В музее ветеранской организации на Красной речке среди разного рода экспонатов имеется много книг. Все они имеют отношение к теме войны, к ветеранам. Среди них – одна, небольшого формата (А-6) в красном переплете из бумвинила и тиснением под «золото». Это сборник стихов ветерана Великой Отечественной войны Орищенко Ивана Фёдоровича. И название необычное - «Чтоб черемуха цвела и не быть печали». . . 

Это первые строчки из стихотворения ветерана. Такое необычное название сборника стихов - пожелание дочери ветерана  Людмилы Ивановны.

                (Иван Фёдорович Орищенко имеет отношение к одному из локальных военных конфликтов, который в истории именуется  как Корейская война, продолжавшаяся на Корейском полуострове с 25 июня 1950 по июль 1953. Тогда было заключено перемирие между двумя Кореями и до настоящего времени разделившего два корейских государства по 38-й параллели. Несмотря на то, что территориально это был небольшой локальный конфликт, в него оказались втянутыми правительства двадцати стран. Именно эта война в значительной степени способствовала возникновению и развитию той системы межгосударственных отношений, которая сумела избавить мир от ужаса Третьей мировой войны).

                А история появления этой книги в музее такова. Летом 2002 года ко мне обратилась Людмила Ивановна – дочь ветеран Великой Отечественной войны, которая в то время работала в машбюро управления инженерной службы штаба КДВО. Инженерное управление находилось рядом с нашим -  в одном крыле здания штаба. Узнав о том, что в распоряжении нашей части имеется стационарная типография, она решила воспользоваться таким случаем и порадовать своего отца в честь его 80-летия - издать книгу с его стихами, которые отец начал писать еще в предвоенные годы, когда учился в Хабаровском аэроклубе. Так мне в руки попала потрёпанная от времени тетрадь со стихами Ивана Федоровича Орищенко - напечатанные на отдельных листках стихи и вырезка из местной газеты со статьей об Иване Федоровиче:

                «Иван Фёдорович Орищенко родился в 1922 году 25 декабря (20 августа) в посёлке Берёзовка  Хабаровского района.

                С 1930 года проживал в городе Хабаровске, где прошёл в 1938-39 годах обучение в аэроклубе. После окончания в 1942 году истребительной школы был направлен в 917 истребительный полк 9-й воздушной армии.

                Война с милитаристской Японией началась для него 9 августа 1945 года в небе Маньчжурии, где он совершил десятки боевых вылетов, громя колонны японских войск и прикрывая своих от воздушных налётов противника. Потом после окончания второй мировой войны были Северная Корея и Китай.

Капитан в отставке Иван Орищенко отважно защищал грозовое небо Северной Кореи и Китая. И хотя в те годы не принято было славить воинов-интернационалистов, но об Иване – командире истребительного звена  знала вся советская авиация.

Иван Орищенко имеет 15 государственных наград. Имеет боевые награды и его супруга Александра Григорьевна, которая также принимала участие в войне с милитаристской Японией, служила радисткой на фронте.

                А еще Иван Орищенко писал стихи. Всегда. И в Хабаровском аэроклубе, и в военной школе лётчиков-истребителей, и потом в родном авиационном полку. И тема у него всегда была одна – про любовь. К родной природе, к женщине, к жизни. Ради чего он и поднимался в небо».

                Чтобы исполнить заветную мечту дочери ветерана, не обязательно нужна была типография. В то время у меня уже имелся персональный компьютер и принтер. Тем более, объем брошюры со стихами в 5-м формате составил всего 60 страниц, или 15 листов бумаги формата А-4 при двусторонней печати. Оборудование нашей типографии понадобилось лишь в той части, чтобы прошить брошюру на проволокошвейке и обрезать на резальной машине. К декабрю 2002 года, к юбилею ветерана, брошюра со стихами общим тиражом в 50 экземпляров была готова и передана Ивану Федоровичу. Мне довелось встретиться с ветераном накануне его 80-летнего юбилея в декабре 2002 года и передать ему на радость эти книжки.

                Через два года Людмила Ивановна пожелала  переиздать сборник стихов, дополнив его фотографиями из семейного фотоальбома. Так появился в 2004 году этот сборник в новом виде, контрольный экземпляр которого сохранился у меня и после создания в 2014 году музея на Красной речке был предан в музей в качестве экспоната.

                Годы пролетают быстро, и мало уже  остается в живых ветеранов Великой Отечественной войны, участников других военных конфликтов, имевших место на нашей Земле. Но  память о них сохраняют хотя бы вот такие сборники стихов, как стихи Ивана Федоровича Орищенко, которые можно увидеть в музее, подержать в руках и даже почитать.

 

            ПАРЕНЁК ИЗ СЕЛА

Ему восемнадцать исполнилось лет,

Он стал гражданином Отчизны.

По долгу обязан шинель был надеть,

Не знающий опыта в жизни.

То был сорок первый, израненный год,

Где шло за сраженьем сраженье,

Война гитлеризма губила народ,

На жизнь наступало затменье.

Европа, утратив значенье своё,

Где пали Париж и Варшава,

В России Москва – это сердце её,

Россия судьбу всех решала.

И чёрные тучи тянулись к Москве,

И ночь перепуталась с днями,

Война расползалась змеёй по земле,

Железо горело с камнями.

Пошёл пареньку девятнадцатый год,

Прошёл он в тылу обученье,

Познал автомат и хождение вброд,

На фронт получил назначение.

Писал он любимой открыто в письме:

«Прощай, дорогая Анюта.

Мы встретимся после победы в селе,

Где юность прошла, что минута.

Я верю тебе, так поверь же ты мне,

В словах наших нет расхождений.

За Родину драться я буду вдвойне.

Без лишних на то рассуждений…»

Пошли эшелоны один за другим,

Там были и люди, и пушки.

В вагонах солдатских – махорочный дым,

А скатки сошли за подушки.

И там же сидел паренёк молодой

С баяном красивым и звонким,

Играл – так играют любимой одной,

На фронт, уходя от девчонки.

Всё шли эшелоны, и близился фронт,

Часы длились целыми днями.

Усатый солдат посмотрел на патрон,

И слышен был скрежет зубами.

Так время прошло. Был тыл позади,

Ревели в бою самолёты.

«Ведь это – начало, а всё впереди,-

Кто-то сказал из пехоты.

Советская армия шла напролом,

По фронту пошло наступление.

И вот паренёк из села стал бойцом,

Принявши в атаке крещение.

Он молод, но силою был одарён,

И в первом бою отличился:

Три танка, как факел, горели огнём,

Не зря же в тылу он учился.

В одном из тяжёлых боёв под Москвой

Он спас командира от смерти.

Представлен к награде был славный герой,

И в подвигах был он бессмертен.

Но горькая доля на счастье его

Свалилась, как брошенный камень:

Осколком был ранен, притом тяжело,

Суровый держал он экзамен.

Полгода лежал в лазарете герой,

Болезнь не давала покоя.

Война – это смерть, это холод и зной,

Где смерть не щадит и героя.

В село не вернулся их верный земляк,

Но память о нём не померкнет.

За счастье народное дрался вот так,

Он Родины сын. Он – бессмертен!

 

В ПАМЯТЬ О ПОГИБШЕМ ДРУГЕ – ВЛАДИМИРЕ РУДЬКО

Старый друг мой неизменный,

Нашей юности завет –

Помнить друга непременно –

Помнить буду весь свой век!

Как  мечтали мы о многом…

Как нам виделись пути…

Как расстались у порога…

Нам к нему уж не прийти.

Где же был ты, я не знаю,

Как не знаешь ты, где я,

Но прекрасно понимаю,

Что судьба нам – не судья.

Знал ты мои печали…

Знать, тебе не суждено.

Жаль, что не замечали

В жизни «чёрное пятно»…

И прощай, мой друг Володя.

Да, прощаться тяжело…

Пусть исчезнет в полноводье

Все, что бременем взошло.

 

      *   *   *

В моих словах нет пышной моды,

И я от правды не беглец,

Как воин, видевший походы,

Ждал должный отдых наконец.

Как нет конца моим тревогам,

Как счастья нет в людей иных,

Дороги нет мне к тем порогам,

Откуда ждал бы я родных.

И лишь один мой верный спутник,

В душе не меркнет огонёк,

Ведь я свободен, я не узник,

Бурлива жизнь, а я цветок.

Цветы живут под ярким солнцем,

Под нежной лаской ветерка,

А грянет буря – всех питомцев

Под кровлю трав возьмут века.

 

ОН В ДАЛЬ ГОЛУБУЮ ЛЕТИТ

Бетонка на поле дрожит,

От мощной струи «ястребка»,

Он в даль голубую летит,

Которая сердцу близка.

Летит в нём пилот боевой,

Испытанный риском, в годах.

И стал он боец волевой,

Преград ему нет в небесах.

И ручкой штурвала слегка

Он вводит машину в «пике»,

Отвесный полёт «ястребка»

Со скоростью звука к земле.

Но вдруг разворот боевой

И струйки, срываясь с крыла

Машины пронзительный вой,

 И след в облаках прервала…

И вновь он пикирует вниз,

И вновь он свечою ушёл,

Инверсии свет лишь повис,

Как брошенный лентою шёлк.

Летать – это значит творить,

Жить с волей к Победе во всем,

В любую минуту разить

Носителей ядерных бомб.

 

                   МАТЬ

Утром, до первых ещё петухов

Молча бралась за работу.

По воду шла, приносила и дров,

Жизнь придавала заботу.

Долг материнский был отдан на жизнь,

Только семьей дорожила,

Книг не читала, и слово «учись».

Кажется, не заслужила.

Годы безжалостно к старости шли,

В думах прошли бесприметно.

Мать постарела, а мы подросли,

Всё изменилось заметно.

Как и вчера, мать в преклонных годах

Нас со слезами встречала.

Видел я, в стареньких милых глазах

Жизнь свою с нашей сверяла.

 

                         ОБ ОТЦЕ

Как ты молодость провёл, я, отец, не знаю?

Ты тяжёлый путь прошёл, в чём не сомневаюсь.

Говорил мне дед родной, лет за сорок в прошлом,

Как пахал, косил с тобой, был тогда ты крошкой.

И с лошадкой быстро свык, и земля родная.

Стал с мальчиков – мужик, так велось для пая.

Так и шли года твои: света было мало,

Только вешняя беда рядышком шагала.

Много пота на земле ты оставил с дедом,

Даже бредил и во сне: «Едем, дед, за хлебом!»

 

               ГОРОД МОЙ РОДНОЙ

В восемь раз моложе ты, город мой родной.

Древней матушки-Москвы – всем нам дорогой.

Не такие в старину были города,

Вот Хабаров бы взглянул на плоды труда!

И далёкий край тайги стал для нас светлей,

Здесь Хабаровск возвели люди наших дней.

Он живет в такие дни, где один восход.

Солнце скрылось – вновь огни, жизнь зовёт вперёд.

Да, с Москвой он не сравним, но зато сейчас…

И Москва, как говорим: «Строилась не в раз».

И пройдут ещё года, старину сотрут,

Лишь Амурская вода будет течь как труд.

 

       *   *   *

Я не сетую на время,

Что проходит предо мной,

Где же ты моя деревня,

Что осталась от былой?

Народился у берёзки,

В золотистом поле ржи.

Говорила тётка-крёстна –

Это был ребёнок ты!

Привезли тебя в деревню,

Как нашедшего птенца,

Словно всем на удивленье,

Как приданье от Христа.

Пеленован был рубашкой,

Снятой дедушкой с себя.

Кобылицу звали «Пташкой»,

Что домой везла тебя.

На телеге дед безмолвно

Взгляд бросал на мать твою,

Что он думал, безусловно,

Не понять нам никому.

Бабка встретила, рыдая,

Повторяла: «Боже ж мой!»

Дед ворчал, что мол слепая.

Вот и внук перед тобой!

И узнал от крёстной тётки

В том году двадцать втором,

Я родился как находка

Под берёзовым кустом,

Согревала меня лаской

Бабка нежной, тёплою.

Для меня всё было сказкой,

И теперь далёкою.

 

ДЕТСТВО МОЁ РАННЕЕ

Суровы годы помню я,

Забыть их невозможно,

И голод тучей тёмною

Пришёл к нам в край таёжный.

То детство моё раннее

Я вспоминаю с грустью.

Родился на окраине

В Амурском захолустье.

Все улицы заросшие,

Деревни вид был грязный,

Кабак – придаток роскоши,

Народ вокруг жил разный.

Пахали землю, сеяли,

На свет детей рожали,

Болели тифом семьями

И тихо умирали.

И были незаметными

При жизни той несносной,

Те лица, как с приметами –

Изъедены ведь оспой.

Калач на праздник изредка

Я видел у мальчишек,

В глазах светились искорки

У бедных ребятишек.

О прошлом много ведают

И всё не перескажешь,

И забывать не следует,

Что жизнь – ведь не прикажешь.

 

        *   *   *

Время прежнее ушло,

А теперь другое,-

Пусть продолжить суждено

Нам ведь друг с тобою.

Скоро дети сменят нас,

Труд возьмут в наследство,

Им дала родная власть

Счастье в руки с детства.

 

    В МОЕЙ ДЕРЕВУШКЕ

В далёкой моей деревушке

Нет прежних берёз, тополей,

Любимой не стало старушки,

Как нет моей юности дней.

Там детство моё озорное

Прошло в деревенских кустах,

Но было мне всё в ней родное

В тех полных задора летах.

В сирени тонула хатёнка,

Где бабушка долго жила.

Рассказ про былое тихонько

Мне часто печальный вела.

Гостинцем всегда дорожила,

Откуда не шла бы она,

На русскую печь спать ложила

И пела для сладкого сна.

И тянет меня всё к деревне,

В каких бы я ни был краях,

А домик, тонувший в сирени,

Сказаньем остался в годах.

 

         *   *   *

Когда смотрю я на поля,

Мне хочется запеть,

Такой, как Родина моя,

Нам краше не иметь!

Люблю обширный твой простор

И должен всяк признать,

Куда ни бросишь свой ты взор –

Всё просто не узнать.

И на полях, и на воде,

На стройках наших всех,

Увидеть можете везде

Невиданный успех!

Мой край родной, хоть ты далёк,

Но я всегда с тобой,

И ты меня к себе привлёк

Амурской красотой.

Нас время ждёт, когда восход

В иную жизнь придёт,

О лучших днях и наш народ

В дальнейшем запоёт.

 

            НЕДРУГАМ

Зачем преследовать меня?

В долгу ли я пред кем-то?

И так горю я без огня

В курьёзные моменты!

Давно я вижу чёрный след,

Мой образ всем печальный,

Что я пишу, не как поэт,

А как совсем случайный.

О горе-горе, други вы!

Сырые ваши мненья.

В  интригах ищете волны,

Чтоб смыть моё значенье.

И не жалею ничего,

Старайтесь шевелите…

Убого ваше ремесло –

На взгляд вы мой пылите.

Рисовки нет здесь никакой.

Мой долг – сказать при этом:

Я с нетерпеньем жду покой,

А пыль сметётся ветром.

 

                     *   *   *

Над скамейкой пышный клен ветерок качает.

Паренёк давно влюблён и сидит, скучает.

На гармонике своей всё печаль играет,

Терпеливо, много дней Ксеню ожидает.

На окно её глядит, песней вызывает,

А любовь её молчит. Почему? – не знает.

Солнце скрылось, где ж она? Словно наказанье.

Вновь запел он, лишь луна вышла на свиданье.

Паренёк был удивлён: Где-же, где-же Ксеня?

Только рядом слышал клён вздохи с воскресенья.

И любовь ей не нужна вязкая, как тина,

Засосёт и вот тогда скучная картина.

 

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ РОДНАЯ

Я цветы люблю безмерно

И букет набрать могу.

В жизни всё закономерно,

Жаль, цветов нет на снегу.

Ведь любил тебя, родная,

Сердцем нежным, знала б ты.

Расцветёт сирень, я знаю.

Есть ли счастье? – Подскажи!

Ты везде была со мною,

Глаз твоих милее нет.

В сердце я тебя с собою

Проносил все сорок лет.

И цветы люблю безмерно,

И букет набрать смогу.

В жизни всё закономерно,

Жаль цветов нет на снегу.

 

         ЧТОБ ЧЕРЁМУХА ЦВЕЛА

Любовался у окна иногда часами,

Как черёмуха цвела белыми цветами.

И черёмухи цветы над окном свисали,

С них на землю лепестки россыпью слетали.

И с берёзой пышный клён в лиственном наряде,

Словно тянет в зелень дом в маленькой ограде.

Мне черёмуха в окно веточку склоняла,

Прислонял я к ней лицо, словно целовала.

Вся природа для тебя, и открыты дали,

Чтоб черёмуха цвела и не быть печали.

Любовался у окна, иногда часами,

Где черёмуха цвела белыми цветами.

 

Рамусь Владимир Федорович, подполковник в отставке, ветеран боевых действий в Афганистане.

 

 На фото:

1.      Страницы первого сборника стихов.

2.      Книжка со стихами из музея.

3.      Истребитель ЛА-7 с бортовым номером 53. На таком воевал И. Орищенко.

4.      Лейтенант И. Орищенко. 1948 год.

5.      Ст. лейтенант И. Орищенко. 1954 год.

6.      Лейтенант И. Орищенко.

7.      Супруга И. Орищенко – Александра Григорьевна, 1947 год.

8.      Супруга Александра Григорьевна.

9.      Младший брат – Василий Федорович.

10.   Старший брат – Павел Федорович.

11.   Семья Орищенко: Иван Федорович с супругой Александрой Григорьевной, внуком Сашей и внучкой Оленькой, а также его дочери: Римма и Людмила.