Наш коллега - Е.М. Анташкевич

Рубрика:  

Анташкевич Евгений Михайлович (1952)

- Современный русский писатель

- Член Союза писателей России

- Автор романов об одном из самых драматических периодов русской истории: первой половине XX века.

- Лауреат литературных премий: литературной премии «Золотой Дельвиг», Литературная газета — «За верность слову и Отечеству», 2015 г.; I и II литературные премии ФСБ РФ 2012 и 2013 г.; литературная премия им. Гончарова «Мастер художественного слова» 2016 г.; Почетный диплом «Золотой венец Победы» Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе 2016 г.; Гран-при журнала «Казаки», 2013г.; Литературная премия им. В. Пикуля, 2016 г.

 - Ветеран органов государственной безопасности, потомственный военный. Китаист, исследователь. Долгое время работал на Дальнем Востоке.

- Политический аналитик, эксперт радиостанции «Говорит Москва»

                                                                        Библиография


1. Хроника одного полка. 1915 год (М.: Центрполиграф, 2014)

2. В окопах. Хроника одного полка. 1916 год (М.: Центрполиграф, 2015)

3. Харбин (Калуга, «Облиздат», 2011 год; М.: Центрполиграф, 2012, 2013, 2014, 2015)

4. 33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине (М.: Центр-полиграф, 2012, 2015)


СМИ о творчестве Евгения Анташкевича ( в сокращении)

Роман Евгения Анташкевича «Харбин» по своему размаху напоминает эпопеи великих мастеров, написанные на ту же самую тему – жизнь человека в условиях войны. Читая книгу, невольно вспоминаешь и «Тихий Дон», и «Войну и мир» и другие классические произведения.

Книжное обозрение

Сегодня, когда под видом исторического романа читателю то и дело норовят подсунуть «развесистую клюкву», а исторически правдивые произведения практически невозможно читать в силу их литературной беспомощности, книга производит сильное, а с учетом того, что это дебютный роман — и вовсе ошеломляющее впечатление.

Литературная газета

Эта книга непременно должна была быть издана. Со временем в нашем сознании рядом с эпопеями «Война и мир», «Тихий Дон», «Жизнь Клима Самгина», думаю, встанет и роман Евгения Анташкевича «Харбин». Ведь он также несёт в себе откровения о целом русском мире во всех его проявлениях, созданном на чужбине.

Литературная Россия

Евгений Анташкевич – первый, кому удалось создать столь же увлекательную, сколь и познавательную книгу, безупречно соединив историческую драму с головокружительной шпионской историей, выстроенной на фактическом материале.

Культура

Перед нами роман еще и исторический, написанный неторопливо, на добротном беллетристическом уровне, с хорошо проработанной фактической стороной привлеченного материала (чувствуется, что личный опыт жизни автора позволяет ему писать о работе разведки).

Новый мир

Прежде всего, надо поздравить всех нас с появлением настоящего большого русского романа. За что огромное спасибо автору-дебютанту Евгению Анташкевичу. «Харбин» – серьезный литературный и исторический труд.

Woman-space.ru

Редкий случай, когда писатель точен в деталях и действительно знает, о чем рассказывает.

FHM

В основе сюжета не просто война, а войны после войн.... и его книга, собственно, о том, как надолго встретились и никак не могут расстыковаться, размежеваться в людском сознании военная и мирная реальность, грань между ними стерлась и никак не может восстановиться.

Независимая газета

Роман Евгения Анташкевича «Харбин» – это определенно значимое событие в затхловатом мире современной русской прозы. Давно читателю не предлагалось столь масштабного исторического и в то же время приключенческого романа-эпопеи, такого, который можно было бы поставить на полку рядом с «Тихим Доном» и другими великими русскими романами ХХ века.

howtime.delfi.lv

Эх, молодёжь… Да что вы про Харбин-то знаете, кроме, разве что из куплетов Лены Василёк и группы «Белый день»? – «Мой велосипед стоит в Харбине, я его сюда не привезу. Заварю с жасмином чаю, по Китаю я скучаю, пой нам свою песню Байесу»… Между тем, Харбин – русский город. Был русским. Совершенно уникальная история, такая уникальная, что кажется фантастической, даже в сравнении с аллегорическим фэнтэзи «Остров Крым» Аксёнова. Будто бы взяли кусок старой России, вырезали и вставили в сушу иной планеты. Помните, как в «Робинзонах космоса» Фрэнсиса Карсака? Евгений Анташкевич, конечно же, не из фантастов, скорее из шпионов, а шпиону всегда больше видней, что почём, чем какому-нибудь фантазёру. А если ты ещё и шпион-краевед, да, к тому же и литературно одарён, то… перо тебе в руки!

Думаю, что роман «Харбин» — событие русской литературной жизни. Более того, он событие для каждого, кто любит читать, ибо мало нынче встретишь сочинений, которые одновременно и эпичны, и психологически достоверны, и художественны, и глубоко историчны. Которые открывают Миры. В девяностые именно так издатели называли собрания сочинений мастеров, творивших миры: «Миры Хайнлайна», «Миры Бредбери», «Миры Шекли»…

Мир Харбина Анташкевич не сотворил. Он его… открыл. Лично для меня – точно!

Люди добрые возьмите в руки книжку. Рекомендую!

Леонид Володарский, радиоведущий, журналист

Роман Евгения Анташкевича "33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине, покажет че-рез человеческие судьбы историю китайского города Харбина, в котором после Октябрьской революции оказались десятки тысяч русских эмигрантов.

Первый, дебютный роман Анташкевича "Харбин" также был посвящен этому городу, расположенному на северо-востоке Китая. Основан Харбин был русскими в 1898 году как узловой город Китайско-Восточной железной дороги. "Харбин" был сделан как информационная книга, хотелось показать, как город развивался и как в нем начиналась жизнь русского сообщества, а художественная составляющая в ней была менее значима...

А через "33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине" появилась возможность показать, как жили эти люди, как жили русские офицеры", — пояснил писатель РИА Новости. По его словам, персонаж первого романа "Харбин" Сорокин, единственный из всех героев романа сам "попросился" в продолжение. Это обобщенный образ, но через него автор попробовал передать судьбы людей. "Если "Харбин" — роман-город, то "Сорокин" — роман-человек", — добавил он.

Как и "Харбин", "Сорокин" написан на основе исторических событий, многие персонажи имеют реальные прототипы. Автор общался с харбинскими эмигрантами и их потомками и изучал особенности жизни и быта уникального русского города на территории Китая.

РИА НОВОСТИ

Единственным заметным русским романом, созданным в юбилейном 2014 году о Первой мировой, вполне может оказаться обещающая продолжение книга Евгения Анташкевича «Хроника одного полка». Потомственный военный, ветеран спецслужб, дальневосточник, он создает серию романов, повинуясь, как сам говорит, необходимости внести вклад в создание реалистичного образа российского офицерства. А уж Первая мировая – повод к исправлению ошибок этого образа таков, что лучше не придумаешь. Социально значимые жесты в такой тонкой области художества, как литература, рождаются все же не при дележке государственных денег, а от внутреннего писательского мотива.

Независимая газета

Евгений Анташкевич не идет по пути безоговорочной героизации участников Первой мировой, несколько выпадая из юбилейного мейнстрима. Автор, выросший в офицерской семье, сам офицер, не переносит на бумагу извлеченные из архивной пыли сводки и штабные документы. Он довольно точно проникает не только в психологию офицера – об этом в романе много, – но и в солдатскую. Писатель остался вне юбилейных государственных идеологических прожектов самым естественным образом — замысел романа <«Хроника одного полка»> относится к 2011 году, когда появился роман Евгения Анташкевича «Харбин», действие в котором происходит позже, но героев читатель найдет в «Хронике…» Не случайно роман несет подзаголовок «1915 год. В седле», — вторая часть, посвященная позиционной войне, будет называться «В окопах», ее выход намечен на следующий год.

Книжное обозрение

«Рассмотрим феномен писателя Анташкевича: никому неизвестный автор сам собой возник на столичном книжном миру, не представился, как повелось, на все стороны, громогласно и с помпой, а спокойно выбрал себе делянку и взялся за гуж. Здесь вина критиков, что проглядели писателя уровня Пикуля, крепкого исторического романиста, державника и просто трудягу — попробуй за такой короткий срок выдать на-гора столько книжищ (вышел уже четвётрый роман харбинского цикла), где и шрифт убористый и между строк тесно, но хорошо ощутим простор — имперских масштабов. Где у иных «петербургские тайны», пинкертоновщина и Союз Михаила Архангела, у Анташкевича — сопки Маньчжурии, забайкальские вёрсты, болота Курляндии, изрезанная траншеями Западная Белоруссия, госпиталя тылового Симбирска, канонерки, винтовки, казацкие пики и вороньё. Не пожелал автор, китаист и потомственный военный, торговать засахаренной клюквой. Вышел не комикс про Шерлока Холмса на службе самодержавию, где супергерой боксирует с «пламенными революционерами», а гувернантки или дворецкие стреляют по-македонски, Анташкевич оставил эту диснейлендовскую феерию почтенным джентльменам с их детективами а-ля русс».

Владимир Артамонов, «Литературная газета» № 34, 31 августа — 6 сентября 2016 г.

*     *     *

Евгений Анташкевич поздравляет всех ветеранов СВГБ по ДВ региону с Днём чекиста, выражает благодарность своим коллегам по Управлению КГБ СССР по Хабаровскому краю, в котором он работал с 1975 по 1986 год. Особенно помнит Михаила Павловича Муравчука, Николая Степановича Чумакова (вечная ему память), Леонида Борисовича Каленского и многих других.

В 2017 году на страницах журнала «Аргументы времени» будут печататься отрывки из произведений Евгения Анташкевича.