Премьера

Рубрика:  

17 октября 2014 года  в «Хабаровском  театре драмы и комедии» состоялась премьера. Давали комедию Н.Р.Эрдмана «Самоубийца»( режиссёр-постановщик Всеволод Гриневский). Смею заметить,  пьеса очень сложная. По задумке автора –  это острая сатира и драматический пафос. Актуальность пьесы бесспорна: все персонажи, как и главный герой Подсекальников, очень узнаваемы, как будто пьеса «Самоубийца» была написана не в 1928 году, а здесь и сейчас.

О содержании пьесы

Для тех читателей, кто ещё не посмотрел спектакль и не читал пьесу, изложу вкратце основное содержание.

Как-то жил-был некто Подсекальников – «маленький человек» - вместе с женой и тёщей. Почему «как-то»? Да, потому что такие и так могут жить в любое время, в любом месте. Вроде бы так же жил, как и сейчас многие живут. Никакими талантами или, к примеру, трудолюбием не был обременён. Но очень хотел хорошо жить, то есть в достатке. Мечтал что-нибудь эдакое открыть. Не получилось. Хотел быстро  научиться играть на трубе, а потом грести деньги лопатами, потому что на его концерты зрители будут валом валить, поскольку – гений!  Просто работать он не хотел. Мечтал об известности, о высоком предназначении.

Может, если глубже копнуть, Господь и дал ему какой-никакой талант. Не мог не дать,  потому что всем даёт. Но, как известно, чтобы в жизни чего-нибудь добиться, то надо к 30% Божьего дара  добавить 70 % собственного труда, кропотливого, постоянного, с постепенными маленькими достижениями. Но известности и денег хочется много и сразу, а долго трудиться – фи, как неприятно.

Подсекальников жил не один, рядом была жена, глуповатая особа, и экзальтированная тёща. Им  также  хотелось много денег, но не получалось у него. Тёща его «грызла», жена пыталась защищать, но супружеские ночи уже не были пылкими. И мужик сдался! Славы нет, денег нет, жена в папильотках храпит бесполезно рядом… Застрелюсь!!! –  возопил бедолага.

И тут подключается общественность, которая считает, что его решение правильное, но самоубийству надо придать идейный смысл, мол, во имя чего стреляться. Не просто же так. Идей - море!!!  В этом абсурде участвует его  сосед, а также представитель русской «интеллигенции», писатель, священник, различного рода профурсетки. Все дают советы. Произносят речи. Одобряют его решение о самоубийстве, если оно будет, например, во имя  свободы русской интеллигенции и так далее. Действие вокруг этой идеи и крутится.

Кульминацией пьесы стала сцена проводов на тот свет живого «самоубийцы». Нашлись даже спонсоры для  организации пышных поминок с   участием потенциального покойника. Приобретён ритуальный  антураж, вплоть до траурных, но очень модных нарядов  жене и тёще. Как только портнихи с них сняли мерки, они уже сами были готовы  Подсекальникова убить и перекусать друг друга, отбирая  одна у другой ритуальную шляпку.  Короче, мрак да и только!

А наш герой, поучаствовав в собственных    поминках, послушав речи в свою честь, стреляться передумал. Хотя уже и в гробу полежал, так сказать, примерился, и попрощался со всеми, а потом нате – выкусите, жить захотел! Все причастные к событию лица такой гвалт устроили, так искренне возмущались, как он посмел обмануть их надежды и не застрелиться.

Но общественность-то о «политическом» самоубийстве раструбила по всему свету, и в итоге, по примеру  Подсекальникова застрелился  кто-то другой, оставив записку: «Подсекальников прав. Действительно, жить не стоит». Ликование общественности было  очень  бурным: «Всё равно, мол, достигли намеченной цели. Будут и другие последователи, желающие  отдать жизнь во имя…» А Подсекальников в конце пьесы предлагает всем подряд пистолет, чтобы стрелялись, если очень хочется: «Одолжайтесь, одолжайтесь, пожалуйста!»

Об авторе

Имя Н.Р.Эрдмана – драматурга, сценариста,  талантливого литератора не очень широко известно  публике. Оно было хорошо известно театральной Москве.  Николай Робертович  в своё время был автором множества стихов, либретто для оперетт и балетов, скетчей и куплетов для кабаре, написал пародию «Носорогий хахаль» на спектакль Всеволода Мейерхольда «Великолепный рогоносец». В 1923 году состоялась премьера его буффонады «Шестиэтажная авантюра» в кабаре «Кривой Джимми», а в 1924 году – «Гибель Европы» на Страстной площади в кабаре «Палас» и так далее

В 1925 году Мейерхольд поставил в своём театре ГосТИМ пьесу Эрдмана «Мандат». Премьера была триумфальной. Пьесу 19-летнего автора в постановке великого режиссёра называли важнейшим событием в художественной жизни Москвы.

В интервью газете «Вечерняя Москва» Мейерхольд  так охарактеризовал пьесу Эрдмана: «Современная бытовая комедия, написанная в подлинных традициях Гоголя и Сухово-Кобылина. Наибольшую художественную ценность комедии составляет её текст. Характеристика действующих лиц крепко спаяна со стилем языка».

В течение года  спектакль по пьесе «Мандат»  прошёл  в театре Мейерхольда 100 раз. Эрдман получил возможность поехать в творческую командировку в Германию и Италию.

О судьбе  пьесы «Самоубийца»

Сразу после премьеры «Мандата» Эрдман начал работать над пьесой «Самоубийца».  Головокружительное стечение обстоятельств, воплощённое с присущим Эрдману блеском и динамикой, делало особенно наглядным абсурд советской действительности, о которой один из персонажей говорил: «В настоящее время, гражданин Подсекальников, то, что может подумать живой, высказать только мёртвый».

В 1928 году Эрдман подписал договор на готовую пьесу с Мейерхольдом. На генеральную репетицию должен был приехать Сталин. Вместо него были Каганович, Поскрёбышев и другие. Хохотали почти до финала громко и безостановочно. Вышли из театра, молча, глубокой ночью, никому не сказав ни слова. В итоге пьеса была запрещена.

К.С.Станиславский, восхищённый пьесой и сравнивший Эрдмана с Гоголем, обратился к Сталину с письмом, в котором просил разрешения на постановку пьесы во МХАТе, ссылаясь на её высокую оценку Горьким и Луначарским. Сталин разрешил Станиславскому «сделать опыт», а через год, когда репетиции были завершены, лично запретил спектакль.

Безуспешные попытки поставить или напечатать «Самоубийцу» предпринимались во время хрущёвской «оттепели». Спектакли в Театре имени Вахтангова и в Театре на Таганке были запрещены.  Спектакль Театра сатиры, поставленный по пьесе в 1982 году В.Плучеком, был снят с репертуара  вскоре после премьеры. Первая публикация пьесы на русском языке была осуществлена в 1969 году в ФРГ. В том же году в Швеции состоялась её первая постановка.

Затем в 1972 году комедия «Самоубийца» была экранизирована в Югославии, а в 1990-м  в Советском Союзе тоже появился одноимённый  фильм. В том же году «Самоубийцу» поставил на Таганке Юрий Любимов.

Пьеса «Самоубийца» впервые увидела свет рампы на родине через 17 лет после смерти автора, в 1987 году. И это притом,  что она наряду с «Вишнёвым садом», «В ожидании Годо» и «Трамваем «Желание» вошла в четвёрку лучших произведений мировой драматургии ХХ века.

А в 1933 году Эрдман вместе с Владимиром Массом пишет сценарий первой советской музыкальной кинокомедии – знаменитых «Весёлых ребят». После закрытого просмотра Сталин сказал: «Очень весёлая картина, я как будто месяц в отпуске провёл. Будет полезно показать её всем рабочим и колхозникам. Это то, что надо».

(Но  в это время оба сценариста были уже в Сибири. И слава досталась не им.)

О причине  ссылки Эрдмана и Масса

В Москве, на одном из кремлёвских концертов подвыпивший народный артист Василий Качалов в ответ на просьбы членов Политбюро прочитать что-нибудь новенькое,  исполнил несколько басен Эрдмана и Масса, среди которых была такая:

Вороне где-то Бог послал кусочек сыру.

Читатель скажет: Бога нет!

Читатель, милый, ты придира!

Да, Бога нет! Но нет и сыра!

В наступившей тишине раздался голос Сталина: «Кто написал эти хулиганские стихи?» Качалова пожурили за политическую близорукость, а авторов в тот же день арестовали. Эрдман сочинил прощальную басню:

Однажды ГПУ явилося к Эзопу

И – хвать его за …опу.

Смысл сей басни ясен:

Не надо этих басен.

После освобождения Эрдману определили «минус шесть», то есть запрет на проживание в шести крупнейших городах СССР, в том числе в Москве.

(К сведению читателей, Эрдман написал также сценарии художественных фильмов: «Принц и нищий», «Волга – Волга», «Смелые люди», «Снежная королева», «Морозко» и другие, а также множество сценариев для мультипликационных фильмов).

Итак, в нашем городе премьера давно написанной пьесы Н.Эрдмана «Самоубийца». Трудная судьба выхода в свет наложила отпечаток на  дальнейшую жизнь талантливейшего драматурга Николая Робертовича Эрдмана. Позже, после войны он  больше не написал ни одной пьесы.

О впечатлении от премьеры

«Театр уж полон, ложи блещут»…- не про этот премьерный вечер. К сожалению, зрителей было немного. Обидно, премьера для артистов – всегда праздник, и хотелось бы его разделить со зрителями. Смею надеяться, что последующие спектакли будут многолюднее.  Однако, часто даже большие любители театра предпочитают на премьеры не ходить, поскольку считается, что «премьера – это вечер накануне того дня, когда спектакль готов». Признаюсь, что и сама люблю бывать на третьем, четвёртом спектакле: всё уже выстоялось, актёры в роли вжились, режиссёр, что надо, подправил…

Как говорил Карел Чапек: «На премьеры ходят, как в древнем Риме ходили в Колизей смотреть на растерзание христиан и бои гладиаторов».

И, тем не менее, зрители на премьерах непременно должны быть. Теперь о личном восприятии.

Пьеса «Самоубийца» написана в жанре комедии. Хохотали же члены правительства при её просмотре во время генеральной репетиции. Но хабаровчане не только не хохотали, но и почему-то не смеялись.  Явных недостатков в игре даже молодых актёров не замечалось. Играли все очень старательно. Видимо, излишняя старательность и не дала той раскованности, когда хочется смеяться. А, может, потому что при постановке пьесы режиссёр так и не определился с жанром. Ведь в самом начале в «Программке» написано:

«Николай Эрдман.

САМОУБИЙЦА,

комедия в двух действиях

или не комедия

или ужасная комедия

или неужасная

или неужасная некомедия…»

На мой взгляд, так и получилось, как  было  объявлено. Стыжусь, но где надо было смеяться, я не знала. Понимаю, что пьеса очень не простая, что это не совсем комедия, а скорее, комедийный сюжет содержит очень острую сатиру на  политическую жизнь страны. Причём, ничего в жизни не изменилось: как в 1928 году были политические и разного рода проходимцы, так они и остались. Тогда был Гранд-Скубик Аристарх Доминикович, а сейчас всякие-разные баламуты типа Немцова и иже с ним. Кстати, роль представителя так называемой «русской интеллигенции» прекрасно исполнил  Сергей Николаевич Лычёв- народный артист России. Такого мерзавца сыграл, диву даёшься! Если бы не карнавальный плащ с цирковыми звёздами, а строгий костюм, можно было бы многих современных  прохвостов вспомнить.

(Мне думается, что элементы циркачества в игре и в костюмах помешали восприятию пьесы как политической сатиры, превратили её в обычный бытовой фарс).

Мне показалось, что  начало спектакля было несколько затянуто, честно говоря, непонятно для чего. Но потом действие разыгралось, и кое-где чувствовалась даже неоправданная торопливость и суетливость.

Спектакль в целом получился. Однако…

 Наибольшую ценность комедии составляет её текст.  Пьесу надо слушать.

Во время премьеры 17 октября пьесу слушать было трудно. Артисты напрягались, старались говорить громче, но даже в шестом ряду не всё можно было разобрать. Текст не был слышен. Акустика данного театра не позволяет. Не понимаю, почему не использовать заушные микрофоны каждому актёру? Весь мир уже не дерёт глотки.    Особенно в таких спектаклях, где каждое слово – на вес золота. А в данном случае текст оказался не главным из-за его невнятности. Главным оказалась суета на сцене.

 

В.И. Воейкова, лауреат литературной премии имени К.Симонова, член СВГБ по Дальневосточному региону

На фотографии: автор пьесы "Самоубийца" Николай Робертович Эрдман