Он жил как пел и пел как жил

Рубрика:  

Владимиру Высоцкому – Поэту, Барду, Актеру посвящается. 25 января ему бы исполнилось 78.

         О Высоцком написаны десятки книг. Многие из авторов причисляют себя, нынешних, к самым что ни на есть близким друзьям Владимира Семеновича, возможно – кто ж  спорит?…  Наверное, так и могло быть. Ведь великий Бард и Артист всемирно известного театра на Таганке был весьма и весьма общительным человеком. Доступным.

     Но сегодня для многих стать «другом Володи…»  – означает еще и еще раз искупаться в лучах славы Мастера.  Трудное это испытание – испытание  Славой, Успехом, Популярностью.  Тут, того и гляди, легко скатиться до банальной вельможности, до чванливого барства. Чему примеров в современной истории  несчетное множество.   Не всякий выдержит максимальные перегрузки от обрушившейся на него в одночасье всеобщей любви, помноженной многократно на пристальное внимание, иной раз чрезмерно  назойливое.  Мучительнее пытки не придумать.

    Как тут голове не закружиться?! Ах, это сладкое бремя славы!

    И зачастую вчерашний король бывает абсолютно голым, падая с пьедестала. Как  ни крути, а жизнь иной раз преподносит такие сюрпризы… По части крушения с пьедестала.  Коварные сюрпризы….

    Владимир Высоцкий…  Ему, Величайшему Мастеру  сцены и  кинематографа – Гамлету, Хлопуше, Галлилею, Бруснецову,  Жеглову, – показушная слава была ни к чему. И при жизни  земной, и тем более сейчас. Как и близость к кругу «сильных мира сего».  И не мудрено: сам-то Высоцкий жил как пел и пел как жил.  Надрывно, торопясь…  Успеть, успеть! На одном дыхании. В едином порыве души и сердца: доиграть, дойти, добежать, достучаться,  долюбить. Что и говорить,  – не душа, а один обнаженный  легкоранимый нерв.  На такую всепоглощающую страсть способен лишь большой человек, ярчайший талант.  Самородок. И при всем том, человек с пронзительной совестливостью.

    Потому-то была у него – и есть поныне!  – воистину всенародная любовь. Выше и достойнее такой любви ничего нет.  На всем белом свете.   

    И пред любовью такой бессильны и власть, и любое, пусть даже сказочное богатство.  Ибо законы морали и критерии души выше иных законов изощренного разума и блеска золота.  Но так без оглядки, безоговорочно любить в нашей стране могли лишь Высоцкого, чей авторитет для иных критиков от государства был несокрушимым бастионом. Не по зубам. Да и как сокрушить, когда из всех окон по городам и весям огромной страны звучал до боли знакомый голос с хрипотцой. Так  самозабвенно в нашей стране любили, пожалуй, еще только одного человека –  Юрия  Гагарина. Но про это отдельный сказ…

    Можно было что-то запретить самому Мастеру: не дать желаемую роль на Таганке, безжалостно урезать цензурой  уже сыгранное на киноленте,  – но… Но запретить миллионам сограждан любить… Любить!...  Хотя в одном власть преуспела однозначно:  при жизни поэта ни одного томика его стихов так  и не увидело свет. Табу. Удар, что ни говори, ниже пояса. Коварный. Изощренный. Ему оставалось только одно незыблемое право – петь.  

     Песни Владимира Высоцкого… Его песни… Его?! Нет, наши. Наши!... Раз и  навсегда. Вот только доживи Владимир Семенович до своих сегодняшних шестидесяти пяти, ох и досталось бы сейчас всем нам – в его песнях. Досталось бы за наши  леность, корысть, пьянство! За косность, жадность, предательство! За то, что перестали Верить, Любить, Надеяться! За то, что профукали такую страну! Обязательно досталось бы за небрежение к нашим старикам, за миллионную армию беспризорных, брошенных всеми и вся детей, за то, что совершенно разучились нежно и ласково обращаться с любимыми!  Уверен,  досталось бы так, что мало не показалось! И поделом! Всем нам!...

     Может быть, глядишь, и одумались, посмотрели бы на самих себя со стороны. А взглянув, ужаснулись да и призадумались: что-то неладно, наперекосяк  во всем  нашем большом доме и, главное,  – в  наших душах. «Нет, ребята, все не так! Все не так, ребята!» А может быть, пока не пришло оно…  Это самое…  Прозрение? ...  Как знать, как знать …  Но вот если бы …

     Ах, это самое «если бы…»! Если …  Вот только чудес на свете не бывает. А жаль…

    Что ж, у каждого свой земной путь. Свой.  Неповторимый.  И говоря сегодня о жизненной судьбе Великого Барда и Артиста, так похожей на прерванный полет,  можно с полной уверенностью отнести к ней слова Антуана  Сент  Экзюпери: «Мы умираем только за то, ради чего следует жить!...»

 

Я приду !....

                В.С.Высоцкому

К Вам, сквозь бремя тяжких оков,

Я приду-уу, я  при-дд-у,

– П о в е р ь т е !!!

К Вам, сквозь уж-жж-ас  кошмарных снов,

Я приду-уу, я при-дд-у

После  смерти !!!

            Я вернусь своей каждой строкой

            В поле чистое, да с васильками.

            В белый дом, в белый дом над рекой

            Счастье Вам поднесу руками.

Пусть прожил я немного лет,

В ночь умчали шальные кони,

В сорок с гаком свалился в кювет,

Подустав от смертельной погони.

             Я скорбел по всем мужикам

             И по бабам Руси великой.

             Раз-зз-зорву, раз-зз-зорвал по кускам

             Свою душу пред светлым их ликом!

Я Вам песни свои пропел

Обнаженным, ранимым нервом.

Только жаль – до конца не успел

Вам поведать всего, наверно.           

              … А Россия, сторонка, родимая,

              Горе мыкает в трепетной мгле!

              Вон сверкнула звезда негасимая,

              Устремившись с поклоном к земле.

Так и я – полыхнул ненадолго

И померк, словно пламя костра.

Плачет Лена и Днепр, и Волга,

Что расстаться пристала пора.

               К Вам, сквозь бремя пут и оков,

               Я приду-уу, я вер-рр-нусь, поверьте!

               Я вернусь болью Ваших сынов,

               При-лл-е-ччу письмецом в конверте !...     

          

    

Круговерть

(Струны души)

 

Порой  от  безысходности  плакала

душа   Великого Барда и Артиста…

А над Москвой  шли  беспрерывные

Серые дожди и уныло зябли  липы  на

Арбате…  И было зябко и одиноко и душе

Мастера, и нежным красавцам-деревьям.

Наверное, так и было в эти холодные,

Непроглядные  ночи…

 

                          1.

 

В круговерти  лет и буден

Льется горькое вино.

«Не-под-су-ден… Не-под-су-ден…».

Дождь стучит  в твое окно.

       На Арбате мокнут липы,

       Окуджава приболел…

       И звучит твой голос хрипло:

       Не успею…  Не успел…

Зарастает сердце  тиной,

Не горит душа огнем.

Тени лягут ночью длинной,

И в чаду стыда уснем.

       Много жвачки нам впихали

       В душу, сердце и в умы.

       Беспощадно пропахали –

       От сумы и от тюрьмы.

Ой, неужто снова снится –

Черти пляшут у костра.

Что ж, пойти к ним, покориться?...

Веселиться до утра?...

        Дело близится к развязке,

Бесы правят карнавал,

Кто-то жуткий, в страшной маске,

Вдруг взошел на пьедестал.

Что случилось, мать честная?!

Как профукали страну?...

Как единая, родная

Покатилась вдруг ко дну?

      Дом скривился кривобоко,

      И постыло все окрест.

      Словно путник одинокий,

      Ты спешишь из гиблых мест.

 

                               2.

 

…Дождь скребется спозаранку,

Стынут липы за окном.

И с душою наизнанку

Ты забылся тяжким сном.

       Вдоль бульвара зреют тени

       Мрачным знаком ворожбы.

       Кто ж возьмется и отменит

       Злые помыслы судьбы?

Не берусь и я, поверьте:

Не сумею, не смогу…

В окаянной круговерти

Я боюсь, что не дойду.

       Не дойду до той отметки,

       Где все страхи  – ерунда

       И где ужас в тесной клетке

       Ждет скорейшего суда.

Беспробудно, беспробудно

Дождь гуляет над Москвой

Как же глупо и как нудно

Коротать всю ночь с тоской!...

       На Арбате зябнут липы,

       Окуджава сильно сдал.

       Лишь звучит твой голос хрипло

       Про начало из начал.

                                                                         

Винцо

В.С.Высоцкому,

посвящается …

Ах винцо,  мое винцо,

Крошки каравая!

Поверни ко мне лицо

Доля удалая …

       Я пью горькое вино,

       Только в нем утеха …

       Мой корабль пошел на дно –

       Нынче не до смеха.

Жизнь дала громадный крен,

Больше нет опоры.

Впереди маячит плен,

Хватка  цепкой  своры.

        И плыву я по морям

        Мерзкого похмелья,

        Ночью липну к фонарям,

        Остудив веселье.

Что ж ты делаешь вино:

Ни конца, ни края?!

Поверни ко мне лицо

Удаль молодая!

        … Отхлебну глоток вина,

        Нынче не до смеха,

        Ни покрышки и ни дна –

 

        Надломилась Веха…

 

 

Сон бунтаря

(Казачья, печальная, безисходная…)

 

                                         Посвящается  В. С. Высоцкому

 

Сном вползла ко мне неволя,

Дым,  глотая у костра.

Темной ночью среди поля

Кровь струится с топора.

 

        Злая воля  – Ну же,  ну же! –

        Что ты ломишься ко мне?!

        А врагов кольцо все уже:

        Не проскочишь на коне.

 

… Казаку дороже воля,

Только степь, да конь лихой.

Но сегодня злая доля

Сослужила срок плохой.

 

       Подскочили, обложили

       И сжимается кольцо …

       Черти вновь наворожили

       Чье-то бледное лицо.

 

Горе-горюшко, кручина,   – 

Все в угоду сатане.

Видно жуткая кончина

Закручинилась по мне.

 

        … И летит навстречу поле,

        Подо  мною конь лихой.

        Не нужна иная доля,

        Хватит мне своей с лихвой.

 

Я прорвался черной ночью

Сквозь широкий буерак.

И роняет пены клочья 

Чистокровный  аргамак.

 

         Верный конь летит стрелою

         И храпит  – Уж  нету сил!  –

         Ветер свищет за спиною,

         А врагов и след простыл.

… Мне сегодня сон приснился,

Мрачный сон, как подлый Вор,  –

Будто  к плахе я склонился,

И палач занес топор.

 

         В чистом поле, в чистом поле

         Кровь струится с топора.

         В  плен взяла меня неволя

         Черной ночью, у костра.

 

Ночь …   Не видно  не зги. 

   Ветер свищет и завывает по полю.

       Одинокое пламя костра.

            Мрачная плаха в отсветах пламени.

                Топор, по которому струится кровь, стекая на плаху.

                    Алая, алая кровь,  и заунывная  песня ветра.

 

          В плен взяла меня неволя

          Черной ночью, у костра.

          В чистом поле, в чистом поле 

          Кровь

                      струится

                                        с топора…

 

           Я  приду !...  (вариант второй)

                В.С.Высоцкому

К Вам, сквозь бремя тяжких оков,

Я приду-уу, я  при-дд-у,

– П о в е р ь т е !!!

К Вам, сквозь уж-жж-ас  кошмарных снов,

Я приду-уу, я при-дд-у

После  смерти !!!

            Я вернусь своей каждой строкой

            В поле чистое, да с васильками.

            В белый дом, в белый дом над рекой

            Счастье Вам поднесу руками.

Пусть прожил я немного лет,

В ночь умчали шальные кони,

В сорок с гаком свалился в кювет,

Подустав от смертельной погони.

            Вы скажите мне, мужики,

            Сколько раз на Руси великой,

            Свою душу кромсал на куски

            Я нещадно пред Вашим ликом?!...    

Я Вам песни свои пропел

Обнаженным, ранимым нервом.

Только жаль – до конца не успел

Вам поведать всего, наверно.           

              … А Россия, сторонка, родимая,

              Горе мыкает в трепетной мгле!

              Вон сверкнула звезда негасимая,

              Устремившись с поклоном к земле.

Так и я – полыхнул ненадолго

И померк, словно пламя костра.

Плачет Лена и Днепр, и Волга,

Что расстаться пристала пора.

               К Вам, сквозь бремя пут и оков,

               Я приду-уу, я вер-рр-нусь, поверьте!

               Я вернусь болью Ваших сынов,

               При-лл-е-ччу письмецом в конверте !...    

 

Любушкин Юрий Павлович, пенсионер МВД РФ, поэт, прозаик (г.Николаевск-на-Амуре)

 

На фотографиях:

1. Высоцкий В.С.

2. Любушкин Ю.П. - автор статьи и стихов