С войной покончили мы счёты?

Рубрика:  

 CССовременное мировое сообщество, несомненно,

становится более умным, но нельзя утверждать, что лучшим.

Соперничество между военно-политическими союзами

накануне Второй мировой войны не утратило своей остроты

и после ее окончания. Великая победа советского народа над

германским фашизмом и японским милитаризмом и признание

этих заслуг правительствами воюющих государств не

исключили послевоенного противостояния между бывшими

союзниками, т.н. «холодной войны».

   Народы и правительства большинства стран серьезно

осознают опасность, недопустимость и катастрофическую

угрозу новой мировой войны. Но этого сознания сегодня

недостаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности.

Угрозы миру существуют. Они проявляются в военных

конфликтах и в локальных войнах. В этом аспекте мы

полагаем, что сегодня следует обратиться к урокам Великой

Отечественной войн, вспомнить и более глубоко понять

истоки и противоречия соперничавших военно-политических

коалиций и отдельных государств, которые привели к

возникновению Второй мировой войны.

   Нам также важно, чтобы новые поколения на

современном этапе российской цивилизации осознали реально

существующую угрозу безопасности нашей стране.

   В этой связи мы предлагаем журналу «Аргументы времени»

начать серию публикаций, посвященных урокам Великой

Отечественной войны, которые явились предметом дискуссии

военно-философского общества Национальной ассоциации

объединений офицеров запаса Вооруженных Сил «Мегапир».

Более 60 лет минуло со дня окончания Великой Отечественной войны. За это время выросло три-четыре поколения людей, составляющих абсолютное большинство населения планеты, которых та война не опалила, непосредственно не затронула их личную жизнь. Уже пенсионерами становятся люди, «не видевшие этой войны». Они непосредственно не переживали горечь утрат и радость побед на фронте и в тылу и потому доподлинно не знают, что было «девятого мая весной в сорок пятом году». Для них в словах «фронтовики», «победители» уже приглушен былой эмоционально-возвышенный пафос. Однако они не могут не понимать, что победа Советского Союза спасла мир от фашистского «нового порядка», а многие народы - от физиче-ского уничтожения. И люди понимают: Генеральная Ассамблея ООН в ноябре 2004 г. приняла резолюцию, провозглашающую 8 и 9 мая Днями памяти и примирения. «Отныне, - говорится в резолюции, - эти дни будут отмечаться ежегодно как дань памяти жертв Второй мировой войны». Это решение подчеркивает ее историческое значение. А тот факт, что наиболее важные мероприятия проходят в России, свидетельствует: мир признает выдающуюся, решающую роль нашей Родины в разгроме гитлеровской коалиции.

   Умный учится на своих ошибках, мудрый - на ошибках других, в том числе собственных предков.

   В данном случае урок - это оценки прошлого и выводы из него, поучительные для будущего. Некоторые полагают: история — это политика, обращенная в прошлое, не имеющая со-слагательного наклонения,

но она помогает вырабаты-

вать решения, предупрежда-

ющие возможность повторе-

ния прошлых трагедий. Вни-

мание же к ней вскрывает те

константы, что влияют на

ход исторического развития,

судьбы отдельных народов и

мира в целом.

Одна из этих констант

- неустранимость войн из

жизни человеческого обще-

ства. Здесь представляется

важным заявить, что та во-

йна, не представляла собой

принципиально нового явле-

ния ни в мировой, ни в отече-

ственной истории.

По подсчетам специали-

стов за 5,5 тыс. лет человече-

ство пережило около 15 тыс.

войн, унесших около 4 млрд.

человеческих жизней; в тече-

ние этого периода всего ме-

нее 300 лет были мирными.

В среднем 46 лет в столетие

пришлось воевать России.

По подсчетам русского исто-

рика В.О. Ключевского, Русь,

в период своего формирова-

ния (1228-1462 гг.), вынесла

160 внешних войск. В XVI в.

она воюет на северо-западе

и западе против Речи Поспо-

литой, Ливонского ордена и

Швеции 43 года, одновремен-

но ведя беспрерывную борь-

бу против татарских орд на

южных, юго-восточных и

восточных границах. В XVII

в. Россия воевала 48 лет, в

XVIII в. - 56 лет. По другим

данным, с XIV по XX в. при-

шлось 329 лет войн. С XIII

по XX в., подчеркивает Ф.Ф.

Нестеров, русская земля, по

меньшей мере, раз в столетие

подвергалась опустошитель-

ному нашествию и доволь-

но часто одновременно с не-

скольких сторон.».

XX век не стал исключе-

нием. Более того, Великая

Отечественная война оказа-

лась самой жестокой за всю

многострадальную историю

страны. Общие людские по-

тери (непосредственно в ходе

всей войны) советского наро-

да составили около 27 млн.

человек, в том числе 8 668

400 военнослужащих Воо-

руженных Сил, внутренних

и пограничных войск. Ок-

купанты полностью или ча-

стично разрушили и сожгли

1710 городов и поселков, свы-

ше 70 тыс. сел и деревень. Об-

щая сумма ущерба, нанесен-

ного Советскому Союзу, в

ценах тех лет составила 679

млрд. рублей.

Видимо, имея в виду и

эти цифры, Александр Ду-

гин пишет: «Чем упорнее бе-

жит современное человече-

ство от реализма войны, от

принятия ее вызова, тем бо-

лее страшные и бесчеловеч-

ные конфликты оно развязы-

вает, тем глубже по спирали

ужаса спускается оно в мер-

зость грязной механической

бойни, стыдливо скрываемой

от глаз лицемерного боль-

шинства». По его мысли, вой-

на - есть извечная и неизмен-

ная «сущность стихии налич-

ного бытия».

Смысл и содержание тако-

го мышления и действования

афористично сформулиро-

вал Вегеций, поучавший сво-

их современников: «Хочешь

мира — готовься к войне».

Актуальность максимы,

сформулированной в начале

новой эры, в наши дни под-

твердил генеральный секре-

тарь ООН Кофи Аннан, зая-

вив 10 декабря 2001 г. в Нобе-

левской лекции, что «на заре

XXI века злостно убиты все

надежды на то, что продви-

жение к миру и процветанию

во всем мире неизбежно». По

данным В. В. Серебряннико-

ва, после Второй мировой во-

йны в каждое данное десяти-

летие на планете полыхает

войн больше, чем в предыду-

щее.

В действительности мир,

к сожалению, остается преж-

ним -разделенным, проти-

воречивым, воинственным.

Чего стоит выдвинутый США

в период формирования анти-

террористической коалиции

лозунг, заимствованный из

арсенала «холодной войны»

— кто не с нами, тот против

нас!

Агрессия против Югос-

лавии, совершенная страна-

ми Запада вопреки позиции

ООН; разгром Ирака, пред-

принятый под надуманным

предлогом ликвидации не су-

ществующего у него оружия

массового уничтожения; рас-

ширение НАТО на Восток

свидетельствуют: в междуна-

родных отношениях значение

военно-силовых механизмов

и методов продолжает оста-

ваться существенным.

Но коль скоро так - и это

важнейший урок Великой

Отечественной, - к войне не-

обходимо готовиться, пока

она не началась. В этой свя-

зи нужно решительно от-

вергнуть односторонность в

оценке пацифизма, как тре-

бование немедленного и без-

условного свертывания, ка-

ких бы то ни было военных

усилий, к тому же адресован-

ное одной стороне, пацифизм

оказывается либо недомыс-

лием, либо лукавством.

На официальном уровне та

односторонность осуждена

и преодолена. «Было время,

когда казалось: и флот Рос-

сии не нужен и армия не вос-

требована. Теперь все поня-

ли, что это глубокое заблуж-

дение», - говорил В. Путин

вскоре после первого избра-

ния его Президентом. Глава

государства выразил уверен-

ность, что в обозримом буду-

щем к ошибкам прежних лет

возврата не будет.

Сегодня Россия исходит из

того, что наличие у нее совре-

менных и эффективных Во-

оруженных Сил становит-

ся (точнее было бы сказать

- всегда было и остается) од-

ним из условий ее успешной и

безболезненной интеграции в

строящуюся систему между-

народных отношений.

Однако есть еще немало

проблем, которые не решают-

ся или решаются не так, как

должно. Три из них признаны

официально.

Первая - неспособность

современного гражданского

общества России обеспечить

формирование у подрастаю-

щего поколения и поддержа-

ние в обществе обществен-

но необходимых нравствен-

ных ценностей, патриотизма

и гражданской ответственно-

сти за судьбу страны.

Вторая - ослабление

научно-технического и тех-

нологического потенциалов

страны и связанный с этим

подрыв обороноспособности

России.

Третья непродуманная

монетизация льгот, кото-

рая, по словам председателя

Комитета Государственной

Думы по обороне генерал-

полковника В. Заварзина, вы-

звала ропот в военной среде.

Даже эти факты порож-

дают сомнения в реалистич-

ности военно-доктриальной

установки, согласно которой

Российская Федерация под-

держивает готовность к веде-

нию войн и участию в воору-

женных конфликтах.

В этой связи следует пом-

нить, что Великая Отече-

ственная война разрази-

лась внезапно и для народа,

и для армии, и для руковод-

ства страны. Внезапно не по-

тому, что страна и полити-

ческое руководство были за-

ражены прообразом буду-

щего «нового политического

мышления» и никого не рас-

сматривали как своего врага,

наивно полагая, что у СССР

нет противников. Считалось,

«если завтра война, если зав-

тра в поход, мы к походу се-

годня готовы». Связанное и с

этим трагическое начало вой-

ны дает еще один урок. Он со-

стоит в том, что, с одной сто-

роны, военно-политическая

обстановка может радикаль-

но измениться за очень ко-

роткий промежуток време-

ни, в том числе потому, что

враждебные намерения по

отношению к стране «вдруг»

проявляются у, казалось бы,

вполне надежных союзников.

«Основная линия германской

внешней политики по отно-

шению к СССР, — говори-

лось в докладе председате-

ля Совнаркома В. М. Молото-

ва VI Съезду Советов в мар-

те 1931 г., - за последнее вре-

мя является линией друже-

ственного сотрудничества и

дальнейшего укрепления от-

ношений, которые выдержа-

ли ряд испытаний на протя-

жении 9 лет и которые, по на-

шему глубокому убеждению,

могут и должны развиваться

далее в обоюдных интересах

и в интересах поддержания

всеобщего мира».

С другой стороны, по об-

щему правилу агрессор, по

крайней мере в начальный пе-

риод войны, оказывается бо-

лее подготовленным к веде-

нию военных действий, чем

обороняющаяся сторона. От-

сюда следует вывод, что во-

енная безопасность государ-

ства определяется не тем, что

оно планирует иметь в буду-

щем, скажем в 2020 г., а тем,

насколько «здесь и сейчас»

военная мощь страны соот-

ветствует уровню развития

военного дела в мире, реаль-

но складывающейся военно-

политической обстановке.

За последние пять лет раз-

работано и принято в эксплу-

атацию более 500 новых об-

разцов вооружения и военной

техники, «не просто следую-

щего поколения, а через поко-

ление». Теперь задача - осна-

стить ими армию. Перспекти-

вы обнадеживающие.

Однако Министерство

обороны ежегодно закупает

считанные единицы самоле-

тов, танков и других военно-

технических систем. Так в

2003 г. на экспорт было по-

ставлено 44 самолета, 2 фре-

гата, 80 танков Т-90С; россий-

ские же Вооруженные Силы

модернизировали 5 СУ-27, от-

ремонтировали 5 подводных

лодок, получили 14 танков

Т-90С, а в 2004 г. экспорт со-

ставил 310 танков и 55 само-

летов против приобретенных

Российской Армией 31 тан-

ка и 4 самолетов. Приходит-

ся говорить о существенных

изъянах в военном строитель-

стве. Нельзя не согласиться с

выводом о том, что предна-

меренное откладывание еще

на 10 —15 лет массовых заку-

пок для армии современного

вооружения вызывает в луч-

шем случае недоумение. Ибо

это означает нарушение за-

поведи великого Сунь-Цзы:

«Правило ведения войны за-

ключается в том, чтобы не

полагаться на то, что против-

ник не придет, а полагаться

на то, с чем я могу его встре-

тить; не полагаться на то, что

он не нападет, а полагаться на

то, что я сделаю нападение на

себя невозможным для него».

Вопрос не в том, кто мо-

жет напасть на страну, а в

том, с каким в количествен-

ном и качественном отноше-

нии противником может она

столкнуться. Скажем, если

разные армии берут на воо-

ружение высокоточное ору-

жие, ей необходимо иметь за-

щиту от него; если радиоэ-

лектронная борьба выделяет-

ся в самостоятельную опера-

тивную задачу по дезоргани-

зации управления войсками

и оружием противника, надо

иметь силы и средства для ее

ведения и т. д.

Причем это задача не толь-

ко Вооруженных Сил. Про-

являют крайнюю недально-

видность те, кто полагает,

что можно создать на кон-

трактной основе немного-

численную армию и возло-

жить на нее решение всех

оборонных вопросов. Вой-

ну ведет не армия, а страна,

народ. Вот несколько цифр.

Если к 22 июня 1941 г. в ар-

мии и на флоте по списку со-

стояло 4826,9 тыс. человек,

то в годы войны в Вооружен-

ные Силы и формирования

других ведомств было при-

влечено 34476,7 млн. чело-

век. На июнь 1945 г. в армии

и на флоте оставалось 12839,8

тыс. человек (втрое больше,

чем накануне войны, несмо-

тря на потери). В годы войны

на военные нужды работало

примерно две трети всех про-

мышленных рабочих и чет-

верть занятых в сельском хо-

зяйстве.

Таков еще один важней-

ший урок. Между тем, в об-

щественном сознании, да и

в представлении лиц, при-

нимающих решения, далеко

не всегда это положение чет-

ко артикулируется. Из этого

урока вытекают, по крайней

мере, три вывода.

Во-первых, военную ор-

ганизацию, которая слу-

жит целям обеспечения во-

енной безопасности Россий-

ской Федерации, неправомер-

но сводить лишь к совокуп-

ности Вооруженных Сил, а

также военно-политических,

в о е н н о - э к о н о м и ч е с к и х ,

военно-научных и других ор-

ганов.

В Военной доктрине со-

вершенно правильно отмеча-

ется, что «военная безопас-

ность Российской Федерации

обеспечивается всей сово-

купностью имеющихся в ее

распоряжении сил, средств и

ресурсов».

Одним из элементов так

называемой военной органи-

зации государства являет-

ся оборонное сознание насе-

ления, которое выражается в

поддержке необходимых мер

по укреплению обороноспо-

собности страны, уважитель-

ном отношении к армии и

военнослужащим, морально-

психологической готовности

гражданина в случае необхо-

димости выполнить консти-

туционный долг по защите

Отечества.

Во-вторых, война — это

особое состояние общества,

оно представляет собой наи-

более радикальный и реши-

тельный способ борьбы двух

и более факторов за торже-

ство своих приоритетов.

В-третьих, подготовка к

войне») - укрепление оборо-

носпособности страны, тре-

бует не клича и порыва, но

предполагает постоянную,

многоплановую работу.

Мы не закрываем глаза на

то, что в годы Великой От-

ечественной войны народы

России и граждане СССР от-

нюдь не «все как один» вста-

ли на защиту своей Отчизны.

Добровольцы, добивавшиеся

отправки на фронт, выстра-

ивались в длинные очереди

в военкоматы. Летом и осе-

нью 1941 г. было сформиро-

вано около 60 дивизий и 200

отдельных полков народно-

го ополчения из доброволь-

цев — граждан, не подлежа-

щих мобилизации. В них со-

стояло почти 2 млн. человек,

а заявлений с просьбой зачис-

лить в ополчение было пода-

но 4 млн. Но были и дезерти-

ры, и предатели, и изменни-

ки. По немецким данным, в

той или иной степени с окку-

пантами сотрудничали около

миллиона человек. В их чис-

ле власовцы из так называе-

мой Русской освободитель-

ной армии, украинские бан-

деровцы, легионеры кавказ-

ских, туркестанских и дру-

гих формирований, каратели

из Jagdkommande, Edelweisse,

созданных фашистами.

Однако не они определяли

общую картину. Победа ста-

ла возможной благодаря не-

виданной самоотверженно-

сти, массовому героизму со-

ветских людей. Это был по-

истине всенародный подвиг,

изумивший и восхитивший

мир…

Дело, однако, в том, что, с одной стороны, как сказал В. Распутин, «никогда еще не бывало, чтобы так долго кровоточили раны и, чтобы спустя более шестидесяти лет после победы, при-ходилось с горьким сердцем признавать, что полноценной замены погибшим так и не произошло».

  Опасность войны ослабла, но не исчезла полностью.

  Память о том героическом времени культивирует преклонение перед мальчишками, которые «страну заслонили собой», перед воинами-фронтовиками и тружениками тыла, чьи стойкость, мужество и самоотверженность выковали победу. Она формирует гордость за страну и народ, с честью выдержавших жестокое испытание, а вместе с тем утверждает веру людей в возможность преодоления современных бед.

Ю.А. Мельников, представитель Ассоциации

«Мегапир» в дальневосточном Федеральном

и Военном округах, Представитель Краевого

Совета ветеранов Военной службы,

генерал-майор в отставке