ЦВЕТЫ ВОЙНЫ

Рубрика:  

      День памяти и скорби по погибшим в локальных войнах и конфликтах  отмечается в Хабаровском крае ежегодно, 27 декабря.  

       Эту историю, произошедшую в Афганистане более десятка лет назад, рассказал мне ветеран  боевых действий.

     Служил   я на юге страны. Климат там был очень жаркий, в тени столбик термометра поднимался до 55 градусов. Люди от этой жары изнемогали, техника отказывалась работать. Одним словом, все было против нас.

     Но была одна радость. В этих местах росли очень красивые розы. Цветов было так много, и они были повсюду, что порой складывалось впечатление о пребывании   в раю, а не на грешной земле, да к тому же  еще и на войне.

     И служил с нами офицер, старший лейтенант Васильев Михаил, неприметный и немного застенчивый человек, любивший розы до безумия.

     Он честно и добросовестно воевал. А в свободное от войны время занимался разведением цветов. Его считали немного странноватым, хотя на самом деле был он вполне нормальным человеком.

     Всю свободную территорию, на которой размещалось его  подразделение, он засадил розами. Командир даже выражал недовольство тем, что не осталось свободного места. Но тогда Михаил смастерил скамейки и установил их между благоухающими цветами. Всем офицерам и прапорщикам очень понравилось проводить время в обществе роз, и командир больше не журил своего подчиненного.

     С завидным упорством и невероятным терпением Миша занимался выращиванием цветов. Поливал их обильно утром и вечером, подрезал какие-то веточки. Одним словом, делал с розами такие манипуляции, что все, наблюдавшие за его работой, только удивлялись и руками разводили.

     Он разговаривал как - то по-особенному с каждым цветком. В общем, чудак, да и только.  Но,  ни одна роза, посаженная им, не засохла.

     Когда он уходил на боевые операции, то поручал своему другу Сергею следить за цветами. И, хотя Сергей так же усердно ухаживал за растениями, ему не удавалось содержать их в таком же великолепии, как это получалось у Михаила. Розы в отсутствии своего любимого человека начинали чахнуть. И ничего нельзя было поделать.

     Однажды Миша получил в бою ранение и был отправлен на излечение в госпиталь. Розы, словно почуяли беду, и начали медленно увядать. Что только ни делал Сергей, чтобы сохранить цветы, но у него ничего не получалось. Так бы и пропали эти божественные создания, не возвратись Михаил из госпиталя. Он в первый же вечер после прибытия в часть полил каждый цветок, сказав при этом всем до единого какие-то слова. Каково же было удивление сослуживцев, когда наутро розы благоухали, источая необычайный запах. С тех пор Михаила называли не иначе, как волшебником.

     Вот так бы и продолжалась эта идиллия. Но шла война, которой не ведомы были сантименты.

     Вылечившись и окончательно окрепнув, Михаил продолжал воевать.

     Подразделению, в котором служил старший лейтенант Васильев, предстояло выполнить очень ответственное задание. Все знали, что риск высок, но никто не отказался от участия в операции, хотя оставалось служить до замены немногим больше месяца. За время войны все привыкли играть в «кошки-мышки» со смертью, и эта азартная игра увлекала настолько, что не играть в нее люди уже не могли.

     Добирались до места проведения операции скрытно, умело маскируясь. И в результате вышли в заданный район в назначенное время, не дав противнику себя обнаружить. Все складывалось удачно до определенного времени. И вдруг неожиданно все пошло  насмарку.

     Задул «афганец», сильный ветер, несущий тучи песка. Никто не ожидал стихии. Обычно эти ветра начинали свирепствовать в октябре. А в этот раз пришли чуть ли не на месяц раньше.

     В течение четырех дней пришлось отсиживаться в ущелье. Паек таял на глазах, хотя и экономили продукты. Но труднее всего было обходиться без воды. Каждый глоток был на вес золота.

     Наконец, закончилась пыльная буря, досыта «накормившая»  наших ребят песком. И можно было приступать к выполнению задания. Но за четыре дня обстановка изменилась и пришлось проводить дополнительную разведку.

     На этот раз не все прошло гладко. Противник обнаружил нашу группу. Пришлось принимать бой. Вот тут все и началось. Сражение было ожесточенное. Силы противника намного превосходили наши, и ребята с потерями начали отходить, чтобы не попасть в ловушку.

     Миша с другом прикрывали отход группы. Они надолго задержали врага, дав возможность своим уйти.

     Настало время уходить и самим, чтобы догнать ребят и встретиться с ними в условленном месте.

     Граната разорвалась рядом, и друг погиб сразу. А Миша в пылу боя даже не почувствовал боли. Но когда попытался подползти к своему напарнику, ощутил теплоту в правом боку. Дотронулся  до раны и тут же отдернул руку, она алела от крови. Сознание еще работало. Он достал из подсумка гранату, выдернул кольцо и зажал адское устройство в кулаке. Теперь было не страшно терять сознание: ведь если рука разожмется, граната взорвется обязательно, и значит, «духи» живым не возьмут. О смерти почему-то не думал. Некогда было.

    А вот и они, в чалмах, с кремневыми ружьями в руках. Пора разжимать ладонь…

     Мишу привезли в часть, и  вместе со всеми погибшими ребятами он ночевал в импровизированном морге. На самом деле это была обычная землянка.

     Его розы провели эту тревожную ночь неподалеку от него, метрах в пятистах. Когда настало утро, все цветы  завяли и стали черными.

     А вскоре прилетел самолет со зловеще-красивым названием «Черный тюльпан», забрал «груз 200» и повез на Родину, в Советский Союз, чтобы там добить еще живых матерей…

       Никто не хотел умирать, но не всем суждено было вырваться из огненного кольца судьбы…

 

Смышников Евгений Владимирович, полковник в отставке, ветеран боевых действий в Афганистане, председатель Совета организации «Боевое Братство»