Почему Россия терпит западные НКО?

Рубрика:  

Почему инстинкт самосохранение не срабатывает при виде очевидной угрозы?

Для того чтобы ответить на это вопрос, нужно взглянуть на тему безопасности более широко. Всякие вирусы появляются в организме тогда, когда иммунная система нарушена и имеют место серьёзные системные дефекты. Иммунная система государства выражается в качестве процессов государственного управления, . . .

которые зависят от множества показателей, и качество элиты тут один из главных вопросов.

Элита, говоря словами Ленина, – это авангард господствующего в экономике класса. Каков класс, такова и его элита. Буржуазия как класс в России переживает острейший кризис становления и самоидентификации, и потому все проблемы качества правящей элиты – это зеркальное отражение качества класса буржуазии.

Овладение навыками стратегического мышления – это дорастание до понимания важности долгосрочных процессов. Ребёнок, получив в руки годовой бюджет детского сада, мгновенно потратит всё на покупку игрушек и сладостей. Взрослый отложит на оплату отопления зимой, до которой ещё надо дожить, но он понимает, что готовиться нужно заранее.

Созревание – это способность работать с долгосрочными целями и понимать их важность для победы над обстоятельствами. Это способность самому создавать эти обстоятельства, а не реагировать на то, что возникает.

До середины ХХ века западный капитал приближался к стратегическому мышлению, но демонстрировал приверженность краткосрочным приоритетам над долгосрочными. Это выражалось, прежде всего, в подходах к управлению предприятиями – теории менеджмента того времени не пользовались понятием стратегии.

Госаппарат, обслуживая интересы крупной буржуазии, так же оперировал краткосрочными инструментами. Ярче всего это выражалось в работе разведок, где спецслужбы государств копировали подходы корпоративных разведок и пополнялись их специалистами. Вообще правящий класс в США характеризуется тем, что там управленцы периодически переходят с госслужбы в бизнес и обратно, перенося методы управления из одной среды в другую.

Приверженность к краткосрочным операциям выражалась в том, что в спецслужбах основной упор делался на классическую агентурную работу, и термин «агенты влияния» практически был неизвестен. Слишком много времени уходило на выращивание агента влияния в политической системе противника. Проще было вербовать тех, кто уже есть.

Развитие маркетинга как философии управления перестроило мозги управленцев в сторону понимания важности активной позиции в деле формирования рынка. Нельзя следовать за спросом, его нужно создавать самому. Стали расти объёмы применения тотальных манипулятивных техник влияния на массовое сознание. Обернулось это захватом и удержанием критически важных объёмов рынка.

Эти методы, будучи перенесены на работу разведок, изменили отношение к агентуре влияния. Стало понятным, что методам косвенного мягкого влияния нет равных по результативности в глобальных процессах противостояния крупных систем, от корпораций до государств. Мягкая сила взяла верх над силой жёсткой, показывая чудеса эффективности.

Понятно, что прогрессивные теории управления и корпус владеющих ими управленцев – это проявление качества социально-политической системы. Она или способна генерировать передовые концепции и применяющие их кадры, или не способна. Способные выживают, неспособные погибают. Так погибли знаменитые компании Левис и Полароид, так погиб СССР. Так погибли все, кто отстал в понимании важности системы управления, формирующей способность улавливать время и опережать его.

Когда корпорации доросли до понимания важности долгосрочного управления, они стали искать способы решения этой проблемы. И нашли его в формировании фондов, концентрирующих средства для взлома систем управления конкурентов и проникновения в них. Эти фонды создавались крупнейшими ТНК под видом благотворительных, но так, чтобы конкуренты не имели возможности ими пользоваться.

Но зато все, кто были носителями важной информации о конкурентах, попадали сначала в центр внимания таких фондов, а потом в зависимость от них. То, что МВФ раньше делал с Россией, а теперь творит с Украиной – лучший пример работы таких фондов. То, что фонд Конрада Аденауэра делает в Белоруссии – лучший пример того, для чего создают такие НКО.

Благотворительные фонды, скупая нужные им кадры, создают агентуру влияния в сфере своих интересов. Посмотрите на Петра Порошенко – это воплощение агента влияния, доведённого до высшей власти и отработавшего на все 100% вложенные в него средства.

В конкурентной войне скупленные носители информации обретают двойственный статус. С одной стороны они – источники информации о конкурентах, с другой стороны – проводники интересов учредителей фондов, создавших их ТНК. Они становятся агентами влияния, лоббистами купивших их структур.

Деятельность такой агентуры направляется и определяется попечительными советами и совещательными комитетами этих фондов, созданными в них комитетами поддержки ТНК. Лоббизмом называется создание благоприятной атмосферы и нейтрализация неблагоприятных факторов.

Звучит благопристойно, но если применить это к деятельности хищника в отношении добычи или грабителя в отношении жертвы, особенно если эта добыча или жертва – вы, то для вас всё меняется волшебным образом. Всё уже не выглядит так нейтрально и благопристойно. Скорее для вас уже есть повод взяться за оружие.

Благотворительные фонды – лучший инструмент вторжения для разведок ТНК и стоящих на их защите государств. Создаются они исключительно в слабых государствах, переживающих серьёзные структурные экономические и социально–политические кризисы. К таким государствам относятся все без исключения государства бывшего СССР, включая и Россию, где они всё ещё действуют, хоть и в ограниченном виде, а так же страны Латинской Америки и Восточной Европы, входившие в бывший социалистический лагерь.

Представители чиновничества, научно-технической интеллигенции, разведсообщества и предпринимательства в этих странах готовы за крайне небольшую плату продавать все доступные им секреты, от секретов фирм до секретов государства. И чем глубже там кризис и бедность, тем охотнее они вербуются, и тем меньше стоят их услуги.

Хорошей формой проникновения, кроме НКО, является создание филиалов ТНК в интересующих их странах. Филиалы – это квазирезидентура, отличный способ создания агентуры влияния. Подавляющая часть сотрудников и управляющих таких филиалов – обладатели местного гражданства.

Но нанявшись в филиал, они приобретают двойную лояльность, их личное благополучие зависит от оплачивающей их работу иностранной структуры. Объективно они становятся лично заинтересованными в успехе зарубежной корпорации, приобретая не «двойное гражданство», а статус двойного агента. Только работая на чужие интересы, они могут поддержать своё благополучие.

Всвязи с очевидностью такой истины вызывает крайнее недоумение политика экономического блока правительства, устами некоторых своих ярких представителей изо всех сил призывающих иностранных инвесторов приходить в Россию и создавать в ней свои структуры.

По сути, это приглашение под видом инвестиций совершить вторжение в сферу, где должны властвовать свои компании. Сдача позиций вместо работы над их усилением. Умалчивание о том, что сопровождает такие приходы чужих корпораций в развивающуюся страну, есть ложь и прямая диверсия. Как если предложить наркотик и не предупредить, что за этим последует. Внедрение и вербовка агентуры ТНК на всех ключевых позициях государства – прямое следствие такой политики открытых настежь дверей.

Это как сдать свою жену в аренду богатому соседу под лозунгом «Я же всё в семью, всё для семьи! При чём здесь проституция?». И дело не в том, что ты сам зарабатывать не умеешь, а жену не любишь. Дело в том, что скоро тебя самого вышвырнут из твоей квартиры.

Российские специалисты, работающие на иностранные ТНК в их российских филиалах – это не просто утечка мозгов без выезда из страны. Это лица, вхожие в определённые высокие сферы, осведомлённые и влияющие. Разведки ТНК и крупных государств используют их и как источники информации, и как агентуру влияния.

Спрашивается, зачем власти в странах СНГ допускают деятельность в своих республиках этих подрывных структур? Неужели не понимают то, что понимают обычные люди? Ведь именно от этих филиалов, фондов и НКО исходит главная угроза их власти, угроза цветных революций и государственных переворотов. Неужели не видят и не осознают?

Видят и осознают. А допускают потому, что не допускать не могут. Этим и выражается слабость политических режимов и социальных систем в странах СНГ – их политические элиты зависимы от внешней поддержки и потому критически переполнены сторонниками сдачи суверенитета, пришедшими к власти на волне распада СССР.

И Кочарян, и Назарбаев, и Лукашенко, и Додон, и Ельцин, и Янукович – все они понимали, что поддержка западных НКО для них важнейший ресурс во внутренней борьбе за власть с конкурентами. Без этого ресурса им не победить и власти не удержать. Да, это риск, но без опоры на них риск ещё больше. Просто потому, что деньги и информация в политике – решающий фактор. И то, и другое – в руках НКО и стоящих за ними разведок и государственных структур более сильных государств.

Если вы не пользуетесь их деньгами и являетесь врагами для их разведок, а ваши конкуренты всем этим пользуются, то вы проиграете и власть, и деньги, и жизнь. Вы и так это проиграете, но есть иллюзия потянуть время и как-то выкрутиться. А так всё наступит завтра и без вариантов.

Кроме того, все местные деньги в виде тенге, лари, гривны или рубля, элитам интересны лишь в виде транзитной валюты. Их сразу переводят в доллары и выводят из страны. Этим и объясняется то, что все украинские президенты, Назарбаев, Лукашенко, Алиев, Кочарян с Саргсяном и прочие туземные лидеры так покорны западным НКО, в любой момент лишающим их власти, жизни и капиталов за границей.

Это сделка с дьяволом – он тебе власть и деньги сейчас, но взамен твою душу и потом вечную смерть. Но поскольку ты так далеко не думаешь, то идёшь за тем, что здесь и сейчас, как ослик за подвешенной морковкой.

Кстати, это лучшее доказательство того, что у Путина нет личных средство за границей, ни у него самого, ни оформленных на подставных лиц. Именно потому он идёт на конфликт с Западом, что не ухвачен за личный интерес. Но именно потому, что половина элиты России всё ещё за этот интерес Западом удерживается, Путин не рубит полностью сук, на котором сидят компрадоры.

В элите существует равенство сил между сторонниками защиты суверенитета и сдачи суверенитета. И чтобы не обрушить систему управления полностью в хаос гражданской войны, Путин маневрирует и отгрызает плацдарм за плацдармом, но полных запретов не вводит. НКО не выгоняются, но на них вешают ярлык иностранных агентов. На форумах Путин выдаёт себя ла либерала, кладёт цветы к могилам их героев, но на практике душит либералов там, где это возможно. Где невозможно – пока не душит.

Свои им Кудрин, Сиуланов, Греф, Набиуллина, Орешкин. Это на них не вводят санкции, это они призывают прекратить конфликт с Западом и вернуть ему всё утраченное. Путин на это не идёт. После этого он может сто раз назвать себя либералом, но ТНК в это не верят. А их обмануть невозможно. Ты либерал? Тогда верни времена Ельцина. Нет? Значит, ты не либерал, а притворяешься. И получишь войну с НКО по полной программе.

Кто не верит, пусть посмотрит на храмовый конфликт в Екатеринбурге с его Хёрст Шкулев Медиа во главе подстрекателей. Имеющий глаза да увидит.

Российская буржуазия не определилась со своим классовым интересом, так как большей частью состоит из разбойников и мародёров, готовых предать все основы своего собственного существования просто по трусости и глупости. Как разбойник готов бросить мешок с награбленным добром и убежать, если наткнулся на военный отряд.

Та часть буржуазии, что состоит из воспроизводителей, а не из потребителей, с трудом увеличивает свои позиции в обществе и пока не может победить группу сдачи суверенитета. Но уже смогла её заблокировать.

Половинчатый состав правящего класса отражён в двойственности его правящей элиты, где сцепились группы суверенитета и его сдачи. Именно потому в России всё ещё нет собственных фондов, из которых бы финансировалась мощная контрпропаганда в пику подрывным действиям западных НКО. Пока этим занято одно государство, а оно сидит лишь на центральных каналах, да к тому же чиновники его постоянно компрометируют.

Тогда как вся война давно уже делается в интернете, для создания армии, работающей там, нужны фонды и структуры. Российский капитал пока не дорос до понимания важности создания всего этого.

Шанс в том, что то, что нас не убьёт, то сделает сильнее. От понимания угрозы давно пора перейти к решительным действиям. Нужна чёткая идеология, положенная в основу теорий управления обществом и экономикой. Пора перестать мямлить навязанные НКО либеральные глупости о запрете на идеологию. Пора начать создавать мобильные мощные медиагруппы, способные перехватить повестку в регионах.

Пора сделать качественное владение пиаром главным критерием профпригодности ко всякому управлению. Пора прекратить наблюдать за происходящим и лишь писать аналитические записки наверх. Пора перестать медленно запрягать и начинать быстро ехать. Промедление, как обычно, смерти подобно.

https://x-true.info/83389-poch...