ВЗРЫВ НА РАССВЕТЕ

Рубрика:  

Как-то захожу к своему шефу и говорю, что пора закрыть оперативное дело, которое я вел. А моим начальником оперативного отдела КГБ БАССР был в то время полковник Р.Я. Булатов, светлый человек, к сожалению, рано ушедший из жизни. Так вот, Рафаэль Якупович мне отвечает: «Запомни. Закрывают форточки, а оперативные дела прекращают». Сказанное им вскользь замечание запомнилось мне на всю жизнь. Я и сейчас, когда смотрю криминальные фильмы, стараюсь мысленно поправить их героев, которые часто «закрывают» уголовные дела.

Дела прекращаются, а вот в памяти они живут, не забываются. Так оно и есть. Событие, которое потрясло всю республику, произощло 25 лет назад. И вспоминается оно, как один из лучших примеров совместной работы силовых ведомств республики. Был убит глава администрации г. Дюртюли и Дюртюлинского района Р.Мусин. Убит не на бытовой почве, а в результате самого настоящего террористического акта – подвешенной к калитке забора гранатой. Такого дерзкого преступления в республике никогда не было.

Узнав о событии, власти решили придержать информацию, воздержаться от широкого ее распространения. Скорее всего, от растерянности. Мой товарищ, подполковник в отставке Мухаяров Ф.М., проживающий в Дюртюлях, вспоминал потом, что о теракте в родном городе они узнали из сообщения московского радио. Поползли слухи. Один невероятнее другого. Это было время «оголтелого» капитализма. Лозунг «Разрешено все, что не запрещено» существовал на властном уровне. Местные руководители убеждали: «Ну и что, что воруют!? Ведь все это остается в республике!». Спешно, за копейки, «прихватизировалась» госсобственность.

Весь этот беспредел пытался остановить в отдельно взятом городе и районе новый глава администрации. Сразу же после назначения Р.Мусин дал интервью местной газете, в котором, а также на совещаниях, говорил о своем намерении работать на благо дюртюлинцев, и одновременно заявлял, что будет бороться с пьянством, бездельниками, с теми руководителями, которые совмещают работу на государственной службе с коммерцией, наживаются на этом. Но не все были согласны с его «домашней» политикой. Сформировалась группа недовольных, группа противников. Среди заговорщиков были люди с разным общественным статусом: руководители районных учреждений, местные банкиры и предприниматели, председатели колхозов и другие влиятельные люди района. Вначале использовали метод давления и запугивания, угрожали родственникам. В районе распространялись листовки с оскорбительными измышлениями о Мусине.

Когда не сработали эти меры, было решено пойти на крайние шаги и физически ликвидировать Р.Мусина. С этой целью скинулись на оплату исполнителю и покупку гранаты. Она и взорвалась ранним утром 9 марта 1994 года. Сработала «растяжка», когда Р.Мусин открывал калитку, уходя на работу. Президент Республики М.Г. Рахимов немедленно собрал у себя всех силовиков и потребовал бросить на это все силы, но найти убийцу. Смотрел он при этом, в основном, на генерала В.П.Наумова, бывшего в то время руководителем республиканского управления ФСБ. К слову сказать, Муртаза Губайдуллович и дальше осуществлял самый жесткий контроль за ходом расследования. Это был, наверное, тот редкий случай, когда руководитель такого ранга ежедневно начинал рабочий день с доклада следственных органов. Для расследования дела была создана оперативно-следственная группа. Возглавил ее оперативный сотрудник Управления ФСБ В.И. Кокин. В группу вошел бывший начальник Дюртюлинского отделения УФСБ по РБ, опытный, зрелый оперативник, подполковник Р.Г.Мулюков. Само отделение к тому времени было закрыто в процессе чехарды переименований. Но главное было в том, что Разиф Габитович хорошо знал людей, расстановку сил в городе. Да и его многие знали как порядочного, честного, принципиального сотрудника и доверялись ему.

К расследованию привлекли, как водится, и другие правоохранительные органы. Работали слаженно, не жалея времени и сил. Согласно азбуке контрразведки, оперативная обстановка складывается из трех элементов: противник — наши силы и средства — среда. Решили начать с изучения среды. Задача была поставлена не простая — встретиться и побеседовать с большинством жителей города и района. В.И.Кокин и еще несколько участников расследования «пошли в люди». Побывали, практически, в каждом доме, в каждом учреждении. Встретились и опросили тысячи человек. Главный вопрос - что думаете или знаете о происшедшем. В результате стала вырисовываться оперативная обстановка в городе и районе, зазвучали фамилии «доброжелателей» Р.Мусина.

В те годы компьютеров еще не было. Поэтому много сил было брошено на поиск печатной машинки, на которой изготавливались листовки и письма с угрозами. Перебрали сотни машинок, эксперты сравнивали, но нужной так и не находилось. Наконец удача! Совершенно неожиданно была обнаружена старая машинка в заржавевшем «Запорожце», лежавшем в овраге на окраине одной из деревень. Сравнили шрифт. Да, та самая. Печатали на ней, заверили эксперты. Оказалось, что машинка была списана в учреждении, которым руководил один из подозреваемых.

Вначале задержали двоих. Под неопровержимыми фактами они не стали оправдываться. Рассказали все и обо всех. Дальше вышли на след организатора, а затем и исполнителя теракта. Не буду называть имена тех, кто попался на этом деле. Зачем? Ведь они уже понесли заслуженное наказание. Своеобразные находки ожидали следователей в ходе обысков у современных «нуворишей». У одного председателя колхоза в сарае стояли две новенькие автомашины. У другого – бочка, плотно набитая денежными купюрами.

Как-то в интервью на телевидении писателя фантаста А.Стругацкого спросили: «Скажите, почему в России убийства не раскрываются?» На что писатель ответил: «Почему же? Вот в Башкирии раскрыли». Раскрыв заказное убийство за месяц, башкирские чекисты доказали свой профессионализм и умение результативно работать в одной упряжке с другими правоохранительными органами республики.

 

Марс АБДЕЕВ, подполковник в отставке,

г. Уфа.  

Газета «Самарские чекисты», №3-4 (125-126) март-апрель 2019г.