Божена Рынска: Мне русский народ за редкими исключениями глубоко неприятен

Известная столичная журналистка, блогер и участница митингов оппозиции рассказала, что на самом деле думает о России, Америке и Украине

Это случилось в интервью Радио Свобода. Возможно поэтому Божена Рынска так и разоткровенничалась в разговоре с ее корреспондентом — радиостанция-то американская. Можно не стесняясь признаться, как обожаешь чужую страну и мучаешься в своей. А особенно — как презираешь свой народ.

Хотя, надо отдать Божене должное, она и ранее в своем блоге часто эпатировала нежную публику, не привыкшую к жесткости и цинизму гламурного мира. А Рынску воспринимают именно как яркий образец отечественного глянца. Она же - светский обозреватель, то шубу на митингах выгуливает, то оплакивает свою сумку из страусиной кожи за 15.000 евро, на которую пролили кофе. И тут же желает смерти пенсионерам, голосующим не так на выборах, проклинает инвалидов, из-за которых задерживают рейс самолета...

Но в этом интервью Божена превзошла себя. Его, собственно, и комментировать не надо. Достаточно прочитать. И еще раз осмыслить — что творится в голове у большей части нашей «либеральной тусовки». Чтобы так честно и концентрированно выразить ее настроения и идеи — нужно иметь особый талант. И Рынска его, несомненно, имеет.

"КП" приводит основные отрывки этого интервью:

О КГБ-ШНОЙ БАБУШКЕ И ЭМИГРАЦИИ

– Я однажды нашла дневниковые записи своей бабушки – сотрудницы КГБ... В них говорилось: "Мои начали учить язык, я спросила их, не собираются ли они уезжать? Они ответили, что есть такие мысли. Дураки, кому они нужны без денег в этой Америке? Я им, конечно, мешать не буду. Но они уедут, увезут Женечку (настоящее имя Божены Рынски — Евгения Курицына, - ред.), а я лягу и умру". Но кагэбэшная бабушка моим родителям не стала мешать, она не стала звонить в комитет, она подписала согласие на отъезд...

Они (родители. - ред) были диссидентами, антисоветчиками... Потому что приличные люди в совке жить не хотели и не могли. Угадайте, кто не подписал?

Еврейские родители моего отца... Они работали на оборонном заводе "Прогресс" в Самаре, где были довольно большие зарплаты. Они возмутились: "Как это так? Если сын бежит в Штаты, нас же с завода тогда на пенсию сразу отправят. А пенсия – это 140 рублей всего. На заводе-то мы по 340 получаем. Ага, сейчас вы поедете! Ничего мы не подпишем!" ... А когда евреев снова стали выпускать в 89-м году, отец уехал в Америку...

КАК АМЕРИКА НЕ ПОРАЗИЛА, НО ОНА ВСЕ РАВНО САМАЯ ЛУЧШАЯ

- Я поехала. Это была моя первая заграница.

Нет, не поразила. Я же оказалась не на Манхеттене. Я оказалась в очень маленьком и противном городе Толедо, куда папу распределила еврейская община. У меня не было машины, у меня не было права на работу, общественного транспорта там не было, я была абсолютно зависима от отца, а отец даже не нашел работу, он жил на пособия.

В этой атмосфере я выжить не могла. Я до сих пор в Америку приехать не могу, такой ужас я там испытала. Хотя вчуже страну эту обожаю... Я могу совершенно точно сказать: если бы я могла выбирать, где бы я хотела в следующей жизни родиться, я бы выбрала только Америку. Это самая лучшая, самая справедливая, внимательная к маленькой личности, самая эффективная страна в мире.

Безусловно – не Европа. Только Америка. Таких сердечных и добрых людей я больше нигде не встречала...

Откровенного говна там нет.

ОБ УГРОЗЕ ВЫКОЛОТЬ ШИЛОМ ГЛАЗ ОМОНОВЦУ И НАЛОГАХ

- Во-первых, я агрессивная только тогда, когда меня обижают. Во-вторых, никакие эти омоновцы не несчастные, с ума сошли? Давайте еще этих п******* жалеть начнем!..

Далее, я никогда не призывала кому-то выкалывать шилом глаза. Я сказала, что если еще раз хоть одна п********* посмеет мне помешать во время работы (а я на том митинге присутствовала как журналист), то я, б****, возьму шило.

Потому что этот омоновец не имеет права меня задерживать. Я стояла (на митинге оппозиции, - ред.) в гуще журналистов... У меня было удостоверение прессы, у меня было служебное задание... А меня скрутили... Что мне делать остается? Я всегда считала, что самосуд лучше, чем безнаказанность. Лучше самосуда – только официальный суд. Но официальный суд у нас никогда не накажет представителя власти, даже если представитель не прав. Государство, которому я платила налоги (сейчас уже не плачу), не могло меня защитить.

Пошли они, не плачу и все. У меня и работы официальной нет. Я безработный человек. Менты и всякая погань меня никогда не защищали, российская медицина меня однажды вообще чуть не угробила, мне пришлось в Израиле за большие деньги все переделывать. За что я тут должна платить налоги? Я плачу только дорожный налог, потому что я пользуюсь дорогой. Но на этом все, до свидания...

За травлю могу, например, убить. Я ту травлю, которую против меня телеканал НТВ начал и никак закончить не может, имею в виду. Я просто не хочу делать этого сейчас, потому что собираюсь прожить долгую и счастливую жизнь. Мучителей своих надо забирать с собой. Как попутчика.

О ЗНАКОМСТВЕ С ОСНОВАТЕЛЕМ НТВ ИГОРЕМ МАЛАШЕНКО

– Смешно познакомились. Нас Юля Латынина познакомила.

Ну, она без задней мысли знакомила. Ей казалось, что Игорь был глубоко женатым человеком. Хотя он к тому моменту давно не жил с женой.

Да я им бредила... И заочно я была этой личностью очарована. Не могу сказать, что была влюблена. Я не влюбляюсь в киногероев. Но он для меня был – вау! И я помню, что как-то в понедельник я была у косметолога в Ясенево. У меня был выходной. Я была ужасно одета. На мне была какая-то обтрепанная кацавейка совершенно не гламурная, у меня не было укладки, я не была накрашена. И звонит телефон, Латынина. Спросила меня, хочу ли я познакомиться с Малашенко. Я ответила, что хочу, он же человек-легенда. И я помчалась в ресторан, в котором были Латынина и Малашенко. Мы стали болтать-болтать-болтать. Потом мы еще пару раз встретились. Потом он мне стал звонить. У меня тогда был целый пул дядечек, которые мне звонили потрепаться, я же еще тот бухарь-собеседник. Игорь был одним из них: "Что вы сегодня делали? Куда вы ходили? Что вы едите?" Я не понимала, что ему надо, пока он мне не позвонил и раздраженно не сказал, что любит меня и хочет со мной жить.

ПРО ОБИДЫ ГУСИНСКОГО И МАЛАШЕНКО

– Про обиду – это не совсем то слово. Как мне однажды сказал Гусинский, на смердов не обижаются... Но ненависть – безусловно, правильное слово.

Они бы стали активно заниматься люстрациями.

Они сторонники люстраций. Но мстить они бы при этом не стали. Вот прям мстить – нет. Мстить способны только нехорошие мальчики. И нехорошая девочка Божена. А "Гусь" – хороший еврейский мальчик, режиссер по образованию. Малашенко – хороший украинский мальчик, философ по образованию.

Они (Гусинский с женой, - ред.) занимаются дайвингом. Жена его даже снимает фильмы про всех этих глубоководных тварей... У него есть компания, которая снимает в России большое количество сериалов. Этот бизнес сейчас на грани краха, потому что Украина перестала закупать русские сериалы. Но большее удовольствие он получает от дайвинга...

Он все-таки очень деятельный черт, чтобы чувствовать себя пенсионером.

В Америке и в Израиле (живет. - Ред.). Он летает по всему миру.

О КРИЗИСЕ

– Раньше светская жизнь бурлила, а сейчас это болото. Политическая депрессия отражается и на светской жизни. В 2004 году, в 2007 году, когда был экономический подъем, светская жизнь бурлила и клокотала. Бабок у всех было много, настроение у всех было хорошее!

Да, кутить хотелось страшно. А сейчас настроение у всех х*****. Михаил Фридман (глава Альфа-групп, - ред.) уехал в Лондон, он здесь практически не появляется… Народ с бабками начал постепенно разъезжаться. Народ отваливает. Настроения нет никакого.

Вот наша квартира до кризиса на Лесной улице стоила четыре миллиона двести тысяч долларов. Сейчас она и трех миллионов не стоит. Я обеднела вдвое. Игорь (Малашенко) обеднел больше чем на треть. Мы сейчас живем очень скромно, не жили так очень давно. У Игоря есть недвижимость в разных странах, которая сильно провисла. Проедать капитал нельзя, можно жить только на проценты, а проценты стали мизерными. Для хороших топ-менеджеров работы стало меньше, потому что нечем управлять, везде сокращения, не платят годовые бонусы, за которые они все и работали...

(Совсем богатые люди, - ред.) это другая история, это другое отношение к деньгам. Понимаете, какая разница, если у вас ярд или половина ярда? Никакой разницы. После ста миллионов долларов деньги становятся цифрами на бумаге. И потери перестают отражаться на уровне твоей жизни.

О ДОБРЫХ УКРАИНЦАХ И АГРЕССИВНЫХ РУССКИХ

– Мне действительно очень нравится атмосфера и в Киеве, и во Львове. Я в Киеве воздухом дышу. Я к украинцам с распахнутой душой, они это чувствуют и отвечают мне тем же. Знаете, раньше я была к Украине абсолютно индифферентна. Что есть она, что ее нет – мне глубоко наплевать. Но потом я туда приехала и не увидела там московской агрессии. Я агрессию очень хорошо чувствую и сама моментально агрессивной становлюсь. Но в Киеве нет этого. Я сама там стала спокойной и мягкой кошкой. Господи, да там в любом такси приятные водители. В кафе приятные официанты. И они добрее, чем русские.

На Украине живет много славных людей.

У нас меньше. У нас все приятные люди только в конкретных кругах. А там – много случайных приятных людей. Можете считать меня русофобом, но мне русский народ за редкими исключениями глубоко неприятен.

ПОЧЕМУ НЕ УЕЗЖАЕТ ИЗ РОССИИ

– Во-первых, на каком основании я могу жить не в России?

Во-вторых, жизнь в Лондоне – чудовищно дорогая.

Я ненавижу Барселону и Рим. Я люблю Лондон. Мы думали о Юрмале еще. Там другой народ. Там сливки, а не снятое молоко. Там люди нашего круга. Хотя теперь это и неважно: я слышала, что после санкций эта лавочка прикрылась, русским там с большим трудом дают вид на жительство.

Вот именно этим (оформлением паспорта Израиля, - ред.) я сейчас и занимаюсь. Но израильский паспорт не дает мне права постоянно жить в Европе.

Если я уеду, то я надеюсь, что буду думать иначе: у меня другой паспорт, у меня другое гражданство, и меня перестанет волновать, что тут происходит. И мне будет плевать на царя Путина. На распятого мальчика. Я очень хочу забить на подлости, которые происходят в этой стране. И перестать страдать.

 

Иван ГРАЧЕВ

http://m.kp.ru/

Геннадий Филимонов
 
18:30
Меня интересует одно, почему СМИ обвинят русского человека, заявившего бы публично о личной неприязни к еврейскому народу в антисемитизме, а заявление представительницы еврейского народа по отношению к русскому народу в русофобии не обвиняют? Чем это можно объяснить?
Альбина
 
00:47
"А судьи кто ? " Действительно, Америка "самая внимательная" страна к таким   Курицыным, плюющим  в колодец , из которого пьют.