БОГАТЫРЬ СВЯТОРУССКИЙ

Рубрика:  

Смутным, видением детства рисуется перед глазами белая часовенка на возвышенном каменном цоколе. Зарешеченный сквозной вход без створок. Поднявшись по ступенькам, заглядываю в сумрачную, отдающую холодом и влажностью глубину. И боязно, но все-таки тянет смотреть и смотреть сквозь решетку.

В сознании трепещет неясною тенью: «Илья Муромец! Он здесь - под плитами. Мертвый».

С замиранием сердца, падающего в пятки, не раз вбегал по белым ступень¬кам к решетчатому проему...
Было это или не было? Нe соглашались родители, когда уже в солидных летах были, когда   мальчик  рассказывал им об этом. Дескать, не было такого. Или, если и было, ты, мол, все равно не мог этого помнить...

Что касается часовни, то она действительно стояла при кладбищенской Напольной церкви в Муроме.
Увы! Больше не стоит. Разобрали вместе с церковью.
Само кладбище, где похоронен мой дед, рядовой лейб-гвардии уланского Варшавского полка, заросло лозняком и бузиною…


Часовня в честь Ильи Муромца - моего земляка, который родом из того ли города Мурома, из того ли села Карочарово.
Старинное, гораздо старше Москвы, село Карочарово. Оно и сегодня значится на картах владимирской земли в полуверсте от моего родного монастырского села Орлово, что уже срослось с Муромом, став его окраиной.

Перед самой войной над Муромом прошумел зловещий смерч, наделав немало переполоха. С неба, подернутого клубящимися черными тучами, посыпались вдруг вместе с градом серебряные монеты, отчеканенные царем Алексеем Михайловичем.
Смерч прошелся и возле Напольной церкви - но, трижды очертив круг вокруг часовни Ильи Муромца, удалился, не смяв кровли над нею, не сорвав креста. Зато искорежил, разломал ограду кладбища, подняв в небеса штакетины и жердины.
«Не к добру! Быть худу!» - загудела молва. Но часовня-то ведь устояла! Илья Муромец не даст в обиду...

А потом была война. Даже до Мурома долетали «юнкерсы», кидали бомбы на железнодорожный мост через Оку. Не попали...

В былины ушел из родного села Илья Муромец. Человек далекой тогда заокской окраины стал главным в богатырской заставе с побратимами своими Алешей Поповичем и Добрыней Никитичем. Кто они? Живые люди? Или люди из легенды?

Былины рисуют богатырей в яркой, рельефной конкретности их характеров. Если Алеша По¬пович жидковат силенкою, но хитер нравом, то Добрыня при прямодушии своем, при немалой могутности бывает и жестокосердным.

Но всех превзошел величием души старый казак Илья Муромец. Он - как могучий дуб, черпающий силу узловитыми корнями из самой матушки-земли.

Неважно, что в жилах Ильи больше мещерской, угро-финской крови, нежели славянской. По духу, по состоянию души он - русский! На подвиг жизни своей Илья был позван голосом свыше.

До тридцати трех лет сиднем сидел богатырь в родительском доме, не в силах подняться с места. С младенческих  лет поразила Илью болезнь. Нечто вроде детского паралича.

Наверное, все-таки провидческий жребий Муромца был не в том, чтобы прозябать ему, разбитому параличом. На тридцать третьем году жизни, в возрасте Христа, Илья пережил великое чудо.

По промыслу Божию в деревню, где он сидел под сенью родительского дома, забрели калики перехожие - странствующие монахи - святые люди. Проповедуя православную веру, ходили по городам и весям.
Нельзя забывать, что муромская сторона в те далекие, стародавние времена оставалась не вполне христианской.
Путники попросили, чтоб Илья вышел из дому, набрал воды в колодце и дал им напиться.

- Как же дам вам водицы, коли двигаться не могу?
- Встань и иди, - сказал один из них (видимо, старший). - Поднеси нам воды.

И Муромец поднялся с ложа, сошел с крыльца, опустил журавля с ведром, напоил благочестивых путников.
Затем, повинуясь тому же приказу, зачерпнул с краями ковшик студеной и чистой воды колодезной и напился сам. А старший из калик успел допрежь сказать над колодцем святую молитву.

И прибыла к Илье силушка великая, неизбывная.
Почуял Илья: ушла тягость из ног. Пошел он во чисто поле на пашню родительскую. Удивил немало отца с матерью - они работали в поле.
Взялся Илья за чапыги, воткнул сошку в землю - не смогла лошаденка сразу сдвинуться с места.
Еще больше удивились родители. И вспахал Илья все поле за один день.

Родился от той лошадки жеребеночек, который и стал Илье Муромцу боевым конем. Испытал друга Муромец: оседлал, надел доспехи богатырские, сел в седло.
Ударил палицей по дубу могучему, столетнему. Разлетелся дуб на щепочки. А конь стоял как вкопанный.

И поехал Илья через дремучие леса черниговские служить князю Киевскому Владимиру Красну Солнышку.

Первым подвигом Ильи Муромца по дороге в черниговских лесах было одоление и пленение Соловья-разбойника.
В былинах гармонично сопрягаются атрибуты и детали вполне легендарные с реалиями жизненными, обыденными.

В образе Соловья-разбойника обобщены, персонифицированы многочисленные шайки и, как сегодня выразились бы, бандитские формирования хазарского каганата, более чем триста лет державшего Киевскую Русь под своим игом, взимавшего дань с русичей.
Правда, к эпохе святого равноапостольного князя Владимира русские освободились от хазарского засилья. Отец Владимира, князь Святослав, отомстил «неразумным хазарам». Их села и нивы за буйный набег обрек он мечам и пожарам.

Совершил сие не вещий Олег, который и князем-то не был, а Святослав.

Но таковы законы народного творчества - сплетать, соединять в едином сплаве события, выражающие равно-родных былин, его святые, нетленные великую сущность. Несомненно, дело, выполненное Святославом, отвечало народным чаяниям и желаниям. Потому-то и трансформировались его деяния в народном художественном сознании с подвигом народного героя Ильи Муромца.
Так кто он был, Илья Муромец - реальным историческим лицом или порождением народной поэтической фантазии?

Можно придерживаться той или иной версии, но истина, как всегда, лежит где-то посредине.

В основе народного образа находится, несомненно, лицо, реально пришедшее в   этот Божий мир, реально, на самом деле,  служившее древнерусской державе на ее порубежьях.

В послужном списке Ильи Муромца, кроме Соловья-разбойника, числится и Калин-царь - чудище поганое (то есть языческое нехристианское, не православное).
Время подвигов Ильи Муромца падает скорее всего на годы Владимира Всеволодовича Мономаха.

Впрочем, два исторических лица: Святой равноапостольный князь Владимир, крестивший Киевскую Русь, и Владимир Мономах, объединивший княжеские уделы (правда, ненадолго) перед лицом половецкого степного нашествия, в народном былинном творчестве слились в один образ - князь Владимир - Красное Солнышко - по тому же закону сопряжения, слития равновеликих сущностей.

Отсюда и Калин-царь - олицетворение воинственного степняка - хищника половецкого.
Добрыня Никитич - тоже реальное лицо. Но жил он столетьем раньше, чем реальный Муромец. Известен дядя киевского князя Владимира - Добрыня. Он крестил Новгород, даже прибегая при этом «к огню и мечу».

Есть реальный исторический прототип и для Алеши Поповича. А Илья Муромец?
Я видел его портрет, восстановленный скульптурно по герасимовскому методу, опубликованный в журнале «Наука и жизнь».
По великому благочестию Ильи, по его  чрезвычайно высокой нравственной чистоте, стремлению служить делу, на  которое поставлен Богом (но не князем), со  всею душою, на совесть, на полную отдачу отпущенных сил, по незлобию его и прямоте Русская Православная Церковь  причтила Илью Муромца к лику святых.

В течение не одного столетия   под     сенью     неумолкающих     споров относительно   легендарности   или   историчности Ильи, как персонажа,  на мощи обретались в пещерах Киево-Печерской лавры - первого православного монастыря на Святой Руси.

Ныне историчность Ильи Муромца не вызывает сомнений.  В народном сознании среди художественных эпитетов в образе Ильи  прочно главенствует определение - богатырь святорусский. Что он богатырь - это всем понятно. Но ведь в его время язычество еще не вполне выветрилось из мировоззренческих пониманий восточных славян, которые к тому же обитали в окружении огромного моря языческих племен и народов - к ним еще      предстояло      привнести      свет православия.

В преданиях об Илье Муромце сохранился эпизод: якобы в порыве гнева он крушил булавою и сбивал калеными стрелами золотые маковки киевских церквей.
Как увязать сие с тем фактом, что Илья Муромец просиял на земле русской христианским православным святым?

В ближайшем былинном окружении Ильи Алеша Попович и Добрыня Никитич, как мы уже договорились, имеют реальных исторических прототипов, так же как и сам Муромец.

Но есть из этих персонажей один герой, которого,   как   ни   верти,   никогда   не  спутаешь ни с одним действующим лицом истории. Это - старейший русский богатырь Святогор.      В      личном      поединке- противоборстве Илья и он показали равные силы и стали побратимами.
В дальнейшем Святогор по ходу былины  ложится в дубовый гроб-колоду. Крышка гроба сама собой захлопнулась, и наросли  обручи-скрепы.

Сколько ни рубил Илья Муромец по этим скрепам-обручам мечом булатным, они  нарастали вновь.
Так в народном творчестве отразилась неизбывная, неотвратимая, наступившая по провидческому промыслу гибель язычества на Руси. По-видимому, действительно имел место в жизни какой-то случай, когда Илья, еще не полностью отрешившийся от языческих представлений, в сердцах, под горячую руку и махал булавою супротив православных храмов. Что и нашло былинное отражение в сцене, когда он рубил скрепы гроба Святогора.
Святогор - очень древний образ, ходящий к глубинам язычества. В новые, теянные светом Святого Евангелия времена его роль, его место в поэтическом пантеоне Древней Руси заступил Илья Муромец - богатырь святорусский.
Оберегая Киевскую Русь от нашествия языческих степных полчищ, Илья вполне предстает защитником православия. Первый русский воин-порубежник Илья Муромец стал православным святым.

Киево-Печерская лавра, остающаяся оплотом православия на Украине, признающая над собой церковную власть только Московской патриархии, передала в дар православным-русским людям - сибирякам - частицу святых нетленных мощей преподобного Ильи Муромца. Ныне они обретаются в Новосибирской епархии РПЦ, в храме Александра Невского.

Наверное, и в этом видится   знак свыше: Святой преподобный Илья Муромец благословляет и скрепляет с небес незыблемость и нерасторжимость триединого народа русского.

Передача Патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым в дар Федеральной пограничной службе Российской Федерации иконы святого преподобного Ильи Муромца Печерского знаковое  событие. У российских пограничников есть небесный покровитель    и заступник за них перед престолом Господа Иисуса Христа - Илья Муромец, богатырь святорусский.

У российских пограничников, кроме мощей Николая Чудотворца, покровительствующего нашим морякам, стало два церковных праздника. Четвертое декабря - день Введения Пресвятой Богородицы Девы Марии во Храм - храмовый праздник ФПС РФ.

Первое января - день памяти небесного покровителя российских пограничников Святого преподобного Ильи Муромца Печерского.

У дальневосточных пограничников есть еще и свой местный церковный праздник: 12 марта, день иконы Албазинской Божией Матери - покровительницы казачества и порубежных православных воинов Дальней России.

Е. КОРЯКИН, военный журналист, член СВГБ.