История записки ЦК КПСС

Рубрика:  

О положении дел в автономных Республиках Советского Союза. Год 1986-й

Все те, кто  носил в 85-м году погоны офицера и был причастен к планам мобилизационной работы, наверное на всю последующую жизнь запомнили  №-скую   директиву  ГШ за двумя 00  «О фактах серьезных беспорядков среди призывников воинского эшелона, следовавшего маршрутом Батайск  -   Мары»  от  04.07.1985 г.

Которая,  наверное впервые после Карибского кризиса,  была основана на секретном постановлении ЦК КПСС.

Постановление ЦК КПСС  я прочёл впоследствии. Слабенько, убогонько,  по горбачёвски,    но со смыслом. А вот директива ГШ, просто отрезвляла. Практически полностью, во всех подробностях был описан этнический и уголовный конфликт в воинском эшелоне № 00000, следующем по маршруту «Батайск-Мары» в мае 1985 года.

Думается, что представлять вам,  что такое призывной воинский эшелон, на «Форуме ВО» не имеет смысла. Многие из нас,  так или иначе,  имели этот опыт мобилизационной и повседневной армейской деятельности.

Посему  случившееся и  выходило за разумные рамки забытых проблем хрущёвского сокращения ВС середины 50-х годов.

Поэтому и указанные в директиве ГШ факты были просто дикостью.

Нет смысла сегодня говорить об этих фактах, всё это мы увидели повторно во время гражданской бойни 90-х – 94-х годов.

Но та директива, позволила нам, молодым офицерам реально понять и осознать особенности национального уклада в сжатом сублимированном пространстве, и что в этих случаях «спички» и «бочки бензина»  делать.

Впоследствии, осознание, что такое может повторится, внутренняя готовность к этому, спасла тысячи, а возможно и миллионы жизней в 90-х – 94-х годах, когда армия не дожидаясь команды местных властей разворачивала свою миротворческую миссию,  вставая плечом к плечу с личным составом единым и идеологическим щитом.

Причины произошедшего, вам:  «карабахцам», «андижанцам», «душанбинцам», «карагандинцам»,  «алма-атинцам», «аскеранцам», «тбилистцам», «сумгаитцам», «бакинцам»,  «ошцам», «узгенцам»  и т.д. и т.п.,  кто выполнил свой воинский долг -  встав лицом к лицу  с  безумием местных муниципалитетов и национальных бесчинств,  сегодня понятны.

И всё же, вернёмся в армейские будни 85-го.

Окончательный  «срыв» «новым мышлением»  всех закрученных Андроповым гаек. «Демократия и перестройка»  на каждом углу.  Власти на дальних национальных окраинах почувствовали свою элитарность и не сменяемость, а в системе МВД после,  смерти Андропова прекратились ротации, зародилось болото муниципальных, «местных»  армий.   Цементной основой  единого организма остались только военнослужащие и армейское оперативное управление.

В такой обстановке в мае 85-го,  со станции Батайск Ростовской области  на станцию Мары Туркменская ССР отправляется воинский-эшелон.  17-пассажирских вагонов с призывниками и сопровождающая армейская администрация.  Состав призыва разнороден: русские, кабардино-балкарцы, осетины,  чеченцы, ингуши. Всего в этом военном эшелоне, где происходили массовые беспорядки, находилось 998 призывников.  120 из них  в конце пути стали подозреваемыми в совершении тяжких преступлений,  а эшелон блокировали по всем правилам армейской спецоперации.

А уже осенью 86-го года, при формировании призывного эшелона «Курган-Тюбе – Серпухов», мне лично довелось поговорить с очевидцами тех событий, которые реально поведали на словах о маленькой гражданской войне.

Честно говоря, те события возможно бы и истёрлись, поблекли в памяти суровых будней Туркестана и постоянных командировок «за речку».  Но именно в Курган-Тюбе (Таджикская ССР), осенью 86-го я встретил своего одноклассника Виктора, который входил в администрацию вновь формируемого эшелона. Виктор,  закончил  наше,  Ленинградское,  политическое училище ПВО. И идеально (для меня «Туркестанца»)  ориентировался в политической ситуации,  согласно закрытых директив ЦК КПСС.  Кроме того,  в этот рейс был откомандирован Дамир. Последний,  уже взрослый человек, принадлежащий одновременно к партийной организации одной из АССР и к силовому ведомству.  Я очень обрадовался,  увидев Виктора, да и Дамир оказался настоящим офицером, возможно даже без «двойного дна».  И чтобы они не томились в гостинице или в военкомате, пока суть да дело, не их направленности,  я впихнул  их в УАЗик,  и мы тронулись в прохладные горы,  к моему  товарищу железнодорожнику, с коим был связан исключительно рабочими и дружескими повседневными контактами.

Два дня мы наслаждались красотами гор. Ловили рыбу, коптили её.   Иван Матвеевич (мой товарищ железнодорожник, сторожил тех мест), приготовил нам  суп из дикобраза, ели фрукты  под «араки-русси», делились произошедшими событиями, воспоминаниями. Их больше интересовало как там «за речкой», ну а меня всё,  что в Союзе. Потому что,  находясь  в крайней точке Советского  Союза – Термезе, я был далёк от происходящих в Стране  перемен. Так как власть в моей Сурхандарьинской области и прилегающим  к ним  афганской  провинции  Хайратон,  держалась на 108МСД и подразделениях 40-А. Такое же положение дел было и в Кушке, + Тургунди (ДРА),  (Туркмения).       

В ходе наших философских и политических  диспутов  мои спутники  с формируемого эшелона  поведали мне о «разборе полётов», который устроили в ЦК КПСС  военные, после эшелона «Батайск-Мары», как открывали глаза Горбачёву, Шеварнадзе,  на возникшие проблемы апокалиптического характера. Основная угроза надвигающегося коллапса было  не в экономике и  финансах, из-за демократии была упущена вертикаль власти, системы управления и распределения ресурсов.  Национальные Республики и их вожди  поняли, с Андроповым ушли ротации парт аппарата и системы МВД, они стали властью с собственными карманными армиями. Социализм с человеческим лицом мутировал в национализм – мой народ, моя земля, моя милиция.  А когда ЦК наконец-то прислушалось к военным,  и  первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Кунаев был заменен русским – Колбиным,  вспыхнули многотысячные беспорядки под названием революции Желтоксан,  и только армия смогла нейтрализовать  миллионный бунт. Власть отыграла эту партию, но, в то же время  показала поднявшему голову  национализму:  что кость в горле,  путы, противоядие  от  мутирующей «независимости»  это армия, погранцы, комитетчики и таможня. Негласное национальное «фас» было дано.

Когда мы прощались, Дамир пожал мне руку и сказал:  «держись лейтенант, ты здесь как в заброшенной кузнице, межу молотом и наковальней  строишь свой быт».

Потом подумав,  дал машинописный листок. «Почитай, это. Я только что вернулся с проверки по материалам эшелона на Мары. Тебе пригодится. Только не разбрасывайся в запале прочитанным».

Больше мы не виделись. Прочитанное бережно хранил, дабы ещё раз прояснить для себя: как разрасталась пандемия,  и кто в конечном итоге растлил Великую Державу.

 

Текст листка Дамира:    

О результатах проверки выполнения  постановления  ЦК КПСС "О крупных недостатках в работе Северо-Осетинского обкома КПСС по идейно-политическому, интернациональному воспитанию трудящихся" в Северной Осетии и Чечено-Ингушетии.

В соответствии с поручением отделы организационно-партийной работы, пропаганды, административных органов ЦК КПСС  проверили ход выполнения данного постановления в Северной Осетии и Чечено-Ингушетии.

Постановление ЦК КПСС от 14 января 1982 года сыграло важную роль в оздоровлении морально-политической обстановки в республиках, улучшении организаторской деятельности местных партийных органов по идейно-политическому, интернациональному воспитанию трудящихся, очищении от всякого рода негативных явлений.

Вместе с тем установлено, что в последние годы в работе многих партийных комитетов по выполнению постановления ЦК КПСС  произошел заметный спад.  Проявляется переоценка достигнутых результатов, притупилась острота и принципиальность при рассмотрении просчетов в воспитании людей.

В 1984-1986 годах зарегистрировано свыше ста националистических проявлений. Среди них избиения и убийства на почве неприязненных отношений между ингушами и осетинами, осквернение русских кладбищ, хулиганские действия по отношению к сельской интеллигенции некоренных национальностей. Многие такие факты партийными органами расцениваются как случайные и остаются без соответствующего реагирования. В Чечено-Ингушском обкоме, например, не вызвал обеспокоенности тот факт, что за последние годы количество учителей русской национальности сократилось почти на 300 человек, из направляемых в республику медицинских работников половина вынуждена уезжать, не проработав и года.

В Назрановском и Малгобекском районах Чечено-Ингушетии,  Пригородном районе Северной Осетии продолжает усиливаться в ряде трудовых коллективов однородность национального состава. В некоторых населенных пунктах все еще действуют раздельные школы для детей по национальному принципу. Дальше разговоров об этих ненормальных явлениях дело не идет.

По-прежнему допускаются существенные недоработки в патриотическом воспитании молодежи, подготовке ее к службе в Вооруженных Силах СССР. Хотя в республиках и сделали необходимые выводы из фактов беспорядков, допущенных в воинском эшелоне, следовавшем маршрутом «Батайск-Мары», многие призывники о случившемся судят понаслышке и не всегда правильно. В ходе весеннего призыва в военкоматы не явились около 200 человек. Более 17 процентов призывников не имеют среднего образования, каждый пятый не является членом ВЛКСМ, каждый второй не сдал нормы ГТО. Возросло число юношей, освобожденных от призыва по состоянию здоровья.

Обкомы партии, партийные комитеты на местах проявляют неоправданное благодушие в вопросах борьбы с религиозными пережитками. Они недооценивают влияние религии и, в первую очередь, ислама на молодежь, а это влияние по-прежнему велико. Из 400 опрошенных студентов Чечено-Ингушского университета и педагогического института почти 80 процентов отметили, что соблюдают религиозные обряды и праздники, каждый третий назвал себя верующим. О приверженности к исламу заявили в беседе учащиеся 10 класса Октябрьской школы. Часть учителей  Тарской средней школы считает атеистическую работу ненужной или бесполезной. Не занимают воинствующей позиции по отношению к подобным явлениям обкомы ВЛКСМ, комсомольские организации.

Не дается решительного отпора попыткам религиозников управлять семейно-бытовыми отношениями. Среди ингушей, особенно в мюридских общинах, участились призывы не родниться с осетинами. Более половины браков,  лиц чеченской и ингушской национальностей, заключается по шариату. Ежегодно в органах загса устанавливается отцовство - свыше четырех тысяч детей, родившихся от подобных неузаконенных связей. С 1982 года были похищены и выданы замуж более 100 учениц 7-9 классов. В состоянии кровной вражды находится свыше 60 тейповых групп. За последние два года на этой почве совершено три убийства. Опасная конфликтная ситуация сложилась между враждующими тейпами Яндиевых и Хадзиевых-Албаковых, проживающих на границе автономных республик.

Причин живучести религии в республиках много, но главные - это лояльное отношение руководящего актива к деятельности религиозников, а также отсутствие серьезной индивидуальной работы с маловоспитанными, запущенными людьми.

Многие руководители - коммунисты из коренных национальностей, их семьи участвуют в различных обрядах, не пытаются ломать религиозные обычаи, то есть фактически уклоняются от участия в атеистической работе. В Чечено-Ингушской АССР, например, для подвоза паломников к "святым местам" ежегодно выделяются десятки служебных легковых автомашин и автобусов. До сих пор местные органы в решении вопросов прибегают к помощи религиозных авторитетов (разрешение споров между семьями, привлечение людей на сельхозработы, субботники).

Проведение атеистической работы осложнилось и в связи с тем, что в последние годы секретарями райкомов КПСС по идеологии избраны преимущественно женщины.

В республиках остается сложной оперативная обстановка. В Чечено-Ингушетии резко снизилась раскрываемость преступлений, в том числе краж - до 54 процентов. Большая часть преступлений совершается с использованием боевого оружия. В Северной Осетии растет групповая преступность. Не произошло коренного поворота в преодолении пьянства и алкоголизма, по-прежнему много пьяных на улицах, около ресторанов, гостиниц и в других общественных местах.

Чрезвычайно острой стала проблема борьбы с наркоманией. Число лиц, состоящих на учете, удвоилось и превысило средний союзный уровень в Северной Осетии в 5, а в Чечено-Ингушетии в 3 раза. Вместе с тем органами внутренних дел республик не выявлено ни одного нарушителя, занимающегося сбытом наркотического сырья.

Обкомы партии не предъявляют должной требовательности к административным органам за сокращение и предотвращение правонарушений, слабо привлекают трудовые коллективы, общественность для создания широкого и наступательного фронта борьбы за укрепление общественного правопорядка.

В Чечено-Ингушетии получает распространение такое социально опасное проявление, как использование наемного труда в хозяйствах лиц коренных национальностей. Только в Ачхой-Мартановском, Сунженском и Шалинском районах выявлено 65 так называемых батраков. Среди них - алкоголики, ранее судимые, без определенного места жительства. Все они, как правило, завозятся нанимателями из других регионов страны. У Эктумаемых, например, для ухода за личным подворьем, насчитывающем до 500 овец, 27 голов крупного рогатого скота, 29 лошадей, использовались Абрамов, Александров и Соболев. В личном хозяйстве Хашиевых - Павлов из Краснодарского края и Котов из Горького, у Хариковых - неоднократно судимые Костенков и Бондарюк. Такие лица содержались даже в хозяйствах секретаря партийной организации, депутата Ореховского сельсовета т. Хачукаевой, завхоза школы т. Мурадова.

Не единичны факты самовольного захвата земли, строительства домов-дворцов, хищений сельскохозяйственной техники. В последние годы только в Веденском районе у не работавших граждан обнаружено в личных хозяйствах 13 тракторов. И хотя лица, использующие наемный труд, государственную технику, имеющие огромные стада и отары, не делают из этого секрета, местные Советы остаются в роли сторонних наблюдателей. Не было дано принципиальной оценки и при рассмотрении аналогичных фактов на бюро Чечено-Ингушского обкома в апреле 1986 года.

В автономных республиках по-прежнему значительная часть населения не занята в общественном производстве, что отрицательно сказывается на морально-политической, нравственной обстановке. Почти 30 тысяч лиц коренных национальностей в Чечено-Ингушетии и более 10 тысяч в Северной Осетии ежегодно не организованно выезжают за пределы республик на сезонные работы. В то же время предприятия промышленности и строительные организации испытывают потребность в рабочих кадрах общей численностью до 7 тысяч человек. Загрузка имеющихся мощностей на заводах строительных материалов, в консервном производстве составляет от 44 до 69 процентов. Не проявляется должной заботы об организации вторых и третьих смен. Разработанная в Чечено-Ингушетии обстоятельная программа вовлечения населения в общественное производство не была подкреплена энергичной работой партийных, советских, хозяйственных органов, и пока мало что дала.

Доля трудоспособного населения, не занятого в общественном производстве, практически не сокращается и составляет в Северной Осетии почти 13, а в Чечено-Ингушетии 25 процентов, что в 2,5 раза больше, чем в среднем по стране. Эта категория людей оказывается за рамками идеологического, общественного воздействия.

Обкомы партии, советские органы республик не проявляют настойчивости в формировании рабочего класса из числа местных национальностей. Сокращается их численность в материальном производстве, и, наоборот, увеличивается прослойка в торговле и бытовом обслуживании. В то время как в общей численности трудоспособного населения Чечено-Ингушской АССР удельный вес лиц коренных национальностей составляет 62 процента, среди промышленно-производственного персонала их менее трети, а в торговле - более 70 процентов. Лиц коренных национальностей значительно меньше на инженерно-технических факультетах (например, в горно-металлургическом и нефтяном институтах - 37 процентов), но как и прежде, они преобладают на гуманитарных факультетах (в университетах - от 63 до 80 процентов). Аналогичная картина в техникумах и профессионально-технических училищах. Все это усугубляет решение задачи более полного вовлечения осетин, чеченцев и ингушей в материальное производство.

Несмотря на острую критику, содержащуюся в постановлении ЦК КПСС от 14 января 1982 года, обкомы партии не сумели по-настоящему вовлечь в политическую работу в массах руководящий актив. Особенно плохо используются возможности единых политдней. От руководства группами докладчиков партийных комитетов устранились первые секретари. В обкомах, горкомах и райкомах партии нет системы учета задаваемых населением вопросов, критических замечаний и просьб, а также контроля за реагированием на них.

Все это приводит к росту обращений населения республик в центральные органы. В них остро ставятся вопросы кадровой политики, представительства в руководящих органах всех национальностей. За 9 месяцев 1986 года из Чечено-Ингушетии в ЦК КПСС поступило более 3,5 тысячи писем, почти столько же, сколько в областной комитет партии. В 2,5 раза больше, чем за весь 1985 год, получено жалоб по вопросам идеологической работы. Поступает немало писем и из Северной Осетии. Сложившееся положение является следствием не всегда глубокого и принципиального рассмотрения обращений трудящихся аппаратами обкомов КПСС.

В преодолении имеющихся недостатков и упущений слабо используются критика и самокритика, расширение гласности. В докладах на пленумах, активах, партийных собраниях редко вскрываются причины негативных явлений, не называются лица, виновные в провале работы. За последние полтора года на пленумах Чечено-Ингушского обкома партии ни разу не прозвучала критика в адрес бюро, секретарей, заведующих отделами обкома.

Особую обеспокоенность вызывает то, что местная печать помещает мало острых статей; преобладают материалы пассивные, безликие, особенно их много в районных и многотиражных газетах. Плохо с действенностью печати. В 1986 году осталось без ответа каждое третье критическое выступление республиканских газет. Не изжиты факты, когда стремление журналистов обнажать недостатки наталкиваются на открытое сопротивление руководителей. Так, в августе прошлого года по указанию первого секретаря Наурского райкома партии т. Карагичевой, из сверстанного номера районной газеты была снята статья "Червоточина в авторитете" о недостойном поведении директора совхоза "Советская Россия", покровительстве ему руководителей района. Но и по прошествии двух месяцев этот факт так и не был рассмотрен в Чечено-Ингушском обкоме партии. Обком КПСС не предъявляет должной требовательности к печатным органам за тщательный отбор информации. Только за последние 2 месяца со страниц газеты "Грозненский рабочий", например, выражено соболезнование 4 лицам, ранее судимым, сообщено о кончине 11 лиц, совершивших в прошлом уголовные преступления. Недостаточная острота и слабая действенность местных газет во многом объясняется тем, что их редакторы не являются членами бюро партийных комитетов.

Вопреки требованиям ЦК КПСС, Северо-Осетинский и Чечено-Ингушский обкомы партии не повернули руководящие кадры к активному и инициативному решению социальных вопросов. Они по-прежнему слабо занимаются улучшением условий труда и быта людей, редко бывают в жилых домах, общежитиях, столовых, магазинах. В запущенном состоянии находятся общежития Садонского рудника, Северо-Осетинского управления строительства, хлебозавода № 2, г. Орджоникидзе, некоторые студенческие. В них отсутствовала горячая и даже холодная вода, не были оборудованы кухни, в антисанитарном состоянии находились буфеты, жилые комнаты. Неприглядный вид имеют многие продовольственные магазины, особенно в сельской местности, некоторые рабочие и студенческие столовые г. Орджоникидзе.

Со стороны руководящих органов Северо-Осетинской АССР проявляется невнимательное отношение к населенным пунктам, где преимущественно живут ингуши и кумыки. В этих селах хуже развита материальная база учреждений культуры, народного образования, сферы обслуживания. Руководители республиканского и районного звена редко встречаются с их жителями. В селении Хурикау Моздокского района, селе Тарском Пригородного района, несмотря на многочисленные решения местных органов, до сих пор нет детских дошкольных учреждений, отсутствуют предприятия службы быта. В кумыкском селе Кизляр на 7 тысяч жителей нет клубного учреждения.

В Чечено-Ингушетии в прошлом году выпуск товаров народного потребления снизился на 14 процентов. Лишь наполовину освоены средства, выделенные на строительство детских дошкольных учреждения, больниц и поликлиник.

Серьезным пороком, поразившим различные уровни руководства республик, трудовых коллективов, является стремление выдать необъективную информацию, приукрасить истинное положение дел. Многие партийные работники постоянно отмечали проводимую "значительную работу", ссылаясь не на реальные результаты, а на многочисленные планы мероприятий, совещания, собрания, лекции и т.д.

О результатах проверки информированы бюро обкомов КПСС.

Как я уже сказал выше,  те события возможно бы и истёрлись, поблекли в памяти суровых будней Туркестана. Но они укоренились и остались. Больно отозвались в сердце забвением  после февральского вывода 89-го. А потом, через год  полыхнул  Наманган, Андижан, Ош.  Нам срочно пришлось перебрасывать воинские подразделения для разъединения сторон.

И вновь местная власть, как обделавшись, взирала на обожжённые трупы, сожжённые дома, разрушенные города.

Внутренне я уже был готов к подобному сценарию, делился своими мыслями с товарищами по оружию, поэтому любую ситуацию националистического толка толпы пытались пресечь оперативно.

Тогда уже, в 89-м, по стечению всего произошедшего и нашего откровенного разговора с Дамиром в 86-м,  я вынес несколько истин, архи актуальных и сегодня:

- в Государстве,  невзирая на разные республики в него входящие,  должна быть единая идеология и единый закон,  без подзаконных актов на местах;

- в защиту Государства должны входить единые ВС, численно обязательно сопоставимые со всевозможными местными жандармериями, полубандитскими ЧОПами и ведомственным блудом;

- ротация кадрового состава ВС обязательна!

- ротация кадрового состава МВД и прочих гибдунов, архи обязательна! Дабы не растить и пестовать махровых атаманов карманных армий на местах, не сращивать последних с семейным бизнесом и криминальными ЧОП;

- идеологическая и политическая составляющая государственной власти также должны иметь ротацию кадров. Не должно быть депутатской неприкосновенности. Как и не должно быть двойного гражданства для депутатов всех рангов, для глав федерального и муниципального управления, для работников прокуратуры, для судей всех рангов, для кадрового состава МВД;

Это программа минимум и она требует немедленной реализации, хотят ли многие её или нет. В противном случае, мы вновь скатимся  к кастам, удельным князькам сенаторам и депутатам со своими прокурорами и судьями, но уже обладающими статусом: «не наш,  не тронь….»

Далее только «спичка» и «бочка бензина», как в эшелоне…..

Вот о чём поведали воспоминания  об истории с  эшелоном «Батайск-Мары»  и записка ЦК КПСС.    

 

В. Смирнов                   22 Октябрь 2015-11-10

Автор smirnoff-spb1

 

ВО   Информационно-новостной раздел    Военный архив