Из истории российской олигархии

Рубрика:  

Б. БЕРЕЗОВСКИЙ И Б. ПАТАРКАЦИШВИЛИ. ТОЛЬЯТТИНСКИЕ ЗАРИСОВКИ

В моем правдивом повествовании основными участниками являются четыре лица два очень известные в мире и два не известные.

Начну с первого, без которого, наверное, не появился бы этот рассказ. Это Фролов Анатолий заместитель начальника отдела внешнеторговой фирмы «АвтоЛада», занимавшийся реализацией автомобилей ВАЗ за рубежом с момента схода с конвейера первого автомобиля.

Фролов поработал в свое время и за границей. Длительные командировки были тогда сроком от 2-х лет и строго регламентировались руководством фирмы (в первое время самостоятельной, а потом ставшей дочерней структурой).

Находясь на обеде в «Интерклубе», где работники фирмы питались по талонам КООП ВАЗа, мы оказались с Анатолием за одним столом. Пообедав, еще немного пообщались с ним до посадки в служебный автобус, возивший сотрудников на обед. Инициатором разговора о Бадри Патаркацишвили стал я, заговорив об этом человеке в связи с сообщением СМИ о его неожиданной и странной кончине в Лондоне. Этому предшествовало его участие в выборах президента Грузии, которые он проиграл Саакашвили. Невозможно в этой связи было не вспомнить и нашумевшую историю о смерти там же, в Лондоне, в результате отравления полонием, небезызвестного А. Литвиненко.

Аркадий Шалвович Патаркацишвили (прозвище Бадри) родился в Тбилиси, был комсомольским активистом. О нем и сейчас известно немногое. Известно, однако, что с мая 1990 по апрель 1992 года он занимал пост директора Кавказского регионального представительства «ЛогоВАЗа», был одним из шести его учредителей, затем переехал в Москву и занял пост заместителя гендиректора фирмы. А с января 1995 года он уже первый зам. гендиректора ЗАО «ОРТ» по коммерции и финансам. В марте краткосрочно задерживался по делу об убийстве Владислава Листьева, т.к. одновременно председательствовал в Совете директоров ЗАО «ОТР -РЕКЛАМА». В промежутке, между пребыванием в «ЛогоВАЗе» и «ОРТ», Бадри выполнял определенные функции по возврату крупных кредитов, сопряженные с опасностью для жизни, поручения деликатные и ответственные. Одновременно втянулся он и в нефтяной бизнес.

Получивший известность А. Литвиненко стал сотрудником ЧОП «Атом 1», учредителем которого был Бадри. Это была служба безопасности «ЛогоВАЗа», на финансирование и покупку спецоборудования которого в начале 1997 г. было истрачено 1 миллион долларов.

При этом часть средств была потрачена и на подкуп «нужных людей» с целью получения компромата на конкретных лиц. Офис «ЛогоВАЗа» превратился в место сбора такой информации, а ЧОП «Атом-1» включал группу уволившихся и действующих в структуре сотрудников ФСБ РФ (А. Гусак, подполковник В. Шабалин, майор С. Щеглов, майор А. Панькин, ст. лейтенант К. Латышонок, лейтенант Трепашкин, Ю. Ведяев).

В апреле 1998 года у Литвиненко, Гусака и Панькина вдруг возникло желание дать СМИ интервью о поручении убить Бориса Березовского и обвинить в бездействии Генпрокуратуру РФ. За участие в пресс-конференции каждый участник получил по 150 тысяч долларов. Надо заметить, что со временем все они перессорились между собой и плохо закончили свою карьеру.

Решая вопросы освобождения заложников (своих, из ОРТ, и иностранных), Бадри представлялся боевикам в Чечне так: «Я Бадри, меня знает весь Кавказ. Я слово даю, деньги у меня с собой, забирайте «бабки» и отдавайте моих» (январь 1997г.). Другие освободители, наживавшие на этом политический капитал, в том числе и генерал Лебедь, на такое «толковище» были не способны.

По словам ветерана «АвтоЛады» Фролова, Бадри был довольно известен на фирме, как постоянный представитель Грузии на «АвтоВАЗе». Именно он отвечал за поставки автомобилей и запчастей в республику. Заводские структуры автосервиса тоже были вовлечены в сферу его деятельности. И вот, однажды, за срыв сдачи СТО в древней столице Грузии Мцхете Бадри был вызван в Тольятти для выяснения всех обстоятельств. После решения вопроса на «АвтоЛаде» Бадри был объявлен выговор. «Где-то в архиве и по сей день должен храниться приказ или копия об этом», предположил рассказчик. «Теперь это документ исторический это мы наказали будущего олигарха и кандидата в президенты Грузии. Последнее тогда, конечно, и не предполагалось».

Вскоре после этого в местной городской газете появилась статья о Бадри, его деятельности в Тольятти. По воспоминаниям ветеранов ВАЗа, Бадри был человеком широкой натуры, по-кавказски изысканным в организации дружеских застолий, отличным тамадой, душой компании, щедрым на угощения, но, естественно, не бескорыстным. На его щедрость нужно было отвечать поставкам необходимого количества автомобилей определенных марок и цвета, и, соответственно, запчастей.

Щедроты Бадри распространялись не только на среднее звено специалистов ВАЗа (нужных людей). Сам генеральный директор был «лучшим другом» Бадри, любил его мероприятия, тосты и анекдоты. Такая дружба и была первейшей целью предприимчивого грузина. В статье была ссылка, что на свадьбу дочери Каданникова Бадри прислал из Грузии чуть ли не вагон живых цветов. И все это с расчетом на ответную щедрость в бизнесе. В Грузии такие возможности высоко ценились и материализовались в крупные суммы доходов. Бадри был не первым среди тех, кто начинал «ковать деньги» на АвтоВАЗе с использованием особых личных отношений с руководством завода и, конечно же, преуспел в этом. Еще вопрос: стал ли бы он олигархом без ВАЗа!

Фролов вспомнил о происшествии на одной из турбаз ВАЗа в районе Федоровки при проведении «мальчишника» по инициативе Бадри. На «прием» были приглашены и несколько специалистов «АвтоЛады». Как всегда, он был на высоте положения, используя при этом все свои способности. Участвовал в мероприятии и начальник бюро отдела по работе с инофирмами Торохов Геннадий.

В кругу друзей он потом не раз рассказывал свою невероятную историю об этом мероприятии. Ушедший незадолго до нашей беседы на пенсию (по болезни), а потом и из жизни, он всегда был искренен и эмоционален во время рассказа.

По его словам, в тот раз Бадри сопровождал «какой-то профессоришко» так он представлялся, но его никто не знал, потому и имя, и фамилию мало кто запомнил. «Профессоришко» был всегда рядом с Бадри, участвовал в подготовке застолья, был суетлив и активен, внешне походил на грузина, и все восприняли его как земляка и протеже Бадри. Вел себя скромно, оставался в тени Бадри и на первый план почти не высовывался. Но, как выяснилось, Бадри собирается представить его лично Каданникову, потому что он, до этого занимавшийся поставками ЭВМ на завод, тоже намерен расширить свой бизнес с АвтоВАЗом.

«Мальчишник», как всегда, прошел успешно. Уже в сумерках стали разъезжаться. А ктото и остался на ночь в домиках, зарезервированных на всякий случай на турбазе. Прежде чем уйти в свой домик, Торохов прошел в сторону берега Волги, в кусты, и оттуда, из темноты, он услышал какое-то хлюпанье и чавканье, доносившееся из бассейна рядом с сауной. Было уже достаточно темно, но он из любопытства прошел до самого его края, хотя и боялся свалиться. И полагал он при этом увидеть в воде корову или свинью. Только как они могли туда попасть?! Каково было его удивление, когда он увидел, что из воды по стене пытается выкарабкаться человек, руки которого соскальзывают с ее поверхности. Человек был в костюме, который промок и стал очень тяжелым, а поэтому тянул его назад. Движения мужчины были вялыми, чувствовалось, что силы его уменьшаются. Геннадий поспешил найти у ближайшей постройки обломок шеста, подал его человеку, оттащил в сторону лесенки и уже там вытащил из воды.

В этом человеке он узнал «профессоришку», изможденного, грязного и замерзшего, очевидно, от длительного пребывания в воде. Дав ему отдышаться и придти в себя, он помог ему дойти до нужного домика, где они и расстались до утра. Полу-утопленник, хоть и был пьян, пообещал, что сам разденется и разберется с мокрой одеждой. Утром он был бодр и вел себя, как ни в чем не бывало. Он предупредительным жестом показал Геннадию, чтобы тот в компании не говорил о вчерашнем случае. Вскоре все разъехались. Геннадий выполнил просьбу «друга Бадри». И больше с ним

Каково же ему было через некоторое время узнать, что он оказался спасителем самого Бориса Березовского, который стал самым известным и влиятельным олигархом в стране, вершившим судьбы кабинетов министров, владельцем СМИ, обладателем огромных сырьевых богатств страны. Он влиял на выборные компании президентов страны, а, потеряв чувство меры, оказался со своими миллиардами, в конце концов, в Лондоне.

Лучшим другом финансового стратега все последующие годы был Бадри «бухгалтер», как его окрестили, а кассиром известной семьи стал Р.Абрамович. Они тоже стали жителями Лондона, и, как известно, судились за вывезенные капиталы БАБ, делили богатство с бывшими женами и дали массу поводов для сенсаций.

Например, это вовсе не предположение, что БАБ не любил тех, кто как-то посягал на его личные интересы и деньги. Это относится даже к тем, кто к нему был очень близок как-то они все странно уходят из жизни. Сюда же можно отнести информацию о яхтахкрейсерах, пышных застольях на чужих берегах и т.д. и т.д.

Фролов заметил, что, когда Торохов рассказывал эту свою историю с Березовским, то был очень грустным, напоминал того героя рассказа Шукшина, который мог, но не воспользовался своей возможностью в отношении самого Гитлера. Ну что ж, история, как говорят, не любит сослагательного наклонения, её не переиграешь как спектакль. Всё уже случилось.

 

ДАВЫДОВ В.А., полковник в отставке

Тольятти – Самара.

 

На фото:

1. Давыдов В.А. – автор статьи

2. Бадри и Борис

3. Березовский и Абрамович

 

газета "Самарские чекисты" № 9 (97) НОЯБРЬ 2016