Наследники казачьей славы

Рубрика:  

       Сегодня мы возрождаем  казачество. По правилам и заповедям  наших предков, которые создавали силу и крепость казачьих обществ. Это, конечно, и традиции товарищества, и чистота православной веры, и демократическое самоуправление, и общинное землевладения. Но особенно хочется выделить  традиционную систему воспитания детей в казачьих станицах и семьях…

       С давних пор казаки проявляли особую заботу о детях, поскольку  видели в них  наследников казачьей славы. С юных лет казачата сознавали себя частью станичного общества и росли в атмосфере, которая, прежде всего,  формировала в них чувство патриотизма.. Как справедливо отмечает исследователь амурского казачества А.И. Коваленко: «В идею патриотизма вкладывалось довольно сложное содержание, подразумевающее отношение казачества не только к государству, власти, Богу, но и к своему войску, станичному обществу, единостаничникам, старшим, родственникам, детям, женщинам, то есть, к соотечественникам, находящимся под его защитой. Духовная стойкость и любовь к Родине в конкретных словах и делах всегда  отличали русское воинство, поэтому патриотизм можно считать базовым чувством в сознании казачества».

       Главное место в семье и воспитании детей занимала мать. Многие отмечали особый склад характера  амурских казачек: они отличались самостоятельностью, хозяйственностью, мужеством и независимым нравом. Сами условия жизни воспитывали такой характер -  во время прохождения  военной службы казаками женщины заменяли мужчин и в поле, и дома. Поэтому в казачьей среде женщина-мать пользовалась особым уважением, она же первая приобщала детей к истокам казачьей культуры.

       Сына в казачьей семье обычно с ранних лет именовали казачком. Уже при рождении ребёнка будущему воину несли в подарок не игрушки, а, к примеру, седло или шашку, что осталась от деда. Казачата с семи лет могли самостоятельно управляться с лошадью, перенимали от отца и братьев искусство лихого наездника. Можно сказать, что от рождения до смерти казак не расставался с конём,  своим верным другом и спутником в боевых походах.

       Девочки воспитывались иначе.  Им прививались другие качества   - терпение, трудолюбие, отзывчивость, умение держать дом в порядке, хранить мир в семье. Но и девочки,  и мальчики росли на семейных преданиях, с детства впитывая в себя казачий дух и казачью систему нравственных ценностей.

       В большинстве своём казаки были грамотными, образованными для того времени людьми, потому что школьное дело всегда было в центре внимания  станичных обществ. С первых дней создания Амурского войска во многих станицах стали открываться станичные школы - Екатерининская, Иннокентьевская и другие. Ещё в 1870 году в Амурском войске было введено положение об обязательном обучении детей (прежде всего мальчиков). Все казачьи школы на Амуре опекали станичные общества.

       Многие амурские казаки бескорыстно заботились о своих школах. Казначей станицы Игнашинской А.Сенотрусов в 1888 году отдал свой собственный дом под станичную школу, пожертвовал 200 рублей на школьную библиотеку. Попечитель школы в станице Сверебевской урядник Щербаков тоже постоянно оказывал материальную помощь школе. При крупных школах (в станицах Поярковской, Иннокентьевской, Екатерино-Никольской и других) спомощью попечителей школ были открыты народные библиотеки, где не только выдавали книги для чтения, но и проводили лекции, концерты, спектакли.

       В целом школьное образование в казачьих станицах было поставлено лучше, чем в крестьянских сёлах,  и имело своиособенности.  Физической подготовкебудущихвоинов всегда уделялось особое внимание. Например, казаки строили для станичных школ специальные здания для гимнастических упражнений, потому что в школах были введены обязательные занятия спортом, строевой подготовкой, изучались основы военной службы.  Ещё одна особенность этих школ – обязательное изучение истории казачества и приамурских казачьихвойск, знакомство с историей и географией Дальнего Востока, изучение природы своего края. Это воспитывало в будущих казаках любовь к своей земле, которую они призваны защищать. Специально для казачьих школ войсковой историк Р.С. Иванов написал учебник «Краткая история Амурского казачьего войска», который был издан в Благовещенске в 1912 году и изучался во всех станичных  школах.

       Регулярно проводились съезды учителей казачьих школ, где решались все вопросы по улучшению школьного дела. По доброй традиции, заведённой ещё И.К. Педашенко, все последующие наказные атаманы войска особое внимание обращали на развитие школ и образования в войске. К 1916 году в амурских станицах было около 80 школ, а из среды казачества уже вышла своя интеллигенция: священники, врачи, учителя, агрономы.

       Воспитание будущих амурских казаков было направлено на главное – подготовить достойных наследников казачьей славы. И оно успешно выполняло свою роль. До наших дней дошли имена многих прославленных казаков, которые родились на амурской земле. Среди них – генерал-майор Р.А.Вертопрахов,  генерал-лейтенант  Е.Г.Сычёв, атаман войска И.М.Гамов, полковник Д.Н.Пешков, есаул А.Л.Чехович и другие. Со временем на Амуре выросли крупные казачьи семьи – Марковы, Номоконовы, Кореневы, Пакуловы, Пешковы, Перебоевы, Сенотрусовы и другие, из числа которых вышло немало Георгиевских кавалеров.

Хабаровский кадетский корпус

       Особое место в образовании и воспитании будущих воинов занимали кадетские корпуса. Они – часть общей казачьей культуры.

       Амурское казачье войско, начиная с 1991 года, неоднократно выступало за восстановление работы Хабаровского кадетского корпуса имени графа Муравьёва-Амурского. Потребность в подготовке на Дальнем Востоке своих собственных офицерских кадров была всегда. Особенно в конце позапрошлого века. Российская Империя проводила активную силовую политику, и дальневосточный театр военных действий слишком отличался от европейского и среднеазиатского, где традиционно приходилось оперировать Русской армии. Есть настоятельная потребность в военных кадрах и сегодня.

       Русские генералы и администраторы в проведении русской внешней политики на Дальнем Востоке всегда руководствовались геополитическими заветами графа Муравьёва-Амурского. И важнейшим из них было осуществление мощной военной политики.

       Главную часть дальневосточного военного контингента, по замыслу графа Муравьёва-Амурского, составляли казачьи войска: Амурское, Забайкальское, Уссурийское. Этим войскам, как и вообще армии на Дальнем Востоке, были необходимы местные военные кадры, знающие местные условия. Приамурский генерал-губернатор А.Н.Корф ещё в 1886 году  первым из дальневосточных администраторов выдвинул предложение – открыть в Хабаровске кадетский корпус.

       История Хабаровского кадетского корпуса, где воспитывались и дети из амурского казачества, столь интересна, что о ней следует рассказать  более подробно.

       В 1888 году в Хабаровске была открыта двухклассная приготовительная школа. Ею заведовал подполковник Мейер. Первых учащихся было 28 человек. Продолжали своё образование дальневосточники в Омске в Сибирском кадетском корпусе.

       Эта школа фактически зародилась в семье офицера штаба округа Дмитрия Павловича Мартьянова. Жена его, Анна Цезариевна, урождённая Грудзинская, московская институтка, стала давать уроки у себя на  квартире, готовя мальчиков к поступлению в Сибирский корпус. Детвора собиралась с радостью, школа разрасталась. Анне Цезариевне стала помогать Серафима  Ивановна Крузе, имевшая высшее образование. Обе стали потом преподавательницами в Хабаровской школе, а затем в кадетском корпусе. В чине подполковника Д.П.Мартьянов стал директором школы, из которой впоследствии вырос корпус.

       В списках персонала корпуса мы находим фамилии Мартьянова, Крузе (преподавательница). Среди офицеров-воспитателей, они же преподаватели, были Крузе, Плешков, Грудзинский. Законоучителем стал  протоиерей Аркадий Прозоров, в революцию замученный большевиками в Николаевске-на-Амуре. Евгений Борисович Крузе, ставшийпотом начальником штаба Уссурийского казачьего войска, казнён красными в 1922 году.

       30 апреля 1900 года, в день Святого Филиппа, школа была переименована в Хабаровский графа Муравьёва-Амурского кадетский корпус. Первым кадетам вручили погоны. Каждый корпус России,получив одинаковое обмундирование, погоны имел своих цветов. У хабаровчан погоны были чёрные с белой опушкой и буквами «Х.К».

       После ходатайства Н.И.Гродекова 4 сентября 1900 года (17 сентября по новому стилю) начались занятия в Хабаровском кадетском корпусе. Открытие корпуса стало крупным культурным событием в жизни столицы Приамурского генерал-губернаторства: решалась одна из важнейших задач закрепления россиян на Дальнем Востоке, подготовка высокообразованных специалистов из местных уроженцев. Поэтому открытие кадетского корпуса проходило весьма торжественно. Присутствовали вся управленческая элита Приамурского военного округа и Хабаровска. Протоиерей Гомзяков, освятивший кадетский корпус, в обращении к кадетам подчеркнул: «Теперь с открытием Хабаровского корпуса вы имеете возможность почти окончить  своё образование, находясь в той стране, в которой вы родились, к которой привыкли, вы будете учиться на глазах у родителей».

       Главной фигурой на открытии корпуса являлся генерал-губернатор Н.И. Гродеков, только что вернувшийся с фронта в Китае. Полный впечатлений  об увиденном, он обратился к кадетам с взволнованной речью: «Ваши родители одержали много побед над китайцами, отбили у них более 200 орудий, и я в память о подвигах ваших отцов приказал поставить в стенах корпуса два пулемёта, отбитые у китайцев». В заключение генерал-губернатор лично поговорил с каждым из 138 человек, зачисленных в кадеты, и каждому подарил книгу о Суворове».

       Хабаровский кадетский корпус имени графа Муравьёва-Амурского был 26-м кадетским корпусом в Российской империи. В 1905 году в нём состоялся первый выпуск кадетов. В каждом выпуске было несколько кадетов из семей офицеров Амурского и Уссурийского        казачьих войск. Накануне  Первой мировой войны в 28 кадетских корпусах Императорской России обучалось 10010 человек. Так готовилась кадровая военная элита Русской армии.

       По традиции, во главе корпуса был старший выпускной класс, то есть седьмой. Кадеты 7-го и 6-го классов составляли строевую роту, вооружённую винтовками, и имели право в увольнении носить штык - ножи. Никаких оружейных комнат не было. Винтовки стояли в открытых пирамидах в спальнях, что говорит о высокой степени доверия к кадетам. Своекорыстное поведение в отношении друг к другу не допускалось. Исполнение «Честного Кадетского Слова» было обязательным,  и его почти никогда не давали по пустякам. Строевые приказания исполнялись беспрекословно, «нестроевые» - не обязательно. При разговорах всегда было принято говорить друг другу «ты». Это относилось не только к однокашникам, но и ко всем бывшим воспитанникам, в каких бы чинах ни были они.

       Краткий обзор корпусной жизни будет неполным, если не описать тот внутренний уклад жизни, который формировал душу кадетов. Это порядки, установленные самими кадетами,   вписанные в «Звериаду» и очень строго ими исполняемые. Что из себя представляла «Звериада»? Все кадетские корпуса имели данную книгу в дорогом бархатном переплёте, изготовленную на заказ на личные средства кадетов. В неё в стихотворной форме вносились кадетские заповеди, характеристики преподавателей, реальные случаи из жизни корпуса. Кое-какие стихотворения  были общими для всех корпусов. Надо заметить, что далеко не все вирши были благостными и прошли бы цензуру, имей она доступ к страницам «Звериады».

       Более 90 стихотворений написал для хабаровской «Звериады» кадет В.Петрушевский 10-го выпуска. Потомок древнего аристократического рода стал казаком – уссурийцем и впоследствии вошёл (после Николаевского училища) в Уссурийский казачий дивизион хорунжим.

       Книга передавалась от старших к младшим и почиталась иногда даже выше тех общепринятых правил, которые прививались кадетам персоналом корпуса. Офицеры-воспитатели знали об этой внутренней кадетской жизни и, понимая её полезность, не препятствовали ей.

       Первая мировая война, или как её называли в 1914 году, вторая Отечественная война, стала пиком трагической славы корпуса. Документы о героях-хабаровчанах находятся в архиве Хабаровского корпуса при музее  «Объединённых кадет Российских Кадетских корпусов» в Сан-Франциско (США). 73 кадета были награждены почётными боевыми наградами России, некоторые из них посмертно. Среди первых убитых на войне были два брата Анатолий и Виктор Мочаловы – кадеты десятого выпуска 1914 года. На полях сражений остались кадеты Михаил Глухов,  Георгий Горохов, Валерий Голубев и многие другие. Кадет Игорь Рутилевский за героические действия в бою получил лично от императора Николая II солдатский Георгиевский крест 3-ей степени с бантом. Михаил Бодиско, кадет 1907 года выпуска, приказом Главнокомандующего Русской Армии за мужество и храбрость в бою у деревни Сахотин награждён Орденом Святого Георгия Победоносца 4-й степени.

       Поручик Вячеслав Александров, кадет 1909 года выпуска, командуя пулемётной группой 6-го Восточно-Сибирского полка, получил приказ занять позицию на левом берегу реки против деревни Дахово. Дерзким броском занял позицию под огнём неприятеля, захватил вражеские окопы и обеспечил прорыв линии обороны противника. Во время боя В.Александров был смертельно ранен, посмертно награждён Орденом Святого Георгия  4-й степени. Выпускники Хабаровского кадетского корпуса на полях сражений Первой мировой войны показали высокий  уровень профессиональной  подготовки, отменную храбрость и  мужество.

        Хабаровский кадетский корпус до осени 1920 года находился в Хабаровске, потом был переведён во Владивосток. В октябре 1922 года корпус в полном составе – с педагогами, кадетами, библиотекой – ушёл из Владивостока в эмиграцию на кораблях эскадры знаменитого адмирала Старка. Вместе с ними уходили за границу кадеты 1-го Сибирского кадетского корпуса имени Александра I. Старая военная яхта «Лейтенант Дыдымов» при переходе из корейского порта Гензан в китайский Шанхай во время тайфуна затонула в 100 милях от Шанхая, и в ней пошли на дно команда и 36 кадетов.

       В Шанхае, где остановился кадетский корпус, все кадеты прослушали полный курс учебных дисциплин. Сразу же после устройства на новом месте корпус возобновил свою учебную работу. Живейшее участие в устройстве корпуса в Шанхае приняло Русское консульство и состоявшее при нём местное благотворительное общество, во главе которого стояла супруга консула. На призыв об оказании помощи корпусам откликнулись многие из обывателей Шанхая, как русские, так и иностранцы, причём был учреждён особый «Комитет помощи сиротам жертв Великой войны». Общее собрание членов Комитета выделило из своего состава исполнительный орган – Комиссию под председательством генерала Вальтера, в состав которой вошли адмирал Ковальский (товарищ председателя), Вице-консул Менлер и директора обоих корпусов. Комиссия работала до 26 мая 1923 года, после чего сложила свои полномочия; были произведены выборы в новую Комиссию, председателем которой избрали господина Гробуа.

В период деятельности первого Комитета источниками средств стали благотворительные сборы и  пособия. Но ко времени образования нового Комитета выяснилось, что дальнейшее существование корпусов на благотворительные пожертвования невозможно. Поэтому возникла мысль об устройстве лотерей. Для этой цели был организован Международный комитет, председателем которого избран господин Гробуа. Для организации лотереи пришло разрешения  от китайских властей и от французского генерального консула. Первый тираж лотереи состоялся 8 октября 1923 года и принёс крупный доход. Помимо лотереи, продолжалось поступление различных пожертвований, а также некоторый доход давали игра кадетских оркестров и работа кадетских мастерских. Но  всего этого было совершенно недостаточно для покрытия расходов. На иждивении Международного комитета числилось 590 кадет и чинов персонала с семьями, а получаемых средств едва хватало только на питание и на уплату за дом, за освещение и воду. На все остальные расходы, включая обмундирование и медицинские расходы, денег уже не было. И задолженность росла каждый месяц.

Кадеты в большинстве своём продолжали жить вместе с корпусом, в том же здании. С 1 сентября корпус переселился в особняк на авеню Жоффр,308. При нём были устроены походная церковь в небольшой комнатке, служившей как бы залом, затем мастерские – столярная, слесарная, сапожная и переплётная.

Международный комитет, не имея возможности покрыть все расходы по содержанию корпусов, был вынужден искать выход из создавшегося положения. Поэтому начались хлопоты по переезду корпусов в Югославию, откуда пришло разрешение ввезти 500 человек. При этом указывалось, что будет невозможно сохранить Корпуса целиком, но говорилось, что кадеты будут целиком обеспечены и смогут закончить образование. Часть персонала корпуса могла рассчитывать на устройство, но лица, не причисленные к корпусам, не –смели надеяться на получение помощи. Попытки хлопотать о разрешении въезда в Соединённые Штаты успеха не имели, и поэтому было принято окончательное решение  переезжать в Югославию. Туда командировали полковника Грудзинского, который выехал из Шанхая 4 января 1924 года для хлопот о сохранении всего корпуса.  Хлопоты эти, как известно, успехом не увенчались.

       По прибытии в Сплит генерал Корнилов отправил  телеграммы Королю Александру, Великому князю Николаю Николаевичу и генералу Врангелю, докладывая о прибытии корпуса в Югославию и о глубокой вере кадет в грядущее возрождение России. Корпус перешёл на иждивение Державной комиссии: кадеты и семьи корпусных служащих размемтились в казармах пехотного полка и зачислены на солдатское довольствие. Лица, не состоявшие в списках корпуса, были отправлены в Белград, откуда разъехались по другим местам.

       Хабаровский графа Муравьёва-Амурского кадетский корпус прекратил своё существование и был расформирован 1 февраля 1925 года. Событие это тяжело переживали все кадеты. Но тесной семье хабаровчан пришлось разделиться и перейти в ряды других корпусов. Хотя и там они продолжали сохранять связь с однокашниками, были повсюду среди лучших учеников и нигде не посрамили имя своего родного корпуса.

       Сегодня в России  вновь открываются кадетские корпусы. Считаю, что в Хабаровском кадетском корпусе должен быть отдельный факультет, ведущий подготовку казачьих офицеров для возрождаемых  казачьих войск.

 

Крюков Владимир Викторович, казачий полковник, почетный атаман Амурского казачьего войска, генеральный директор ООО ППП «Сугдак», член СВГБ по ДВ региону