От свастики до Андреевского флага

Рубрика:  

На предложение Сталина поделить остатки немецкого флота Черчилль внёс встречное предложение: “Затопить”. На что Сталин возразил: “Вот вы свою половину и топите”.

Вот такая легенда в различных её интерпретациях связана с разделом флотов стран Оси.

С окончанием войны разразилась настоящая “охота за трофеями”, в которой советская сторона стремилась получить максимум уцелевших кораблей.

Вчерашние союзники приступили к разделу с иными намерениями. Для Великобритании и США немецкий флот, за исключением отдельных образцов подлодок, ценности представлять не мог. Следуя совету Сталина, часть полученных трофеев англосаксы немедленно использовали в качестве мишеней, остальных сдали в металлолом.

Яростная охота за остатками Кригсмарине велась с единственной целью — сократить долю СССР, по возможности не допустив попадания в его руки самых боеспособных кораблей.

По моему личному мнению, следовало подарить янки и англичанам такую возможность. Отказаться от получения военных кораблей в пользу трофеев из состава немецкого торгового флота.

Пользы для страны было бы больше.

Кригсмарине против Regia Marina. Чьи корабли хуже?

Лёгкий немецкий крейсер “Нюрнберг”, итальянский линкор Первой мировой и еще один легкий крейсер “Дюка Д’Аоста” из состава ВМС Италии.

По условиям раздела флотов проигравших стран ВМФ СССР получил два десятка эсминцев, подлодки и еще около сотни единиц низкого ранга (в основном катеров и тральщиков).

Неужели эти посудины могли серьезно повысить боевой потенциал ВМФ СССР? Или помогли открыть доступ к “высоким технологиям арийской расы”?

О каком повышении боеспособности вообще могла идти речь?

Даже в свои лучшие года “Нюрнберг” и “Чезаре” шедеврами не считались. Война им красоты не прибавила, наоборот, потрепала, как следует.

К концу 1940-х гг. боевая ценность “огрызков” была невелика, а затраты на их восстановление (исходя из объема работ) колоссальны. Неужели кто-то считает, что фашисты сдавали корабли в исправном состоянии?

В плохом состоянии находились общекорабельные системы: трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы. Не работали аварийные дизель-генераторы. Внутрикорабельная связь, радиосвязь почти отсутствовали. Радиолокаторов и зенитной артиллерии не было вообще.

Условия жизни экипажа не соответствовали ни климатическим особенностям Черноморского региона, ни организации службы советского флота. При стоянке в базе итальянские экипажи жили в береговых казармах, а в плавании их рацион состоял из макарон, сухого вина и оливкового масла. Первое время (до оборудования нормального камбуза) питание советских моряков обеспечивалось армейскими походными кухнями, круглосуточно дымившими на верхней палубе.

От перевооружения линкора отечественными 305-мм орудиями отказались, пришлось организовать производство снарядов для итальянских орудий (320 мм).

(Кратко о техническом состоянии ЛК “Новороссийск” (бывш. “Джулио Черзаре”.)

Даже если бы удалось договориться о передаче ВМФ СССР единственного уцелевшего тяжелого крейсера Кригсмарине, никакой пользы от этой сделки не получилось.

Состояние германской техники и инженерной мысли просто не позволяло создать явно неудачный проект, хотя в случае крейсеров типа «Хиппер» такая попытка все же была сделана.

(Самая точная оценка, данная немецким крейсерам. Из монографии В. Кофмана.)

Изначально посредственный корабль, чье техническое состояние усугублялось множеством боевых ранений и намеренным вредительством во время его интернирования.

Про важность получения новых технологий. Какие новые технологии могли быть в “Хиппере-Ойгене”? В Ленинграде с 1940 года стоял его собрат “Петропавловск” (бывш. “Лютцов”). Все что надо знать об этом крейсере, советские специалисты знали еще до начала войны.

Трофеи были нужны для получения практики курсантами военно-морских учебных заведений. “Не смешите мои «Искандеры»”. Что значила пара ржавых посудин и старый линкор на фоне всего ВМФ СССР? К концу 40-х годов в составе флота имелось шесть легких крейсеров собственной постройки (аналогов “Нюрнберга” и “Дюка Д’Аоста”).

За период с 1947 по 1953 гг. советские верфи “налепили” еще 70 новеньких эсминцев проекта 30-бис. В таких условиях чем могли быть полезны остатки фашистского флота?

Трофейный фонд венных кораблей был слишком мал, чтобы вести из-за него спор.

Из 34 японских крейсеров к осени 1945 г. уцелел лишь один (“Сакава” — потоплен в 1946 году во время испытаний ЯО на ат. Бикини).

Из 12 капитальных кораблей конец войны встретил тоже один (устаревший “Нагато”: потоплен ядерным взрывом).

Из авианосцев не дожил никто.

По случайности в советской зоне ответственности оказался остов немецкого недостроенного авианосца “Граф Цеппелин” (затоплен фашистами у причала в польском Щецине). Перед уходом немцы взорвали корабельные турбины, электрогенераторы и самолётоподъемники.

Летом 1945 года авианосец был поднят силами аварийно-спасательной службы Балтийского флота. Его механизмы не подлежали восстановлению. Корпус имел подводные пробоины. С правого борта имелось 36 снарядных попаданий, а полетная палуба была искорежена взрывами.

Восстановление “Цеппелина” посчитали нецелесообразным, и он был затоплен повторно в качестве мишени. В официальных документах о разделе германского флота этот “огрызок” даже не значился.

Так же как не обсуждалась судьба обломков тяжелого крейсера "Дойчланд" (позднее название "Лютцов", он же "карманный линкор"), потопленного авиабомбами и окончательно сожженного и взорванного собственным экипажем. "От «Лютцова» остался только раскаленный корпус, внутрь которого провалилась палуба и надстройки. Корабль не дожил до капитуляции Германии менее недели". Последний из "карманных линкоров" был окончательно потоплен в качестве мишени в 1947 году.

С паршивой овцы...

В обозначенных условиях советским представителям даже не стоило заявлять о претензиях на долю от немецких, итальянских и японских кораблей. Вместо этого — отказаться от бесполезных военных лоханок в пользу получения гражданских судов.

Вот где были настоящие трофеи!

В реальности именно так и случилось. Основная доля трофеев при разделе (в первую очередь) германского флота пришлась на суда торгового флота.

О ценности этих “раритетов” говорит их продолжительная и успешная служба в составе Черноморского и Дальневосточного пароходств (основные операторы трофейной техники), и далее — везде, вплоть до спортивных яхт-клубов.

Вот факты для сравнения:

“Адмирал Макаров” (бывш. “Нюрнберг”) прослужил в качестве крейсера менее 11 лет и был окончательно утилизирован в 1961 году.

Эсминец “Пылкий” (Z-15 Эрих Штайнбрик) — выведен из боевого состава уже в 1949 году, спустя всего 3 года после зачисления в состав ВМФ. Видимо, отличный был эсминец.

Их ровесник — корабль управления Черноморского флота “Ангара” (Flottentender Hela, 1938 г.) был списан только в 1996 г.

Немецкие лайнеры составляли значительную часть отечественного пассажирского флота.

Самое крупное пассажирской судно в СССР — “Советский Союз” (“Ганза”, 1938) закончил работу на камчатской линии в 1980 году. С этим судном связана одна забавная история. Перед списанием турбоход был переименован в “Тобольск” ввиду невозможности сдачи “Советского Союза” на металлолом. Перед смертью корабли иногда меняют свои громкие имена.

Флагман морского пассажирского флота — дизель-электроход “Россия” (Patria, 1938) совершал рейсы на Черном море до 1985 года. Судно имело легендарную страницу в своей истории — именно на его палубе был пленен гросс-адмирал Дениц.

До 1973 года на линии Одесса-Батуми ходил пароход “Петр Великий” (“Дуалс”, 1938 год).

На внутренних и зарубежных линиях ЧМП использовался теплоход “Победа” (“Магдалена”, 1928).

В 1948 году при пожаре на борту теплохода погибло 40 человек, включая китайского маршала Фэй Юйсяна. Само судно спасли. Через 20 лет после трагедии на его палубе Андрей Миронов будет петь про остров Невезения в к/ф “Бриллиантовая рука”, где теплоход снимался под вымышленным названием “Михаил Светлов”.

На экспресс-линии Владивосток — Петропавловск до 1977 года ходил комфортабельный теплоход “Русь” (“Кордильера”, 1933 год).

Вместе с океанскими лайнерами на Дальний Восток попало два крупных немецких парома пассажировместимостью 700 человек каждый, “Анива” и “Крильон” (бывш. “Дойчланд” и “Прессен”).

Получивший трагическую известность круизный лайнер “Адмирал Нахимов” — из той же серии трофеев. Бывший “Берлин” постройки 1925 г.

Пассажирские пароходы “Азия”, “Сибирь” (бывш. “Сьерра Салвада”) — все это отголоски далекой и страшной войны.

Список далеко не полный.

Помимо пассажирских лайнеров и паромов, в СССР по репарациям было передано значительное количество судов различного назначения. Например, крупнейшая в свое время китобойная база “Слава” (“Викингер”).

Один из крупнейших в мире плавучих доков (ПД-1) на 72 000 тонн, в котором много лет доковались корабли Северного флота. В годы войны фашисты использовали его для ремонта своей плавучей крепости — линкора “Тирпиц”.

Также семь крупных танкеров, плавкраны, промысловые суда, китобои, буксиры, сухогрузы.

Наконец, парусные барки “Седов” (“Магдалена Виннен II”) и “Крузенштерн” (“Падуя”), которые бороздят моря до сих пор. Бесценные произведения искусства эпохи паруса.

Всего СССР получил от Германии в качестве репараций 614 единиц гражданских судов. Исходя из опыта многолетней эксплуатации и несомненной пользы для народного хозяйства страны, именно немецкий торговый флот стал главным источником кораблей при разделе флота. То, что осталось от военной компоненты, было невозможно воспринимать всерьез.

В идеале стоило отказаться от “Чезаре-Новороссийска”, обменяв эту развалину на сухогрузы и океанские лайнеры. В списке репарационных выплат оставалось еще множество первоклассных гражданских судов: «Монте Роза», «Тюрингия», «Потсдам», которые по результатам раздела достались Великобритании.

 

Автор: Олег Капцов

 

На фото:

1. Уцелевший корабль немецкого флота

2. ТКР "Принц Ойген", брошенный на рифах атолла Кваджалейн

3. Линкор “Новороссийск”

4. Крейсер типа «Хиппер»

5. Вверху — "Хела" в камуфляже в составе боевой группы на Балтике. Нижнее фото — корабль управления ЧФ "Ангара"

6. Самое крупное пассажирской судно в СССР — “Советский Союз” (“Ганза”, 1938)

7. Флагман морского пассажирского флота — дизель-электроход “Россия” (Patria, 1938)

8.  Теплоход “Победа” (“Магдалена”, 1928)

9. Комфортабельный теплоход “Русь” (“Кордильера”, 1933 год).

10. Парусный барк “Крузенштерн” (“Падуя”)

 

https://topwar.ru/