НИТИ СУДЬБЫ

Рубрика:  

Мгновение за мгновением прядется нить жизни. Отрезки нити то большие, то малые, удерживают наш мысленный взор: час, день, неделя, год. Что в нашей жизни значительно, а что не стоит внимания, скажет память. Она обладает удивительным свойством — отбирать из прошлого лишь то, что обогатило душу. Воспоминания каждого человека, посвятившего свою жизнь границе, интересны по-своему. Они наполнены не только романтикой прошедшей молодости...

В них удивительным образом сочетаются житейская мудрость, ирония и удивительная доброта, даже если судьба порой не баловала. Поэтому каждый раз я с удовольствием беседую с ветеранами-пограничниками.

Герой сегодняшнего повествования — полковник Мурат АБАЙДЕЛЬДИНОВ. В его судьбе проступает своеобразный узор жизненных ситуаций, упоминания о которых не найдешь ни в одном учебнике.

СОЛДАТАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

Вернувшись домой после занятий в сельхозтехникуме, Мурат увидел на столе повестку из военкомата. Большой неожиданностью для юноши она, конечно, не стала, а вот первый узелок в замысловатом узоре судьбы сплела. Когда молодой паренек подошел к бравому сотруднику комиссариата, тот ошарашил его неожиданным предложением:

— К нам пришла разнарядка из Алма-атинского пограничного училища. Пойдешь?

— Товарищ майор! Ну какой из меня командир, да еще пограничник? Я же в техникуме учусь. Скоро поеду на уборку урожая. Мне бы сначала специалистом стать, а потом уж солдатом.

— Справишься. Солдатами, брат, не рождаются. Так что собирай документы.

«Легко сказать, собирай документы, — размышлял Мурат, вернувшись домой. — А если не поступлю, не сдам экзамены. Вот позор будет. Как потом в глаза землякам смотреть? А если поступлю, как же родные? Я ведь старший из детей. Надо помогать младшим встать на ноги. Хотя, с другой стороны, было бы здорово приехать домой в красивой военной форме». На какое-то мгновение он даже представил себя подтянутым, статным, сильным. Все тревоги развеял отец:

— Раз решился, поступай. Все получится.

Напутствие отца стало решающим. Успешно сдав экзамены, через пару месяцев курсант М. Абайдельдинов уже шагал в строю своих сверстников.

Реальность военного обучения оказалась далека от их романтических представлений. Были тяжелый солдатский труд, выцветшие гимнастерки, ободранные башмаки, строгая дисциплина и отсутствие свободного времени. Оказалось, что в воинской службе властвуют строгие законы общего дома и армейской жизни. Их надо было принять и впитать, чтобы не стать инородным телом.

С первых дней курсанты обучались жить общими интересами: учились ходить строем, уважать начальство, беречь личное время, которое, как они ни старались, уходило пока что на подшив воротничков, чистку обуви и краткое письмо родным: «Жив-здоров. Служу, а как вы?» А как хотелось написать всем сразу, приложив к письму даже для себя непривычную фотографию, с сурово сдвинутыми бровями и желательно при оружии.

Курсант М. Абайдельдинов, подобно многим своим сверстникам, сложно привыкал к строгому армейскому распорядку, уставным требованиям, умению подчиняться. Через два курса обучения судьба связала новый узелок в орнаменте его судьбы.

В первой половине 70-х годов недалеко от Москвы, в городе Голицыно, открылось Высшее пограничное военно-политическое Краснознаменное училище КГБ при Совете министров СССР имени К. Ворошилова. В числе других курсантов-алмаатинцев Мурата направили в это учебное заведение. Условия здесь были намного лучше. В связи с тем, что в училище готовили политработников, курсанты часто посещали театр, выставки. Словом, будущих защитников Родины «подковывали» не только в боевом обучении. Их воспитывали культурными, интеллигентными офицерами.

И вот, наконец, настал долгожданный день. 24 июля 1974 года на плацу училища буковка «К» на погонах сменилась двумя скромными звездочками. Лейтенанта М. Абайдельдинова направили в Казахстан и распределили в Зайсанский пограничный отряд.

ГРАНИЦА — УЧЕБА — ГРАНИЦА

Первой ступенью в карьере офицера стала служба на пограничной заставе «Чаган-обо» в качестве замполита подразделения. Местность горная. Лишь редкие кустарники вдоль пары ручьев оживляют пейзаж. Высота до 1500 метров над уровнем моря. Службу нести в такой местности — дело непростое. Одной бдительности мало. Нужны физическая сила и выносливость, смекалка и умение ездить верхом и, конечно, высокая боевая выучка каждого солдата.

Хотя пограничник М. Абайдельдинов и получил хорошую теоретическую подготовку в стенах училища, экзамен на профпригодность, все-таки, принимала граница. Пришлось познавать новые уроки жизни и службы. Без курьезов тоже не обходилось.

Об одной такой ситуации рассказал ветеран: — Как-то октябрьским днем в канцелярию вбежал сержант и доложил, что в тот момент, когда пограничный наряд вышел на связь, вдруг раздался крик одного из военнослужащих и связь прервалась. На душе похолодело.

— Первый… Первый… Почему не отвечаете? — охрипшим до першения голосом кричал дежурный связист.

Он знал, каких слов от него ждал начальник, ощущал тревожное, взвинченное состояние офицера, но не мог сообщить ничего обнадеживающего. Наряд будто куда-то исчез. Все вопросы безответно летели в пустоту. Обстановка на границе в те годы была довольно напряженной. Часто случались провокации с сопредельной стороны.

Тревожная группа выехала к месту несения службы наряда. Никого нет. Пограничники, встревоженные, продрогшие, пошли по следам. По дороге обнаружили магазин от автомата, ремни, шапки и другие вещи. М. Абайдельдинов чувствовал, как в душе растет тревога за подчиненных. Раздражение на холод и неопределенность поиска только усиливали ее. Офицер обернулся к связисту:

— Есть новости от заставы? — Молчат, товарищ лейтенант, — ответил сержант.

Ответ повис в воздухе. Группа молча продолжила путь. Что только не передумали. Поиск продолжался 4—5 часов. Лейтенант вместе с группой прочесывал каждый кустарник, каждый овраг местности. То, что обычно казалось привычным, исхоженным вдоль и поперек, в тревоге словно изменило свой облик: кочки стали каменными, ветви кустов царапали и норовили попасть в глаза. Настроение катилось по наклонной, хоть офицер и старался не показывать вида.

— Товарищ лейтенант! — послышался за спиной приободрившийся вдруг голос связиста.

— Застава на связи!

Отлегло от сердца — наконец-то!

— Что там у них? Давай…

Сквозь шум и треск эфира офицер услышал голос дежурного по связи: «Наряд благополучно вернулся на заставу. Всем возвращаться». Все тревоги и переживания остались позади. Как выяснилось, солдат в наряде напугал медведь. От него они и бежали, позабыв все на свете.

Разные были случаи. И каждый приносил в копилку пограничного мастерства крупицы опыта. Постепенно, вникая в нюансы службы, все уверенней становился в себе пограничник.

Через десять месяцев лейтенанта М. Абайдельдинова назначили начальником пограничной заставы «Акжон». Для человека неискушенного это была, действительно, глушь. Окрестные сопки преображались по весне лишь на несколько дней, когда обычные степные цветы, прочая зелень создавали красивые орнаменты природного ковра. Все остальное время — безликий, серый край с клочками иссушенной зноем травы. — Периметр охраняемого участка — протяженный, в подчинении лишь солдаты срочной службы. Нет ни старшины, ни техника. Зимой температура воздуха доходила до минус сорока, летом тоже было несладко. Климат — почти тропический.

До меня на этой заставе уже сменилось четыре офицера. Понятно, что это отразилось и на коллективе. В общем, проблем хватало, — продолжил ветеран.

Мы обычно много и с видимым удовольствием пишем о достижениях. Но не бывает ровной и гладкой дороги в судьбе офицера пограничника. Часто на ней встречаются камни, бывают взлеты и падения, успехи и ошибки.

Кстати, об ошибках. — Однажды провел ревизию продуктов и обнаружил недостачу сахара, — продолжал свой рассказ мой собеседник. — Выявил нечистых на руку любителей сладкого и, снарядив их мешком, отправил в магазин близлежащего села, что находился в тридцати километрах от заставы. Конечно же, предварительно предупредил об этом сельчан. После пары таких нарядов порядок на складе был восстановлен. Но руководство подобных воспитательных мер не оценило, и меня привлекли к дисциплинарной ответственности.

Сейчас понимаю: у молодого лейтенанта есть знания, амбиции, но не хватает жизненного опыта. Жизнь — самый мудрый учитель, — заключает Мурат Сейтнурович. Через некоторое время М. Абайдельдинова направили на соседнюю пограничную заставу «Туат».

Хлопот хватало и там. Воспитывал и обучал подчиненных не только рассказом, но и личным примером. Следил, чтобы каждый из его бойцов после службы хорошенько отдохнул, чтобы застава в срок получала почту и фильмы. Когда офицер своими действиями подает пример, это воодушевляет подчиненных. Они незаметно для себя становятся более собранными и ответственными. Именно такого правила всегда придерживался Мурат Сейтнурович. И, как показало время, не напрасно.

После того, как по результатам служебно-боевой деятельности пограничная застава была признана лучшей, начальник штаба, вручив часы старшему лейтенанту М. Абайдельдинову, отметил: «Поначалу наломал дров, но вижу, набрался ума-разума. Теперь тебе предстоит дорога в академию. Заслужил».

Сменив три заставы и получив четвертую звездочку на погоны, офицер-пограничник с семьей оказался в столице СССР. Учеба в Военной академии имени М.В. Фрунзе всегда считалась весьма престижной. Три года пролетели быстро. Москва, конечно, прекрасный город, но сердце уже принадлежало границе.

Успешно окончив академию, офицер М. Абайдельдинов в 1981 году прибыл на пограничную комендатуру «Сарыжас» Пржевальского пограничного отряда.

ПО ОБЕ СТОРОНЫ ПЯНДЖА

На пограничной комендатуре «Сарыжас» всюду горы: неохватно огромные и удивительно красивые. За линией границы в соседней стране обстановка была довольно нестабильная. В горах — контрабандные тропы, значит, нет покоя стражам границы. Из-за отсутствия жилья семью М. Абайдельдинов оставил в гарнизоне. Родных видел лишь раз месяц, когда приезжал в отряд на сдачу зачетов.

Так пролетел год. А однажды на комендатуру прибыл вертолет. Срочно формировалась оперативная группа, которую направляли в Афганистан. В состав которой и вошел М. Абайдельдинов, в то время уже носивший майорские погоны. Об афганской войне говорят и пишут много, но участники тех событий редко рассказывают о ней. Не стал исключением и Мурат Сейтнурович. Он был крайне скуп на слова:

— Находился там три года. Всякое бывало. Служба «за речкой» была не простая, реальная боевая обстановка. Это на занятиях мишень не отвечает тебе огнем, нет ранений и невосполнимых потерь. В реальном бою все иначе. Здесь нет «молодых» и «стариков», все равны перед противником. Поэтому и крепка дружба воинов «афганцев». А самое главное достояние — жить в мире и согласии — не имеет цены. Действительно, тот, кто хотя бы раз вскакивал ночью по боевой тревоге, на пределе сил преодолевал километры по бездорожью, познал горечь и боль потерь боевых товарищей, знает цену жизни и всегда будет ратовать за мир и спокойствие на родной земле.

За службу в эти годы пограничнику М. Абайдельдинову были вручены орден «За службу Родине», медали «За отличие в охране государственной границы СССР», «От благодарного афганского народа».

КОМАНДИРСКАЯ ЗРЕЛОСТЬ

После службы в Афганистане майора М. Абайдельдинова направили в управление Пржевальского пограничного отряда. Через пару лет, в 1990 году, он вернулся на Родину — в Казахстан. Годы были не из легких, но пограничники не просто выжили, но и выполнили основную задачу — обеспечили надежность и неприкосновенность государственной границы.

Вначале Мурат Сейтнурович проходил службу в должности начальника штаба Курчумского пограничного отряда. Должность хлопотная, ответственная. Кроме выполнения задач по охране рубежей страны нужно было решать различные административные и хозяйственные вопросы. Много внимания уделялось подготовке личного состава, обучению военным специальностям.

Следующей ступенью в карьере офицера стала должность начальника Маканчинского пограничного отряда.

— В нашей службе лишь две «бессмертные» должности: начальник пограничной заставы и командир части. За все отвечаешь лично, будь то успехи или неудачи. Командирская зрелость приходит с опытом, — продолжил ветеран.

Затем пришло новое назначение — должность начальника управления охраны государственной границы целого ведомства, которая предполагала работу по координации действий всех отделов и служб.

— Несмотря на малый штатный состав, офицеры со своими обязанностями успешно справлялись. Кроме того, в те годы приходилось заниматься и вопросами формирования Отдельного сводного батальона Республики Казахстан на таджикско-афганской границе. Сложный был период. Обо всем так сразу и не расскажешь, — отметил Мурат Сейтнурович.

СЕМЕЙНЫЕ ПОРТРЕТЫ

Узор судьбы будет не так полон, если в нем не окажется семейных портретов. С супругой Баян в то время еще совсем молодой офицер М. Абайдельдинов познакомился случайно. Но, как говорят философы, в нашей жизни «случайности не случайны». Встреча на лестничной площадке не просто соединила два молодых сердца, а создала крепкую дружную семью. Через пару месяцев новобрачные обосновались на пограничной заставе «Акжон».

— Когда приехала на заставу, впервые почувствовала себя настоящей хозяйкой. Квартира у нас была новая, уютная. По выходным даже давали горячую воду. Постепенно привыкла. Со старшим сыном Гани любили нянчиться солдаты. Заставскую жизнь он познал сполна. Дочь Дина была совсем крошкой, когда мы переехали в Москву. Там она начала говорить. Когда дети подросли и пошли в школу, их пришлось отправить к родителям в Алма-Ату, но каникулы мы всегда проводили вместе, побывали даже вблизи афганской границы, — поделилась Баян Хамиевна.

Дети пограничников, выросшие на границе, несколько иные. Заставское детство дает особое воспитание.

— Застава — это отдельный огромный мир. Бегали в солдатскую столовую, любовались лошадьми и собаками. Было много разных случаев и историй. Видели даже смерч: от неба до земли огромная черная стена шла от скалы в нашу сторону, но недалеко от заставы повернула, — рассказала Дина. Воспоминания, как слайды, наслаиваются один за другим. Особенное впечатление на маленькую девочку произвели каникулы на таджикско-афганской границе.

— Для нас это было настоящим приключением. Сначала долгая дорога в машине, затем «спартанские условия» в местной «приезжке». После — поездка в большой кабине специальной машины по горному серпантину. Когда приехали к папе, нас поселили в одной из комнат длинного домика барачного типа. Мне было пять лет, брату — семь. Целыми днями играли с местными ребятишками: я была медсестрой, мальчишки — военными. Вечером, нагрев воду на печке, мама купала нас в стиральной машинке. Еще помню, как брат сел на местного ослика, а мальчишки ударили животное. Ослик понесся во всю прыть. Но брат не растерялся. Он крепко схватил осла за уши и держался за них, пока тот не остановился, — со смехом продолжила Дина.

Семья, получившая закалку на границе, по-особому ценит редкие минуты, когда все они вместе. Это ощущение семейного счастья, близости родных людей дети границы несут и в свои семьи. Пусть пока внуки ветерана знают о пограничной службе из воспоминаний дедушки и бабушки, отца и матери, но чувство границы уже живет в их сердцах.

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

После увольнения в запас полковник М. Абайдельдинов ушел в домашние заботы. Но граница не отпускает тех, кто отдал ей свои лучшие годы, кто посвятил ей жизнь. Поэтому офицер-пограничник вошел в состав Республиканского общественного объединения ветеранов-пограничников «Застава Тарландары».

Сейчас Мурат Сейтнурович курирует работу с воинами-«афганцами» и ветеранами Великой Отечественной войны. Он всегда в курсе событий, происходящих в мире, и продолжает волноваться за судьбу национального пограничного ведомства Казахстана. За плечами ветерана — огромный жизненный и военный опыт, которым он готов поделиться.

Выросли дети. Сегодня сын Гани работает юристом, дочь Дина — бизнес-тренер. Подрастают внуки — Жания, Аиша, Даулет и Алан. Жизнь продолжается и бьет ключом. Нить судьбы прядется и прядется. Отрезки ее, охватываемые взором, отодвигаются все дальше и непрерывной чередой уходят в прошлое. Так, виток за витком, нить складывается в своеобразный узор, где особой линией в судьбе любого воина в зеленой фуражке проходит пограничная служба.

 

Рамилям АХМЕТОВА

 

«Ветеран границы» - ЕЖЕКВАРТАЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ к информационно-аналитическому и военно-публицистическому журналу «Пограничник Содружества» (апрель — июнь 2016)