И кладу я АКа на колени - ангел должен прикрыть со спины…

Рубрика:  

Альтернативы будущей профессии Сергею Люльке - ветерану боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе, до недавнего времени руководителю городской организации «Боевое братство» не оставило детство, проведенное в гарнизонах с отцом офицером.

К тому же, в генетическом коде навеки сохранилась память предков - о деде, председателе колхоза, который в Великую Отечественную командовал партизанами в Днепропетровской области. В том же отряде защищал Родину его брат, пока не поймали фашисты и насмерть не затравили собаками. Именем партизана Люльки теперь названа улица в украинском городе Марганец. А местные жители, когда Сергей Григорьевич приехал туда с семьей почтить память двоюродного деда, всей округой угощали потомков своего спасителя.

Дорогой предков сейчас идет младший Люлька - Андрей. Он учится в Военной академии связи в Санкт-Петербурге, повторяя путь отца-радиста. Больше всего на свете Сергей желает, чтобы на этом сходство их судеб закончилось. Он даже вывел для себя своеобразную статистику. В их семье мужчины идут на войну через поколение, а значит, Андрею предстоит служить под мирным небом.

Правда, как показывает история нашей страны, сохранить его можно лишь с оружием в руках. Этот неизбежный парадокс преследует историю России при любом государственном строе, с ним жить и нам, и следующим поколениям. Поэтому, как бы ни мечталось о безусловном мире во всем мире, жизненно важно беречь традиции воинской славы, память о Великой Победе и безустанно напоминать об этом своим детям.
Сейчас в стране нет обязательной для всех, навязанной сверху идеологии, и в борьбу за мятежные юные умы вступают все, кому не лень. Можно долго перечислять перекосы советской системы нравственного воспитания детей и молодежи, но очевидно, что как никогда после сильна была в юных сердцах любовь к Родине, гордость за страну, готовность ее оберегать и защищать.

Служи народу

Выбрать родину пришлось и Сергею Люльке - однажды и навсегда. Когда внезапно рухнула социалистическая империя, он служил в Ашхабаде. Теперь уже бывшим советским военным предложили переприсягнуть зарождающемуся независимому Туркменистану. За них боролись и другие отколовшиеся республики.

Отец тогда сказал Сергею то, о чем говорят и сейчас: «В мире две больших страны: Россия и США. Служи России - не политикам, а народу».

Так Сергей Григорьевич стал дальневосточником, оставшийся срок службы проведя в части возле села Князе-Волконского. Но не совсем весь…

Григорий Люлька не раз сыграл решающую роль в военной карьере сына. Школьником тот посмотрел фильм «В зоне особого внимания» и мечтал о десантуре, но не прошел медкомиссию по зрению. Однако и в общевойсковое училище, где растили пехотинцев, отец не пустил. Предпочел отправить на срочную, зато в связисты. Через год командиры насилу отпустили талантливого радиста совершенствоваться в профессии в Киевское высшее военное инженерное училище связи. А через два месяца после выпуска Сергей уже исполнял интернациональный долг в Афганистане.

Только вернувшись с войны, он узнал, почему так рано оказался на передовой. Отец отправил, пояснив: «Хотел, чтобы ты стал мужчиной». Ранее туда же Григорий Люлька командировал двух проштрафившихся прапорщиков, которые приглядывали за юным сыном командира, - например, отучили курить, напугав, что на огонек сигареты может среагировать снайпер.

Эта война стала первой, но не последней в судьбе офицера. В 1995 году Сергей отправился на Северный Кавказ, чтобы найти и вернуть домой тело погибшего солдата из своего батальона. Говорит, хоть и не принимал участия в боевых действиях, но за месяц насмотрелся на всю жизнь, узнавая о тысяче смертей в день, переезжая из города в город, из морга в морг по обстреливаемой территории в поисках сослуживца.

Однако пришлось вернуться еще раз, в декабре 1999-го. Во вторую чеченскую кампанию батальон под командованием Сергея Люльки провел в горячей точке целый год. Смерть не раз пыталась их догнать, но спасало, наверное, чудо, и снова - родной отец, в этот момент находившийся очень далеко.

Штурм города Аргун в январе 2000-го начался с самоподрыва боевика на «Урале», который уничтожил радиостанцию. Сергей Григорьевич говорит, что его радистов спасло разгильдяйство - один как раз в этот момент отошел стрельнуть сигарету, а второго пригласили другие офицеры посмотреть кино.

Второй эпизод закончился гораздо трагичнее. В тот день Сергей Люлька остался в части, чтобы приготовить праздничный обед для сослуживцев в честь дня рождения своего отца. Машина вернулась гораздо позже - ее обстреляли боевики, двое хабаровчан погибли, третий вскоре умер от ранений в госпитале. Один из погибших сидел как раз на месте командира…

Отец командир

Можно сказать, что для своего батальона Сергей Григорьевич стал таким же отцом, как для него - Григорий Люлька. Вспоминает, как после Чечни жены его подчиненных жаловались на тяжело возвращавшихся к мирной жизни мужей - пьют, плачут, крушат мебель, спрашивали, как успокоить?.. Сергей Григорьевич отвечал: «Все пройдет».
Уже через год-два у них пошли девочки, дочки, - говорит командир. - Значит, будет мир. -
Сергей Люлька уволился из армии в 2002 году. Многие его подчиненные теперь занимают генеральские должности, но до сих пор считают своим командиром. Когда другие ветераны спрашивают: почему, мол, так мало послужил, отвечает: «Я устал воевать. На каждой войне у меня погибали друзья».

Понимая, что в любом сражении больше всех рискуют именно связисты - разведгруппа жива, пока жив радист, Сергей Григорьевич все же не препятствовал выбору сына. Тот сам решил продолжить отцовскую стезю. Хотя в детстве не участвовал в патриотических играх - больше увлекался восточными единоборствами и плаванием, получил стипендию краевого правительства за отличную учебу. Но весной удивил медкомиссию в военкомате громким: «Ура!», узнав о том, что годен к службе в категории «А».

- Учится с энтузиазмом, а в отпусках осваивает новые навыки - то вождение КамАза, то прыжки с парашютом, - с гордостью рассказывает отец.

Теперь кто только ни шатает неокрепшую психику подростков. То накачанные «хайпом» в Интернете толпы сносят сувенирные палатки в центре Москвы, превращая семейные народные гулянья в хаос, пугая детей и разрушая все вокруг. То хабаровский школьник, забытый родителями и нашедший понимание в «заботливых» сетях неонацистов, за несколько часов хладнокровно убивает несколько человек…

Между тем, глава государства не так давно заявил, что новой национальной идеей для нас должен стать патриотизм. Очевидно, что современное юношество, чьи родители пережили почти полное отсутствие каких-либо нравственных ориентиров на государственном уровне, не увлечь лишь речевками и маршами.
Однако столь же понятно, что любить свою Родину сегодня надо учить - и это должна быть системная, всеобъемлющая работа.

Тем ценнее опыт ветеранов теперь уже новейших отечественных кампаний, которые рассказывают современным школьникам, что такое война. У подполковника Сергея Люльки на этот счет мнение сложилось давно.

Война - это беда, горе, самое страшное, что придумано человеком, - - говорит он. - Ненавижу войну. После Чечни долго не мог смотреть фильмы и читать книги на военную тематику. А недавно посмотрел киноэпопею «Освобождение» и многие эпизоды примерял на себя, задаваясь вопросом: «Смог бы я это выдержать?»…

Сергей Григорьевич никогда не забудет, как вышел на развод следующим утром после потери трех человек в Чечне.

Все плачут, а мне нельзя, я командир, - вспоминает он. - Тогда надолго очерствел душой, не мог плакать, кого-либо жалеть. 

Но слезы вернулись, совсем недавно - когда смотрел видео из Сирии, где ставший Героем России посмертно летчик Роман Филипов, приземлившийся из подстреленного самолета в толпу местных террористов, подорвал себя гранатой, чтобы избежать плена.

Теперь и КамАзы летают

В свои 56 лет Сергей Григорьевич может сравнить разные периоды состояния российской армии. Еще четверть века назад оно приводило в уныние - нищие офицеры, разрушающаяся материально-техническая база, неподготовленные солдаты, которых отправляли воевать слишком рано…

Теперь каждый раз, когда Люлька приезжает на бывшее место службы уже в качестве председателя совета ветеранов своей части, полковой командир с гордостью показывает новую технику и просит поспособствовать, чтобы на заводах делали поменьше колеса на КамАзах - приходится спускать шины, чтобы груженая техника поместилась в самолет. «В наше время даже на эшелоне провезти КамАз считалось удачей, а теперь они летают», - восхищается Сергей Люлька.

Хорошее мнение у него и по поводу морального духа нынешних бойцов. Говорит, они лучше нас. Ведь имея столько соблазнов, видя всех этих лидеров протестных (не всегда понятно, правда, против чего именно) движений, «гламурных подонков», русофобов и экстремистов всех мастей, - наши ребята продолжают служить Родине, отдавая за нее жизни.

Несколько раз в году ветераны «Боевого братства» выезжают на кладбище приводить в порядок могилы своих собратьев по оружию, и если в прежние времена в этом участвовало всего по несколько человек, то в последний раз приехали и депутаты, и чиновники, и школьники. Детей сначала пытались не пустить на это «взрослое» мероприятие, но те возмутились и даже обиделись.

23 февраля в России - далеко не просто очередная ведомственная дата. Недаром она считается главным праздником всех мужчин страны. Всеобщая милитаризация, как ни печально, все-таки не примета какого-то определенного времени, а, похоже, константа нашей реальности, в которой приходится жить и иногда, увы, - умирать.

Сослуживцев Сергея Люльки теперь разбросало по всей стране и за ее пределы, но каждый помнит те страшные дни, о которых офицер СОБР «Рысь» Сергей Ефремов написал стихотворение, где есть строчки:

Там нет ничего дороже мгновений,
Навалившейся вдруг тишины.
И кладу я АКа на колени,
Ангел должен прикрыть со спины.

А офицер Сергей Люлька никогда не устанет повторять: «Главное, чтобы не было войны».


Автор:Елена РОМАНОВА

 

https://toz.su/