Культура и антикультура

Рубрика:  

А вы когда-нибудь задумывались, что такое культура и антикультура?

Слово «культура», на мой взгляд, является ядром русского миропонимания и на санскрите означает почитание Света («Культ» — почитание, а «Ур» — Свет). Те этносы, которые стали ядром русского народа, особым образом переживали чувство прекрасного, творчески откликались на окружающую их красоту природы и выражали это в создании мастерами-ремесленниками предметов прикладного искусства.

И вот эта устремленность к красоте стала решающим фактором в выборе религии, способной объединить все племена России в единый русский мир. Ведь по преданию нам известно, что на князя Владимира огромное впечатление произвела развернутая перед ним греком-философом вышивка картины Страшного Суда, а послы, посетившие религиозные центры четырех конфессий, были потрясены красотой константинопольского храма и эстетическим великолепием православного богослужения. Именно чувство прекрасного является глубинным свойством русского миросозерцания.

Досадно, что ложный образ русского человека уже долгое время насаждается на Западе: агрессивный, грубый, тупой матершиник. Еще опаснее, когда «выдающийся деятель культуры РФ» М.Е. Швыдкой внушает нашей молодежи, что мат (и фашизм) — существенный признак русской идентичности. Вот что такое мат? На самом деле сейчас нельзя с уверенностью говорить о том, что определено его происхождение: потеряны связи, которые могли бы нам об этом рассказать. Но для меня мат — это лингвистическое «оружие», с которым идут уничтожать противника. Такая ненормативная лексика существует у каждого народа. И вполне вероятно, что славянские воины до принятия христианства могли идти с матом в бой. Мат оскорбляет святость родительства, сакральность рождения и жизни человека. Это лексика темной духовности. Поэтому, когда мы приняли религию света, где Христос «есть путь и истина и жизнь» (Евангелие от Иоанна, гл. 14, ст. 6.), а Бог — есть Любовь (1-е Послание от Иоанна, гл. 4, ст. 16.), то наши воины в бой уже стали идти с призывом к Свету-Христу (Евангелие от Иоанна, гл. 9, ст. 5.), с криком «Ура-а-а!» И это не случайно. Ведь в русской культуре живым мотивом звучит устремленность к прекрасным и возвышенным идеалам. Это и есть сокровенное содержание и наших представлений жизни, и наших традиций, и нашего искусства.

В культуре всегда закрепляются те шедевры, которые, вырывая человека из животного, звероподобного состояния, делают его более совершенным, одухотворенным и милосердным. Христианские темы представляют собой богатейший материал истории человечества, являются благодатным источником понимания внутренней противоречивости личности, открывают метафизический и метафорический взгляд на судьбы народов и государств. Многие художники воодушевлялись ими в живописи, музыке и в архитектуре.

Все дары от Бога, и Господь питает того, кто к нему обращается с творческим или смысловым вопросом. Познание мира и окружающей нас действительности тоже часть нашей культуры. Наука — это очень серьезный подарок христианства человечеству. Это не моя точка зрения, это истина. Абсурд, но два века назад науку в Европе начали противопоставлять религиозности, хотя первыми учеными-исследователями были христиане и даже монахи. Почему монахи занимались наукой? Они хотели донести до человечества идею о том, что мир создан по Божественным законам. И поэтому целью научных поисков и открытия законов природы было доказательство того, что мир создан Богом, Творцом. Отсюда креационная картина мира. Поэтому для меня культура включает в себя не только искусство, не только образ жизни, традиции, но и науку. Сегодня достижения науки таковы, что человеку дана большая возможность чувствовать себя человеком. И большее количество людей могут заниматься творчеством. Одно дело, когда мы были вынуждены тратить большие усилия для элементарного выживания, например каждое утро колоть дрова, топить печь и носить воду и много еще чего. И совсем другое дело, когда мы встаем, у нас газовая (электрическая) плита, холодильник, водопровод и т.д. Все научные достижения, технический прогресс и религиозное понимание мироздания свидетельствуют только об одном: «Человек, ты создан как любимое творение Бога. Ты создан сотворцом Господу. Не оскотинивайся, помни об этом».

Когда набрала силу «тайна беззакония», когда наступило время расчеловечивания собственно человеческого в человеке, когда была поставлена задача дегуманизации и дехристианизации общества, тогда и начала взращиваться антикультура, в которой патология стала утверждаться как выражение сущностного в человеке, а безобразное — маркироваться как норма и даже как «лучшее». Антикультура характерна тем, что, используя признанные в искусстве формы, средства и технологии, начинает с их помощью утверждать античеловеческое, антигуманное, безнравственное и антиэстетическое. Так происходит подмена культуры на антикультуру в искусстве, которая потом распространяется на многие сферы жизни. Это может быть только при нескольких условиях.

Первое условие — когда сам художник мыслит демонически, лукаво или он психически нездоровый человек, и он это психическое нездоровье как бы овеществляет, опредмечивает. Самому художнику полезно в рисунке, музыке, скульптуре или в других предметах творчества выразить свои нездоровые состояния. Так он отрывается от своей болезни, дистанцируется от нее. Это психологический прием арт-терапии. Но горе всем другим, здоровым, которые начинают называть это явленное нездоровье произведением искусства, пусть даже оно исполнено очень мастерски или талантливо. Например, как у Сальвадора Дали. Гениально исполнено. Но там как раз демоническое видение автора, рассказывающего о человеке через уродливые образы и формы.

В 1917 году в одной из нью-йоркских галерей был выставлен обыкновенный писсуар с подписью R.Mutt (Р. Дурак). Инсталляция была представлена как «Фонтан» для выставки Общества независимых художников. Шло много споров вокруг этой «композиции», но именно она задала тон попранию человеческого достоинства в искусстве. Марсель Дюшан (автор «шедевра», который вошел в историю искусства как родоначальник отрицания в нем самого важного — эстетики, хорошего вкуса, мастерства художника) много позже заявил: «Я швырнул им в лицо полку с писсуаром, и теперь они восхищаются их эстетическим совершенствам». Вот такой он, постмодернизм. Фраза циничная и демоническая, как, впрочем, и провозглашенный им принцип постмодерна: «Искусство — все то, на что указывает художник».

В каждом человеке есть хорошее и плохое, доброе и жестокое, совесть и эгоизм, здоровое начало и болезненное нездоровье. Важно, что в личности культивируется, становится доминантным, что станет психологическим содержанием ее жизни. Искусство постмодерна обращено к негативу в человеке, укрепляется его нездоровое, патологическое начало. Этим и опасна сама антикультура. Но такое возможно только в постхристианском или антихристианском обществе.

 Второе условие существования антикультуры — это политическое руководство обществом. Если есть запрос на дебилизацию народа, на понижение его нравственного уровня, то и будут продвигаться и поддерживаться государственными и общественными институтами эти анитикультурные образчики псевдоискусства. Знаете, это как «Голый король». Гениальная сказка. Все прыгают вокруг голого короля и говорят: «Как прелестно! Прелестно!» Я вообще думаю про наших псевдоавангардистов: это не авангард, это антикультура. Все эти выставки так называемого современного искусства — это же какое-то лукавство. Здоровый человек, глядя на это, начинает думать, может, я что-то не понимаю в искусстве... Но перед ним не искусство, а антикультура.

Настоящее искусство, истинная культура всегда взывает к чувству прекрасного в человеке, его совести, состраданию и благородству.
Из последних событий в культурной жизни Москвы мне понравилась выставка Серова. Я ходила в ноябре и в январе. И, что удивительно, приходим на экспозицию 2 января в 13 часов, и стоит огромная очередь. Мы были с маленькими детьми, поэтому прошли без очереди. Уходили в 6 вечера, а очередь еще была. Это счастье, конечно. Вот! Сколько наш народ ни дебилизировали, а мы все к здоровому искусству, к возвышенному тянемся. Серов вообще очень здоровая и нравственная личность. Он любил людей, свою жену, умел видеть и передавать неповторимость и уникальность персонажей своих картин. Все это здоровое человеколюбие. Оно же исходит из полотен.

Оказывается, наш человек — живой, он не поддался ни на какие уговоры этого псевдосовременного искусства, которое на самом деле ранит душу. Что бы ни говорили про человека, что бы с ним ни делали, он как был, так и остается образом Божьим! Как жаждал добра, счастья, любви, так это и остается жить в нем, даже если все это глубоко затаптывается человеконенавистническими сентенциями антикультуры. Но человек не может быть человеком, если он не жаждет прекрасного. В этом сущность человеческого в человеке. Не случайно у Николая Лосского есть работа «Мир как осуществление красоты». Воплощенная красота. Красота в духовном мире есть, но она не воплощена материально. Материализация красоты — это сущность нашей жизни. И искусство призвано укреплять в человеке чувство прекрасного.

Надежда Храмова

© 2009–2016 Русская Планета

На фотографиях:
1.    Прикладное искусство
      2. «Явление Христа народу». Художник Александр Иванов
      3. Граффити Бэнкси. Мона Лиза с базукой. Фото: Flickr/ Bruce'sArtCollection