ЕРМОЛОВ

Рубрика:  

Цикл "КАВКАЗ". 

"Младые воины Кавказа,
Война и честь знакомы вам.
Склоните слух к моим словам.
К словам кавказского рассказа..." (с).
/А.И. Полежаев, поэма "Чир-Юрт", 1837/

Вот и пришло время поговорить о главном объекте данной темы - о Кавказе. Мы уже обсудили, почему именно этот регион России приводится правящим режимом в нынешнее состояние и каковы причины нынешней целенаправленной государственной политики, приводящей ко всем проблемам, связанным с ним [1]. Мы уже обсудили, какова должна быть политика (государственная и этническая) на всём Русском Юге для приведения региона к равновесию - единственно возможная, если уж быть совсем откровенными [3]. Нынешняя статья, хоть и выходит с большим опозданием, призвана подытожить всё, сказанное ранее и дать ответ на главный вопрос этого цикла: как же умиротворить сам Кавказ, привести его к порядку и сделать так, чтобы это было надолго, а, желательно, навсегда.

Этот текст готовился долго - почти полгода. Для его создания подробно был изучен, без исключения, весь опыт кавказской политики за всё время прибывания Империи на Кавказе. Начиная с 1796 года. Опыт периода Николая Ртищева, сменившего его Алексея Петровича Ермолова, постермоловского периода, времени князя Барятинского и после него. Внимательно был изучен советский период (в ходе которого, кто бы что ни говорил, а Кавказ, всё же, держали жёстко). И, наконец, опыт времён нынешних. Который, как ни парадоксально это прозвучит, на поверку оказался чуть ли не копией того, что было на Кавказе до прихода генерала Ермолова. Но об этом позже.

Статья была написана в соавторстве и я выражаю огромную благодарность человеку, который мне помогал. Кстати, своим читателям хочу сказать, что с этим человеком вы уже знакомы: именно он был моим консультантом при написании статьи об армии проекта "Русское Государство".

Так же сразу хочу предупредить: решения, изложенные в статье, многим могут показаться неожиданными. После того, как вы её прочтёте, кто-то может решить, что они "нацистские" и слишком крутые, а кто-то, наоборот, скажет, что они половинчатые и недостаточно кровожадные. Но кто-то (и я надеюсь, таких людей будет достаточно) осознает, что эти решения - соломоновы. Потому, что только они, по большому счёту, полностью удовлетворяют интеллектуальному вызову кавказского вопроса. Цель этой статьи далеко не в том, чтоб кому-то понравиться, а в том, чтобы найти действительно эффективное, а, главное, действительно выполнимое в современных условиях решение.

А интеллектуальный вызов состоял в необходимости найти это решение при соблюдении двух условий:

1Безусловное сохранение территориальной целостности Русского Государства. Искать выход через отделение бессмысленно, как минимум, потому, что ни одной проблемы оно просто не решит, а, наоборот, усугубит. Современный Кавказ, фактически, является ваххабитским (и ещё много чьим другим) плацдармом для агрессии против России в целом. Количество оружия, сосредоточенное на нём, уже сейчас сулит проблемы колоссального свойства. Уход с него только разожжёт этот огонь до неконтролируемых масштабов. А уход не со всего Кавказа, а только с его части, как предлагают некоторые, всего лишь заставит оставшуюся часть "желать странного". Разумеется, это не все аргументы против, но, на мой взгляд, хватит и их. Все прочие и так были с лихвой описаны очень многими, включая нас.
2Необходимость исключения геноцидного варианта. Задайте себе простой вопрос: а он вообще возможен? Нет, конечно, если сидеть за компьютером или за бутылкой пива, то возможно всё. А если вести себя ответственно? Если говорить о реальных вещах? Если думать, как государственные люди, а не как сетевые герои? В этом случае моментально становится очевидно, что варианты "Руанды-94" или "Ванзее-42", столь желанно обсуждаемые многими, в условиях современной России просто невыполнимы. Любая попытка любой власти реализовать что-то подобное на практике обернётся национальной катастрофой: превращением России в "государство-изгоя", беспощадной террористической войной со всем исламским миром при поддержке мира Западного и, главное, заведомо без всякого значимого результата даже в том, на что эта политика была направлена. А план ведь должен быть РЕАЛИЗУЕМ. В противном случае какой вообще в нём толк?

Сразу хотим заметить, что более экстремальный вариант программы, ранее изложенный в одной из статей проекта "Русское Государство" [10] с повестки дня так же не снимается. Однако мы оставляем его на самый крайний случай, до которого, надеемся, всё же не дойдёт.

Но каким образом этого можно достичь? В таких случаях путь всегда был один: ассимиляция и натурализация. Но только настоящие, не "бумажные". И нынешний случай от других ничем не отличается. Так что альтернатива проста: Кавказ должен либо ассимилироваться, либо перестать быть Кавказом. Одно из двух. Что называется, на выбор. Впрочем, и этот выбор весьма иллюзорен. Потому, что пути достижения того и другого практически идентичны. Всё дело лишь в расстановке акцентов.

Ну, и разумеется существует очень мощный внешний фактор. Причём, он существовал всегда, в том числе и во времена Ермолова.

Кроме того очевидно, что неассимилированность Кавказа и фактор внешней дестабилизации - это только части проблемы. Третья её часть состоит в том, что состояние это всячески подстёгивается политически и институционально самой властью. Правящий режим сам создаёт ситуацию, в которой положение только усугубляется. Где-то за этим стоит банальная трусость и бездарность, где-то злой умысел, но в целом картина с каждым днём всё меньше радует глаз.

Из этого можно сделать вывод, во многом являющийся ключевым и определяющим: ни при каких обстоятельствах, ни в каком виде и никаким образом при нынешнем политическом режиме "кавказский вопрос" решён не будет. А если поверить в сказку и предположить, что г-н Путин таки решит это сделать, то совершенно очевидно, что для этого ему понадобится полностью сменить собственную политическую и социальную базу. Сменить её тотально, абсолютно, радикально и бескомпромиссно. Знаете, как это называется? Русская Революция сверху. Те, кто считает, что первое лицо кремлёвского режима может предпринять такое даже теоретически - просто блаженные. Мы не из их числа. Поэтому данный план не рассчитан на реализацию в рамках нынешнего режима. Это предложение тем, кто его сменит. И название статьи не случайно - это действительно "план имени генерала Ермолова". В прямом смысле слова - в первую очередь мы опирались на его опыт. Потому, что ключи к будущему очень часто находятся в прошлом.

Изучив вопрос подробно (в первую очередь его исторический аспект), мы были просто поражены тем, насколько ситуация на Кавказе в период с 1796 по 1816 год совпадает с ситуацией нынешней. Давайте же кратко её опишем. Когда в 1816 году Алексей Петрович Ермолов сменил Николая Ртищева на посту "проконсула Кавказа", оный Кавказ представлял из себя некую совокупность территорий, номинально подчинённую имперскому центру, но реально на Империю откровенно плевавшую, не управлявшуюся никем, кроме местных беков, ханов, племенных вождей и главарей разбойничьих шаек (которыми все перечисленные ранее граждане являлись по сути). Но даже такое номинальное присутствие джигитов тяготило и от откровенной войны их удерживало только одно... Как вы думаете, что? Правильно: ДОТАЦИИ. Только тогда они назывались иначе, но смысл был тот же - это была дань. Унизительная и постыдная, которой трусливые и бездарные столичные чиновники предпочитали откупаться от откровенного рэкета местных дикарей. Впрочем, и эта дань не особо помогала. Местные людоеды, конечно, не воевали открыто (лесные шайки не в счёт), но периодически пакостили: похищали людей за выкуп, торговали рабами, угоняли скот, вели себя в русских поселениях как аллах на душу положит. И, зная их, я практически уверен - публичное исполнение лезгинки однозначно входило в этот комплекс удовольствий. Особой "лихостью" отличались чеченцы. Эти граждане не признавали никаких договоров, не держали никакого слова и бесчинствовали без малейших ограничений морального толка.  Доходило до того, что даже на берегах Кубани казачьи станицы держали круговую оборону 24 часа в сутки. Нет, казаки, конечно, отпор давали (тогда у них ещё не отняли оружия), но предпринимать что-либо широкомасштабное им запрещали, а сам факт, что по кубанским степям невозбранно рыскают летучие чеченские шайки, заставлял их спать с ружьями и в родных домах. Фактически, Кавказ пришёл на Русскую Землю. И это без всякой войны... Вам ситуация ничего не напоминает?

Так вот всё это получилось изменить за какой-то год. Ну, от силы, за два. Что же сделал Ермолов? Да ничего особенного, если честно. Он просто пришёл к своему главному выводу:

"Если волка будешь ты кормить с руки,
Из хребтов кавказских спустятся полки" (с).

А по сути он понял одно: на Кавказе надо вести себя по-кавказски. И воевать на Кавказе надо так, как принято на Кавказе. Вот он и начал воевать именно так: брать заложников, спрашивать по принципу коллективной ответственности рода/тейпа/аула, не знать пощады и держать слово - если он обещал наказывать, то значит наказывал. Пришлось забыть про любые проявления гуманизма, принятые уже к тому времени в цивилизованных армиях. Не потому, что Ермолов был кровожаден: горцы этого "гуманизма" просто не понимали и любые проявления такой "цивилизованности" воспринимались ими как трусость, глупость и слабость, со всеми вытекающими из этого выводами. Причём, никакого геноцида он никому не устраивал и сёла жёг исключительно за дело. Пример - аул Дади-Юрт (чеченский центр работорговли, имевший весьма заслуженную зловещую репутацию). Почему так? А вы вспомните кадры времён "независимой Ичкерии". Те самые, где заложников пытают. Я не думаю, что за 180 лет до этого дети гор были гуманнее. Так вот этот аул был стёрт с лица планеты вместе с большинством жителей 14 сентября 1819 года. И работорговля в том районе практически прекратилась. Это было справедливо. Кстати, пониманием справедливости Алексей Петрович пользовался тоже кавказским. И в этом понимании, с нашей точки зрения, нет ничего плохого или неправильного. Сводится оно к простому правилу: никогда не прощать врагов и вознаграждать друзей. Тех, кто воевал на стороне Империи, "проконсул Кавказа" действительно вознаграждал и приближал. При этом они знали, что стоит им хоть раз предать - и всё. Их не простят. И их род не простят. И их тейп тоже не простят. Потому, что по менталитету горцев любой из них - не сам по себе, а часть рода/тейпа/племени. Сообщество, к которому он принадлежит, защищает и поддерживает его вне зависимости ни от чего. Но и отвечает за него оно тоже в поголовном формате. Это не шовинизм. Это их собственное горское миропонимание. Вполне обычное для всех родоплеменных культур. В результате, одни кавказские племена начали очень даже неплохо усмирять другие (экономия русских жизней была одной из главных причин обожания Ермолова в народе). Кроме того, наказание врага так же осуществлялось по-кавказски и смерть врага достаточным уровнем возмездия не являлась: особо "удалых" джигитов генерал карал и после смерти, приказывая хоронить в свиных шкурах. Чтобы в мусульманский Рай они не попали ни при каких обстоятельствах. Сам о себе Алексей Петрович говорил, что является большим гуманистом, так как жестокая казнь десятков бандитов спасает сотни русских от смерти и тысячи горцев от измены. И ведь самое интересное, что горцы, что бы они ни говорили, подобный подход прекрасно понимали. Для них он не был ни странным, ни необычным, ни несправедливым. Всё было "по понятиям". А потому генерала боялись, проклинали, пытались убить, называли "Ермол сын шайтана", но при этом безгранично уважали.

Так волк уважает медведя. Нет, он его отнюдь не любит и ни то, чтоб даже сильно боится. Просто он точно знает, что медведь сильнее, злее и на ровной поверхности передвигается со скоростью автомобиля. И волк совершенно недвусмысленно понимает, что именно будет с ним, волком, если у медведя испортится настроение. А уж если на самом деле это никакой не волк, а шакал... Тут и вовсе говорить не о чем.

И если бы придворные интриги не вывели генерала из игры тогда, когда делать этого было нельзя, Кавказская война могла закончиться лет на 30 раньше. Алексей Петрович прожил долго. Достаточно, чтобы дождаться её окончания и посмотреть в глаза пленённому Шамилю. И век фотографии он тоже успел застать. Вот так он выглядел незадолго до своего ухода в 1861 году (фотография № 3).

Старый, сильный и суровый медведь (хоть при жизни его больше сравнивали с тигром). Настоящий русский богатырь, сломить которого не смогли ни война, ни судьба, ни годы. Он напоминает мне седого Илью Муромца. Только без бороды и остроконечного шлема.

А теперь от теоретической части перейдём к практической.

Для начала предлагаю принять следующие аксиомы:

I. КАВКАЗ БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕТ РУССКИМ. Любая форма его отделения не рассматривается в принципе.
Русское Государство не уйдёт с Кавказа. Русское Государство останется на Кавказе. У Русского Государства нет другого выбора.

II. Многие народы Кавказа, вне зависимости от того, выбрали они свой путь вместе с Россией добровольно или им в этом помогли, должны быть ассимилированы в Русский Мир, в противном случае то, что происходит на Кавказе сейчас, будет длиться бесконечно. Ассимиляция и интеграция должны быть проведены реально и бескомпромиссно. 
Никакого "тожероссиянства". Никаких компромиссов с варварством. Пусть многим из вас эта мысль и покажется крамольной, однако это только на первый взгляд. Ведь мордва, чуваши, удмурты, башкиры и татары вполне ассимилировались. Они разделяют наши базовые ценности и ведут себя как люди, а не как дикое зверьё. Они целиком и полноценно интегрированы в Русский Мир. У меня нет претензий к мордвинам. У меня нет претензий к удмуртам. И к татарам, как к народу, у меня тоже претензий нет. Хоть там сейчас и поднимает голову ваххабизм, активно экспортируемый с того самого Кавказа, я не вижу в них врага. А подавляющее большинство из них не видит врага во мне. Так почему же кавказские племена должны находиться в каком-то исключительном положении? Чем они заслужили свой привилегированный статус? Я ведь не требую введения неравенства. Я, наоборот, настаиваю на его ликвидации. Только ликвидации фундаментальной. Принципиальной. Ликвидации навсегда. Ассимиляция никак не повлияла на национальное достоинство удмуртов и бурятов. Их никто не угнетает, никто не притесняет и никто не унижает. Нежелание же ассимилироваться горцев связано лишь с их традиционным стремлением быть "лучше других". Не более того. Как националисты, мы уважаем чужие традиции и чужой национальный менталитет. Но ТАКИЕ традиции и ТАКОЙ менталитет мы уважать не обязаны и мириться с ним не обязаны тем более. Или что, если бы в их традициях было ритуальное людоедство, мы и его должны были бы уважать? Ничего подобного. Положение, при котором все равны, но кое-кто "ровнее", недопустимо и должно быть ликвидировано любыми средствами.

III. До окончательного наведения порядка и достоверного завершения хотя бы базовой программы ассимиляции Кавказ не может и не должен управляться на общих основаниях со всей остальной территорией Русского Государства.
И это так же продиктовано принципами справедливости и равенства. Потому, что права не могут существовать в отрыве от обязанностей. И потому, что права эти как минимум нужно заслужить. Своими действиями представители некоторых народов и народцев сами вывели себя за пределы единого государственно-правового поля. Но это совершенно не значит, что земля, на которой они находятся, перестаёт быть Русской Землёй.

После принятия этих аксиом определим то, что мешает полноценному возвращению Русского Государства на Кавказ:
1. Бесконтрольность местной власти (включая силовые структуры).
2. Рост террористического подполья и подпитывающего его исламского экстремизма.
3. Произошедшая и происходящая по сию пору зачистка Кавказа от русских.
4. Крах местной экономики.
5. Внешнее влияние.
6. Отсутствие политической воли.

Шестой момент, возможно, самый важный. Политическая воля в России может быть только одна - это политическая воля Русского Государства. Или, на худой конец, хотя бы правительства РФ. И именно она у нынешнего правящего режима принципиально отсутствует. По целому ряду причин. Этот пункт мы рассматривать не будем, так как сам факт того, что данная программа когда-либо будет задействована, говорит о том, что со сменой режима политическая воля таки появилась. А потому говорить мы будем о решении пяти предыдущих проблем.

А. Программа ассимиляции и сопутствующие факторы.

Разработку самой программы мы оставляем на усмотрение специалистов. Здесь же дадим только базовые параметры спецификации:
- будучи реалистами мы понимаем, что данная программа должна являться долгосрочной и рассчитанной на десятилетия. В то же время её финансирование не должно лежать мёртвым грузом на всей остальной стране. Необходимо разработать схему частичного самофинансирования программы за счёт развития точек экономического роста в регионе под жестоким контролем Русского Государства;
- программа должна включать в себя следующие составляющие: информационную (с применением всех наиболее эффективных технологий коррекции общественного сознания), пропагандистскую (с использованием самых современных методов идеологической обработки и внедрения базового ценностного набора Русской Цивилизации), образовательную (осуществление программы начиная с дошкольных и школьных учреждений, посещение которых для местных детей будет обязательным и контролируемым), контрольную (от участия в программе отлынивать должно быть невозможно технически) и силовую;
- основной целью программы должен являться слом родоплеменного мышления и "особого" стереотипа поведения, а так же реликтов средневекового сознания, подробно описанных в статье "Химера" [1];
- социальные лифты для местного населения должны быть жёстко обусловлены критериями натурализации (ассимилированности), систему которых так же надлежит разработать и внедрить;
- часть населения, не способная к ассимиляции или активно ей противящаяся, должна иметь возможность эмиграции. Данный процесс должен всячески поощряться как идеологически, так и институционально. Аналогичный опыт периода окончания Кавказской войны уже один раз дал позитивные результаты.

В. Мероприятия в большой России.

1. Соблюдение баланса на Русском Юге.
На первом этапе на Кавказе придётся держать значительные силы армейского и полицейского толка. В дальнейшем их можно будет сокращать. Сделать это можно будет за счёт проведения на Русском Юге массированной программы по восстановлению казачества, описанной в предыдущей статье "Русская скала" ([3] и [4]). Возрождённое казачество - единственный саморегулирующийся и самовоспроизводящийся общественный институт, способный сохранять устойчивый баланс на Русском Юге при минимальном вмешательстве государства. Без его восстановления возвращение Русского Государства на Кавказ на постоянной основе не возможно в принципе.
2. Снятие этнического напряжения в русских городах.
С этой целью в ряде регионов Кавказа должен быть восстановлен и ужесточён институт прописки. Лица, прописанные там и проживающие без прописки в других регионах, должны возвращаться обратно. Исключение будет делаться лишь для тех. кто получит специальное разрешение от соответствующих органов Русского Государства. Кроме того, должны быть немедленно отменены национально-региональные квоты для обучения в ВУЗах. Студенты из данных регионов, попавшие по данным квотам на обучение ранее, должны быть в форсированном порядке переаттестованы под внимательным контролем. Те из них, кто игнорировал обучение (прогуливал или проявлял асоциальные манеры поведения), а так же те, чей интеллектуальный уровень фактически не соответствует нормам ВУЗа, должны быть отчислены и возвращены по месту прописки.
Так же имеет смысл расследование и пересмотр некоторых сделок по земле.
3. Уничтожение этнического криминала.
Одним из ключевых моментов начального этапа программы является окончательное решение вопроса этнических преступных группировок. Каковое может и должно быть осуществлено в один день в форме общенациональной спецоперации, в рамках которой будет произведено их физическое уничтожение без суда, опираясь лишь на проскрипционные списки, которые легко могут быть составлены на основе данных МВД (а такую «статистику» полиция ведёт и это однозначно). Необходимость проведения подобной сознательно жестокой зачистки продиктована следующими соображениями: во-первых, проблема «тяжёлого» криминала будет решена одним ударом (то, что 80% тяжких преступлений совершается именно этнической преступностью, ни для кого не секрет), во-вторых, это будет являться мощнейшей, шокирующей, сверхэффективной акцией устрашения, демонстрацией силы, которую на Северном Кавказе в силу их менталитета несомненно поймут правильно. Важная оговорка: прежде чем начинать реализацию данного пункта плана, необходимо гарантировать безопасность оставшегося русского населения Северного Кавказа. Мы повторяем: удар должен быть быстрым, сокрушительным и абсолютно деморализующим. Все члены этнических ОПГ должны быть стёрты с лица земли, их имущество изъято, а члены семей вышвырнуты из страны. Это единственный способ решения проблемы должным образом. Распространение же назидательных действий на членов семей и вовсе в рамках обсуждаемого вопроса сверхэффективно.

С. Политические действия на Кавказе.

Первым шагом на Кавказе должны быть действия по устранению бесконтрольности местной власти и наведению жёсткого административного порядка. На Кавказе должно быть установлена система беспрекословного и тотального подчинения Русскому Государству. Для этих целей необходимо предпринять следующее:
1. Кавказский Корпус.
Необходимо сформировать и ввести на территорию Кавказа особую группировку внутренних войск численностью до 100-150 тысяч человек, усиленную авиацией и бронетехникой. Кавказский Корпус должен быть разделён на две группировки: Западную (КЧР и КБР) и Восточную (Ингушетия, Чечня, Дагестан). Штаб Корпуса должен находиться во Владикавказе (на Осетию особые меры распространяться не должны).
2. Протекторат.
После введения Кавказского Корпуса на территорию зон ответственности, на Кавказе должен быть введён особый режим протектората. Командующий Кавказским Корпусом получает статус генерал-губернатора и наделяется чрезвычайными властными полномочиями. На территориях тех республик, где будет введён протекторат:
- ограничиваются гражданские свободы;
- разоружаются и распускаются местные силовые структуры (включая полицию) с заменой на военнослужащих Кавказского Корпуса. Впоследствии формируются новые местные органы правопорядка с жёстким подчинением их не местным властям, а национальному правительству;
- отстраняются от власти местные руководители, взамен которых генерал-губернатором назначаются новые;
- распускаются местные представительные органы власти, либо их статус снижается до консультативного;
- параллельные силовые структуры, действующие в ряде республик под прикрытием охранных и иных фирм, должны быть выявлены и уничтожены;
- местные средства массовой информации и массовой коммуникации берутся под тотальный контроль;
- за новой назначенной властью должна быть установлена эффективная система военного контроля, исключающая любую вероятность коррупции. Наказание за любое лихоимство, кумовство и прочий "местный колорит" должно назначаться посредством ускоренного военно-полевого правосудия;
- так же для местной власти должны быть установлены чёткие критерии эффективности. В их основе должны лежать параметры планов развития, установленных для их участка ответственности.
Всё это должно находиться в подчинении и под контролем генерал-губернатора. Полномочия же самого генерал-губернатора должны быть подтверждены принципом категорического невмешательства в дела Кавказского Корпуса любых представителей любых властей любого уровня. Кавказский Корпус и его командующий подчинены напрямую главе Русского Государства и более никому. Его бойцы должны быть наделены иммунитетом от любого судебного преследования в процессе и после службы (за исключением чётко оговорённых случаев совершения ими преступлений криминального характера, расследовать которые должен сам Кавказский Корпус). Единственной сферой, в которой должен быть допустим надзор и контроль за его деятельностью - это вопрос недопущения коррупции внутри самого Корпуса. Любые её проявления должны караться жестоко и показательно. Сращивание структур Кавказского Корпуса с местными криминальными кланами нельзя допустить любыми средствами, включая самые радикальные.

Первая часть: http://haile-rastafari.livejournal.com/78939.html

Вторая часть: http://haile-rastafari.livejournal.com/78615.html

ЕРМОЛОВ 2.0 (часть 2)

D. Силовые действия.

Приоритетами первоочередного значения на Кавказе должны являться:
- ликвидация ваххабизма;
- ликвидация сепаратистского подполья;
- ликвидация незаконных вооружённых формирований;
- устранение внешнего влияния.

Решаться эти вопросы должны следующим образом.

1) Ваххабизм.
Ряд идеологов путинского режима (таких, как Максим Шевченко) активно выступают за "диалог с салафитами Кавказа". Лицемерием и откровенным предательством от такой позиции просто разит и мы не будем даже пояснять, почему именно, настолько всё очевидно. Наше мнение категорично: ваххабитская мерзость на территории Русского Государства может находиться только на двухметровой глубине. По нашему мнению, антиваххабитская кампания на Кавказе должна стать частью антиваххабисткой кампании по всей стране. Но самой жестокой и самой показательной частью, так как основной очаг "салафитского ислама" находится именно в Кавказских горах. Пути просачивания ваххабизма в Россию известны. Их всего два. Во-первых, это разнообразные "исламские гуманитарные фонды" из арабских стран и Европы. Но с этим как раз не будет проблем: запретить их деятельность и выдворить сотрудников за пределы Русского Государства можно за 24 часа. Но есть и второй путь: лица, получившие религиозное образование в арабских странах и в ваххабитских медресе Европы. И, хотя с запретом тех самых "фондов" поток финансирования ваххабизма существенно сократится, но в первую очередь угрозу представляют именно они - те самые "имамы" и "улемы". И здесь необходимо действовать быстро, жёстко и бескомпромиссно. Все лица, получавшие исламское образования в арабских странах, в Пакистане, в медресе стран азиатско-тихоокеанского региона, а так же в ваххабитских медресе Европы должны быть выявлены и интернированы. Кроме того, должны быть выявлены и интернированы их ученики. Данные лица должны быть тщательно допрошены и, в случае выявления их связей с подрывным элементом, наказаны. В случае отсутствия достоверного подтверждения такой связи данные лица вместе с членами семьи должны быть высланы из страны, а их имущество изъято. Так же подробному выяснению у данных лиц подлежит список известных им личностей так же придерживающихся ваххабизма, с последующим интернированием выявленных лиц по той же схеме. Лица, не желающие давать показания, должны отправляться на принудительные работы в местности с экстремальными климатическими условиями. Стране по прежнему требуется лес и по прежнему нужны дороги. Высылка из страны либо принудительные работы в ряде случаев могут быть отменены по причине деятельного отказа лица от ваххабизма и активного сотрудничества по борьбе с сепаратистским подпольем.
Нам необходимо понять одно: ваххабизм является преступлением уже сам по себе. Ваххабитская зараза должна быть вырвана с корнем в противном случае все усилия напрасны.

2) Сепаратизм.
Работа по борьбе с сепаратистским подпольем, помимо традиционных методов, должна включать в себя такой действенный и необходимый элемент, как репрессии против членов семьи и родственников. В случае совершения теракта, нападения на военнослужащих Кавказского Корпуса, представителей русского населения и органов власти Русского Государства члены семей террористов должны подвергаться различным мерам воздействия, вплоть до конфискации имущества и ссылке в трудовые лагеря, либо высылки из страны. Членство одного из представителей данной семьи в террористическом подполье должно повлечь наступление коллективной ответственности для всей семьи. Любая сепаратистская деятельность, включая агитацию в интернете, и любые проявления русофобии должны считаться преступлением против Русского Государства и караться соответствующим образом.

3) Незаконные вооружённые формирования.
Теми же принципами надлежит руководствоваться и в борьбе с вооружёнными террористическими бандами. В случае выявления лиц, находящихся в этих бандах, их родные и близкие должны интернироваться и пребывать в таком положении до тех пор, пока террорист не сдастся. Дальнейшая их судьба будет определяться в соответствии с виной террориста перед Русским Государством. Каждый должен знать, что, беря в руки оружие, он навлекает беды на свою семью.
Кроме того, в случае нахождения боевиков в селении (особенно при наличии у них там эшелонированной обороны) и своевременного недонесения жителей об этом, а так же других очевидных проявлений их сотрудничества с боевиками, данным жителям должен предъявляться ультиматум, в соответствии с которым они должны сами обезвредить боевиков и выдать их Кавказскому Корпусу. Если в течении суток этого не происходит - жители должны приравниваться к боевикам со всеми вытекающими последствиями. Даже в том случае, если боевики просто прошли через селение и представители Кавказского Корпуса не были об этом своевременно проинформированы, селение так же подвергается санкциям.
Любое сотрудничество с террористами представителей органов власти должно караться только одним способом. Думаю, он очевиден. Добровольное же и честное сотрудничество в борьбе с боевиками и сепаратистами, напротив, должно всячески поощряться, в том числе и материально. Необходимо помнить: друзей надо вознаграждать, а врагов нельзя щадить. Всё просто. Всё очень просто.

4) Внешнее влияние.
Под "внешним влиянием" нами понимается идеологическое, финансовое, агентурное и иное воздействие из-за рубежа. Вне всякого сомнения решение данной проблемы будет самым тяжёлым. Как минимум потому, что мы живём в информационный век. И, хотя, самую серьёзную его часть вполне возможно реализовать в рамках борьбы с ваххабизмом путём высылки внешних идеологических эмиссаров из страны, но останется ещё информационное пространство, да и откровенные агенты, банальнейшим образом засылаемые через границу, на Кавказе никогда не были особой редкостью даже в советские времена. Достаточно будет сказать, что ещё во время Кавказской войны 18-19 веков ряд обострений ситуации произошёл именно по вине таких агентов. Что тут скажешь? Эта проблема Кавказа может быть эффективно решена только в рамках её решения в масштабах всей страны. Давно идёт разговор о необходимости ограничить после Русской Революции информационные потоки из за рубежа. И то верно, почему телеканалы с порнографией у нас ограничивают, а интернет-ресурсы - нет? В Китае это было решено установкой "великого китайского файервола". И решено эффективно. Либеральные вопли об "ограничении свободы" от лукавого. Защита собственных граждан от враждебной и подрывной идеологической обработки - это не "ограничение свободы", а нормальное действие государства, желающего выжить. Лично мы легко обойдёмся без "свободы" ваххабизма и детской порнографии. А вы?
Необходимо так же добавить следующее: в последние годы появился ещё один аспект внешнего влияния - этнический. Всем вам известно, как происходит скупка русских земель кавказскими диаспорами. Но мало кто знает, что на самом Кавказе аналогичный процесс активно осуществляют турки. Те самые, которые из Турции. Скупка идёт целыми селениями, организованно и блестяще профинансировано. Какова цель такой политики - объяснять не надо. Какие последствия это может повлечь, объяснять так же излишне. Метод здесь возможен только самый жёсткий - депортация. Безусловная. И безвозмездная. Что-то нам подсказывает, что при наличии политической воли у Русского Государства, турецкое государство утрётся молча.

Е. Возвращение русских.

Когда заходит разговор о горном беспределе на русских улицах, мы часто слышим лукавую речь о том, что, дескать, на Кавказе нет рабочих мест, рухнула экономика, пала инфраструктура ect, ect, ect. И далее до бесконечности. Что ж, всё так. Ну, а почему она рухнула? И тут подобные собеседники либо начинают нести какой-то совсем уж несуразный бред, либо зависают, как 98-й Windows. Потому, что ответить на этот вопрос правдиво, значит подвести жирную черту под всем россиянством вместе взятым. А ответ же прост. Он очень прост: экономика Кавказа рухнула потому, что с Кавказа выдавили русских. И, главное, рухнула инфраструктура. По той же самой причине. Русских выдавливали и выдавливают самыми разнообразными способами. Я приведу лишь один, на который мало обращают внимание: образование. В том числе и школьное. Единые стандарты в этом вопросе на Кавказе (при попустительстве т.н. "федеральной власти") канули в лету. Количество часов русского языка и литературы сокращается, а взамен навязываются т.н. "национальные языки". Русское население не хочет делать из своих детей "тожероссиян" и уезжает. И это только один, пожалуй, самый малозначительный фактор. В итоге "солнечный Дагестан" не может не только существовать без дотаций - он даже продовольствием себя обеспечить не в состоянии, так как уровень его производства упал до 30% от потребностей самого "солнечного Дагестана". Все, кто жил или работал там до начала перестроечной катастрофы, в один голос твердят, что экономика республики работала только благодаря русским, на "Дагдизеле" работали русские, коммуникациями и инфраструктурой занимались русские, а местных джигитов хватало только на то, чтобы работать шофёрами или уборщицами. Не потому, что их угнетали. Потому, что более сложные задачи они попросту не тянули. А что стало сейчас? Вот вам пример того же "Дагдизеля": ещё до кризиса 2008 года на нём действовало 60% мощностей по оборонным заказам, а по гражданской продукции - 20%. Всё остальное "законсервировано" (как хотите, так и понимайте это слово, коллеги). И это ещё до кризиса. А местные джигиты, выдавившие русских из городов, отираются по улицам и "изнывают от крутизны". Федеральная же власть не находит ничего лучшего, кроме как заливать туда всё новые и новые дотации, которые ушлые местные отнюдь не используют для поднятия экономики, а либо разворовывают, либо используют для скупки русских земель на Ставрополье, доведя, скажем, русское население Пятигорска с 90% до 49%. В рекордные ударные сроки.

Но, поскольку, вернуться на Кавказ Русское Государство может только заново его "освоив" (то есть восстановив не только управление, но и экономику, и этнический баланс), то вопрос о возвращении туда русского населения становится критическим. Русская реколонизация Кавказа - задача, без решения которой всё прочее не более чем разговоры. 

Понимаем, в нынешней ситуации это звучит весьма фантастично. Однако ситуации меняются, а русские интересы остаются. Как мы уже говорили, при нынешнем режиме (а, значит, при нынешней ситуации) решить кавказский вопрос невозможно в принципе. Стало быть мы и будем исходить из того, что ситуация изменится.

Итак, при каких обстоятельствах на Кавказ возможно возвращение русских?

1) если русские будут уверены, что их усилия нужны стране и их не обманут как обычно.Русские - нация, способная ещё и ни на такое, в том случае, если будет идейно мотивирована. Процесс возвращения русскими себе Кавказа должен стать одной из главных идеологических констант Русского Государства;
2) люди должны чувствовать за спиной государство, всю его неотвратимую силу и сокрушительную мощь, а риски для них должны быть сведены к минимуму. Тот факт, что на Кавказ русские вернутся только на танке и при оружии, является аксиомой, очевидной для всех. Помимо того, что одним из завоеваний Русской Революции должна стать доктрина вооружённого народа (подлежащая реализации во всей России), на Кавказе применение этого принципа для русских репатриантов должно быть существенно расширено. Кроме того, охрана и помощь русским репатриантам должны быть одним из приоритетов в деятельности Кавказского Корпуса;
3) переезд станет экономически целесообразным, попросту выгодным. Мы крайне далеки от мысли, что эксплуатировать энтузиазм людей, не давая ничего взамен, хоть сколько-нибудь допустимо. Тем более, что в таком стимулировании не будет ничего нового. Именно так во времена Империи заселялась Сибирь, а во времена СССР - Дальний Восток и Заполярье. И речь здесь не должна идти об "экономической эффективности для государства". Пора наконец понять, что даже с этой, омерзительно либеральной точки зрения, подобная политика - это инвестиции в будущее, сродни вложениям в фундаментальную науку. Это - инвестиции в собственную нацию и в собственную национальную государственность;
4) и самое важное, люди должны быть абсолютно уверены, что это навсегда. И здесь, как ничто другое, показательна будет программа ассимиляции Кавказа. Всем должно быть очевидно, что Кавказ с каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днём становится всё более русским. И этот процесс необратим и неотвратим. Потому, что другим быть Кавказ больше не имеет права.

Какие же целевые категории населения должны быть в первую очередь задействованы в данном процессе? Они таковы:
- во-первых, русское казачество в стране и за рубежом. И здесь программа реколонизации Кавказа и программа возрождения казачества должны взаимодействовать теснейшим образом. Руководство казачьих объединений (которое к тому моменту должно быть существенно обновлено) должно чётко осознавать, что пора от слов, перейти к делу. Реальному делу, достойному предков, на которых многие из них так любят ссылаться. Именно это более всего поспособствует защите казачьих интересов на Кавказе, возрождению казачьих станиц и в конечном счете возможность доказать свою истинную принадлежность и необходимость Русскому Государству;
- во-вторых, различные религиозные организации. Россия должна вернуться на Кавказ не только физически, но и духовно, тем же, кто этого не понимает, мы искренне сочувствуем, однако не находим их мнение достаточно обоснованным. Православной Церкви же настало время понять, что пора возвращать себе авторитет, значительно подорванный за минувшие годы. То же касается и других охотников до русской духовности - хватит болтать, ребята. Апеллируете к русскому народу? Докажите своё право на такие апелляции;
- в- третьих, русские, находящиеся за рубежом и желающие вернуться на Родину, а так же иные представители славянских народов, близких по духу Русскому Государству. Их необходимо официально пригласить, законодательно и финансово поддержать;
- в-четвертых, те граждане России, кого не устраивает работа, перспективы, жилье, кто чувствует в себе силы начать новое и рискованное дело. А дело государства: защитить, обеспечить возможности и поддержать материально;
- и наконец, еще одна категория русских - это офицеры (военнослужащие) ВС, в силу разных причин уволенные и уволившиеся в самом плодотворном возрасте (от 40 до 65 лет), обладающие, как правило хорошим здоровьем, прекрасным образованием и организационными способностями, а так же жизненным опытом. И что так же немаловажно: профессионально владеющие оружием. Армейские офицеры менее других подвержены коррупции, настроены патриотично, амбициозны, авантюристы в хорошем смысле слова. Возвращение на Кавказ - это как раз задача для таких людей. Проблема в том, что эти люди больше не верят руководству страны, в силу того, что унижены до уровня городской канализации. Пенсии офицеров, в среднем ниже пенсий чиновников в 2-4 раза, (в среднем русский полковник за 25 лет беспорочной службы «зарабатывает» пенсию в размере 42% от зарплаты лейтенанта). Однако дело даже не в деньгах: унижение и убожество, вот что смертельно их угнетает. И всё это на фоне нежной, неземной любви правящего режима к чиновничьему сословию: даже в условии кризиса президент увеличил их денежное содержание. Впрочем, это вполне объяснимо, и причины такой нежной и взаимной любви здесь излагать смысла нет. Так вот, эти люди, помимо всего прочего, ещё и сильнее всего мотивируемы идейно. И именно они могут стать костяком новых островков Русского Мира на Кавказе, которые, со временем неуклонно расширяясь, заполнят его целиком.

F. Финансирование программы.

Этот вопрос условно может быть поделен на несколько блоков:
- источники финансирования;
- расходование средств;
- антикоррупционный контроль.

Рассмотрим каждый из них подробно.

1. Источники финансирования.

Таковых может быть как минимум два. Прежде всего это прямые государственные дотации. Мы прекрасно понимаем, насколько мощную аллергию вызывает подобная постановка вопроса сейчас. Однако аллергия эта вызвана, скорее, не самим фактом дотирования, а тем, как они расходуются, в какой ситуации осуществляются и каким целям служат. Разумеется, когда дотации направляются на Кавказ в качестве дани, на фоне тотального унижения русского народа и других коренных народов России, вызываемого горским беспределом, да ещё и разворовываются местными баями, щедро отстёгивающими процент террористическому подполью - они не могут вызывать ничего, кроме ярости. И требовать прекращения такой политики от режима попросту глупо: он элементарно не может прекратить платить дань. Просто потому, что не может ничего предложить взамен. И дань будет платиться до тех пор, пока этот режим существует. Ну, а если режим будет другой и цели будут другими? Если ситуация будет принципиально иной? Если кража одной копейки будет означать неизбежный и скорый приговор военно-полевого трибунала? Что тогда? Лично мы в этом случае своё мнение изменим. Как, думается, и большинство населения. Да и главная цель ассимиляции и русификации Кавказа куда привлекательней, чем трусливый откат за лояльность, коим эти дотации являются сейчас.

Однако дотации в любом случае развращают и предоставляться они будут только на первом этапе. Задачей же будет вывод Кавказа на самофинансирование. А потенциальных точек роста на Кавказе много. Ну, разумеется, если работать, а не танцевать лезгинку. Вот вам пример одного только Дагестана. Его экономический потенциал огромен и с уверенностью можно утверждать, что если обеспечить мир и вернуть русских, данная территория быстро перейдет в разряд доноров. Вот только некоторые отрасли:
- добыча и переработка нефти и газа, термальные воды;
- восстановление предприятий ОПК и военной науки;
- строительство дорог, жилищное строительство;
- перевалка грузов, транзит и морские перевозки;
- сельское хозяйство, рыболовство и рыборазведение;
- спортивно–туристический комплекс;
- заповедники, дичеразведение, спортивная охота и рыболовство;
- возрождение и создание новых уникальных санаторно-курортных и лечебных заведений.
Впечатляет? Нас тоже. И наши славные предки подходили к вопросу так же. Когда казаки пришли на черноморское побережье Кавказа (нынешнюю курортную жемчужину), там не было вообще ничего, кроме дикарей и малярии. И посмотрите, что там теперь. А ведь это всё - за какие-то несколько десятилетий. Русские ухитрились даже малярийных комаров победить. И это без нынешнего технологического уровня. Так что же, сейчас нам это будет не по силам? Вопрос в другом: было бы желание.

2. Расходование средств.

Лекарства здесь известны: публичность и ответственность. Нынешние бесконтрольные дотации уйдут в безвозвратное прошлое. При получении ЭТИХ дотаций местные управленцы будут:
во-первых, публично и открыто декларировать свои намерения и конечные цели, по выходу Кавказа на бездефицитный уровень экономики;
во-вторых, публично декларировать свои планы по созданию социальных условий для возвращения ценных кадров со всей страны в целях восстановления гармоничной экономики и создания возможно большего числа рабочих мест для тех, кто хочет и достоин работать на благо Русского Государства;
в-третьих, на деле добиваться исполнения собственных планов, отвечать за целевое использование выделяемых средств и нести за это персональную ответственность.
Эффективность такого подхода уже доказана жизнью ни раз и ни два. Что же касается самих кадров, которым данные финансовые потоки будут поручены, то здесь мы переходим к следующему вопросу.

3. Антикоррупционный контроль.

Здесь кроется одна из причин, по которой умиротворение Кавказа при нынешнем режиме невозможно в принципе. Без эффективного антикоррупционного контроля все подобные программы теряют смысл. А победить коррупцию, как таковую, или, хотя бы, свести её к минимуму нынешний россиянский режим не способен органически, так как она лежит в его основе. Именно коррупционные взаимоотношения являются сердцевиной власти правящего класса-паразита, его системой коммуникаций и кровеносной системой. Только с их помощью происходит внутреннее регулирование режима и его балансировка. В задаваемой им системе координат иначе существовать просто невозможно ни чиновникам, ни простым гражданам. Если рассматривать режим, как сложную систему, то можно смело утверждать, что коррупция является её идеологией. Слов нет, в условиях реальной (а не бумажной) стабильности и постоянного притока ресурсов извне подобные системы могут существовать достаточно долго, примером чего служит Османская Империя, на определённом этапе вообще не платившая жалование своим чиновникам. Однако россиянская ситуация другая. Впрочем, мы сейчас говорим не о том.
Половина мер, необходимых для антикоррупционного контроля, уже изложена в предыдущем пункте. Мы же сейчас повторим вполне банальную вещь: наряду с консервативными мерами должен присутствовать и беспощадный террор. Причём, чиновник должен знать, что, в случае чего, его не только расстреляют, но и всю его семью оставят без гроша (конфисковав имущество) и перспектив (подвергнув коррупционной люстрации). И, главное, об этом должно знать местное население. В связи с чем наказания должны приводиться в исполнение с максимальной наглядностью.
Кроме того, составом преступления должно являться так же и то, что чиновнику предложили взятку, а он об этом не заявил. Соответственно и для взяткодателей наказания должны так же быть весьма суровыми.
Кавказские чиновники должны иметь высокие и достойные зарплаты. Но и отвечать они должны в полной мере.

G. Социальные лифты.

Допускаем, что понимание данного пункта у многих может быть трудным. Однако у нас встречный вопрос: а как иначе? Будем честны: если крайние варианты решения кавказского вопроса по ряду причин невозможны, а возможен вариант ассимиляции, то без социальных лифтов для ассимилированного населения этот вариант будет довольно странным, не так ли? По сути, какой смысл этому самому населению будет ассимилироваться, если данный процесс никак не повлияет на их перспективы? Никакого. Зато будет смысл уходить в лес, устраивать террористическое подполье и тайно исповедовать ваххабизм. И это будет вполне закономерно: политика кнута в чистом виде никогда не давала результата.

Так какого же рода социальные лифты должны быть предусмотрены? В них нет ничего нового или удивительного: те же, что и для всех прочих граждан. Только с одной оговоркой: служить в армии, полиции, государственных органах власти и др. будут иметь право лишь те, кто проходит по критериям ассимиляции. Никаких иных формальных ограничений на это накладывать не нужно. Это лишнее, да и будет, как минимум, несправедливо. А на Кавказе приняты только чёткие и понятные правила игры. Кроме того, мы полагаем правильным восстановить советскую систему распределения выпускников силовых учебных заведений (в первую очередь полиции). Именно отказ от неё в своё время стал одним из спусковых крючков дестабилизации региона. Преступлением или, как минимум, преступной глупостью было формировать "дагестанскую полицию", которая в свою очередь тут же поделилась на полицию аварскую, даргинскую, кумыкскую, табасаранскую или лакскую, и вот в таком состоянии существует по сей день. Верх наивности думать, что даргинец арестует даргинца или, как минимум, не предупредит, особенно если приказ отдал лакец. Не может, не должно быть карачаевского следственного комитета, ингушского ФСБ и чеченской прокуратуры. Все государственные структуры могут и должны быть только государственными. Но служить там могут представители любого региона России. Вопрос: где именно? И вот он как раз является ключевым (на ряду с критериями ассимиляции). Широко известно, что представители горских народов способны служить не просто хорошо, а очень хорошо. Но только в отрыве от "родимых тейпов". Так вот, пока в ходе ассимиляционной программы тейповое (родовое, племенное) общество и, главное, сознание не будет окончательно уничтожено, служба в полиции и армии для них будет возможна только там, "куда Родина пошлёт". А значит далеко. И приоритетом здесь будет недопущение создания землячеств. Где бы то ни было. Меры противодействия этому так же вполне просты и известны. Как минимум, они должны быть следующими:
- распределение;
- зачисление на государственную службу должно происходить по сугубо меритократическому принципу по чётко определённым критериям отбора, исключающим коррупцию;
- вполне продуктивна система официальной протекции (официальные рекомендации лиц из структуры, в которую хочет попасть претендент (к примеру, рекомендация чинов МВД), которые, в случае совершения их протеже определённых проступков понесут персональную и суровую ответственность).
Уже эти меры способны очень многое решить. Не говоря уже о том, что они будут не единственными.

Однако, помимо силовых социальных лифтов, существуют ещё и лифты вполне гражданские. А именно - высшее образование. Здесь всё ещё проще: если ты соответствуешь необходимому интеллектуальному уровню и уровню познаний - ты поступаешь. Если не соответствуешь - не поступаешь. Никаких национальных квот, никакого ЕГЭ. Только честные экзамены под жёстким контролем. Думаю, нам не надо говорить, каковы будут результаты в этом случае. Ну, и критерии ассимиляции. ОНИ будут идти прежде всего остального.

*   *   *

В заключении хотим ещё раз повторить главную мысль, без понимания которой решение кавказского вопроса в любом формате не возможно в принципе. Проблема Кавказа в нём самом. И для того, чтобы вернуться на Кавказ необходимо только одно: слом кавказского стиля мышления, родоплеменного устройства, набегового менталитета и полная замена сформированных всем этим культурных кодов.

Сложилось так, что сейчас уже вопрос стоит ребром: кто кого. Либо мы, и тогда Кавказ снова станет русским (на сей раз уже навсегда), либо нас, и тогда вся Россия станет большим Кавказом в самом худшем смысле слова. Второго добиваются те, кто у нас на глазах возводит в России новую этническую Химеру [1]. А чего можем добиться мы? Того, о чём сегодня шла речь.

Только так можно сделать то, что должно, не прибегая к крайностям и не отступая (на что мы не имеем никакого права). Кавказ наш. Наш и ничей больше. Настаёт время вернуть его себе раз и навсегда.

СЛАВА РОССИИ!

Искренне ваши Павел Раста и Сергей Протасеня (советский и русский офицер).

На фотографиях:

1. Картина Франца Рубо "Штурм аула Ахульбо".

2. Алексей Петрович Ермолов. В 1816 году назначен на пост "проконсула Кавказа".

3. А.П. Ермолов незадолго до своего ухода из жизни в 1861 году.

4. Чечня. Мы еще вернемся.