Особый фронт

Рубрика:  

Если кто-то считает, что самыми секретными подразделениями в Советском Союзе были структуры внешней разведки и тайной полиции, то он ошибается. Несмотря на плотную завесу тайны над деятельностью НКВД, МГБ, КГБ, СМЕРШ и ГРУ, граждане страны в общем представляли себе, чем занимаются "рыцари плаща и кинжала".

Так, в СССР снимались многочисленные фильмы, писались книги и статьи о подвигах советских разведчиков и контрразведчиков. Газеты сообщали о шпионских скандалах и происках иностранных спецслужб.

Более того, профессия разведчика в Советском Союзе официально была окружена ореолом романтики и считалась одной из самых престижных. Шла постоянная героизация образа разведчика, люди из спецслужб представлялись героями-патриотами, ценой сверхчеловеческих усилий добывавшими военные секреты врага и защищавшими от контрреволюции Советский Союз.

Другое дело, что за семью печатями оставались сведения о конкретных операциях, разведчиках-нелегалах, системе подготовки кадров. Но то, что разведка в СССР существовала и эффективно работала, догадывался даже ребенок.

Речь здесь пойдет о другой, практически неизвестной спецслужбе Советского Союза, о которой и сегодня мало кто знает.

В октябре 2018 года исполняется  78 лет 7-му (специальному) управлению Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота. В советскую военную историю эта структура вошла под именем управления специальной пропаганды, системы, созданной по указанию Сталина для ведения идеологической, диверсионно-подрывной деятельности "среди войск и населения противника".

Правда, в те годы подобная деятельность пряталась под обтекаемой фразой "политическая работа" и занимались ей "политработники". О реальных же операциях спецпропагандистов в Советском Союзе знал узко ограниченный круг лиц.

Специальная пропаганда (политическая работа среди войск и населения противника) была создана 12 октября 1940 года в Красной Армии. Именно военные тогда находились на острие главного удара. Отгремели бои с японцами на озере Хасан и Халхин-Голе, советские войска вошли в Прибалтику, Западную Украину и Белоруссию, закончился неудачный "финский поход". Не за горами была война с Германией, к которой активно готовился Советский Союз.

В такой ситуации масштабная система идеологических диверсий - психологической войны и была развернута в ГлавПУРе. C осени 1940 года главной мишенью спецпропагандистов на долгие 5 лет стали немецкие фашисты и японские милитаристы.

Наша спецпропаганда в годы Великой Отечественной войны представляла собой постоянную и бескомпромиссную идеологическую  борьбу за умы людей, отравленных ядом фашистской идеологии. Эта пропаганда являлась важной частью всей идеологической работы партии по достижению целей и задач советского народа в Великой Отечественной войне.

С первых дней спецпропаганду возглавил Михаил Иванович Бурцев, имевший к тому времени практический опыт организации информационно-пропагандистской работы среди японских и финских войск. О том времени М.И.Бурцев оставил замечательные мемуары. В "Воениздате" в 1980-е годы вышла книга его воспоминаний «Прозрение», с которой читатель может сегодня ознакомиться в электронной версии в Интернете.

Офицеры-спецпропаганды, прекрасно знавшие языки и психологию народов Европы и Азии, стали поставщиками важнейшей информации руководству СССР о морально-психологическом состоянии его противников, давали Сталину и его окружению рецепты бескровной победы над врагом. Умение мастерски вести психологический обыск, анализировать огромное количество различных источников с целью получения уникальных данных о слабых местах, болевых точках вражеских армий, творчески организовывать информационно-пропагандистские кампании - это настоящее лицо советской спецпропаганды.

Легендарное управление прекратило свое существование осенью 1991 года. На волне псевдодемократических реформ была разрушена структура, которую считали своим достойным противником аналогичные спецслужбы США и НАТО.

Вот с такой специальной службой ВС мне и пришлось познакомиться впервые, прибыв в Афганистан для прохождения службы в агитотряд 40-й армии на должность начальника мощной звуковещательной станции. В январе 1982 года в отряд поставили опытный образец звуковещательной станции ЗС-82, испытанием которой в боевых условиях мне довелось заниматься и потом направлять отзывы создателям этого образца техники, который впоследствии поступил на вооружение агитотрядов в Союзе. Эта станция отличалась от предыдущего образца  (ЗС-72Б) тем, что в ней сохранили башню и оставили из штатного вооружения пулемет ПКТ, убрав КПВТ, поскольку крупнокалиберный пулемет не позволял разместить внутри БРДМ-2 оборудование станции. Наличие собственного башенного вооружения необходимо было в условиях ведения реальных боевых действий.

Уже в марте 1982 года нашему экипажу ЗС-82 довелось участвовать в операции в составе 103 вдд. Обычно экипаж звуковещательной станции из состава армейского агитотряда выделялся в распоряжение командования какого-либо войскового соединения для ведения спецпропаганды  в районе проведения данной войсковой операции. Уже в первом полевом выходе пришлось столкнуться с недоработками в транспортной базе.

Звуковещательная станция позволяла вести звукопередачи на дальность до 5 км. Реально пришлось дорабатывать станцию в полевых условиях, чтобы обеспечить  проведение митингов в кишлаках при большом скоплении народа. После возвращения из этой операции станцию доукомплектовали необходимыми комплектующими для решения данной проблемы. Размещения станции на базе БРДМ-2 позволяло перемещаться в любых условиях обстановки, спокойно преодолевать водные преграды.

Но одного агитотряда на весь Афганистан было недостаточно, чтобы эффективно проводить специальную пропаганду, поэтому определенным прорывом в организации СП в Афганистане стало создание, сначала, внештатных боевых агитационно-пропагандистских отрядов (БАПО) многоцелевого назначения (первый из них был сформирован в 108-й мед и провел первый успешный рейд летом 1981 г в течение 30 суток на пике дорожной войны), а затем и штатных отрядов пропаганды и агитации (ОПА). Каждый отряд имел бронированную и облегченную громкоговорящую станцию, походный автоклуб, медицинскую машину, боевое охранение. Как правило, в ОПА работали афганские офицеры, местные руководители, муллы, концертные группы. Нередко к ним подключались разведчики, саперы, советник и они могли проводить комплексные пропагандистские мероприятия, одновременно предоставляя всевозможные виды помощи - от медицинской и продовольственной к разминированию и бурению колодцев До 1988 года их количество увеличилось до 13. Отряды превратились в основное средство спецпропагандистской деятельности в Афганистане. Планированием их действий занимались штабы.

Нештатным командиром первого БАПО был командир мотострелковой роты 108-й мсд капитан Бабкин Александр, который довольно часто бывал в нашем армейском отряде, поскольку мотострелковый полк этой дивизии дислоцировался на окраине Кабула в районе кабульского аэропорта. За участие в первом рейде БАПО капитан А. Бабкин был награжден орденом «Красной звезды».

Личный состав армейского агитотряда занимался повседневной плановой боевой подготовкой. Экипажи готовились к участию в возможных проводимых боевых операциях. Это были экипажи звуковещательных станций, которые придавались боевым подразделениям наших войск, участвующих в боевых операциях, проводимых вооруженными силами ДРА. Специалисты походной типографии в стационарных условиях печатали различного рода печатные пропагандистские материалы для их распространения при проведении спецпропагандистских мероприятий.

В свободное время (выходные дни) имелась возможность поиграть в футбол на стадионе, который находился в военном городке в крепости Бала-Хиссар. В вечернее время была возможность посмотреть телепередачи как из Союза, так и местные. Организовывались встречи с личным составом вооруженных сил ДРА кабульского гарнизона. В ленинской комнате имелась большая подборка книг, газет и журналов, которые поступали из Союза и солдаты могли провести свободное время.

Помимо участия личного состава армейского агитотряда в боевых операциях, проводились и другие мероприятия: встречи с офицерским составом спецпропаганды ВС ДРА в целях обмена опытом; сборы аппарата спецпропаганды 40 ОА. Одно из таких мероприятий было проведено в марте 1983 года на территории штаба 40 армии.

Последняя войсковая операция, в которой довелось участвовать нашему экипажу ЗС-82 в составе 103 вдд – это была Кандагарская операция май-июнь 1983 года. В «зелёнке» в районе Кандагара скопилось большое количество бандформирований и была разработана и проведена армейская операция по деблокированию и уничтожению банд. Войсковые части, принимавшие участие в операции, в мае выдвинулись маршем в район Кандагара и успешно осуществили все мероприятия по уничтожению скопившихся бандформирований. К сожалению, не удалось избежать потерь и нам. Много довелось повидать в той операции, но 1 июня 83-го года запомнился на всю оставшуюся жизнь. Нам не удалось избежать наезда на противотанковую мину при перемещении в районе проведения операции. Двигаясь вслед за БТРом левым колесом наехали на противотанковую мину. Получил тяжелые ранения водитель Николай Коломиец: мина сработала под ним. Меня выбросило из правого люка, поскольку во время движения стоял на сидении. Передний мост БРДМ разорвало пополам. Обследовав местность, саперы обнаружили вторую мину в 10 см от правого колеса. Две мины были установлены на ширину колес БТРа, но, шедший перед нами БТР проскользнул по колее, как на лыжах. После ремонта в армейском рембате (замена моста и колеса) до Кабула дошли своим ходом в составе колонны. С Николаем Коломийцем встретились уже в октябре 1983 во Львовском военном госпитале, где он готовился к выписке после излечения.

После ликвидации в 1991 году легендарного 7-го управления на смену пришла структура под новым названием – Центр зарубежной военной информации и коммуникации, подчиненная ГРУ.

Описание эмблемы:

"Малая эмблема- изображение серебряной буквы «Пси», стилизованной острием стрелы, продетой через лепестки красной гвоздики.
Средняя эмблема - изображение малой эмблемы в черном геральдическом щите (щит фигурный, заостренный в оконечности, с волнистым заострением в середине головной части, скошенными верхними углами и боковыми сторонами, вогнутыми в верхней части и закругленными в нижней).
Большая эмблема (герб) - изображение средней эмблемы, обрамленной серебряным венком овальной формы в виде стилизованного исторического шитья на мундирах офицеров Генерального штаба России; в верхней части венка - эмблема Вооруженных Сил Российской Федерации.

Cемантика
Военные геральдические знаки отражают особенности функционального предназначения Центра зарубежной военной информации и коммуникации Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - Центр).

Элементы эмблемы символизируют:
буква греческого алфавита «Пси» (общепринятая эмблема психологов), стилизованная острием стрелы (символ целеустремленности и боевой готовности) - направляющую роль Центра в выполнении специальных задач; красная гвоздика (символ стойкости, преданности, непреклонности и решимости в достижении поставленных целей) - основные качества военнослужащих Центра;
форма геральдического щита - ранг Центра как центрального органа военного управления;
черный цвет (символ благоразумия и постоянства) геральдического щита - традиционный цвет приборного сукна военной одежды офицеров Генерального штаба России;
эмблема Вооруженных Сил Российской Федерации - принадлежность к Вооруженным Силам Российской Федерации;
венок (символ славы и почета) - продолжение традиций верности воинскому и служебному долгу.

Высшее военно-политическое руководство ведущих иностранных государств в войнах будущего предполагает ведение информационной войны, с целью снижения боевых возможностей противостоящих группировок ещё до начала активной фазы боевых действий. В связи с этим, перед ВС РФ остро встаёт проблема обеспечения информационной безопасности, которая затрагивает каждый орган управления войсками, изменяя его стратегию, структуру, компоненты и требует постоянного совершенствования навыков личного состава дежурных смен пунктов управления. В связи с этим, эта проблема в той или иной степени затрагивают всех офицеров, в особенности специалистов по зарубежной военной информации. Они активно занимаются обработкой и анализом поступающей информации о состоянии сил и средств своей и противостоящей сторон, определяют качество этой информации и готовят варианты решений по применению войск.

Особенностями современного информационного противоборства является то, что, оно направлено как на информационно-технические системы (технические объекты) различного масштаба и назначения, так и на психику людей (социальные объекты). Воздействие на противника организуется и ведётся в двух аспектах (направлениях): техническом (технологическом) и психологический.

«Технический аспект подразумевает использование специфических программных средств и различных информационных технологий для нарушения функционирования средств массовой информации, автоматизированных систем управления войсками, линий связи, военных и гражданских военных сетей и другие».

«Психологический аспект информационной войны подразумевает широкое использование СМИ (прежде всего электронных) для воздействия на сознание социальных объектов, к которым относятся отдельные личности, социальные группы различного масштаба, население различных стран и всё мировое сообщество в целом».

Наиболее важным и сложным, с точки зрения противодействия мероприятиям информационной войны противника видится психологический аспект, так как он хорошо замаскирован, менее очевиден, и с трудом поддаётся анализу. Кроме того, как указывается в работах зарубежных военных теоретиков – независимо от того, что происходит, войны ведутся с целью изменить психологию противника. Любые воздействия и технические и психологические направлены на изменение психологии противостоящей стороны.

 

На фото:

1. Ремонт в полевых условиях

2. Февраль 1982 года. Первый выход опытного образца ЗС-82 на боевую операцию. На снимке: л-нт Рамусь В., офицер афганской армии, переводчик отряда л-нт Дехканов Айбек, на броне – переводчик л-нт Усманов Шерзод.

3. Февраль 1982 года.

4. В одном из кишлаков во время работы с местным населением. Февраль 1982.

5. В одном из кишлаков, февраль 1982 года, с водителем ЗС-82 рядовым Волковым Виктором и солдатами афганской армии («сарбозы»).

6. ЗС-82 форсирует р. Пандшер при проведении войсковой  операции в мае 1982 года в Пандшерском ущелье.

7. Май 1982 года. Ущелье Пандшер – 5-я пандшерская операция. Станция ЗС-82.

8. Май 1982 года Ущелье Пандшер. Засели в воронке от авиабомбы. Выбраться удалось с помощью БТРа десантников.

9. Встреча экипажа ЗС-72-й после возвращения из очередной боевой операции. Помню всех поименно. 1982 год. Крепость «Бала-Хиссар», Кабул.

10. Бабкин Александр Вячеславович, капитан, 1982 год, Кабул, крепость Бала-Хиссар.

11. Крепость Бала-Хиссар. В ней дислоцировался батальон охраны. У подножия этой горы дислоцировались части кабульского гарнизона в т.ч : десантный полк, 109 агитотряд, армейский ансамбль песни и пляски, гарнизонная гауптвахта и другие мелкие подразделения армейского подчинения.

12. 109 агитотряд. Помню всех поименно. 1982 год. На снимке: (Сидят, справа налево) л-нт Усманов Шерзод, ст. л-нт Каюмов Равшан, к-н Бабкин Александр Вячеславович (командир мср 108 мсп, первый командир БАПО, кавалер ордена «Красной звезды»), ст.л-нт Захаров Олег (командир отряда), л-нт Ерастов Михаил, ст.л-нт Рамусь Владимир; 2-й ряд: Бодров Григорий ( с повязкой дежурного по отряду, москвич), Абдуллаев Джахонгир (Ташкент), Деев Виктор, Сотников Сергей (Ставрополье), Гончаренко Вадим (Запорожье), Ильин Александр, Быханов Александр, Коломиец Николай Пантелеевич (Одесская обл.); 3-й ряд (справа налево): Кудлай Василий (Крым), Волков Виктор, Верчик Олег, Пащенко Паша, Бусыгин Сергей, Стогу Григорий (Молдавия). Отсутствуют два переводчика: Дехканов Айбек и Арынов Замир (Киргизия).

13. Офицеры спецпропаганды 40 ОА. Крайний справа – начальник отдела СП Туркестанского военного округа п/п-к Арзуманов. На заднем плане – «Дворец Амина», в нем размещался штаб 40 ОА.

14. Сборы спецпропаганды. Март 1983 г. Ст.л-нт Рамусь В. объясняет порядок использования облегченной звуковещательной станции ОЗС-78. Рядом – зам. Начальника политотдела 40 ОА полковник Ремез.

15. 31 мая 1983 года. Провинция Кандагар. Ст. л-нт Рамусь В. – начальник станции, рядовой Коломиец Николай Пантелеевич – водитель станции. Фотографировали друг друга по очереди. Мы не знали, что нас ожидает завтра, 1 июня…

16. 1 июня 1983 года. Провинция Кандагар. Саперы обследуют территорию вокруг ЗС-ки

17. Вторую противотанковую мину откопали в 10 см от правого колеса.

18. Июнь 1983 года. Кандагарская операция завершена. В ожидании марша на Кабул.

19. Эмблема Центра зарубежной военной информации и коммуникации Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации учреждена приказом Министра обороны Российской Федерации от 11 ноября 2005 г. № 480 «О военных геральдических знаках Центра зарубежной военной информации и коммуникации Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации».

20. «Знак отличия офицера Службы зарубежной военной информации и коммуникации». (Мудрая сова на фоне красной гвоздики, как символа стойкости, преданности, непреклонности и решимости в достижении поставленных целей, держит в своих лапах змею). 

 

НОВЫЙ ОБЛИК СИЛ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ВС США

(Полковник П. Китов, «Зарубежное военное обозрение»)

 

В американском экспертном сообще­стве, имеющем отношение к силовым структурам, активно обсуждается переименование одной из самых уникальных структур Пентагона - подразделений психологи­ческих операций (ПсО). Присвоенное им еще во времена войны во Вьетнаме наи­менование «психологические операции» (Psychological Operations, или PSYOP) в июне 2010 года директивой министра обороны США было изменено на более нейтральное - «информационное обеспе­чение», или MISO (Military Information Support Operation).

Ветераны командования специальных операций (КСО) США (а именно туда организационно входят части ПсО) на интернет-форумах и в блогах выражали озабоченность в связи с этим переимено­ванием. Вместе с тем наиболее критично новый термин был воспринят действую­щими военнослужащими подразделений психологических операций. Основные причины недовольства - слишком расплы­вчатое толкование, которое можно придать новому термину, а также возможная ассо­циация аббревиатуры MISO с традицион­ным японским супом.

Между тем смысл переименования под­разделений психологических операций ВС США разъяснил представитель КСО К. Макгроу: «Это связано с некоторой подозрительностью, зачастую проявляемой как за рубежом, так и внутри страны, к термину «психологические операции», что часто приводит к превратному толкованию задач, решаемых службой». Другими сло­вами, введение нового термина отражает опасения американских специалистов в области информационно-психологиче­ского противоборства в недопонимании командирами на местах сути и содержания их деятельности.

По мнению американских военных специалистов, в сфере психологических операций ВС США требуется проведение кардинальных реформ. Объясняется это прежде всего возросшими потребностями использования асимметричных способов ведения современных боевых действий. Аналитики рассматривают три варианта решения данной проблемы.

Согласно первому необходимо оставить структуру без изменений и продолжать использовать ее, как и прежде, на такти­ческом уровне. Второй предлагает инте­грацию частей психологических операций в подразделения РЭБ. В соответствии с третьим, в перспективе возможен выход на стратегический уровень ПсО. Существует также мнение, что информационные и психологические операции должны быть «встроены» в сетецентрическую систему ведения войны. Это позволит оперативно реагировать на изменение обстановки и увязывать ПсО с боевыми действиями, в ходе которых физическое уничтожение противника сопровождается подавлением его морального духа, в результате чего победа достигается быстрее и с меньшими затратами сил и средств.

СИЛЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ВС США: ЗАДАЧИ, СТРУКТУРА И ЧИСЛЕННОСТЬ

В настоящее время ни одно государство не в состоянии обеспечить свою воен­ную безопасность и защиту от агрессии, используя только вооруженные силы. Обеспечение безопасности все больше и больше становится комплексной задачей, решение которой требует задействования военных, политических, дипломатических, экономических, информационных и других средств.

Вооруженные силы практически всех развитых государств имеют в своем со­ставе специальные структуры, отвечаю­щие за информационно-психологическое воздействие (ИПВ) на военнослужащих и население противника. В ФРГ такая структура представлена органами опера­тивной информации, в Великобритании и Италии - психологических операций, в Китае - пропаганды среди войск и населе­ния противника.

Наиболее мощным аппаратом ведения психологических операций располагают Соединенные Штаты. Их высокая эффективность в значительной мере связана с тем вниманием, которое уделяется этому вопросу военно-полити­ческим руководством и командованием страны, а также гибкой организацион­но-штатной структурой и самым современ­ным техническим оснащением.

В ВС США за организацию и ведение информационного обеспечения (ИО) непо­средственно отвечает объединенное коман­дование специальных операций (ОКСО, авиабаза Мак-Дилл, штат Северная Каро­лина). Основным его компонентом явля­ется командование специальных операций сухопутных войск (КСО СВ, Форт-Брагг, штат Северная Каролина), замыкающееся в административном отношении также на штаб Армии. В подчинении КСО СВ нахо­дятся части информационного обеспечения регулярных вооруженных сил числен­ностью свыше 2 тыс. человек. В составе резерва ВС США имеется командование по связям с гражданской администрацией и психологических операций, которому подчинены резервные подразделения ин­формационного обеспечения сухопутных войск и органы (части) по связям с граж­данской администрацией. В командовании насчитывается около 9 тыс. военнослужа­щих и гражданского персонала.

Каждый вид ВС страны (ВВС, ВМС, сухопутные войска) располагает собствен­ными силами и средствами информационного обеспечения, однако наибольший потенциал в этой области имеют сухопутные войска, в состав кото­рых в мирное время входят регулярные части и подразделения информационного обеспечения, а также крупные резервные компоненты, находящиеся в высокой сте­пени мобилизационной готовности.

Основными регулярными формирова­ниями психологических операций сухо­путных войск и одновременно ядром всей структуры сил психологических операций ВС США являются 4-я и 8-я группы ИО (бывшая ГрПсО, воздуш­но-десантные, Форт-Брагг). Обе имеют схожую структуру и включают штаб, штабную роту и по три региональных батальона ИО. Помимо этого, в состав 4-й группы ИО организационно входит батальон подготовки и распространения материалов ИПВ, а в состав 8-й группы – батальон тактических ИО. В 2010 году в него была дополнительно включена пятая по счету рота (рота «Е»), которая имеет боевой опыт проведения психологических операций в Афганистане. Таким образом, батальон тактических ИО стал самым многочисленным подразделением ИО в СВ США, что свидетельствует о повышении роли тактического уровня в организации и проведении психологических акций и ме­роприятий в поддержку боевых действий. Численность каждой из групп около 1 тыс. человек.

 

ОПЫТ ВЕДЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ВС США В СОВРЕМЕННЫХ ВОЙНАХ

Высокая эффективность подразделений ИО ВС США является результатом боевого опыта, полученного в ходе войн, вооружен­ных конфликтов и контртеррористических операций (Корея, Вьетнам, Гренада, Балка­ны, Колумбия, Филиппины, Афганистан, Ирак, Ливия и др.). Практически ни одна операция с участием ВС США не прохо­дила без применения этих формирований. Объединенное командование сил специ­альных операций ВС США постоянно работает над совершенствованием форм и методов психологического воздействия, отвечающих конкретной обстановке и условиям применения войск (сил). Стол­кнувшись с низкой эффективностью про­ведения обычных военных операций (на тактическом уровне) для стабилизации обстановки в Афганистане, американское командование решило добиваться своих целей не «огнем и мечом», а путем «за­воевания сердец и умов» (hearts & minds) афганцев. Для этого были организованы мобильные группы гражданских специ­алистов, которые под охраной воинских подразделений занимались восстановле­нием коммуникаций и инфраструктуры, оказывали помощь местному населению и содействовали стабилизации обстанов­ки в стране. Эти подразделения получили название «команды по восстановлению провинций» (КВП).

На разных этапах военной операции в каждую КВП входили от 50 до 100 военнослужащих, а также около сотни граж­данских экспертов и советников. Задачами этих команд были: обеспечение безопас­ности в регионах, восстановление и укре­пление влияния центрального афганского правительства в провинциях, мониторинг обстановки и оказание содействия властям на местах в решении информационно-про­пагандистских и социально-экономиче­ских задач. Они были созданы в провинци­ях Кундуз, Бамиан и Гардез, также в городах Джелалабад и Кандагар. К этой програм­ме присоединилась Великобритания, создавшая КВП в г. Мазари-Шариф, а также Новая Зеландия и Германия, взявшие под свое крыло бывшие американские КВП в городах Бамиан и Кундуз. Успех проведения операции доказал, что и на тактиче­ском уровне использование подразделений психологических операций может быть достаточно эффективным.

На стратегическом же уровне подразделения информационного успешно действовали с самого начала операции «Свобода Ираку». В целях достижения ее поддержки мировым сообществом Пентагон основной упор сделал на целена­правленную работу с представи­телями СМИ.

Эксклюзивные права на осве­щение боевых действий были предоставлены мощным инфор­мационным ресурсам - агент­ствами CNN и BBC. Кроме того, журналисты «прикреплялись» к подразделениям, участвовавшим в боевых дей­ствиях (embedded journalists). В зону их ведения были направ­лены лучшие американские репортеры.

Эффективность этого решения подтвердилась в первые дни операции, когда в сети Интернет можно было в режиме реального времени наблюдать ка­дры наступления коалиционных войск с те­лекамер, установленных на американских танках. Расчет делался на то, что «акулы пера», преодолевающие тяготы и лише­ния боевых действий вместе с солдатами, не смогут критически отозваться о своих «сослуживцах». Всего к боевым частям и подразделениям американской армии были «прикреплены» 662 журналиста, еще 95 находились в британских подразделениях.

Новая форма участия журналистов в информационно-психологическом обе­спечении, по оценкам западных специа­листов, позволила добиться существенной поддержки боевых действий со стороны общественности стран коалиции.

Во втором десятилетии XXI века пси­хологические операции, проводимые ВС США, вышли на качественно новый уровень. Наряду с такими традиционны­ми методами, как печатная пропаганда, устная агитация, теле- и радиовещание, американские специалисты ПсО стали активно использовать современные тех­нологии социальных медиасетей (Египет, Ливия, Сирия). Это позволило значительно повысить степень эффективности информационно-психологического воздействия стратегического уровня.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА ВЕДЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ

За послед­ние несколько лет в вооруженных силах США введены в действие десятки доку­ментов, в числе которых новая редакция наставления КНШ ВС США JP 3-13.2 «Психологические операции» от 7 января 2010 года. В этом документе отражены взгляды американского военного руковод­ства на подготовку и ведение ИО в ходе совместных военных операции с участием государственных и негосударственных структур как в мирное, так и военное время.

Наставление представляет собой общее руководство для командующих крупными группировками войск (сил) ИО, а также командиров соединений и частей в области организации и ведения психологических операций.

Согласно документу Пентагон оконча­тельно переходит к преимущественному использованию современных технологий распространения материалов ИПВ, в том числе в сети Интернет. Наряду с этим предусматривается тесное взаимодействие с гражданскими структурами, занимающи­мися организацией поддержания связей с общественностью. В число государствен­ных ведомств, с которыми осуществляется координация и взаимодействие, входят: ЦРУ, бюро по международным информа­ционным программам госдепартамента США, бюро международного вещания, совет управляющих по вещанию, мини­стерства торговли, внутренней безопас­ности, транспорта, энергетики и юстиции, управление по борьбе с наркотиками и береговая охрана.

НОВЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СИЛ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ

Структуры информационного обеспечения ВС США обеспечиваются всем необходимым для создания новых тех­нических средств информационно-психологического воздействия, включая образцы нелетального оружия. Одна из известных разработок - «акустическая пушка» LRAD (Long Range Acoustic Device), названная «иерихонской трубой». Громкость «трубы» составляет 150 дб (реактивный самолет при взлете выдает 120 дб, а 130 - порог, при котором наступает глухота). LRAD активно применялись в Ираке при разгоне агрес­сивно настроенных масс мирных жителей.

Наряду с нетрадиционными техниче­скими средствами достаточно широко применяются и обычные. Так, в интересах проведения психологических операций планируется использо­вать беспилотный летательный аппарат вертолетного типа S-100 «Камкоптер».

Этот БЛА, разработанный австрийской компанией «Шибель», может задействоваться для распространения листовок, ре­трансляции теле- и радиосигнала, ведения сеансов звуковещания. Габариты S-100: длина 3,11 м, высота 1 м и ширина 1,2 м. Фюзеляж аппарата изготовлен из углероди­стого волокна с титановыми элементами. В стандартной конфигурации S-100 способен находиться в воздухе с полезной нагрузкой массой 35 кг в течение 6 ч. Дальность полета без дозаправки составляет 200 км. БЛА может выполнять задачи по заранее заложенной программе, а также по коман­дам оператора.

Помимо новых образцов спецтехники американские военные эффективно при­меняют старые, испытанные вооружения. Например, во всех крупных конфликтах американцы задействовали самолеты психологических операций ЕС-130Е «Коммандо Соло», которые входят в 193-е ави­акрыло ССО национальной гвардии США (авиабаза Гаррисберг, штат Пенсильвания). С их помощью задача деморализации войск противника и гражданского населения, как показала практика, решается значительно быстрее.

С момента своего создания 193-е авиакрыло успело проявить себя в большинстве известных «горячих точек». Так, в 1994 году самолеты «Коммандо Соло» использовались в ходе операции на Гаити, где с них велось вещание на военнослужащих и гражданское население. Психологические операции с участием ЕС-130Е проводились также на Гренаде, в Панаме, Югос­лавии, Ираке, Афганистане. Совре­менная модификация этого самоле­та - ЕС-130J - активно привлекалась во время операции «Объединенный защитник» в Ливии.

Как показал опыт применения «Коммандо Соло», практически не имеющие вооружения (в обще­принятом смысле) по своей боевой эффективности они превосходят стратегические бомбардировщики. Если в ходе бомбардировок В-1В, В-52Н и даже суперсовременных и дорогих В-2А «Спирит» военнос­лужащие, к чему на войне быстро привыкают, просто погибают, то переда­чи «Коммандо Соло» сокрушали самое главное - веру в цели борьбы и грядущую победу, без которой любая армия теряет волю к сопротивлению.

 

На фото:

21. Звуковая пушка LRAD может использоваться в операциях по разгону агрессивно настроенных толп

22. Самолет сил психологических операций EC-130E