Я БЫЛ В АФГАНЕ

Рубрика:  

15 февраля отмечался двадцать один год как День вывода советских войск из Афганистана.
В этом году этот памятный День назвали иначе.

Федеральным Законом №320 от 29.11.2010 установлено: 15 февраля ежегодно проводить как «День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества».

Может быть , будет правильно, если этот день объединит не только участников боевых событий, воевавших за рубежом, но и тех, кто отстаивал интересы Отечества, участвуя в горячих точках внутри страны: на острове Даманском, на Северном Кавказе, в Абхазии и т.д.

Уж коль закон принят, пусть 15 февраля, наряду с другими датами, станет памятным днём для всех, кто не вернулся живым с поля боя, кто умер позже от ран и увечий, кто в памяти и сердцах родных и друзей навсегда остался молодым.
Пусть этот день ежегодно вместе собирает всех участников боевых событий.

Хотя, конечно, не все участники боевых действий одобряют такое совмещение - дня памяти о погибших, который отмечался 27 декабря, и дня вывода советских войск из Афганистана. Двадцать два года назад в этот день, 15 февраля, не было пораженческого настроя у его участников. Во-первых, вывод войск – это не скорбь. Это, если хотите, радость победы после выполненного задания, исполненного интернационального и воинского долга, а также радостное возвращение домой.
В последующие годы в этот день участники афганской войны согревали свои сердца встречами друг с другом, воспоминаниями о своей боевой молодости и , конечно, о друзьях, вернувшихся с войны грузом «Двести».

Жизнь не стоит на месте. Время всё дальше отодвигает нас от важного события, свершившегося 22 года тому назад. Второй съезд народных депутатов СССР в 1989 году, осудив решение о вводе советских войск в Афганистан, отметил, что политическая оценка тех событий «ни в коей мере не бросает тень на солдат и офицеров, направлявшихся в Афганистан».

Верные присяге, убеждённые в том, что защищают интересы Родины и оказывают дружественную помощь соседнему народу, они лишь выполняли свой воинский долг.

Советский народ потерял в Афганистане тысячи своих сынов. Наша святая обязанность – хранить память о тех, кто погиб в Афганистане и в Чечне, на Даманском и в Абхазии, во всех горячих точках и локальных войнах, как о верных сынах Отчизны.

15 февраля – это праздник, но… «со слезами на глазах». В Хабаровске этот день был проведён по сложившемуся за все годы плану: торжественное собрание, вручение цветов матерям и жёнам погибших, минута молчания, возложение цветов к монументам «Чёрный тюльпан» и на площади Славы, посещение могил погибших на кладбище, а также поминальный обед. 


                        Я БЫЛ В АФГАНЕ

Прошли годы, а я очень отчётливо помню тот период своей жизни. На Афганскую войну я рвался, как и все мои сослуживцы. Да, это и понятно. Ведь из моего вертолётного полка к тому времени за четыре года войны в Афганистане почти каждый второй побывал там.
Нас манила не романтика, не возможность получить награды. Просто мы, военные, тогда были востребованы для серьёзных дел. Конечно, меня, как и моих сверстников увлекал азарт предстоящих боёв. По-моему, это понятно, поскольку военная профессия предполагает участие в военных действиях.
Мы были молоды, об опасности не думали. Но Афган вмиг остудил наши горячие головы, едва мы столкнулись с войной. Хотя, слово «остудил», может, не совсем уместно для той горячей во всех отношениях точки, где оказалась чуть ли не половина моего родного полка.
Трудно было всё, начиная с других, чем у нас, климатических условий. Есть разница между температурой плюс двадцать- двадцать пять по Цельсию, что была летом в Оборе, это в семидесяти южнее Хабаровска, и плюс сорок – пятьдесят градусов в Джалалабаде, что в ста тридцати километрах южнее Кабула?
Точнее сказать, война сразу же встряхнула каждого из нас и поставила на место. Она же, война, сорвала маски, у кого они были, и оставила всех в естественном облике.
Наш вертолётный полк с первых дней вступил в активную фазу боевых действий. Ведь мы базировались недалеко от границы с Пакистаном, откуда всё время лезли в Афганистан обученные американцами боевики.
Пехота, артиллерия, десантники сражались отважно. Но без авиации, особенно без вертолётов, они не могли обойтись. За всё время войны в Афганистане ни одна более-менее серьёзная операция не обходилась без вертолётов.

Вертолётчиков любили и уважали все советские воины. Да и было, за что. Выброска десанта, огневая поддержка, эвакуация раненых и убитых, доставка боеприпасов и продуктов в войска – вот далеко не полный перечень повседневных, привычных для вертолётчиков дел.
А итог их работы таков: из семидесяти трёх человек, получивших в Афганистане звания Героя Советского Союза, девятнадцать – вертолётчики. Практически каждый боевой вылет был сопряжён с риском, но люди осознанно шли на риск, потому что нужно было спасать друзей, оказавшихся в беде.
Было очень жарко. В летнее время столбик термометра поднимался до пятидесяти пяти градусов, а металл и камни нагревались чуть не до шестидесяти – семидесяти градусов, потому что аккумулировали тепло.
В этих условиях полёты выполнялись в утренние часы до двенадцати часов и после шестнадцати - до вечера. В обеденное время, когда солнце стояло в зените, отказывали авиационные двигатели, они просто перегревались и не запускались.
Душманы знали это и пытались навязывать бой нашей пехоте именно в самые жаркие часы. Обстановка была очень непростая. И чуть только жара спадала, наши лётчики снова шли в бой.
Вот в таком бешеном ритме прошли год и три месяца моей службы в Афганистане. Вертолётный полк работал как отлаженный механизм. Каждый человек старался выполнить свою работу на своём участке хорошо, чтобы не было стыдно перед товарищами. Ответственность людей была высочайшей.
И ещё один неписанный закон действовал на войне. Когда брали на борт пассажиров, у которых зачастую отсутствовали парашюты, то лётчики не надевали свои парашюты, лишая себя возможности спастись в экстремальной ситуации. Не было ни одного случая, чтобы лётчик выпрыгнул из горящей машины, оставив там тех, кто не мог спастись. Сгорали вместе.
Моя работа была связана с подготовкой авиационной техники к вылетам. Хотя приходилось и мне в составе экипажа вылетать на задания для подстраховки друг друга. Многие от усталости валились с ног.
Я всегда с гордостью рассказываю не только о лётчиках, но и о техниках. Именно благодаря светлым головам и золотым рукам инженерно- технического состава бесперебойно работали все сложнейшие вертолётные системы, комплексы и механизмы.
А вершиной мастерства являлась эвакуация вертолётов с поля боя после виртуозной замены повреждённых двигателей. Причём, замена выполнялась на жаре, под пулями и в рекордно короткие сроки: за три часа вместо двенадцати часов в мирных условиях.
Я счастлив, что мне посчастливилось воевать бок о бок с замечательными людьми. Когда у меня спрашивают, что самое страшное на войне, я отвечаю: гибель друзей. Страшнее быть ничего не может.
Идёт уже двадцать шестой год, как я вернулся с афганской войны. Но ощущение такое, что я оттуда не возвращался. И об этом вам скажет любой ветеран. Слишком много всего пришлось пережить. И забыть это нельзя. Фактически все мы прошли над пропастью по лезвию ножа.
Войну нужно помнить, чтобы не допустить новой.
 

Е.В.Смышников, ветеран боевых действий,
полковник в отставке, председатель организации
«Боевое братство» по Хабаровскому краю.