СДЕЛАЙ КОНСТИТУЦИЮ СВОЕЙ НАСТОЛЬНОЙ КНИГОЙ

Рубрика:  

Если спросить у меня совета, как восстановить нарушенное право, добиться торжества Закона, как защититься от притеснений и необоснованных обвинений, где искать защиту и как ее организовывать, я отвечу: «Сделай Конституцию своей настольной книгой».
Многие привыкли относиться к Конституции как к догме права или даже, как к мертвым нормам, которые применить в повседневных правоотношениях невозможно. Основной Закон, если и изучен обыкновенными гражданами страны, то крайне невнимательно. И очень редко именно к Конституции обращаются защитники и юристы в конкретных уголовных и гражданских процессах, не говоря уже об арбитражных. И уж совсем мало кто знает, что нормы конституционного права можно применить при реализации административно-процессуальных норм. Редко кто использует возможности конституционного процесса – процесса, который регламентирован нормами права, регулирующими конституционное судопроизводство.
Я постараюсь убедить читателей в необходимости знать конституционные нормы права и использовать их в повседневной жизни при возникновении различных правовых коллизий. Важность конституционных правовых норм для каждого отдельного гражданина значима за счет того, что в нашем государстве предусмотрено прямое действие Конституции (ч.1 ст.15 Конституции РФ). А при наличии противоречий с международно-правовыми нормами – действуют именно международно-правовые договоры (ч.4 ст.15 Конституции РФ). Как правило, международно-правовые нормы являются более демократичными, чем наше внутренне законодательство. Этим и объясняется большое количество удовлетворенных ЕСПЧ жалоб от российских граждан, выступающих против России в споре с нашим правосудием.
Прямое действие Конституции предполагает такую ситуацию, когда при отсутствии отраслевого регулирования правоотношений действуют непосредственно нормы права, закрепленные в Конституции. Для примера изучим ч.3 ст.55 Конституции РФ. В ней указано: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Ни в одной отрасли права вы не найдете таких утверждений. Но в жизни вполне может возникнуть ситуация, когда суд постановил решение (в широком смысле этого слова) по тому или и ному вопросу и в резолютивной части указал, что данное решение (в широком смысле этого слова) обжалованию не подлежит. Действительно, отраслевые процессуальные нормы порой не гарантируют гражданам право на обжалование – не предусматривают или прямо или косвенно указывают: определение обжалованию не подлежит. Насколько отвечает интересам участникам гражданского процесса ст.371 ГПУ РФ?

Статья 371. Право обжалования определений суда первой инстанции

1. Определения суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если:
1) это предусмотрено настоящим Кодексом;
2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.
2. На остальные определения суда первой инстанции частные жалобы, представления прокурора не подаются, но возражения относительно них могут быть включены в кассационные жалобу, представление.

Судьи при вынесении определений просто не разъясняют сторонам право на обжалование, и даже ч.2 ст. 371 ГПК РФ, которая предусматривает право принести возражения на определение судьи в кассационной жалобе. Не будем рассматривать в данной теме вопрос о правомерности или не правомерности действий судьи при вынесении определений, о которых в законе не указано, что они подлежат обжалованию, но по которым в любом случае могут быть даже по ГПК РФ поданы возражения.
Как быть в этом случае и что же вам делать, если выводы суда явно противоречат закону, нарушают ваши права и не соответствуют вашим интересам? Ответ: необходимо руководствоваться Конституцией РФ. В данном случае ч.3 ст.55 Конституции РФ: нет такого решения любого государственного органа, в том числе и органа правосудия, которое нельзя было бы обжаловать. Конституционный Суд РФ по данному вопросу высказался вполне конкретно – любые судебные решения могут быть обжалованы, а жалобы подлежат рассмотрению по существу в установленном законом порядке. Про недопустимость умаления основных конституционных прав и свобод человека и гражданина сообщает нам и ч.3 ст.56 Конституции РФ, которая такое умаление запрещает даже в условиях действия чрезвычайной ситуации: «Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (ч.1), 24, 28, 34 (ч.1), 40 (ч.1), 46-54 Конституции Российской Федерации».
В настоящее время активно между собой спорят прокуратура РФ и следственный комитет России. Кто же в этом споре прав? Насколько этот спор этичен? Ответы на эти непростые вопросы я вижу в конституционной плоскости. Ст.129 Конституции РФ в своих 5 частях закрепляет основные принципы устройства и функционирования прокуратуры РФ. Данная норма права распространялась на СКР до 15 января 2011 года, то есть до момента отделения СКР от прокуратуры. После того, как отделение состоялось, можно утверждать, что прокуратура является конституционным органом – то есть органом, деятельность которого регламентирована Основным Законом РФ. При этом конституционная норма по деятельности прокуратуры расположена в главе 7 Судебная власть. И если несколько лет назад такое структурирование вызывало вопросы, порой недоумение, то с развитием общества и его правоохранительной системы таких вопросов становится все меньше.
В Конституции РФ упоминаний о деятельности следственного органа не имеется. Возможно, законодатель придет к выводу о необходимости изменения Основного Закона в указанной части. Но в настоящий момент можно утверждать, что СКР действует лишь на основании федерального законодательства, принятого в соответствии с общими нормами и требованиями Конституции РФ и других нормативных актов страны. Органы прокуратуры, являясь органом, чья деятельность регламентирована Основным Законом, в то же время является органом надзорным по отношению к органам следственного комитета. Можно ли сложившуюся ситуацию расценивать как временную? Или такое место СКР отведено ему законодателем осознанно? Вопросы, конечно, имеются. Но и задавать их некому и отвечать на них никто не будет.
Сложившаяся ситуации затянувшегося периода «выяснения» отношений вообще недопустима. Смею предположить, что при возбуждении уголовных дел против сотрудников прокуратуры (надзорного органа) непосредственно сотрудниками СКП (поднадзорного органа) является не этичным и антиконституционным. Законодателю следовало предусмотреть вероятность развития такой ситуации и предугадать возможные последствия разделения СКР и прокуратуры, для чего можно, не изменяя Конституцию РФ, возвратиться к прежнему порядку возбуждения уголовных дел против сотрудников прокуратуры.
Сотрудники поднадзорного органа не должны на первоначальном этапе выявления деяния с признаками конкретного преступления принимать решение о наличии таковых в действиях прокуроров. А в связи с тем, что органы прокуратуры по Конституции отнесены к судебной структуре, суд и должен решить вопрос есть или нет признаки преступления в действии тех или иных конкретных лиц сотрудников конституционного органа государственной власти.
В таком случае такого противостояния очень важных для общества фигур удалось бы избежать. Получение судебного заключения по вопросу о наличии признаков преступления в действиях того или иного прокурорского работника по представлению следственных работников уменьшит в конечном итоге нагрузку и на суд, и на следователей СКР, в большей степени гарантирует соблюдение презумпции невиновности, позволит органы следствия принимать более взвешенные решения.
Неприятно для нашего слуха и то, что органы следствия взяли за правило еще до начала организации и производства расследовании, а порой и до проведения процессуальной проверки, поднимать мнение общественности, подключать лояльные к ним СМИ и громогласно объявлять виновными тех, чья вина еще не доказана и, возможно, не будет доказана вообще. Конституционный принцип презумпции невиновности повсеместно нарушается. Не случайно гарант Конституции РФ Президент страны Д.А. Медведев напомнил всему обществу основополагающий принцип уголовного судопроизводства: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». И стоит также помнить, кроме данной ч.1 ст. 49 Конституции РФ, еще и ч. 2, 3 этой конституционной нормы: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкаются в пользу обвиняемого».
Для защиты, особенно, в случае выдвижения необоснованных обвинений, гражданам также пригодится знание конституционных норм, а заодно и ряда международных норм и правил.
Но об этом в следующем номере.


Г.А. Пысина,
старший советник юстиции (полковник),
юрисконсульт СВГБ.