Аневризма, или «Место встречи изменить нельзя».

Рубрика:  

Сегодня понедельник. Этот день определён для военных пенсионеров на приём к врачам гарнизонной поликлиники. Иван Иванович, как ни старался подоспеть утром пораньше к офтальмологу для замера внутриглазного давления, оказался далеко не первым. У двери  кабинета врача, как воробьи на ветке, уже восседали, заполнив почти все места на скамейках, пожилые люди, поджидая своей очереди. Кое-кто оживлённо вел разговор на злобу  дня, кое-кто, притомившись,  дремал. Иван Иванович в разговор не вступал, не было желания.  

Его мысли настолько были далеки отсюда, что не сразу почувствовал, как его кто-то слегка толкнул в плечо.

 - Неужели это ты Иван? – защекотал густой бас правое ухо. Иван Иванович даже вздрогнул от неожиданности. Голос кого-то явно напомнил. Тряхнув головой, желая тем освободиться от неприятной вибрации в ухе, Иван Иванович вмиг вспомнил, кому принадлежал этот бас, и распевно проголосил:

 - Иван Никифорович, ты ли это, сколько зим, сколько лет! А бывало, встречались почти каждое утро до построения на площадке возле штаба полка, когда был нелётный день, или в Доме офицеров.

- Да, были времена, - вторил в ответ однополчанину Иван Никифорович. - Такие вот наступили, только в поликлинике встречаемся, и то, когда прижмёт.

- Вот уж, правда, - согласился Иван Иванович и добавил в подтверждение известной фразой. - Получается, место встречи изменить нельзя.                                                                                                      

- С чем пожаловал–то к глазнику? - поинтересовался Иван Никифорович.        

- Глаукома на оба глаза, будь она неладная, - с досадой произнёс Иван Иванович. - Каждые три месяца проверяют. Да разве только одни глаза! Ну а ты как,  Никифорович?

- Да по-разному! Всё ничего, то ль, как наверно и ты заметил, к нам пожилым людям отношение здесь стало прохладное.                                                                                                                            

- А народу-то сколько, посмотри – все этажи и коридоры забиты – попытался объяснить причину Иван Иванович. Помнишь, какая раньше была поликлиника – в десять раз меньше и очередей не было, и врачи были все военные. Порядку было больше, лекарство отечественное и бесплатно. А сейчас?

- А сейчас, Иван Иванович – бардак, - как отрезал Иван Никифорович.- Медперсонал в большинстве своём штатский с малой заработной платой и тот разбегается. Отечественного лекарства нет, современной медицинской техники нет, всё по - старинке. Лекарства врачи назначают дорогущее и всё импортное, наверно, кому-то так выгодно. На приём к врачу не вдруг попадёшь: то талоны закончились; то телефон не работает; то врач заболел.                                                                                                                                                                

Народ в большинстве своём стал, заниматься самолечением через Интернет или у мошенников. Ты посмотри, сколь сейчас ходят с клюшками ещё не старых людей. Когда такое было. А значит это тоже кому-то нужно.

В подтверждение своих наблюдений расскажу тебе, что было со мной в прошлом году. У нас время ещё есть, впереди ожидающих достаточно – успею.

В правом боку, возле пупка появились у меня боли. То исчезнут, то вновь появятся. Думал, пройдут, как говорится, – само-собой рассосётся. Да нет, боли не проходили. Пришлось пойти к терапевту на приём. Он осмотрел меня, послушал, постучал, сделал вывод: боли идут от поясничного отдела позвоночника, но на всякий случай направил на УЗИ. УЗИ ничего там не показало, с тем и успокоились. Прошло некоторое время, боли повторились. Я снова - к терапевту. На этот раз он выслушал меня, молча взял телефонную трубку и куда-то позвонил.

Скоро прибыли два санитара с каталкой, уложили меня на неё, несмотря на мои возражения, повезли в приёмное отделение госпиталя. Оттуда сразу в кабинет УЗИ. Несколько врачей разом приступили к осмотру показаний на экране. Смотрели долго, спорили: одни утверждали, что аневризма есть; другие доказывали, что ничего нет. Потом разом все исчезли. Санитар отвёз меня в другую комнату на кресле-каталке, где была только одна кушетка, велел кого-то подождать и тоже исчез.

Ждал очень долго, мне показалось вечностью. Вдруг в комнату вбежал, точнее, влетел мужчина средних лет, облачённый в лёгкую одежду зеленоватого цвета. Хирург, догадался я. Хирург с возмущение воскликнул: Быстрей ложись на кушетку, у меня мало времени! Отвернув майку на животе, приложил два пальца, большой и указательный к больному месту. Потом, устремив свой взор в потолок, как обычно делал известный мореплаватель Амундсен на палубе корабля, определяя погоду и направление ветра. Доктор без всяких сомнений, скорее для себя, изрёк:  Аневризма есть. - Так же стремительно вышел из комнаты, как и вошёл, не сказав мне ни слова.               

Я снова долго лежал на кушетке, потом пересел на каталку, пока в комнату не вошла уборщица с ведром в руке и шваброй.

- А ты, милок, чего здесь делаешь? – обратилась ко мне вопросом.

- Жду команды врача, – ответил ей.

- Какого врача? Все разошлись, посмотри, сколько уже времени. Иди в приёмную.                                                                              

Дежурный врач в приёмной, увидев меня, с немалым удивлением спросил:

 - Вы ещё здесь, не ушли? Подойдите сюда. И начала что-то записывать в журнал. Потом подвинула его мне и велела расписаться, указав где. Я тут же расписался, но меня что-то заставило прочитать, что написала врач.                                                                                    

В указанной графе было написано:  от госпитализации отказался. Роспись и дата. В свою очередь, не менее удивлённый от написанного, заявил врачу:

 - Мне никто не предлагал лечь в госпиталь, тут же взял ручку и с нажимом дважды зачеркнул запись. Врачи, к единому мнению относительно моей болезни, как мне показалось, не пришли, хотя чего-то усердно искали?                                                 

Дежурная врач, не отвечая на мой вопрос, довольно убедительно заявила:

- Сейчас ступайте домой, а завтра с утра на приём к заведующей хирургическим отделением поликлиники. Прямо с утра!                                                                                                                 

Времени было уже около семнадцати часов. Мне хотелось узнать, что же у меня такое, что врачи не могут прийти к единому мнению? С этими размышлениями направился в поликлинику в надежде узнать, что же это за болезнь – аневризма, но там уже тоже никого не было.                                                                                                                                                                  

Только на следующее утро, заведующая хирургическим отделением поликлиники, выслушав мой рассказ с приключениями, авторитетно заключила:

 - У нас хорошие специалисты, ошибки не должно быть. И на пальцах объяснила: - Аневризма- это образовавшийся на стенке сосуда как бы пузырь. Пузырь этот может лопнуть в любое время.                                            

- И что тогда может быть? – спросил я, совсем ничего не понимая.

- Там, где пузырь лопнет, - спокойно молвила заведующая отделением, - там и положат цветы.

Только тогда до меня дошло, почему врач-терапевт так забеспокоился, но не стал преждевременно меня пугать. Ни хрена себе! Невольно вырвалось у меня.                                                         

- Чего вы так запереживали, не вы один такой и ничего – живут, - успокоила меня хирург. И начала излагать правила поведения, чтобы избежать нехорошего случая. А в заключение велела прийти на повторный осмотр через три месяца.                                                                   

- Представляешь, Иван, какое было состояние моих домочадцев, когда рассказал всё это им. Подсказала одна хорошая знакомая, позвонить во Вторую Краевую больницу, где якобы есть современный томограф и можно за плату пройти обследование сосудов, и нет очереди. Туда и помчался.

Действительно, процедура эта стоила пять тысяч рублей, но удивило то, что на мой вопрос, когда можно сделать томографию услышал:

 - Да хоть сейчас.

 Процедура оказалась не только быстрой, но даже приятной. А результат её получил через пятнадцать минут, подождав на диванчике в коридоре.                                                            

Врач, проводившая обследование, развернув записанную на бумаге диаграмму, показала мне состояние той самой артерии, где предполагали аневризму, и со знанием дела заявила:

- Аневризмы нет. В сосудах есть только некоторые возрастные изменения.

- Представляю, каким было твоё состояние. Ну, а как отреагировал на это терапевт поликлиники? - с нетерпением воскликнул Иван Иванович.

- Как? - На вопрос вопросом ответил Иван Никифорович. Спокойно. Когда показал ему результат томографии, он тут же всё записал в мою медицинскую книжку.    

- А боли в том месте бывают? - не унимался Иван Иванович.

- Иногда бывают,- с явной неохотой ответил Иван Никифорович.

- А что говорит твой терапевт?

- Терапевт говорит: «А что вы хотите?» - Намекая на мой возраст.

- Вот так они всегда говорят, когда сказать нечего или хотят уйти от ответа. Да и чем помочь могут? Мы, старики, для них стали вроде отработанного материала, будто шлак, – заключил Иван Иванович. Поднялся со скамейки, на которой сидел, протянул руку Ивану Никифоровичу, чтобы попрощаться вполголоса произнёс:

 - Кажется, подошла моя очередь. Бывай здоров! До встречи!                                                                                                                                                                                                                                         

Иван Никифорович, слегка тряхнув сжатые в один узел руки, не отпуская их, с печалью вымолвил:

 - Ушли времена, когда мы часто, а на праздники всегда, встречались в гарнизонном Доме офицеров. Настали другие:  Дома офицеров упразднили за ненадобностью. А мы, как видишь, встречаемся теперь, когда прижмёт, в гарнизонной поликлинике.                                                                                                                                   

Так неожиданно встретились два однополчанина, ветераны военной службы в гарнизонной поликлинике.

 

Засыпкин Аскольд Владимирович, подполковник в отставке, автор трёх биографических повестей