300 лет армейской кухни. Реформы. От Русско-японской до Первой мировой

Рубрика:  

Этот период, примерно с 1890 по 1910 годы, можно назвать временем больших перемен. Возможно, в какой-то временной отрезок и произошло больше изменений в русской армейской кухне, но с уверенностью назвать такой промежуток сложно.

Конечно, огромную роль сыграло поражение в Русско-японской войне. После которого даже в заскорузлых российских министерствах со скрежетом, но начались перемены. И перемен этих оказалось столько… Впрочем, судите сами.

Консервы

Да, армейская еда в виде мясной консервы прочно вошла в обиход русского солдата именно в Русско-японскую войну.

Но, самое интересное в этой истории то, что консерва была не отечественной! Русские консервы производства фабрики Азибера, о которой разговор шел в предыдущих статьях, на войну просто не попали.

Конечно, определенные запасы в крепости были сделаны до войны. Но как они были сделаны, так же и закончились, когда крепость села в осаду по всем правилам. Нормальные реалии войны.

Здесь еще один нюанс. Пропускная способность железных дорог того времени. Чтобы доставить что-то в Порт-Артур, надо было (см. карту) протащить вагон по Транссибу до Харбина, а там либо в Порт-Артур и Дальний (до момента захвата ветки японцами) или во Владивосток и далее морем.

Конечно, пропускные способности железных дорог того времени были невелики. И всегда находились более важные грузы, нежели тушенка. Патроны, снаряды, винтовки и прочее.

Так что консервы, которые доставлялись морем в Порт-Артур, были… американскими!

Да, оказалось выгоднее и быстрее закупить партии консервов в США и морем, под нейтральными флагами, доставить в Порт-Артур. Конечно, несмотря на доставку морем, консервов все равно не хватало, и история сохранила свидетельства, что солдаты получали фунтовую банку мясных консервов на троих.

Но банка на троих все равно значительно лучше, чем ничего.

Касаемо консервов, именно в те годы была введена так называемая «выдержка по времени». Азибер, как фабрикант, которому надо: а) продать и б) побыстрее, сопротивлялся, как мог, но русское военное ведомство настояло на том, чтобы все консервы перед отгрузкой две недели выдерживались на складах.

За это время все банки с неудовлетворительной стерилизацией обычно вздувались и взрывались. Так что проблема отбраковки была решена таким образом. И, надо сказать, солдату, как конечному потребителю, это было на руку.

И еще. Именно военное ведомство настояло на целом ряде просто драконовских мер для фабриканта. Это, конечно, был произвол, который мог произойти только в тоталитарной империи (шутка, если что), но с 1901 года на фабриках, поставлявших консервы в арсию, ввели такие меры как «посыпание пола свежей деревянной стружкой утром и вечером», «мытье рук с мылом дегтярным или хвойным», «мытье полов после окончания работ с мылом щелочным». Мыло щелочное, как я понял, это аналог современного хозяйственного, с высоким содержанием щелочи.

Полы с мылом… В 1901 году… Мороз по коже прямо.

Чай

Как это ни странно, но чай завоевал русскую армию даже быстрее, чем дворянство и купечество. Ушлые интенданты быстро сообразили, что чай очень удобно транспортировать, он легок что при перемещении, что в приготовлении.

Напомню, что основным напитком русского солдата до появления чая был квас. Но варка кваса – это вопрос довольно долгий по времени, а вскипятить чайник/самовар/котелок воды, сыпануть туда заварку – и все!

Ни перед чем русская армия не капитулировала так быстро, как перед чаем. Чайный блицкриг закончился буквально в течении нескольких лет.

В 1905 г., после Русско-японской войны, приказом № 769 по армии было установлено чайное довольствие. По образцу и подобию английской и японской армий.

В чайное довольствие входили деньги, отпускаемые на покупку чая и сахара. В сутки для солдата/матроса устанавливалась норма в 2 грамма чая и 25 граммов сахара.

По сравнению с английскими солдатами не баловали. В Англии, где чай был возведен в культ, солдат получал 2,5 кг чая в год, а матрос английского флота более 3. Довольствие русского солдата состояло из 735 граммов чая в год, но если сравнивать с обычным бытом русского человека, это было более чем роскошно.

А уж такую штуку, как сахар, подавляющее большинство россиян из глубинки только в армии и могли попробовать.

Хотя мед никто не отменял. Чай с медом ничуть не хуже чая с сахаром, но в армейских условиях, конечно, сахар хранить проще и выдавать быстрее.

Тут тоже были забавные моменты. Сахарную порцию выдавали только натурой и непосредственно на руки солдатам, ежедневно или через день в зависимости от проворности интендантов. На чай можно было получить деньгами (может, оттуда и пошел термин «дать на чай», то есть, речь шла о небольшой сумме), а вот на сахар — нет. Только в руки.

При этом накосячившие по полной программе солдаты, попадавшие на гауптвахту под строгий или усиленный арест, лишались и чая, и сахара. «Губа» действительно была не сахар. А вот попавшие на гауптвахту в обычном режиме, сохраняли право на чай с сахаром.

Чай, как составляющая довольствия, выдавался и до 1905 года. Но здесь были нюансы. Чай был компонентом сухого пайка, то есть, выдавался тогда, когда было понятно, что солдаты не получат горячего котлового питания.

Довольно своеобразное признание ценности чая, не правда ли? Нет горячих щей с мясом и каши – ну хоть горячего чайку. Тоже вариант, как говорится.

В общем, в начале 20 века чай стал таким же неотъемлемым компонентом армейской кухни.

Немного забегу вперед. С 1907 года в сумму чайного довольствия были включены расходы на чайную посуду (кружки) и на... уголь для самоваров. Кружки и самовары официально стали предметами солдатского обихода с 1907 года.

Эти расходы составляли по 5 копеек в год на человека. Таким образом, пехотная рота численностью в 200 человек получала в год 10 рублей. На эти деньги предполагалось закупать алюминиевые или жестяные кружки и куль (около 50 кг) угля для самовара.

Продовольственный расклад

К описываемому времени устоялось еще один аспект, о котором хочется рассказать. Пищевое довольствие русской армии к 1906 г. складывалось из трех вроде бы различных (на самом деле нет) частей:

1. Провиантское довольствие.
2. Приварочное довольствие.
3. Чайное довольствие (с 1905 г.).

Провиантское довольствие — это те продукты, которыми армейские интенданты должны были снабжать рядовой состав по установленным нормам в натуральном виде. Цены на провиантское довольствие устанавливались один раз на срок от года до трех. Фактически это были не готовые продукты, а сырье, которое могло долго храниться, легко транспортироваться и так далее.

В провиантское довольствие входили хлеб печеный и мука, сухари, соль, крупа и водка.

Нормы выдачи фактически не менялись с 1874 года, да, собственно, и незачем было их менять.

Приварочное довольствие – несколько иной вид снабжения, ибо приварок бытовал исключительно в денежном эквиваленте. Эти суммы выдавались командирам подразделений, рот и эскадронов на ежедневное горячее питание нижних чинов.

Реформированию подлежало то, что до 1906 года деньги выдавались сразу на год, а после 1906 года их стали выдавать поквартально, точнее, в соответствии с временами года.

Отрицательный момент состоял в том, что ответственность за питание солдат целиком и полностью возлагалась на командиров. Если командир реально был «слуга царю, отец солдатам», никаких проблем не возникало. Если нет – поле для воровства было огромное.

Идея была весьма неплоха: возложить на командиров сезонное и территориальное манипулирование ассортиментом и ценами, с целью улучшения питания солдат и введения в соответствии с сезоном в солдатский рацион больше качественных и дешевых овощей.

По наличию овощей в рационе русский солдат отставал от французского союзника почти в пять раз. Однако возложение на офицеров обязанностей по организации питания солдат стало огромным негативным фактором, фактически не поддающемуся контролю.

Практически питание солдат было опять-таки передоверено офицерам, или, как их называли, отцам-командирам, то есть поставлено в зависимость от субъективных, не поддающихся ни учету, ни контролю факторов.

Честно говоря, по моему скромному мнению, тупили в военном ведомстве от души. Господа генералы и адмиралы никак не хотели понять, что выход, светлый и радостный, он рядом. В виде полковой или бригадной столовой, где за раз можно накормить солдат.

Как ни странно, но в начале 20 века в русском военном ведомстве считалось, что организация питания солдат таким образом, на полковом уровне, дело хлопотное и убыточное.

Конечно, заведомо проще было выдать «приварок» деньгами, а там пусть у ротных и взводных голова болит, как превратить деньги в еду для своих солдат.

Вроде бы и реформа, но на деле – совсем не очень. Не дело офицера бегать по рынкам, закупая продукты для солдат. И не дело солдата сидеть и ждать, пока все срастется. Выход был, но увы, царские генералы упорно не хотели хотя бы постучаться в него.

А стоило бы, поскольку потенциал был. Надо было просто его реализовать. Нельзя сказать, что по питанию мы плелись в хвосте у «цивилизованной Европы».

Норма хлеба, отпускаемая на солдата в русской армии, была самой высокой в мире. Считалось, что в России солдат должен был съедать в день 1 028 г. печеного хлеба, а в Германии и во Франции местный солдат получал лишь 750 г.

При этом русский солдат ел черный, натуральный ржаной хлеб, богатый витаминами и более сытный, а европейский солдат получал только пшеничный белый хлеб, который русские считали слишком «хлипким» или «господским».

Наряду с хлебом, на одного русского солдата приходилось в год около 50 кг крупы. Гречка, полба, перловка. Каша, как мы уже говорили, это не пареные овощи в еврорационе.

Снова о приварке. Это штука историческая.

Приварок – это святое, и вот почему. Если обязательный провиант в виде хлеба и круп, можно было заменить в зависимости от обстоятельств мукой, сухарями, или (например) кукурузой или зерном, то в приварок входило то, что разнообразило солдатский стол. Мясо, сало, масло, овощи, перец и особенно — пшеничная мука для подболтки супов с целью их загущения.

Даже немецкий крепчайший консервированный мясной бульон считался у русского солдата «водичкой», так как был почти прозрачным. Что говорить о европейских супах того времени? Вообще на тему питания в зарубежных армиях лучше прочесть у маршала Советского Союза, Дважды Героя Советского Союза, Родиона Яковлевича Малиновского. В книге «Солдаты России», которая присутствует в интернете.

Система же русского приварка, для командования любой части была делом хлопотным, но выгодным. Да что там, выгоднейшим! Ведь можно было манипулировать так, как душе угодно, покупать мясо самого низшего качества, третьего, так сказать, сорта. И овощи можно было взять лежалые и подувядшие. А что, солдат – он все съест!

А ведь количественные нормы приварка в русской армии были выше, чем в европейских. Суточная выдача мяса для русского солдата была установлена в начале 20-го века в 307 г, в то время как у французов — 300, а у немцев 180 г мяса и 26 г сала, у австрийцев 190 г мяса и 10 г свиного сала.

Однако во всех иностранных армиях размер средств, отпускаемых на пищевое довольствие, соизмерялся не только с местными ценами, но и с условиями варки пищи и зависел от реального перемещения войск, когда питание резко усиливалось.

В русской же армии денежное довольствие на приварок определялось раз и навсегда на год. Пока все было спокойно, никто и не волновался. Но после поражения в Русско-японской войне начались инфляция и сопутствующие ей колебания цен. Они практически уничтожили высокие нормы приварка в русской армии, превратив все в фикцию.

Ну и, естественно, вполне нормальное для России явление – казнокрадство. Все, кто мог урвать от солдатского рациона, несомненно это делали.

В общем, реформа 1905-1906 годов оказалась на поверку не такой уж и реформой. Систему вроде бы и улучшали от души, радея за солдата, но на деле снова вышел ноль. С одной стороны, война в далекой Манчжурии показала, что ахиллесова пята русской армии – это снабжение и организация питания, с другой – все за редким исключением осталось на своих местах.

И еще один момент, который хотелось бы озвучить. Перемещение войск.

Понятно, что в те годы войска двигались по дорогам и трактам. И останавливаться предпочитали в населённых пунктах, а не среди просторов необъятной.

И тут в действие вступало традиционное для России «довольствие от обывателей» при движении войск. Регламентированное, но тем не менее.

Довольствием от обывателей могли пользоваться только низшие чины, одиночно или небольшой нештатной командой следующие по этапу. Обыватели, то есть владельцы избы, обязаны были при ночевках кормить военных дважды — один раз вечером по прибытии на ночлег и второй раз утром при выступлении.

При задержании на так называемую дневку, число обязательных кормежек увеличивалось до четырех: одна по прибытии на ночевку, две в течение светового дня и одна утром при выступлении на следующие сутки из населенного пункта.

Оплату такого натурального довольствия нижних чинов должна была нести казна, оплачивая соответствующие квитанции по казенным нормам из расчета 20-25 копеек в сутки.

Постой офицеров являлся делом отдельным, и, соответственно, оплачивался тоже отдельно.

В целом же можно сказать, что уроки, которые нанесла русской армии Русско-японская война, не то чтобы не прошли даром, нет. Но, говоря словами классика, «хотели, как лучше, получилось как обычно».

Вроде бы реформа преследовала только цели улучшения питания, а на деле все те же архаичные решения. Но не стоит сбрасывать со счетов такой прорыв, как консервы в солдатском рационе и полевые кухни, первый шаг от солдатских котлов в сторону современной системы питания.

Реформам 1905-1906 годов можно дать оценку «удовлетворительно». Кстати, эту же оценку подтвердила Первая мировая война, которая стояла на пороге.

Источники:
Похлебкин В. Кухня века.
Малиновский Р. Солдаты России.

 

Автор: Роман Скоморохов

 

https://topwar.ru/armament/