Буракумины – каста неприкасаемых в Японии

Рубрика:  

Мы привыкли считать, что Япония – это высокоразвитая страна, где на каждом шагу высокие технологии, скоростные шоссе, продвинутые машины и сверхумные роботы. Трудно себе представить, но во всем этом великолепии до сих пор живы некоторые средневековые предрассудки, и существует целая каста изгоев, всерьез ущемленных в правах.

Люди второго сорта

В Японии эта тема является табуированной, запретной для обсуждения, и вам не удастся вытащить из японцев какую-нибудь информацию по поводу местных изгоев. А между тем, в этой стране живет множество людей «второго сорта», так называемых «буракуминов».

Началось все в незапамятные времена, когда в стране сложилось кастовое общество. Высшей кастой считались самураи, затем следовали фермеры, ремесленники и торговцы.

Однако часть японцев попала в особую касту, всеми презираемую и гонимую – это люди, которые занимались грязной работой, забоем скота, выделкой кож, производством обуви и изделий из кожи, сбором мусора, уборкой улиц и так далее – словом, с тем, что связано с кровью, убийством и грязью.

В Японии существует понятие «кэгарэ» -  ритуальное загрязнение, которое может накапливаться в каком-то месте или человеке, сталкивающемся с нечистотами. Люди, деятельность которых была связана с «кагарэ», и стали всеми презираемыми.

Любопытно, что согласно японским представлениям о жизни, «кагарэ» передается по наследству, следовательно, сын мусорщика такой же нечистый человек, как и его отец, и все его потомки - тоже.  

Интересно, что неприкасаемыми, помимо мясников и уборщиков, считались еще некоторые категории людей. Вот список неуважаемых групп средневековой Японии: актеры некоторые традиционных японских театров и кукловоды, производители сакэ, тюремщики, штукатуры, гончары, резчики по камню, бродячие актеры-фокусники, изготовители зонтиков, странствующие монахи, производители кисточек и туши для письма, привратники,  работники публичных домов и звонари.

Непонятно, чем провинились гончары и изготовители зонтиков, но они почему-то не попали в уважаемую касту ремесленников и были изгоями.

Впрочем, в эту же касту попадали и те, кто действительно совершили нечто нехорошее и противоправное – преступники, уличные проститутки, религиозные отступники, скрывающихся от правосудия, бывшие заключенные и бродяги.

Шапку долой!

Буракумины должны были жить в особых поселениях, вдалеке от «приличных» людей и носить особую одежду, чтобы сразу было видно, к какой касте они принадлежат. Им было запрещено посещать храмы и общественные бани. После смерти буракуминов закапывали вместе с собаками и домашними животными – на обычные кладбища неприкасаемых хоронить было запрещено.

При встрече с любым человеком, который был выше их по происхождению, (а это любой японец, кроме самих буракуминов),  изгои обязаны были  снимать головной убор.

В эпоху Эдо – время правления клана Токугава (1603-1867 годы) буракуминов начали официально отмечать в специальном регистре и записывать их родословные в метрических книгах. Таким образом буракумины законодательно оказались прикрепленными к низшей, презираемой всеми японцами, касте.

В 1871 году, благодаря реформам так называемого Мэйдзи – времени просвещенного управления императора Муцухито, кастовая система в Японии была законодательно отменена.

Однако приверженность японцев к древним традициям сыграла тут дурную службу для буракуминов. Несмотря на то, что после официальной отмены каст прошло уже почти 150 лет, потомки буракуминов и представители «грязных» профессий до сих пор подвергаются серьезной дискриминации в японском обществе.

Грязные кварталы

В наши дни Японии буракумины по-прежнему проживают в специально выделенных для них поселках на острове Кюсю, неподалеку от Осаки и Киото.

 Больше  75% поселений буракуминов расположены в сельской местности – города слишком «чистое место» для представителей низменной касты. Согласно официальной статистике сейчас в Японии проживает 1 млн 200 тысяч  буракуминов в 4400 поселениях, которые называются бураку.

Правозащитники приводят другие данные – на самом деле неприкасаемых в Японии намного больше - более 3 миллионов человек, проживающих в 6000 поселений.

Впрочем, некоторые бывшие поселки буракуминов в связи с разрастанием городов стали уже городскими кварталами – но эти кварталы считаются «грязными», и ни один уважающий себя японец там не будет селиться. Например, это токийские районы Акихабара и Икебукоро, в которых живут буракумины. Эти районы издавна пользуются дурной славой, и выглядят соответственно – грязные трущобы в суперсовременных городах.

Интересно, что примерно 60% членов якудза (японской мафии) являются именно буракуминами, а в самом большом синдикате якудза Ямагути-гуми численность буракуминов достигает уже около 70%.

Это можно объяснить тем, что неприкасаемым попросту закрыты возможности для нормальной жизни и работы – им не попасть на высокооплачиваемые должности и большинство «чистых» работ.

Нам в России трудно представить себе ситуацию, что при устройстве на работу нас будут проверять – не потомки ли мы бывших крепостных, и в случае положительного ответа на этом основании откажут в рабочем месте. А в Японии это самое обычное дело.

Судите сами: буракуминов стараются не принимать на работу в крупные компании. При приеме нового сотрудника на работу в корпорацию отдел кадров долго и упорно проверяет его родословную: из какой деревни будущий работник, не было ли в его роду обувщиков или торговцев мясом. Здесь работникам отдела кадров очень помогают старинные метрики, в которых были зафиксированы все предки буракуминов. Эти документы хранятся в архивах и буддийских храмах.

Кроме того, в Японии есть жесткая система регистрации места проживания каждого японца и членов его семьи. По этим данным можно не только быстро определить места проживания отдельного человека, но и всех его родственников и предков.

Жизнь на чужбине

Любопытно, что буракумины не только не имеют возможность устроиться на работу, но и брак с представителями высших каст им тоже заказан. Родители проверяют женихов и невест своих детей  - не принадлежат ли они к презренным буракуминам, пользуясь теми же архивными документами и родословными.

А  священнослужители попросту отказываются  провести церемонию бракосочетания между буракуминами и выходцами из других сословий.

В результате многие буракумины предпочитают вовсе уехать из страны и начать новую жизнь на чужбине, где никто не знает всех этих нюансов. Так что, не исключено, что обитатели японских кварталов, например, в Нью-Йорке, в основном как раз буракумины.

Есть и другие проявления дискриминации по отношении к буракуминам – неприличные надписи в их адрес на стенах домов или в общественных туалетах.

Иногда на стенах даже вывешивают объявления с призывами убивать буракуминов, причем указывают конкретные адреса и имена и фамилии. Правозащитники активно борются за права изгоев, но вековые традиции в Японии так сильны, что никаких изменений в отношении к неприкасаемым нет и по сей день – несмотря на всю техническую продвинутость японского общества.

 

Надежда Фролова

Япония