Ксения

Рубрика:  

Еще три дня назад проблема, которая сейчас стоит лишь перед нею одной, была общей семейной проблемой. Решить эту проблему надо было срочно, но она надеялась на Валентина, своего супруга. Это была, прежде всего,  или в большей степени, его проблема. Так она полагала еще три дня назад. Но сейчас...
Она молча без слез рыдала. Ее плечи ритмично сухим всхлипываниям подрагивали. И она не видела для себя никакого выхода.

Сын принес продукты из магазина, дочь пришла от подруги: в школу они не ходили с того самого дня, как у них три дня назад не стало отца.

В то утро он, как обычно, надел шинель капитана внутренних войск и поехал на службу - он служил в охране ИТУ. Ее последними словами к мужу были призывы, побыстрее решить вопрос с сыном.

Сыну исполнилось 16 лет и в классе уже все получили паспорт. Класс - выпускной. Нужен паспорт. Но как сказать сыну, что она ему - не мать. Малышу было несколько месяцев, когда молодая жена Валентина, встретила "свою судьбу" и упорхнула в портовый город. Однообразная и неперспективная служба Валентина ей не нравилась. Валентин не долго был один, мужчина видный, не пьющий, самостоятельный - всегда был на виду. А тут вот еще и малыш без матери. В садик он его устроил - уговорил заведующую принять на себя такую ответственность и принять сына, который и ползать не умел.

Валентин присматривал не только себе подругу, но прежде всего мать для сына. Скромная Ксения ему приглянулась сразу. Он и не ухаживал за ней - просто объяснился в своей симпатии и сказал, что очень нуждается в ее помощи.

Так она стала сначала нянькой сыну, потом подругой его отцу, а затем уж женой и матерью их совместной дочери. Дети друг друга очень любили. Брат горой стоял за сестру и был везде ей надежным защитником. Дети выросли быстро. И Ксения была им просто мама, как во всех семьях. Сын никогда не видел свое свидетельство о рождении. И Ксения со страхом ждала того момента, когда скрывать факт, что не она ему мама станет невозможным.

И тут такое горе. В тот последний свой день Валентин попал в смену, когда осужденные устроили бунт. Со многими из них в силу особенностей своей работы он был в хороших отношениях, его уважали и к его мнению прислушивались. Вот он и пошел на переговоры и урегулирование конфликта, как было и раньше не один раз.

В это утро разъяренная толпа была совершенно неуправляемой. Все случилось очень быстро. Кто-то просто исподтишка воткнул ему под ребро "перо". Всего несколько минут рабочего времени в то утро закончили жизненный путь хорошего и доброго человека.

И теперь, простившись c погибшим, выслушав добрые слова коллег о муже, она осталась один на один не только с этим горем, но и с огромной семейной проблемой. Эта проблема нарастала, как снежный ком с того самого мгновения, как она взяла первый раз на руки своего сына.

Она помнит его первые шаги и первые слова, нежные прикосновения его мягких ручонок  и колючую щеку юноши - успокаивавшего  ее вчера у могилы отца... Как она скажет ему, что все эти годы обманывала сына? И горе сотрясало ее плечи в очередных сухих рыданиях: добрая мягкая  женщина.

А впереди в ее семье еще были суровые 90-е годы.

 

Пысина Галина Александровна, старший советник юстиции (полковник), член Союза писателей России, председатель Совета ветеранов прокуратуры Хабаровского края, член СВГБ по ДВ региону