Заграница нас научит

Рубрика:  

Лишь 11% российских школьников входят в группу с высокими показателями грамотности.

Ох, не только на нашем толковище, граждане-бояре, толкуют насчет школы — дает ли она необходимые знания, почему в школьных стенах творятся безобразия и какой быть школе сегодня и завтра. Во всем мире случаются порой события, подобные секс-скандалу в 57-й московской школе, . . . . . 

— помню, похожие эксцессы бывали еще в 1980-е годы в Скандинавских странах, когда я там работал корреспондентом. И уже тогда многие усматривали тенденцию: отсутствие в школах дисциплины ведет к присутствию различных правонарушений: травля слабых, хулиганское поведение, алкоголь, наркотики, секс несовершеннолетних (в том числе и с учителями) — все это гораздо легче пробивает себе дорогу в либеральной школьной среде, чем в традиционной, консервативной. Действительно, если рассуждать логически, то педагога, пытающегося навести порядок, гораздо легче послать по нецензурному адресу, если ученики с ним на «ты» и он для них — не господин Хансен, а просто Джон.

Тенденции возврата к «старорежимным» устоям школьного образования — с дисциплиной, дистанцией между учителями и учащимися, школьной формой и т.д. — сегодня имеют место во многих странах и продиктованы они не только стремлением к порядку ради порядка. Эксперты говорят, что есть связь между порядком и результатами учебы. Частные и религиозные школы более консервативны, чем обычные государственные, и они дают, как правило, более высокое качество обучения — это, в частности, можно наблюдать в Америке, где в крупных городах почти нет хороших государственных школ. Родителям приходится выбирать (если для такого выбора есть деньги): или переезжать в благополучный пригород с хорошей бесплатной школой (и высокими ценами на жилье), или жить в большом городе, а чадо устраивать в частную школу (за которую надо платить по 10–20 тыс. долл. в год).

А в целом качество школьного образования в США не самое высокое. Американские школьники не попадают даже в первую десятку любого международного исследования, сравнивающего знания учеников будь то четвертого, восьмого или двенадцатого класса в разных странах. Плохое среднее образование имеет соответствующее продолжение — плохое высшее образование. Вы удивлены? Да, в США находятся многие из самых лучших, самых престижных вузов мира — Гарвард, Принстон, Стэнфорд, Йельский, Колумбийский университеты, Массачусетский технологический институт и т.п., — но с ними соседствуют бесчисленные университеты и колледжи, которые не заслуживают доброго слова.

Утешьтесь, скорбящие по поводу российской безграмотности! В Америке даже среди выпускников элитных вузов мало людей, правильно пишущих и говорящих на своем родном английском языке. А уж когда речь идет о владении иностранными языками и знании окружающего мира, тут американцам и вовсе хвастать нечем. США традиционно были и остаются изоляционистской страной — по причине своего географического положения и самодостаточности американской экономики, самой большой в мире. Это проявляется во всем — от использования по сей день не метрической, но староанглийской системы мер и весов (от которой отказалась даже сама Англия) до запоздало-неохотного вступления в мировые войны в ХХ веке. Познания американцев в истории и географии удручающе плохи. Иностранные языки они изучают, но не знают (обучение не нацелено на активное владение языком) — как когда-то в Советском Союзе.

Недавно совместное исследование провели Совет по международным отношениям США и Национальное географическое общество: они опросили 1203 студента в возрасте от 18 до 26 лет на предмет знакомства с положением в мире и внешней политикой Соединенных Штатов. Знания их оказались настолько недостаточными, что, по словам председателя Совета по международным отношениям Ричарда Хаасса, «это отрицательно повлияет и на их личное благополучие, и на экономическую конкурентоспособность страны, ее национальную безопасность и демократию».

Лишь половина опрошенных знает, на каком континенте находится Судан и на каком языке (не английском, а китайском!) говорит больше всего людей на планете. Только 30% знают, что, согласно американской конституции, Конгресс США имеет право объявлять войну. Лишь 28% знают, что у США есть оборонное соглашение с Японией: если Япония подвергнется нападению, США должны выступить на ее стороне. Две трети опрошенных думают, что в США прибывает больше мексиканцев, чем уезжает из США в Мексику, — а дело обстоит наоборот, причем уже пять лет подряд.

Печально, но логично — если учесть, что 43% респондентов узнают новости из Фейсбука, а 21% — из комедийно-пародийных новостных программ. Это явно не самые авторитетные источники познаний об окружающем мире.

Но не спешите радоваться тому, что «у них все плохо, а у нас хорошо». Результаты международных тестов показывают, что лишь 11% российских школьников входят в группу с высокими показателями грамотности. А продолжение этого можно наблюдать в нашей замечательной журналистике, где вообще-то работают люди с высшим образованием. Одна из федеральных российских газет, публикуя интервью на тему образования и грамотности, напечатала следующую фразу: «Здесь следует сказать о том, что нужно разграничить 2 типа грамотности». Грамотность, коллеги, предполагает знание правила: числительные до 10 надо писать словами, а не цифрами — «два типа», а не «2 типа».

Есть такая международная программа по оценке качества обучения — сокращенно PISA; Россия принимает в ней участие с самого первого экзамена в 2000 году. Тесты по определению грамотности чтения, математической и естественнонаучной грамотности проводятся раз в три года среди 15-летних школьников по всему миру. И если в 2000 году Россия занимала в этом рейтинге 27-е место, то в 2012-м — только 34-е. (Результаты исследования PISA-2015 будут опубликованы в конце 2016 года.)

А какие страны лидируют в этой программе? Первым лидером стала в 2000 году Финляндия, и педагоги разных стран бросились в Суоми изучать ее опыт. Заключается он в демократичном стиле обучения, коротком школьном дне, минимизации домашних заданий, хорошей оплате педагогов и наличии общенациональных требований к образованию (которых практически нет в США или, к примеру, Австралии). Конкуренции между школами мало, внешними проверками их не мучают.

Однако к 2012 году Финляндия выпала из первой десятки передовиков, и образцами для подражания стали азиатские страны: Сингапур, Гонконг, Тайвань, Южная Корея, Макао, Япония... Их система образования очень не похожа на финскую: она строга и недемократична, школьный день длинный, домашних заданий — выше крыши, между школами существует сильная конкуренция, внешние проверки проводятся постоянно.

У кого заимствовать опыт — у финнов или дальневосточных соседей? Чтобы понять, что именно стоит заимствовать, попытаемся найти что-то общее между этими очень разными образовательными системами. На первый взгляд единственное сходство между ними — это более-менее однородный расово-этнический состав учащихся школ. Этого Россия позаимствовать не может — она стоит в одном ряду с такими «мультикультурными» странами, как США, Канада, Австралия, Франция, Великобритания и т.д. Но у стран с хорошим образованием есть и еще одна общая черта.

И «упертые чухонцы», как кое-кто пренебрежительно называет финнов и эстонцев (кстати, Эстония — тоже передовик образовательной сферы), и дальневосточные народы, которые «трудятся, как муравьи», прививают своим детям трудолюбие и чувство долга. Результаты налицо: в многонациональной Америке две самые успешные этнические общины — корейская и японская; корейские и японские дети почти всегда выходят на лидерские позиции в американских школах, где культивируется жесткая конкуренция между учащимися (так их готовят к жизни в жестко конкурентном американском обществе).

Школьные результаты решающим образом зависят от семьи. И азиатские, и финские дети в своем абсолютном большинстве растут в полных семьях, с двумя родителями: это — первейшее условие хорошей учебы и нормального поведения. Дети из азиатских семей вдобавок имеют большое преимущество перед сверстниками-американцами и европейцами: в их воспитании активно участвуют бабушки и дедушки. У большинства родителей остается мало времени для общения с детьми, и фактор бабушек-дедушек в этих условиях приобретает огромное значение. У живущих в Америке азиатских детей не только лучше успеваемость, но и гораздо меньше проблем с поведением, чем у «чисто американских» детей. Противоположную ситуацию можно наблюдать в среде афроамериканцев: подавляющее большинство детей растет в неполных семьях, с одной матерью, бабушки-дедушки помогают редко, и чернокожие подростки слишком часто не доучиваются до аттестата, отправляясь вместо этого в тюрьму.

В России традиционно дедушки и бабушки участвовали в воспитании внуков, и было бы хорошо, если бы эта традиция сохранилась. Вообще надо бережно хранить все, благодаря чему россиян до сих пор считают хорошо образованными людьми. Потерять такую репутацию было бы очень обидно — «за державу обидно».

 

Илья Бараникас

газета "Московский комсомолец" №27213 от 26 сентября 2016