Афёра

Рубрика:  

Nomina sunt odiosa (Цицерон)

Май в том году в регионе выдался необычайно жарким, поскольку весна наступила довольно рано: уже в конце марта плюсовые температуры держались каждую ночь. До конца мая оставалось каких-то пару деньков. Весь май очень часто шли дожди и когда температура воздуха ночью не понижалась ниже 25, а днем бывало за 35 градусов при влажности около 90%, окружающая обстановка напоминала собой субтропики Джелалабада (но там летом было гораздо жарче при меньшей влажности воздуха).

Жаркий майский день близился к концу. Уже вечерело. Председатель областной ветеранской организации Онуфрий Михайлович Западловский – отставной майор сидел в офисе областной организации в ожидании двоих членов Совета и терпеливо сносил это пекло: кондиционера в офисе не было. Вентилятор обдувал его вспотевшее тело, но он не спасал от духоты. А терпеть надо было. До намеченной на 31 мая отчетно-выборной конференции областной организации оставалось 2 дня и надо было решить некоторые весьма важные вопросы, которые упустили при проведении заседаний Совета, готовившего конференцию.

Онуфрий Михайлович на посту председателя Совета областной организации находился уже более десяти лет, когда его впервые избрали на этот пост. Ему тогда перевалило уже за 50, лучшие годы своей жизни были отданы службе в Вооруженных силах, в танковых войсках. За плечами – 2 года Афганистана. Танкистом он стал, пойдя по стопам своего деда Западловского Онуфрия – отважного танкиста, который прошел всю Великую Отечественную войну, имел многочисленные награды. Дед войну закончил в Берлине, в звании майора командовал танковым батальоном, а после – дослужился до полковника – командира танкового полка.

Его назвали в честь героического деда и фамилию он носил его и после окончания средней школы поступил в танковое училище, чтобы продолжить династию танкистов в семье.

На всю оставшуюся жизнь на лице у Онуфрия Михайловича остались следы от ожогов после подрыва на фугасе в Афганистане, да и тяжелая контузия временами давала о себе знать. А грудь его украшали два ордена «Красной Звезды», которые он частенько одевал на камуфляж и в таком виде появлялся в офисе организации.

Председатель прокручивал в своем сознании события последнего года со дня предыдущей внеочередной конференции, на которой разгорелся конфликт из-за финансовых вопросов: расходование денежных средств, выделяемых из бюджета области на нужды организации. Но тогда тех «авантюристов», которые подняли этот вопрос на конференции, удалось обуздать, они добровольно покинули ряды организации, но неприятный осадок на душе остался. Не повезло тогда и с переизбранием ревизора областной организации. И кто же мог тогда предположить, что Семен Двоекуров, вроде бы по внешним признакам – передовой человек, станет смотреть на свои обязанности более чем серьезно. Именно он тогда, будучи избранным в состав независимой комиссии, накопал кучу недостатков в делопроизводстве организации, открыто выложил это на конференции. «Да, надо было обратить на это внимание и избрать на должность ревизора другого», - вслух произнес председатель. Но все тогда происходило в спешке, все на эмоциях. Главное – надо было тогда избавиться от «авантюристов».

Председатель осознавал, что его могут не избрать на очередной срок на руководство  областной организацией, тем более, что изменения в Уставе организации предполагали уже избрание на конференции руководителя областной организации, как единоличного исполнительного органа. К тому же, при его нынешнем положении, когда пенсия была, а устроиться на работу при его состоянии здоровья, чтобы иметь какой-нибудь дополнительный доход, не было возможности, оставалось одно – оставаться у руля областной ветеранской организации, поскольку из выделяемых грантов из областного бюджета можно было всегда поживиться. Этого председатель не забывал. А теперь этот более чем серьезный ревизор начал портить всю картину. На заседании Совета по подготовке конференции не удалось провести решение о предоставлении права членам семей погибших военнослужащих, состоящих на учете в организации,  присутствовать на конференции с правом голоса без установления квоты. И члены Совета не поддержали это решение. Хорошо, что заболтали на заседании Совета предложение ревизора: руководителям первичных и местных организаций представить на конференцию книги учета членов своих местных и первичных отделений. Решение по его предложению не принимали. «Но как он поведет себя на конференции?», - подумал председатель.

- Привет, Михалыч, - в офис стремительно вошел зам председателя Совета. – Почему такой грустный?

- Я не грустный, я трезвый.

- Так может я сгоняю, чего-нибудь возьму для поднятия настроения,- парировал зампреда. (Бородавкин Дементий Варламович появился в организации год назад, перед внеочередной конференцией, был принят в организацию и оказался настолько проворным, что был избран вскорости заместителем председателя Совета. Отставной майор-мотострелок, прошел Афганистан и Чечню. За Афганистан был награжден орденом «Красной Звезды», а за участие в чеченских событиях – «Орденом Мужества»).

- Какое может быть поднятие настроения? Вроде бы порешали все вопросы по подготовке к конференции, а тут звонит Марья Денисовна и «радует» своими новостями, мол некоторые вопросы мы упустили. Получается, что до начала конференции 2 дня, а у нас, как говорится, «конь не валялся» и ежели не будет принято энергичных мер, и притом в самом неотложном времени, то последствия этой нерешительности прежде всего отразятся на результатах конференции, - разом выдохнул председатель. – Кстати, она звонила, говорила, что попала в пробку. Поэтому ждем ее приезда, что она там поведает. А пока ее нет, давай обсудим некоторые моменты из нашей подготовки. Кстати, Варламыч, ты поговорил с ревизором, о чем я тебя просил.

- Да, поговорил. Но он не желает идти ни на какой компромисс. Как он выразился, его задело то обстоятельство, что за прошедший год, когда он выявил недостатки в учете членов областной организации, Совет ничего не сделал, чтобы навести порядок в учете членов организации. Я его понимаю, но я не могу понять, почему за 10 лет  твоего руководства в организации не заведен порядок учета членов организации, установленный «Положением о порядке учета членов ветеранской организации». Из общения с ним я сделал для себя вывод: Он доложит конференции истинное состояние дел с учетом членов организации, положение с учетом уплаты членских взносов и другими вопросами, которые он вскрыл за этот год. Вот все, что я могу сказать по этому поводу.

- Да, интересная картина вырисовывается. Кстати, ты знаешь, что самое главное в танке?

- Я так думаю, что пушка. Но, причем здесь танк?

- Эх, пехота!  Среди нас танкистов бытует выражение: Главное в танке – не обосраться! Понимать надо.

Зампреда залился громким смехом.

- Ты знаешь, Михалыч, прослужил в армии всю жизнь, но подобный перл услышал впервые. К чему это ты клонишь?

- Проводя параллель с этим выражением, я должен сказать тебе, что в нашем деле сейчас главное – не облажаться при проведении конференции, - ответил председатель Совета. – На данный момент в Совет поступили все протоколы от первичных и местных отделений областной организации об избрании делегатов конференции в соответствии с установленными квотами решением заседания Совета. Проанализировав все протоколы, вырисовывается следующая картина: против всех решений конференции, которые выгодны нам, могут однозначно голосовать 45 делегатов – это максимум. Чтобы выиграть на конференции по всем без исключения вопросам повестки дня, нужно обеспечить не менее 2/3 голосов «ЗА» по всем вопросам повестки дня. И самый главный вопрос – это выборы руководителя областной ветеранской организации. Я прекрасно осознаю, что эти 45 человек будут голосовать против моего избрания на пост руководителя областного отделения. Чтобы решить этот вопрос в мою пользу, надо, чтобы на конференции было обеспечено присутствие не менее 92 делегатов, которые будут голосовать так, как нам надо. Тогда будет обеспечен необходимый минимум – не менее 2/3 голосов «ЗА».

- И какие цифры мы имеем на данный момент?, - парировал зампреда.

- Мне удалось договориться с председателями правлений местных отделений отдаленных районов, и они через свои протоколы собраний по выборам делегатов на конференцию провели тех членов организации, которые проживают и числятся в областном центре. Таких набралось 16 человек. Фамилии этих членов организации им были даны. Пять местных организаций муниципальных районов провели их через свои протоколы. Теперь, мы создали накануне отчетно-выборной конференции одну первичку в областном центре из 20 человек, а это – 4 «своих» делегата на конференцию. Одна из наших первичек в областном центре не может прислать своих делегатов – это военные из «показушного полка». У них сейчас «показуха» на полигоне и я договорился с их председателем, что мы  изберем за счет них других делегатов. Уже оформлен протокол от их имени об избрании 4-х матерей погибших солдат. Суммарно у нас превышена цифра нужных делегатов в 92 человека. Думаю, что мы не облажаемся на конференции.

- Это ты все замечательно изложил, - заметил зампреда. – Но ты не задумываешься о том, что на самой конференции тот же ревизор, или включенные в состав мандатной комиссии «оппозиционные» члены все это выявят и тогда мы точно «обосрёмся» как танкисты, в смысле -  облажаемся.

- Не боись. Первое, что нужно отметить, и ты это знаешь: Предложение ревизора - представить на конференцию книги учета членов первичных и местных отделений - не прошло на заседании Совета. Второе, в состав мандатной комиссии включены «свои» делегаты и председателем планируется избрать Вдовенкову Юлю – члена Совета. А она не подведет и доложит конференции нужную информацию по избранным делегатам. Другие предложения по составу мандатной комиссии при ее утверждении на конференции не должны пройти, так как для решения этого вопроса достаточно не менее 50% голосов, а у нас обеспечено не менее 2/3 «своих» голосов. Думаю, что оппозиционные члены Совета не будут «возникать», поскольку они проявили полную несостоятельность при проведении заседаний Совета по подготовке конференции, не сильно принципиально возражали. Было видно, что Устава организации они не знают. «Возникал» лишь ревизор, но его предложения не проходили. Будем надеяться, что все обойдется.

- Привет, мальчики, - в офисе появилась Марья Денисовна Косая. Это была пятидесятилетняя статная, широкоплечая, грудастая баба с тяжелой пшеничной косой, уложенной на затылке, с крутыми бедрами, напирающими еще вполне ядреной плотью на тонкую ткань желтого сарафана, с белыми мясистыми икрами и с такими же белыми оголенными полными руками. Но всю эту лепоту, столь любимую 50- и 60-летними отставными военными, - всю эту лепоту портило в Марье Денисовне ее тяжелое лицо с крупными зубами, украшенными золотыми коронками. Марья Денисовна занималась частной юридической практикой, в организацию пришла давно и состояла в составе Совета областной организации, оказывая не только юридическую помощь. Злые языки поговаривали, что председатель областного Совета был к ней неравнодушен.

- Салам, Марья,- ответил председатель. – Как добралась?

- Вашими молитвами, - ответила она. – Ну и духота у вас, хотя бы решили вопрос с  установкой кондиционера в офисе. Ну, невыносимо же здесь находиться.

- Ладно, Денисовна, - встрял зампреда, - вот разбогатеем, тогда установим. Спонсоров надо искать для решения этой проблемы.

- А скажи-ка Марья Денисовна, - поинтересовался председатель, - удалось тебе дозвониться до ревизора и поговорить с ним?

- Да, удалось. И говорили мы с ним минут 10. Говорили обо всем. Никогда бы не могла подумать, что встречаются еще такие правдолюбцы. Он прямо отказался менять свою позицию на конференции. О чем его доклад будет – мы можем только предполагать, но, по моему убеждению, он доложит о тех недостатках с учетом членов в областной организации, о состоянии учета взносов. Что еще он может доложить – только ему известно. На то он и ревизор. Не надо было предлагать его кандидатуру и утверждать год назад. Если он год назад откровенно доложил о состоянии учета, когда состоял в независимой комиссии, то можно было предположить, как он поведет себя, будучи избранным ревизором областной организации. Он откровенно сказал, что выше ревизора в организации только конференция. Да, действительно, ревизор подотчетен конференции и с его принципиальностью мы не сможем его переубедить.

 - Я тут попросил одну из матерей поговорить с ним, - перебил председатель, - так он точно так же ответил, что не будет менять своей позиции. Ну, прямо цинизм проявил по отношению к матерям, потерявшим своих сыновей.

- Ну, ты даешь, Михалыч, со своим цинизмом, - заметил зампреда. – Ты хотя бы больше никому не говори так.

- Ладно, бог с ним с этим ревизором, - заметил председатель. – Давай, Денисовна, излагай. Что ты там хочешь доложить нам. Никто ведь из состава совета, тех, кто любит только выступать с критикой, не соизволил прийти сюда, чтобы готовить конференцию.

- Итак. Для начала я все изложу, чтоб меня не перебивали, а потом будете высказывать свои соображения. Я внимательно прочла содержание изменений в Устав. Хотя повестка дня конференции Советом утверждена, но мы не учли как раз некоторые вопросы, которые четко изложены в Уставе. Открывайте раздел в Уставе: «Конференция регионального отделения». Открыли?...  Смотрите. Вот, зачитываю Вам пункт 7.7.2.3: Конференция вправе рассматривать любые вопросы деятельности регионального отделения. К исключительной компетенции конференции относится решение следующих вопросов. Первый момент: «любые вопросы», второй момент – перечислены четко, какие вопросы относятся исключительно к компетенции конференции. Мы с Вами не внесли в повестку дня конференции следующие вопросы: определение количественного состава ревизионной комиссии (если мы избираем комиссию), утверждение положения о контрольно-ревизионной комиссии (Ревизоре) регионального отделения, утверждение отчета Совета и ревизора, назначение аудитора отделения – это новинка в Уставе. До этого в старой редакции аудитора не было. Как быть с утверждением повестки дня конференции, если повестку утверждает Совет? Утверждение повестки дня конференции поставить на утверждение на самой конференции, зачитав всю повестку с этими дополнениями. Я думаю, что ни у кого не возникнет по этому поводу возражений. А если у кого-то и возникнет вопрос по этому поводу, то можно объяснить тем, что конференция регионального отделения является высшим руководящим органом регионального отделения и вправе принимать решения по любым вопросам. Я даже абсолютно уверена, что вопросов по этому поводу не возникнет. Моя уверенность исходит из того, как члены Совета знают положения Устава до мельчайших подробностей и как их следует применять на практике. Говорю Вам это как юрист. Кто-нибудь хотя бы заикнулся на заседании Совета, когда утверждали повестку дня? Кто из критиканов участвует в подготовке проведения конференции? Никто не пришел. Хорошо, что помогают отдельные активные члены из городского отделения. А ведь это Совет отчитывается перед конференцией, а не один председатель отдувается, значит, все члены Совета, по крайней мере – члены правления, а нас насчитывается 13 человек и все проживают в областном центре, должны участвовать во всей этой рутинной работе. А сейчас вот мы втроем дорабатываем то, что не сделали на заседании Совета. Так, что все у нас получится.

- Ты  все правильно излагаешь, Денисовна, - попытался встрять председатель.

- Я не закончила свое выступление, просила не перебивать. Итак. Повестку дня конференции я изложила в письменном виде с дополнениями. Передаю флэшку, завтра можно распечатать и докладывать на конференции. Еще один вопрос, который я внесла в повестку дня – это принятие постановления конференции. Этот вопрос поставлен последним в повестке дня. С какой целью поставлен этот вопрос. Обычно мы всегда на всех конференциях в конце зачитывали Постановление и голосовали за него. Над Постановлением весьма плодотворно поработал Миша Убийвовк, хотя он не является членом нынешнего состава Совета областного отделения.  Вот, он уже давно состоит в рядах организации, а мы только сейчас включили его кандидатуру в состав нового Совета. Он сбросил мне на электронку текст Постановления и вам, наверное, тоже перебросил, чтобы мы с вами его обсудили.

- Да, я получил его постановление, внимательно почитал и вполне согласен с ним, - заметил председатель.

- Я тоже прочитал, согласен, - добавил зампредседателя Бородавкин.

- Итак, я продолжаю. В Постановлении вначале идет преамбула. Здесь излагается все. Главное – побольше, как говорят «воды». Он изложил столько, что порой повторяет отчетный доклад. Но это нормально. Потом звучит: «Заслушав и обсудив Доклад председателя,  Постановили: 1. Утвердить отчет Совета. 2. Утвердить отчет ревизора. 3. Конференция отмечает…. 4. Вновь избранному совету … 5, 6  и т.д. Всего 20 пунктов постановления. Он получился на 5 листах. Все это надо будет распечатать в количестве экземпляров по количеству руководителей отделений – старших, которые прибудут на конференцию и раздать им в начале конференции, чтоб они ознакомили своих делегатов. Я уверена, что никто внимательно читать не будет. Посмотрят, вроде все нормально. Проект подготовлен. В конце конференции, когда будет предоставлено слово для зачтения проекта постановления, предложить его не зачитывать, поскольку всем было роздано и с ним должны были ознакомиться. К тому времени все устанут и никто слушать не будет. Просто проголосуют и все. А поскольку большинство голосов делегатов будут голосовать так, как мы желаем, то все пройдет гладко. Зачем это нужно? В повестке конференции после основных докладов Совета и ревизора стоит: утверждение отчета Совета и отчета ревизора. Так вот. В зависимости от того, какой будет отчет ревизора - ставить на голосование его утверждение или утверждать в конце конференции в принятии Постановления. Это мы определимся по ходу конференции. А поскольку председателем конференции предлагается утвердить самого Онуфрия Михайловича, то ему и карты в руки, ну а мы по ходу конференции будет ориентироваться, как вести себя. И последний момент, на который мне хотелось бы обратить внимание. Если отчет ревизора будет слишком критичным, то мы с тобой, Дементий, должны быть готовы к критике в его адрес. Причем, так его пропесочить, чтобы он запомнил эту конференцию. Естественно, его кандидатура не вносится в состав ревизионной комиссии, ни на должность председателя комиссии, ни в состав Совета. Это мы уже определились. А если его кандидатуру предложат кто-то из делегатов, то большинство голосов у нас собрано «своих», которые будут голосовать как надо.  А председатель в своем отчетном докладе должен только в общих чертах подвергнуть его работу критике. В общих чертах – у меня пока все, что я хотела вам изложить.

Наступила небольшая пауза. Председатель и зам, видимо, приходили в себя от такого выступления Марьи Денисовны. Первым заговорил председатель.

- Да! Чтоб мы без тебя делали, Марья Денисовна?

Они говорили и спорили еще довольно долго. Уточнили все до мельчайших подробностей, чтобы не облажаться на предстоящей конференции. Разошлись по домам уже в 12-м часу ночи.

Вместо эпилога

31 мая состоялась отчетно-выборная конференция Глуповской областной организации ветеранов боевых действий. Начало было светлым и радостным. Делегаты прибыли со всех концов и весей за четыреста и более верст. Приглашены были и представители центрального аппарата, и руководители дружественных организаций ветеранов Великой Отечественной войны, а также матери погибших воинов в локальных конфликтах. Предстоял мужской откровенный разговор. Но как-то все пошло не совсем гладко в процедурной части и напоминало затасканный анекдот: «Ты меня слушаешь?. Да мне до одного места, слушаешь ты меня или нет!»

Ведущим конференции был назначен сам же председатель, который отчитывался перед конференцией. Ничего странного делегаты в этом не увидели. Мог сам, не созывая народ, отчитаться перед самим собой и утвердить этот отчет. Ничего бы страшного не случилось. Предложения о выборе другой кандидатуры были просто отвергнуты, как и предложения по составу мандатной и счетной комиссий. Кто был намечен, того и избрали, типа того. Так было задумано заранее, все роли распределены, всё отрепетировано до мелочей.

Из выступающих в прениях только двое говорили по теме: ревизор областной организации и председатель городской организации областного центра, которые высказались с критическими замечаниями в адрес работы областного Совета и лично его председателя. Но их тут же обвинили во всех грехах. По принципу – «сам дурак».

За критику ревизора о том, что для проверки к конференции председателем областной организации не была предоставлена необходимая информация, его же обвинили в том, что он слишком поздно обратился с этим вопросом, а они (за пять лет) не успели ее подготовить!!! Ревизор также попал в немилость окружения председателя областной организации, что пожелал проконтролировать, куда подевались членские взносы. Так осталось неизведанным и непонятным их использование за пять лет. Доклад ревизора конференцией не был поставлен на утверждение. А зачем? Априори он уже был не к месту.

В общем, выступающие в прениях «по обсуждению доклада» говорили о чем угодно, только не о результатах работы. Читали стихи, воспитывали участников локальных конфликтов, матери наставляли и увещевали. Не конференция, а ода коллективного творчества, посвященная председателю областной организации.

Было понятно, почему был затеян этот спектакль. Председательствующий и члены президиума не были заинтересованы в выступлениях «не своих делегатов» и панически боялись огласки правдивых фактов о деятельности председателя областной организации. А он настойчиво проталкивал мысль, что общественное образование должно быть едва ли не военным структурным подразделением и выполнять все приказы из центра. И в то же время на положения Устава о законных решениях собрания организации ни президиум, ни представитель центра внимания не обратили.

После того как председательствующий не поставил на голосование утверждение отчета ревизора в соответствии с утвержденной повесткой дня и перешел к выборам руководителя областной организации, ревизор попросил предоставить ему слово для реплики. Но ему не дали ничего сказать. Тогда он демонстративно разорвал свой членский билет, бросил его на стол президиума, произнеся при этом: «У нас не зона и я не желаю жить по вашим понятиям. Честь имею», и покинул зал конференции.

Все, что было намечено повесткой дня конференции было обсуждено и принято. А главное - Онуфрий Михайлович Западловский необходимым количеством голосов делегатов был избран руководителем областной организации уже на третий срок.

Отшумело. Но после этого «водевиля» осталось только горькое послевкусье.

Десь було таке, чи нi-тут не в тому справа. (Украинский сатирик-гуморист Павло Глазовый).

(Описанные события вполне могли иметь место в нашей жизни. Имена героев повествования выдуманы автором).

 

Рамусь Владимир Федорович, подполковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане

Nomina sunt odiosa (лат. Не будем называть имени)

Десь було таке, чи нi - тут не в тому справа. (Где-то было такое, или нет - здесь не в этом дело) (кто не понимает украинскую мову)