Алексей Самар – лучший снайпер Сталинграда

Рубрика:  

        Согласно Конституции СССР 1936-го года коренные малочисленные народы Севера были освобождены от призыва в армию. Это вовсе не означало, что отдельные  представители не могли на добровольной основе  вступить в Красную Армию.  Это право они получили в 1939-ом году, когда был принят Закон о всеобщей воинской обязанности. Молодые нанайцы в армию шли с большим желанием.

        Может быть, в наши дни это звучит неправдоподобно, но так было. Проводились комсомольские призывы из числа самых лучших. Желающих было так много, что требовалось доказать на комсомольском собрании или на заседании исполкома сельского совета, что именно ты достоин представлять в армии своё село, свой район, свой народ. Предпочтение отдавали тем, кто имел значок ГТО или «Ворошиловский стрелок».

       Нанайский народ один из самых многочисленных народов Севера, проживающих на Дальнем Востоке. В 2014-ом году в Хабаровском крае проживало 22,8 тысяч  человек  восьми разновидностей малочисленных народов. Почти половину из них составляют нанайцы, точнее – 45 процентов. Чуть больше – 2 тысячи человек – ульчи, столько же – нивхи, 3,3 тысячи – эвены, 1,5 тысячи – эвенки, 0,5 тысячи – негитальцы.

       Естественно, правительство всячески старалось сохранить малочисленные народности и поэтому даже после принятия Закона о всеобщей воинской обязанности не призывало восемнадцатилетних  коренных жителей Приамурья в армию.

       С началом Великой Отечественной войны первые добровольцы народностей Амура составили довольно внушительную  цифру – 600 человек. Из нанайцев на фронт добровольно ушёл каждый седьмой. Свыше 100 фронтовиков дал многочисленный фамильный род Самаров. Среди нанайцев и ульчей участники войны составили 8 процентов от общего числа населения данных национальностей. Это один из самых высоких показателей по СССР.

       В легендарной 78-й (9-й гвардейской) стрелковой дивизии было 42 добровольца из числа коренных народов Приамурья. А в 422-й (81-й гвардейской ) стрелковой  дивизии представителей  малочисленных народов Приамурья было 82 человека, причём 30 из них из рода Самаров.

       Осенью 1941-го года пришёл в военкомат комсомолец Алексей Самар. Ворошиловский стрелок, отличный охотник нанайского колхоза просился на фронт снайпером.

       «Я убью 150 фашистов», - говорил он военкому. К словам молодого нанайца вначале отнеслись с недоверием. Но он настоял, чтобы ему дали возможность показать своё искусство в стрельбе из любой винтовки. Тут же состоялась проверка: в качестве мишени была предложена пятикопеечная монета. Каково же было изумление, когда  подброшенный «пятак» был поражён с первого выстрела. Настойчивость Алексея увенчалась успехом: он был зачислен добровольцем  по рекомендации Комсомольского райкома ВЛКСМ. Военкомат направил его в школу снайперов.

       В начале 1942 года на территории Хабаровского края была сформирована 422-я стрелковая дивизия. В марте дивизия была укомплектована по штатам военного времени полностью и до июля 1942 года занималась боевой подготовкой 35-й армии.

       12 июля 1942 года 422-я стрелковая дивизия погрузилась в вагоны, и эшелоны убыли с Дальнего Востока на Сталинградский фронт. К июлю 1942 года в результате потери Крыма, поражения советских войск под Харьковом, в Донбассе и под Воронежем стратегическая инициатива вновь была в руках противника. В 20-х числах июля гитлеровские войска на широком фронте вышли к Дону и 25-го июля захватили Ростов.    

       Подтянув свежие силы, немецко-фашистские войска начали  стремительное продвижение к Волге и на Кавказ. Опять, как и год назад, они решили, что Красная Армия потерпела полное поражение, что военная мощь СССР окончательно подорвана и о её восстановлении и речи быть не может.

       Обострение обстановки на советско-германском фронте летом 1942 года, прорыв фашистских войск к Волге потребовали новых перегруппировок войск с Дальнего Востока.

       11 июля в Хабаровск, в адрес командующего Дальневосточным фронтом И.Р.Апанасенко была направлена директива с требованием немедленно отправить в резерв  Верховного Главнокомандования следующие стрелковые соединения: 205-ю , 96-, 204-ю, 422-ю, 87-ю, 208-ю, 126-ю, 98-ю стрелковые дивизии А также 250-ю, 248-ю, 253-ю стрелковые бригады.

       Кроме того, в Сталинградской битве участвовали также дальневосточные соединения, отличившиеся в боях под Москвой: 78-я (9-я гвардейская) стрелковая дивизия, 107-я (2-я гвардейская) мотострелковая дивизия, 112-я танковая дивизия.

      Тысячи дальневосточников сражались в войсках Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов.

      В июле 1942 года положение Советской страны было действительно тяжёлым, и об этом со всей прямотой говорилось в Приказе №227 Народного Комиссара обороны И.В.Сталина от 28 июля, прочитанном во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах:

      «…После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, намного меньше людей, хлеба, металла, заводов и фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов  тонн металла в год.

      У нас нет теперь преобладания ни в  морских    резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит, загубить себя и загубить, вместе с тем, нашу Родину… Пора окончить отступление. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв».

      30 июля 1942 года 422-я стрелковая дивизия полностью прибыла и разгрузилась на станции Гумрак, войдя в подчинение  Сталинградского фронта. 3 августа дивизия вошла в состав 4-й танковой армии. 4-я танковая армия была сформирована  в июле 1942 года. В её составе была одна танковая дивизия и три стрелковых дивизии, в том числе дальневосточные – 205-я и 422-я. Эту армию кто-то с горькой иронией назвал «четырёхтанковой», поскольку в августе в её составе осталось всего четыре танка. Армия занимала участок на северном берегу Дона и междуречья Дона и Волги протяжённостью в 30 километров.

       Именно здесь немцы в августе предприняли главные боевые действия, направленные на взятие  Сталинграда, в которых принимали участие войска 6-й армии генерала Паулюса, 4-й  танковой армии генерала Гота. Эти армии действовали на узком фронте, образуя самую плотную группировку фашистских войск на всём советско-германском фронте. Фланги этой немецкой группировки обеспечивали 8-я итальянская, 3-я и 4-я румынские армии, введённые в сражение в августе-октябре.

       13 августа 1942 года 422-я стрелковая дивизия под командованием полковника И.К.Морозова у станции Тундутово приняла боевое крещение.

       Первое боевое крещение на фронте получил и снайпер Алексей Самар. В бою за разъезд «55-й километр» и курган – 122,о в составе боевого охранения лейтенанта Кабанова он открыл счёт уже с первого выстрела… За первые сутки боя Алесей Самар уничтожил 48 гитлеровцев. Есть ли ещё в нашей истории такой успех начинающего снайпера? Молодой посланец нанайского народа доказал, что он не хвастун и убедил, что, действительно, сможет убить 150 фашистов, как обещал.

       Итоги первого дня оказались важным моментом во фронтовой судьбе снайпера с берегов  Амура. Ему была объявлена приказом по дивизии благодарность, присвоено звание сержанта и предоставлялось право «свободной охоты», то есть право, которым пользовались самые опытные снайперы фронта.

       Одновременно командование наградило  Алексея Самара именным оружием с оптическим прицелом и монограммой на прикладе. Принимая винтовку, Алексей опустился на одно колено и поцеловал боевое оружие. Командир дивизии Иван Константинович Морозов (кстати, участник  Хасанских событий) пригласил к себе выдающегося снайпера на беседу.  Он рассказал сержанту о том, что снайперы на границах Дальнего Востока во время боёв на озере Хасан брали обязательства – за день уничтожать не менее десяти самураев, а некоторые истребляли даже по 20 вражеских солдат и офицеров.

       Алексей Самар обратился к командиру: «Командир, отпускай скорей. Мы с моим другом Катковым уничтожим столько, сколько ты приказал, а где будут ротозеи – убьём больше».

      Командир батальона капитан Крючихин через каждые сутки менял район действий снайперов Самара и Каткова. За 20 суток незатихающих боёв А.Самар истребил 190 гитлеровцев, за что был награждён орденом Красного Знамени. И этот показатель не встречается в мемуарах Великой Отечественной войны. Конечно, были снайперы  и у нас, и у немцев, и у финнов, которые уничтожили даже по 400 и даже по 700 противников. Но это результаты за несколько лет  Второй мировой войны, а не за 20 дней, как у Алексея Самара.

       11 сентября 1942 года 422-я стрелковая дивизия была передана в состав 64-й армии (командующий М.С.Шумилов). 28 сентября Сталинградский фронт был переименован в Донецкий, а Юго-Восточный – в  Сталинградский. Фронты были подчинены непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования. Командовали Донским фронтом К.К.Рокоссовский, а новым Сталинградским – А.И.Ерёменко.

       422-я стрелковая дивизия в составе 64-й армии своими наступательными действиями стремилась оттянуть на себя побольше немецких войск, чтобы облегчить положение 62-й армии В.И.Чуйкова, защищающей город Сталинград.

       Популярность нанайского снайпера Алексея Самара переросла границы дивизии. Потребность в снайперах в период ведения оборонительных боёв за Сталинград росла с каждым днём. Командование 422-й стрелковой дивизии приняло решение о создании ускоренных курсов подготовки снайперов – «самаровскую школу», поручив это дело инструктору сверхметкого огня сержанту  Алексею Самару.

        В дивизии появилась целая группа последователей прославленного снайпера, в том числе его земляк и однофамилец Иван Самар, который тоже вошёл в число лучших снайперов дивизии. О нём писала дивизионная газета «Красный стрелок»:

       «В одном из боёв Иван Самар уничтожил двух пулемётчиков и 14 фашистов- автоматчиков, а также вывел из строя две огневые точки противника в зоне наступления дивизии».

       В октябре 1942 года Алексей Самар был принят в партию и представлен к высокой правительственной награде «Ордену В.И.Ленина», (а возможно к званию Героя Советского Союза, к сожалению, документально пока что это не подтверждено).

       6 ноября 422-я стрелковая дивизия вышла из подчинения 64-й армии Шумилова и вошла в состав 57-й армии генерала (с 1944 года Маршала Советского Союза) Толбухина. Возможно, представление о награждении Алексея Самара могло быть подписано как Шумиловым, так и Толбухиным, если оно действительно было представлено в Президиум Верховного Совета СССР.

       Но не суждено было Алексею Самару получить заслуженное звание Героя Советского Союза, хотя к этому времени на его боевом счету уже значилось 299 уничтоженных солдат и офицеров противника. Для сравнения: у Героя Советского Союза, лучшего снайпера Сталинграда, моряка-тихоокеанца Василия Григорьевича Зайцева – 225 уничтоженных гитлеровцев, а у нашего Героя России (2010 год) Максима  Пассара – 234.

       В октябре – ноябре 1942 года немецкое командование организовало постоянное наблюдение за Алексеем Самаром. Немецким снайперам, прибывшим из Германии в Сталинград, удалось всё-таки выследить Алексея Самара.

        Сын нанайского народа, один из лучших снайперов Сталинграда и Красной Армии погиб в конце ноября 1942 года.

         К сожалению, мы не знаем, где он похоронен и почему не вошёл в число Героев Сталинграда.  Это не справедливо.

        В 1976 году в Нижнее-Волжском книжном издательстве вышли мемуары-записки «От Сталинграда до Праги» командира 422-й стрелковой дивизии (81-й гвардейской) генерала И.К.Морозова. В этой книге Алексею Самару посвящены две страницы. Благодаря этому мы узнали об этом выдающемся воине.

        О нём очень мало  даже анкетных данных. Например, неизвестен точный год рождения и место рождения, его отчество, кто его родственники из ныне живущих в Комсомольском районе Хабаровского края.

        В год 70-летия Победы очень желательно добиться, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы Президент Российской Федерации присвоил (посмертно) высокое звание Героя России достойному сыну нанайского народа, нашему земляку Алексею Самару.

 

Мережко Анатолий Григорьевич, капитан П ранга в отставке, военный историк

Родился в 1907 году в селе Кондолы (ныне село Кондон Солнечного района Хабаровского края). С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Снайпер 1392-го стрелкового полка (422-я стрелковая дивизия, Сталинградский фронт) рядовой А. Г. Самар за 70 дней боёв уничтожил 299 солдат и офицеров противника.

 

25 октября 1942 года погиб в бою. Похоронен в братской могиле на площади Павших борцов в Волгограде, где горит Вечный огонь Славы. [В различных источниках имя снайпера Самара указывается по разному: бывший командир 422-й стрелковой дивизии И. К. Морозов именует его Алексеем, некоторые источники - Александром, а в ОБД "Мемориал" проходит как Иван]

Статья является нагромождением неточностей, мифов и пафоса.
Попытки описать боевые действия 422 сд не выдерживают никакой критики. Посмотрите на карте где Дон с 4 танковой армией, и где Тундутово. 'Четырехтанковая' - это местный фольклор, танков там было порядочно, несколько бригад. Танковых дивизий в Красной армии в 1942 году не было.
Цифры убитых немцев завышены минимум на порядок. Ну и вишенка на торте:
Если Самар погиб в конце ноября - это 99% что в мясорубке попыток наступления под Цыбенко, никакие снайперы из Берлина тут не причём.