ДЕНЬ, КОТОРЫЙ ТАК ДОЛГО ЖДАЛИ

Рубрика:  

30 августа исполнилось 75 лет со дня освобождения города Таганрога от немецко-фашистских захватчиков.

В день освобождения Таганрога, 30 августа 1943 года, в город прибыла специальная группа областного Управления НКГБ, в состав которой входили оперативные работники и следователи. Основной задачей, поставленной руководством перед ними, было выявление и документирование фактов преступной деятельности фашистов и их пособников из числа советских граждан, совершенной на территории города Таганрога и прилегающих районах.

680 дней был Таганрог в оккупации. В первые дни освобождения спецгруппой НКГБ были изъяты многие документы, в том числе и материалы в 3-х томах о существовании в Таганроге подпольной организации. Анализ документов подтверждал, что в Таганроге действовала партизанская подпольная организация, возглавляемая В. Афоновым и Н. Морозовым. Было очевидным, что молодые подпольщики в своих действиях руководствовались патриотическими чувствами к своему Отечеству. Такой вывод присутствовал в официальных документах областного Управления госбезопасности и заместителя начальника Таганрогского отдела НКГБ майора С. Резникова. Согласно их данным, основная часть отряда была арестована полицией в течение мая-июня 1943 года. Арестованные после непродолжительного пребывания в городской тюрьме в три часа ночи 12 июня 1943 года были вывезены из тюрьмы и расстреляны, всего было расстреляно 130 человек.

О периоде оккупации города вспоминает в своей книге «Судьба разведчика» генерал-полковник В. Ф. Грушко, работавший первым заместителем Председателя КГБ СССР. Война застала его в родном Таганроге, где он пробыл до 1945 года. В 1941 году ему было 11 лет...

«...Изменники были особенно омерзительны. Оккупанты создали в городе некую «думу» или что-то в этом роде. Подручными немцев были дезертиры и местные жители, которые, держа нос по ветру, стали подлаживаться под новых хозяев. Главная задача полицаев состояла в выявлении партизан... Партизаны в городе и его окрестностях действительно были, хотя я их своими глазами ни разу не видел. Присутствие народных мстителей сказывалось во взрывах и акциях саботажа, которые приводили к жертвам среди немцев. Впоследствии я узнал, что костяк партизанского движения у нас составляли совсем еще юные комсомольцы, которые создали ряд подпольных групп, сами определили свои политические и военные цели и вступили в борьбу с фашистскими оккупантами. Значение действий молодых партизан состояло не только в нанесении конкретного ущерба врагу, но и в самом факте объявления ему войны, беспощадной борьбы за свободу и идеалы. Это было жизненно важно, как для них самих, так и для всех, кто оказался в оккупации. Большинство юных защитников Таганрога погибло в схватках с немцами или было расстреляно».

Информация тайной полевой полиции 721 Таганрога от 16.06.1943 года «О награждениях служащих русской вспомогательной полиции». В подавлении и обезвреживании партизанских банд Афонова наиболее отличились следующие нижеприведенные 15 служащих русской вспомогательной полиции:

1. Стоянов Борис - начальник русской вспомогательной полиции;

2. Петров Александр - начальник политического отдела;

3. Пашкевич Август - специалист политического отдела;

4. Иванов Владимир - специалист политического отдела;

5. Ковалев Александр - специалист политического отдела;

6. Карасев Гавриил - начальник уголовного отдела;

7. Бабин Николай - специалист уголовного отдела;

8. Ряузов Сергей - специалист политического отдела;

9. Згуровский Николай - специалист политического отдела;

10. Попов Константин - специалист уголовного отдела;

11. Белов Павел - специалист политического отдела;

12. Волошин Виктор - специалист политического отдела;  

13. Кашкин Анатолий - агент;

14. Агеев Георгий - специалист уголовного отдела;  

15. Бондарев Михаил - полицейский.

В составе оперативной группы находился и таганрожец Валентин Терентьевич Надточий, который вспоминал:

«Наша группа должна была выявлять и документировать преступную деятельность фашистской агентуры, предателей, пособников оккупантов, принимавших непосредственное участие в расстрелах мирных жителей в Петрушинской балке. В первые же дни после освобождения города был разыскан и задержан старший следователь криминального отдела городской полиции Н. Бабин. В течение месяца следователи собирали доказательства преступлений полицая. Следователями Н. Бабин был полностью изобличен, дал собственноручные показания о своих кровавых злодеяниях.

Военно-полевой суд 7 октября 1943 года признал его виновным и приговорил к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение в тот же день, на Банковской площади Таганрога. У оккупантов было достаточно пособников, многие из которых покинули город вместе с ними, скрывшись позднее в различных уголках страны и даже за рубежом. Поэтому работы чекистам хватало. Более того, оперативные работники были вынуждены не просто добывать информацию о преступниках, но и закрепить ее, то есть найти и допросить свидетелей, составить протокол осмотра места происшествия и другие необходимые следственные действия. Оперативные работники, таким образом, совмещали поисковую деятельность со следственной. Информации о действиях преступных элементов было так много, что на помощь таганрожцам была направлена группа коллег из Ростовского Управления НКГБ.

Вся работа чекистов в освобожденном городе проходила под строгим надзором прокурора города М.И. Березова, особенно в части соблюдения законности по срокам задержания подозреваемых, в число которых могли попасть и необоснованно подозреваемые по анонимным доносам. Прокурор четко следил за обоснованностью задержания, ареста.

Следственной и оперативной группой была выявлена и разоблачена преступная деятельность немецких агентов, прошедших обучение в школе доктора Вайса, сотрудников полиции, немецких пособников.

Результаты работы чекистов в освобожденном Таганроге позволили получить веские материалы, которые в последующие годы, позволяли успешно разыскивать и привлекать к ответственности предателей Родины. Так, в 1946 году возмездие настигло и «главного полицейского» оккупированного Таганрога Б. Стоянова, который был задержан в Прибалтике. Военный трибунал приговорил предателя к высшей мере наказания – расстрелу».

 

А.И. Зуев

Отрывок из книги «Спасти и сохранить»

Газета «Чекисты Дона №8 (018), август 2018

г. Ростов-на-Дону