Синие и белые горошины. Сказка

Рубрика:  

Моей бабушке, Агафье Антоновне Зятина, посвящается

В большом шумном городе жил да был мальчик Юра. Как и все дети в его возрасте, (а ему уже исполнилось шесть лет), Юра любил побегать, попрыгать и пошалить. А еще он очень любил путешествовать.

Всю снежную зиму и дождливую ветреную весну Юра ждал, когда же наступит лето. Каждый год они с мамой и папой ездили отдыхать на море. И вот, наконец, июнь. Пора собирать рюкзачок. Это совсем несложно - упаковать надувной круг, сложить шортики да майки. За этим занятием и застала его мама.

- Сынок, я вижу, ты собираешься, - сказала мама. - Мы обязательно поедем, только не завтра, а чуть позже.

- Чуть позже? Это через сколько дней? - Уточнил Юра.

- Не знаю, - вздохнула мама. - Вечером улетаю в командировку.

Вернусь, и все обсудим. А пока будь молодцом - слушайся папу, бабушку и дедушку.

- Ой, чуть не забыла! Это тебе, чтоб не скучал. Смотри, какие мячики, синий и белый. Представь, я получила их в подарок, когда мне было столько лет, как тебе сейчас. Ими можно жонглировать!  Мама ловко подбросила и поймала один мячик за другим.

- Не нужны мне твои мячики, - тихо сказал Юра. И вдруг, неожиданно даже для себя самого, затопал ногами и закричал громко-громко:

- Я хочу на море! - Оттолкнул мамину руку, и мячики покатились по полу. Мама так обиделась, что даже не пришла поцеловать сына перед отъездом. Конечно, было уже поздно, но Юра не спал, ждал. Он слышал, как папа уговаривал маму остаться.

- Меня люди ждут, - отвечала мама, стараясь говорить как можно тише. - И деньги семье нужны.

- Я же устраиваюсь на работу, - настаивал на своем папа.

- Вот когда устроишься, тогда и поговорим. А сейчас извини, такси ждет. - И уехала. Всего-то на три дня, которые показались Юре целой вечностью. Ведь он еще ни разу не расставался с мамой.

        В тот день, когда мама должна была вернуться, полил сильный дождь. Такой сильный, что самолеты не летали. Да что там самолеты, в такую погоду даже голубь Гоша не летал, хотя жил совсем рядом, под крышей. Юра с утра накрошил ему хлеба в кормушку на балконе.

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, мальчик снова стал собирать рюкзачок. В детскую заглянул дедушка.

- Юра, труба зовет! - И показал начищенный до блеска инструмент. - Давай заниматься! - Внук помотал головой, а про себя подумал: «Выбросил бы ты свою дудку и не приставал ко мне». Улыбка еще оставалась на дедушкином лице. А расправленные по-молодецки плечи почему-то поднялись, а потом  подались куда-то вперед. Будто услышав мысли внука, дед ссутулился и   поплелся на кухню. Юра прежде не замечал, что он так шаркает ногами. Видно, домашние туфли совсем растоптались.

Юра выдвинул из-под кроватки расписной ящик с игрушками и вывалил на пол все, что в нем было: настольные игры, машинки и самолетики - целый аэродром. В один рюкзачок все это, конечно, не положишь. Придется выбрать что-то одно.

Выбирать почему-то расхотелось. По щекам уже текли слезы. Юра влез на стул и прижался носом к оконному стеклу. Кажется, дождь забарабанил еще громче.

Дверь опять приоткрылась. Теперь уже бабушка хотела войти, да споткнулась о свалку игрушек. Перевела дух и скомандовала:

- Ужинать!

- Вы мне надоели, - ответил Юра. Не мог же он показать зареванное лицо. И слезы остановить не мог, как ни старался.

- Дождалась добрых слов! Ну, тогда и я тебе скажу, дорогой внучок! Вот тебе веник и швабра. В твоем возрасте воспитанные дети сами наводят порядок в комнате! - Не дождавшись ответа, бабушка махнула рукой и вернулась на кухню.

- С ребенком надо что-то делать, - озабоченно сказала она,  усаживаясь за стол. - Совсем от рук отбился.

- Что ты с ним сделаешь, - вступился за внука дедушка, жуя пирог с капустой.

- Лето на дворе, а он в городской квартире загорает. Вот и начал бузить. Вспомни себя в его возрасте. Тоже, небось, бузила!

- Я?! Бузила!? - Возмутилась бабушка. Да я в его возрасте… полы каждый день мыла и в магазин бегала - то за молоком, то за кусочком масла, то опять за молоком. Ты забыл, что  холодильников в нашем детстве не было?!

- Ты бы еще вспомнила, как в лес по грибы ходили. И за дикой малиной. Разновозрастный отряд соберется со всего двора - и вперед! А кто теперь детей одних на улицу выпустит? Сидят по домам, в экраны уткнулись. Что они там видят? Наш-то хоть занятие себе придумал - рюкзак собирает. Надеется, стало быть, что на море поедет. Не трогала бы ты его. Всем спокойней будет.

- Спокойствия тебе подавай! - Вспылила бабушка. - А у самого одна музычка на уме. Еще и внука с пути сбиваешь. Да кому она теперь нужна, твоя музыка? Все нормальные люди торгу-у-ют! - Взглянула на зятя и спохватилась:

- Ну, бывают, конечно, и трудности...

 Дедушка отодвинул тарелку с едой:

- Опять завела шарманку.

- Шарманку?! Целый день кручусь-верчусь! Да мне… сериал посмотреть некогда!

- Да, дела, - сказал дедушка, когда она, хлопнув дверью, скрылась за дверью. - С бабушкой надо что-то делать. Совсем от рук отбилась.

А папа ничего не сказал. Просто читал газету.

- Что пишут? - Поинтересовался дедушка. - Кризис скоро закончится? Который месяц журналы с кроссвордами не покупаю. Вся пенсия на продукты уходит.

Хорошо, что этих разговоров не слышал Юра. Ему и без того было так грустно, хоть из дому убегай. Мама далеко. Переживает, наверное, что плохой у нее сын. А разве он плохой? Просто очень хочет на море! Проклятущие слезы! Когда же вы прекратитесь?

Юра потянулся за любимой книжкой про далекие планеты. Ф-ф-фух! С верхней полки шкафа свалилась целая гора книг. Как они раньше держались на краю? Мальчик попятился, наступил на шасси перевернутого самолетика и бр-р-рык! На весь свой аэродром. Другой бы на его месте заревел во весь голос. А Юра сдержался.  И на то была причина: прямо перед носом он увидел знакомый конверт.

Давным-давно, когда еще только учился писать печатными буквами, он выпросил этот конверт у мамы. Но тогда все были рядом, и в письмах не было нужды. Зато теперь он точно знал, кому напишет.

С балкона послышался легкий стук. Голубь Гоша расхаживал по кормушке и клевал хлебные крошки. Юра улыбнулся сквозь слезы. Он понял, что голубь СПЕЦИАЛЬНО прилетел. Мама рассказывала, какие это умные птицы. Они даже письма могут доставлять.

Гоша склевал последнюю крошку, но не улетал.  «Ждет, когда я напишу письмо», - решил Юра. Он взял чистый лист бумаги и быстро написал красным фломастером: « Я НИПЛАХОЙ Я ДРУГОЙ И ОЧИН СИЛНА ТИБЯ ЛЮБЛЮ». Запечатал конверт и подписал: «МАМЕ».

Выбежал на балкон и подал письмо голубю:

- Надо срочно передать маме. - Гоша смотрел на него, словно еще чего-то ждал.

- Передашь? Ой, прости. Ты же не умеешь разговаривать.

- Кто, я? - Спросил Гоша. Не успел Юра опомниться, как голубь спрыгнул с подоконника и стал одного роста с ним.

- Письмо доставлю. А вот когда - это уже от тебя зависит.

- Да что ж я могу сделать, - удивился мальчик.

- Г-гасчистить дог-гогу.

- Расчистить дорогу? – Догадался Юра. И расхохотался так, словно не он, а какой-то другой мальчуган только что заливался слезами. Сам-то он уже выговаривал букву «р».

- Гоша, я научу тебя выговаривать «р»! Нас в детском саду учили: тр-рам, тр-рым, тр-рум!

- Спасибо, - поблагодарил Гоша. - В дг-гугой г-газ. Сначала нужно г-гасчистить дог-гогу.

- Да кому, кому расчистить?

- Гог-гошинам. Синим и белым. Чтобы они могли пойти дг-гуг к дг-гужке в гости. Тогда твоя мама пг-гилетит. Но сначала нужно пг-го-гнать бузюк.

- Каких еще бузюк?

- А то ты не знаешь! Тех самых, котог-гые учат не слушаться стаг-гших!

- Можно подумать, ты всегда слушаешься старших.

- Стаг-гшие учат нас летать. Мы же птицы. Не будешь слушаться – г-газобьешься. И тебе надо слушаться. Выг-гастешь большим и умным, сделаешь много откг-гытий. Только бузюк поског-гей пг-гогони.

- Зачем? С ними весело!

- Тогда извини! - Гоша захлопал крыльями, стал обычным голубем и улетел. И тут же из углов выползли странные существа в длинных серых рубашках и с растрепанными волосами.

- Ух! Чух! Бух! - Они запрыгали по комнате, разбрасывая игрушки и вещи. Юра прыгал вместе с ними.

- Запомни, парниша! Скоро здесь не будет ни мам, ни пап, ни бабушек, ни дедушек! Никто не будет мешать веселиться!

- А куда они денутся? - Спросил Юра, когда, наконец, напрыгался.

- О, это будет нечто, - сказал 1-й бузюка. - Мы превратим их…В коврики!

- Лучше в половички, поправил его 2-й бузюка.

- Обожаю половички, - поддержал 3-й бузюка. В них всегда много пы-ыли.

- И о них хорошо вытирать ноги, - заметил 4-й бузюка.

- Какие смешные шутки, - расхохотался Юра.

- Они не шутят! Гони их, пока не поздно! - Раздался с балкона голос Гоши. Юра понял, что голубь никуда не улетал. Видно, знал все наперед.

- Не угадал, сизокрылый! Мы всегда будем вместе! И бузюки запрыгали вокруг Юры.

- Очищаем жилище, - скомандовал Гоша. 

- А ну, умник, лети отсюда, пока крылья не обломали! Это наш Юра! - Завопили бузюки. Они схватили мальчика и потащили в угол.

- Пустите, - кричал Юра, - я больше не дружу с вами! - Но бузюки не собирались его отпускать. Тогда Гоша принялся их клевать, и мальчику удалось вырваться.

- Дай мне веник, а сам хватай швабг-гу, - приказал Гоша. Друзья встали спина к спине.

- Стойте, соколики, - ехидничали бузюки, - не забывайте только, что вы наши пленники.

Юра захлюпал носом, но Гоша не дал ему разреветься.

- Вот теперь я буду учиться выговаг-гивать букву «г-г». Зачем тег-гять вг-гемя?

- Ой, умора! Он еще и букву «р» не выговаривает! - Гер-рой!

- Тр-рам! Тр-рым! Тр-рум! - громко произнес Юра.

- Тг-гам! Тг-гым! Тг- гум! – повторил Гоша. - Ничего не получается.

- Твер-р-же, - подсказал Юра.

- Тд-дам! Тд-дым! Тд-дум!

- Уже лучше, - похвалил Юра. .

- Тр-рам! - Наконец-то выговорил Гоша, но бузюки, к счастью не услышали. Они от смеха катались по полу. И в этот миг у Гоши родился план.

- Я продолжаю говорить неправильно, - шепнул он Юре. - А когда махну крылом, мы вместе прокричим одно волшебное слово и набросимся на них.

Гоша продолжал валять дурака до тех пор, пока бузюки не выбились из сил и не захрюкали, лежа на полу. Тогда голубь махнул крылом. С криком «ур-ра» друзья набросились на них и связали всех одной скакалкой. И тут произошло чудо. Бузюки  превратились в клубы обычной пыли. Осталось замести их в мешок для мусора.

- Беги к мусоропроводу, выброси мешок, - сказал Гоша.

- Гоша, не торопи меня, я так рад, что мы подружились! Давай пускать мыльные пузыри, - предложил Юра.

- Постой, откуда ты знаешь мое имя?

- Дедушка тебя так называет. Он говорит, что Георгий - это тот, кто всех побеждает. И что ты летаешь выше всех птиц. Это правда?

- В нашем роду были военные голуби. Они служили в разведке. Так что летать плохо мне никак нельзя.

- Так ты из геройской стаи? Вот повезло! Да еще имя у тебя такое.

- Между прочим, Георгий и Юрий - одно и то же имя.

- Здорово! И я тоже смогу летать?

- А куда ты собрался лететь?

- Когда вырасту - полечу на другие планеты. А сейчас очень хочу на море. Мы всегда ездили на море, пока папа не потерял работу. Почему взрослые теряют работу, ты не знаешь?

- А что говорит твой дедушка?

- Что он может сказать? Он же не герой. Обычный военный музыкант. Бывший.

- И все-таки, что он говорит?

- Что папа занимается не своим делом. Он строитель, а занимается торговлей. - Юра снова захлюпал носом.

- Хватит ныть, - поморщился Гоша. - Разводишь нюни, а тебе давно пора тренировать волю. Смотри и учись - это зарядка военного голубя. Сгодится и для будущих космонавтов!

Гоша сделал несколько шагов, неспешных и плавных. Его лапы и крылья двигались, как в замедленной съемке. Мальчик попытался повторить, но упражнение показалось ему слишком сложным.

- Давай пускать мыльные пузыри, - заканючил Юра.

- Некогда мне, я и так кучу времени потерял, - ответил голубь.

- Я буду тренироваться, не улетай, - попросил Юра.

- Тренируйся! - Крикнул Гоша на лету.

Юра с досадой пнул мешок с мусором. В мешке образовалась дыра. А Юра ничего не заметил, потому что пускал мыльные пузыри. Бузюки снова увеличились в размерах, выползли наружу и двинулись на кухню.

 Бабушка в это время убирала посуду со стола. Хотела ее помыть и… передумала. Начала расставлять по полкам грязные тарелки и кружки. Тут на кухне появился Юра.

- Бабушка, - сказал Юра, - я есть хочу!

- Скажи ему, чтоб поиграл с игрушками, - подсказали из-под стола бузюки.

- Странно, - ответила внуку бабушка, - а я совсем не хочу. Пошел бы ты, поиграл, а я пока сериал посмотрю. - И включила телевизор.

Бузюки поползли к папиному креслу.

- Папа, - обратился к нему сын, - я проголодался.

И снова, теперь уже из-за кресла раздался знакомый шёпот:

- Скажи, что тебе это не интересно!

- Только что поужинали, - ответил папа. - Ты погоди чуток, сигнал о насыщении доходит через двадцать минут.

- Куда доходит?

- Как куда? Из желудка в мозг. Так, во всяком случае, утверждают ученые.

- Так я ничего не ел!

- Как не ел, тебя же бабушка звала.

- Звала. А я не пошел.

- Ну и я настаивать не стану. Современная наука против насилия. - Папа снова уткнулся в газету. А бузюки направились к дедушке. Дедушка в прихожей прикручивал колесо к Юриному самокату.

- Дедушка, - спросил Юра, - ты скоро отремонтируешь самокат?

- Скажи, пусть сам ремонтирует, - подсказали бузюки.

- Достал уже твой самокат, вечно он у тебя ломается, - пробурчал дед и прилег на диван. Юра всхлипнул и побрел в свою комнату. Но не тут-то было.

- Стой, - прошипели бузюки. Они схватили мальчика, связали ему руки, ноги и впихнули в мешок, который утащили из кухни.

- Кто пойдет выбрасывать? - спросил 1-й бузюка.

- Конечно, ты, - сказал 2-й бузюка.

- Идите вдвоем, - захихикали 3-й и 4-й. Между бузюками начался спор. Не подрались только потому, что увидели на столе бабушкины пирожки и банку с вареньем. Как жадно они набросились на еду! Как отталкивали друг друга от стола!

- Выпустите меня! - кричал Юра из мешка. - Папа! Дедушка! Бабушка! - Никто не ответил на его крики. А бузюки доели все, что было на столе, вытерли грязные лапы о стены и шторы и принялись зевать да потягиваться..

- Надо поспать, - сказал 1-й бузюка.

- Мешок с пацаном надо выбросить, - напомнил 2-й.

- Закройте дверь на балкон, чтобы голубь не залетел, - распорядился 3-й. А 4-й никому не дал задания, потому что уже похрапывал. Через мгновенье рядом с ним захрапели и остальные.

Юра брыкался в мешке. Разорвать его связанными руками не получалось. Тогда он прогрыз мешок зубами, повернулся на бок, потом на живот и…покатился. Докатился до  своей комнаты и уперся в кучу игрушек.

Мальчик вспомнил о горошинах, которым нужно расчистить дорогу, и тут же увидел в самом низу кучи подаренные мамой мячики, синий и белый. Разгребать кучу пришлось ногами, лежа на спине, а потом, стоя на коленях, складывать игрушки в ящик связанными руками.

Добрался, наконец, до мячиков, с трудом достал их, а они выскользнули из рук и покатились. Докатились до шкафа, спрятались за ним на минутку и появились снова. Только теперь это были две хорошенькие девочки в синем и белом платьицах и в шляпках-горошинах на кудрявых головках.

- Вы кто? - Спросил Юра.

- Горошины! - В один голос ответили девочки. - Мы так долго ждали, когда ты вытащишь нас из этой ужасной кучи!

- Развяжите меня, попросил Юра. Горошины развязали ему руки и ноги. Мальчик первым делом открыл балконную дверь. Он ждал Гошу, но голубя все не было.

- Что же теперь делать? - Спросил Гоша.

- Прогонять бузюк! - Ответили горошины.

- Вы тоже знаете про бузюк? - Удивился Юра.

- Все про них знают!

- Почему же их до сих пор не победили?

- Потому что некоторые не доводят дело до конца.

- Послушайте, - сказал Юра, - хватит меня воспитывать. Надо спасать папу, бабушку и дедушку.

- Мы поможем, - успокоили его горошины. Только обещай, что будешь тренировать волю!

- Буду! Буду тренировать, - Юрин голос звучал уверенно. Тотчас в комнату влетел голубь.

- Занимаем оборону, - скомандовал Гоша. - Девчонки, быстро за шкаф! Юра - в мешок!

Бузюки ворвались в комнату с поросячьим визгом. Увидели мешок с Юрой и остановились, как вкопанные.

- Попался, предатель! Сейчас мы с тобой разберемся! – Пригрозил 1-й бузюка.

- Но сначала ты вернешь наш порядок! - Подхватил 2-й бузюка.

- Выбрасывай игрушки из ящика! - Завизжал 3-й.

- А кто их в ящик-то засунул?  - удивился 4-й.

Юра вмиг сообразил, как надо действовать. Выбрался из мешка и, делая вид, что руки и ноги по-прежнему связаны, запрыгал к ящику. Специально для бузюк прыгал неловко, даже падал. Ведь они так любят посмеяться над чужой бедой.

- Смотрите, настоящий кенгуру! - Расхохотался 1-й бузюка.

- Прекрати ржать, а то будет как тогда, - напомнил 2-й бузюка.

Гоша сделал девочкам знак, и те, под звон невесть откуда взявшихся колокольчиков, выпрыгнули из-за шкафа и начали свой танец. Как красиво они двигались! Как сверкали на их головках шляпки-горошины!

- Откуда этот свет!? - Всполошились бузюки.

- Уберите его!

- Потушите!

- Глазам больно!

- Сдавайтесь, - крикнул Гоша и начал клевать бузюк. Юра побежал за скакалкой, чтобы связать их. А они и без того на глазах уменьшались в размерах. Вскоре от мерзкой четверки остались лишь клубки пыли. Юра, не мешкая ни минуты, сразу выбросил мешок с пылью в мусоропровод.

Теперь нужно было найти папу, бабушку и дедушку. Их нигде не было. Зато на полу в гостиной появились половички разных форм и размеров. Неужели это они - его родственники?

- Гоша, выручай!

- Чей инструмент? - спросил подоспевший на его крик голубь и показал на  сияющую медным блеском трубу, - дедушкин?

- Да, - ответил Юра сквозь слезы.

- Играй, - приказал Гоша.

Юра сделал глубокий вдох и дунул в трубу. Звук, который он извлек, был так ужасен, что девочки-горошины зажали свои уши руками, а голубь – крыльями.  Зато один из половичков зашевелился, задергался, поднялся в воздух и превратился в дедушку.

- Это кто ж так мучает инструмент? - Недовольно спросил дедушка.

- Это я мучаю, - обрадовался Юра. - Дедушка, теперь ты играй!

Дедушка взял трубу. Квартиру наполнили необыкновенно  чистые звуки утренней побудки. Остальные половичка сразу поднялись в воздух и превратились в папу и бабушку.

- Это еще что за компания? - Удивилась бабушка, - Это вы тут все перепачкали? Где швабра?

- Бабушка, мы сами все отмоем, - успокоил ее Юра. Все дружно взялись за работу. Когда уборка была закончена, гости стали прощаться.

- Куда же вы, я чай заварила, - спохватилась бабушка. А гостей и след простыл.  Гоша улетел с письмом к Юриной маме. Исчезли и девочки-горошины, будто и не было их вовсе.

Юра лег спать, но сон не приходил. Тогда мальчик поднялся, включил ночник и сделал Гошины упражнения. Почувствовал легкую усталость и моментально уснул.

Рано утром его разбудил самый приятный в мире голос.

- Такая сильная гроза была, - рассказывала мама. - А потом все стихло, и дождь прекратился. Наш самолет полетел первым.

Юра подскочил с постели и босиком, в одних трусиках, побежал в прихожую. Мама подхватила его на руки.

- Ты получила мое письмо? – спросил Юра.

- Конечно, - милый, - ответила мама и взглянула на папу:

- Кто еще написал мне письмо?

- Извини, дорогая, не успел, - с улыбкой сказал папа. Только что общался по телефону с руководством самой большой строительной кампании, меня взяли на работу. Что вы на меня так смотрите? Для вас снимем дачу поближе к морю.

Юра запрыгал от радости. Папа обнял маму. Бабушка почему-то заплакала, а дедушка потер глаза платком. Наверное, соринка попала.

- Что ж мы стоим, живо за стол, - захлопотала бабушка.

- Погоди, - сказала мама и достала из дорожной сумки синюю, как небо скатерть, на которой ярче звезд сияли белые горошины.

Стол вынесли на балкон.  Всей семьей пили час с несравненными бабушкиными пирогами и слушали, как на крыше юные голуби учатся выговаривать букву «р». Крылатые школяры снова и снова повторяли за Гошей:

- Тр-рам! Тр-рым! Тр-рум!

И вдруг вся стая взмыла высоко-высоко. С криками:

Юр-ра р-расчистил дор-рогу! Юр-ре - ур-ра-а! - птицы выписывали в небе замысловатые фигуры высшего голубиного пилотажа.

 

Татьяна Карепова, Анапа, 2018 год