Что происходит с «Боевым братством» в Хабаровске?

Рубрика:  

      Почти  десять лет тому назад, когда только-только начал выпускаться редактируемый мною военно-патриотический  журнал «Аргументы времени,  с  целью расширения его  авторского актива  я познакомилась с родственными ветеранскими организациями, в том числе и с Хабаровской организацией «Боевое братство». Председателем   её тогда уже был Смышников Евгений Владимирович, его заместителем -  Куцев Евгений Дмитриевич.

Оба с гордостью рассказывали об истории,  целях, методах работы организации, о  том, каких замечательных ветеранов  боевых действий она объединяет и так далее.

      «Серьёзная организация, надо с ней контачить», - решила я. И не ошиблась. Вскоре Евгений Владимирович принёс в редакцию свои афганские рассказы, написанные довольно   искренне. Они  размещались почти в каждом номере журнала и  вызывали неподдельный читательский интерес.  Коллегами из «Боевого братства» также были предложены   фамилии героев и героинь моих будущих очерков.

       С благодарностью вспоминаю то время и совместную работу. Поскольку  наши цели и задачи полностью  совпадали, председатель «Союза ветеранов госбезопасности»  С.В.Чернухин тогда входил в состав Совета «Боевое братство». Мы часто вместе проводили     военно-патриотическую работу:   Дни Памяти, различные торжественные мероприятия, митинги, шествия ветеранов боевых действий, уход за памятниками и могилами погибших в горячих точках ребят, возложение цветов к ним и  многое другое.  

      Через некоторое время    наши организации стали работать параллельно, то есть, - не в тесной связке. Но  это произошло не по нашей инициативе.  В жизни Хабаровской организации «Боевое братство» возникли какие-то внутренние проблемы, что-то  стало происходить не так. Мы особенно не вникали в их дела. Но город у нас небольшой, все друг друга знают и, независимо от того, кто в какой организации состоит, общаются друг с другом. Ветераны  боевых действий, бывая у нас, рассказывали, что  в «Боевом братстве»   -  сплошные конфликты, в том числе    между председателем  Смышниковым Е.В. и его заместителем  Е.Д.Куцевым.   О том, что редактор газеты «Боевое Братство Приамурья» Наталья Эллер подала в  суд на Смышникова Е.В.  и   дело выиграла,      а  Смышников  себя вёл во время трёх судебных заседаний  по этому делу нелицеприятно, просто лгал. О том, что офицеры-ветераны, по сути, создатели и  костяк организации,  критически относятся к отдельным методам работы и поступкам председателя и так далее. 

      Дальше-больше,   внутренний конфликт между председателем и  другими членами «Боевого братства» перешёл все границы. Вскоре в редакцию   обратились  ветераны  боевых действий с  материалами  о неблаговидных, по их мнению, поступках Смышникова Е.В.   Одну из статей, автором которой былподполковник запаса, ветеран афганской и чеченской войн, председатель Хабаровской городской организации «Боевое братство» А.Г.Люлька,  мы  разместили  на нашем Сайте.

      Евгений Владимирович Смышников  возмутился, мол, почему  его не поставили в известность. Он считал,  что    не надо было размещать  статью, в которой всё - неправда. Как оказалось позже, с «неправдой» он слукавил. 

      И два года назад, и в прошлом году, и в 2017-м – в Хабаровском «Боевом братстве» происходят внутренние  «бои» местного значения. Теперь уже в редакцию  журнала обратилось несколько   ветеранов боевых действий в Афганистане, в Чечне и других точках: одних председатель лично исключил из состава организации «Боевое братство» за критику  в его адрес,   как он сам это называет, – за «сепаратизм»!  Другие сами ушли, по их словам, не  хотят работать со Смышниковым. 

      Помня об упрёке Евгения Владимировича в прошлый раз, я решила    поговорить с ним.  Условившись о встрече   по дате,  времени и месту,   я прибыла   в офис «Боевого братства».    

       Разговор  долго не начинался, всё что-то мешало: то долго не уходил человек, с которым никак не мог прекратить ничего не значащий  диалог Евгений Владимирович, то присутствовали его сотрудники, при  которых конфиденциальности  быть не могло.   Хотелось поговорить наедине, но, как мне показалось, Евгений Владимирович оттягивал начало разговора. «Странно, -подумала я,- зачем, в таком случае, назначал время ?»  Наконец, мы остались одни. Я решила спросить напрямую,  почему многие боевые офицеры, стоявшие у истоков создания   общественной организации  «Боевое братство» и активно в ней работавшие много лет, вышли из её состава? Почему между председателем и  ветеранами боевых действий на протяжении последних пяти лет происходят конфликты, в чём их причина?

      Владимир Евгеньевич, честно глядя мне  в глаза,   ответил, что сам не понимает - почему.  Начал вспоминать о разных конфликтах, в которых, по его мнению, он был полностью прав. И  чего хотят члены организации  -  ветераны боевых действий, он не знает.   Прошёлся по ряду известных всем лиц, обвинил некоторых в расколе, сепаратизме и прочих модных течениях. Даже в мошенничестве обвинил активнейшего в «Боевом братстве» офицера, председателя Хабаровской городской организации «Боевое братство»  С.В.Тарасова ( подробнее читайте ниже).

      Когда я спросила, что произошло на последней отчётно-выборной конференции «Боевого братства», проходившей в апреле 2017-го года, у моего собеседника появился победный и  ликующий  блеск  в  глазах: « Оппозиция к этой конференции готовилась очень серьёзно: только из Комсомольска-на-Амуре они привезли  два автобуса крепких ребят. Но нас оказалось больше – и мы их победили!!!»   Такой ответ меня покоробил, но стало понятно, что нацеленность моего разговора на примирение сторон – наивна! Председатель  «победил»  членов своей организации, да не просто членов, а её создателей, её гордость, тех, кто помог ему делать первые шаги на председательском посту, кто  научил открывать двери  в  чиновничьи кабинеты, кто  поднял его авторитет за счёт работы каждого!!! (Хотя Сергей Погодаев пояснил, что из Комсомольска приезжало 12 делегатов на микрике)

      По времени разговор был  недолгим, по содержанию – сумбурным, по результату  –  цинично неожиданным: «Нас было больше, мы победили…» Слава Богу,  он был прерван, оказывается потому,  что практически на это же время была назначена видео-конференция с Москвой. Я снова подумала: «Зачем  было согласовано  это время для нашей встречи?»

       Поняв моё замешательство, на выручку пришла главный редактор газеты «Боевое братство Приамурья» Елена Евгеньевна Шумилина: «Пойдёмте, я вам расскажу, как я понимаю, в чём причина конфликтов».   Евгений Владимирович  мне вдогонку пообещал: «Мы   продолжим наш разговор, я вам позвоню». Мы вышли в коридор.

       -  Причиной всех войн являются либо  бабы, либо  бабло»,-  пошутила  я, чтобы как-то начать, но, оказалось, попала в точку.

       - Совершенно верно. Как только стали поступать в организацию гранты и субсидии под разные проекты, так и начались подозрения ветеранов  и  требования к председателю, чтобы он  отчитался   на совете о расходовании  поступивших  денег.

       - На мой взгляд, это нормально,- заметила я. – Тем более что столько грантов, как сказал мне Смышников, было четыре краевых и один – российский. Здесь всё должно быть прозрачно.

       Елена Евгеньевна мою реплику не прокомментировала, да, это и понятно. Однако, сказала, что эта конфликтная ситуация в организации ей неприятна. Особенно жаль, что из организации ушёл С.В.Тарасов, он много хорошего делал для «Боевого братства».

*      *      *

       Коль не получилось откровенного разговора со Смышниковым Е.В.,( мне он, конечно, не позвонил ни в октябре, ни в ноябре) я решила  задать главный вопрос вышедшим из «Боевого братства» офицерам:почему они вышли из организации «Боевое братство»?

       Куцев Евгений Дмитриевич – полковник в отставке, ветеран боевых действий (Афганистан),  кавалер  двух орденов « Красная Звезда»,«За службу Родине»-III-ей степени, афганского ордена «За храбрость» и других наград. 

                                   (Рассказывает ветеран):

      - Хабаровскую организацию «Боевое братство» мы создали  много лет тому  назад, плавно переведя в её состав клуб ветеранов  - афганцев «Память», который несколько лет работал в Хабаровске до «Боевого братства». Мой стаж общественной работы с ветеранами  в этих двух организациях составляет 26 лет.

       Мы создавали   клуб «Память» с той целью, чтобы  в конце 90-х помочь  друг другу пережить   сумбурное время, чтобы поддержать  пришедших с афганской войны ребят. У ветеранов боевых действий тогда было много проблем: и с трудоустройством, и с жильём, и с лечением.  Поэтому  мы  ежемесячно собирались  по 30-40 человек  для решения  вопросов  обратившихся в клуб.   Эту же работу потом продолжили и в «Боевом братстве», впоследствии добавив и другие направления.

       Инициатором создания организации «Боевое братство» был Куприн, а первым председателем мы избрали Сашу Коломийца, который, по сути,   её  и  создавал: он писал Устав, готовил  документы для регистрации, взвалил на себя всю организаторскую работу. Ему, конечно, помогали все  мы   - и я, и Саша Топчий, и Сергей Медведев и другие ребята, но основную работу сделал всё же Коломиец  Александр Григорьевич. Об этом любой скажет.   

      Нам помогло то, что в самом начале   нас очень хорошо поддерживал  губернатор края Виктор Иванович Ишаев:  предоставил нам бесплатное помещение для работы сначала в Думе, пот ом – в Доме ветеранов, где «Боевое братство» до сих пор находится. И в других вопросах тоже помогал.

 

       Александр Григорьевич  Коломиец, полковник, афганец и альфовец, руководил организацией «Боевое братство» первые семь лет, то есть в самый трудный период, когда всё только  начиналось и выстраивалось. Именно тогда, под его руководством складывались основные  традиции: по оказанию помощи ветеранам боевых действий,  по увековечиванию памяти сложились основные погибших, по оказанию помощи и внимания их матерям  и семьям, по установлению контактов с органами власти и общественными структурами, по патриотическому воспитанию студенчества и школьников, по повышению авторитета нашей организации.

       Саша Коломиец,  как и все мы, семь лет работал бесплатно, оклады из бюджета председателю и заместителю были установлены позже, уже не при нём.  Когда ему предложили хорошо оплачиваемую работу, он попросил нас -  освободить его от должности председателя «Боевого братства». Но он  до сих пор является активнейшим её членом и лучшим нашим другом.

       А.Г.  Коломиец порекомендовал вместо себя  достойную смену –  ветерана боевых действий в Афганистане и Чечне, вертолётчика  Станислава Борисовича Штинова.  Станислав возглавлял организацию, пока не было работы в небе. Он – пилот. Без неба не может жить. Когда представилась возможность вернуться к профессии,  тоже  попросил освободить  его  от должности председателя, но по-прежнему остался верен традициям «Боевого братства».

       Нужно было подобрать кандидатуру на председателя «Боевого братства». Поизучав несколько кандидатур, остановились  на Смышникове Евгении Владимировиче – полковник, афганец, служил в должности начальника летающей лаборатории, молодой ( по сравнению со мной). Рекомендовал его  С.Б.Штинов, а   предлагал  для избрания я.   Потом возил,  знакомил,   работал в одной упряжке как заместитель.      Председателем быть  я отказался, помогал, как старший по возрасту. Знаю, что между собой меня ребята прозвали «дедом». Ну и ладно.

      Именно в самом начале нашей деятельности были решены вопросы по возведению   памятника «Чёрный тюльпан», кстати, при самом активном патронаже В.И.Ишаева.    Все члены Хабаровской   организации «Боевое братство» совместно с организацией ветеранов Афганистана, которую возглавлял Рошка Ю.А., принимали участие в этой работе. А С.Б.Штинов  предлагал на конкурс      свои варианты памятника «Чёрный тюльпан» и стелы на площади Славы. Мы собирали отстрелянные гильзы на полигонах для их переплавки на металл. Цветок тюльпана был сделан из них. 

     За счёт пожертвований, сбора средств,  всем народом   мы  установили на Центральном кладбище   Мемориал  в память о погибших и похороненных   ребятах. Я ходил к строителям, нефтяникам,   убедил  выделить деньги для оплаты за работу мастерам.  Люлька А.Г. привёз необходимый  камень из карьера и контролировал  строительство мемориала   специалистами.  Что делал Смышников?  Он ничего не делал. Смышников – на трибуну или ленточку разрезать! Он   стал приписывать  себе всё то, что сделали другие. Это стало раздражать людей.

       Почему у меня со Смышниковым произошёл конфликт? Расскажу.   Хабаровская организация «Боевое братство» вошла в состав Всероссийской организации  как отделение.  Смышников начал глупо и грубо работать на свой личный авторитет. Как? Он, походя, сам,  единолично принимал в члены «Боевого братства» всех подряд, чтобы увеличить количество и отчитаться перед Москвой. На каждом углу он начал говорить, что в организации «Боевое братство» в Хабаровском крае состоит более 1500 членов. Никогда, даже со всеми умершими и уехавшими, карточки которых Смышников не удалял, такого количества  членов в организации не было. И сегодня  нет. Этисписки раздуты. Фальсификат!

      Сегодня ситуация такова: офицеры – участники боевых действий ушли, взамен Смышников записал в организацию массу тётенек и студентов, никакого отношения к «Боевому братству» не имеющих. Что называется: качество поменял на количество, произвёл «замещение» боевых братьев гражданским населением. Устав организации позволяет принимать не только ветеранов боевых действий. Но не всех же подряд и не как попало. Я был против.

      Это первая причина.

       Вторая: Смышников  получил гранты от края и от РФ под один и тот же  проект «Портреты». Имелось в виду, создание портретов ребят, погибших в горячих точках,  их по всему краю - 46. Портреты созданы только на часть ребят.( А за три портрета  погибших в бою   даманцев  с их организации слупил 35 тысяч – наличкой).  На остальных, по словам Смышникова,  не хватило денег. А зачем тогда  заказал портреты не умерших, например,  себя любимого?    

      Далее. Использовал меньшую часть выделенных из бюджета средств по линии края и РФ по назначению, остальные потратил, как хотел, ни перед кем не отчитываясь. Меня смутило то, что он собирал у разных людей  всякие платёжные квитанции и чеки для того, чтобы отчитаться перед бюджетами за полученные деньги. По отчётным документам Смышников столько купил бензина, пока писались портреты, что можно было бы объехать шар земной. Самое главное: деньги были выделены на организацию, а распоряжался ими Смышников, никого не ставя в известность. Проверка была, но никакого наказания за нецелевое использование бюджетных денег он   не понёс. Время что ли такое всеобщей безответственности и воровства?      

      - Есть евангельская мудрость: если ты о себе думаешь, делая добро, то это – хуже зла, подлее!-    завершила я рассказ уважаемого человека, одного  из «сепаратистов», по словам Смышникова.

       Но последнюю точку поставил всё же мой собеседник:  «Я очень сожалею, что погорячился и вышел из организации «Боевое братство», которую создавал сам, оставил её Смышникову».

 

       Штинов Станислав Борисович, полковник, лётчик-испытатель, вошёл в десятку «Лучших пилотов мира», вертолётчик – Афган, Чечня, ныне работающий в должности лётчика-инспектора в МЧС, признан «Лучшим лётчиком РФ» в 2017-м году.

       Председателем Хабаровского отделения «Боевое братство» я проработал один год, больше не получилось, потому что предложили лётную работу  в МЧС. А тот год я запомнил навсегда, потому что мы действительно занимались делом, объединяли не только побывавших в боях мужчин, но вели поиски тех, о ком не было известий, тех, кто был представлен к боевым наградам, но не получил их.  Мы занимались работой по увековечиванию памяти.   Мы контактировали с семьями погибших ребят и работали с молодёжью. 

       Но общественная работа отнимала у меня  много времени, и совмещать её с лётным делом стало  невозможно. От должности председателя меня освободили по моей просьбе.   Но я не порвал тогда с организацией, выполнял всё, что мог по времени. Мне было интересно вместе работать с такими ветеранами, как Евгений Дмитрич – дед наш, с Александром Коломийцем, после которого я пришёл председательствовать, и со многими другими.

       Мы могли поспорить, но и душевно поговорить. Несмотря на звания и регалии делали всё, что запланировали. Помню, как я сам за рулём автомобиля, после полёта, не выспавшись, ездил в Комсомольск, чтобы привезти для матерей рыбу. Эта традиция от деда и Саши Коломийца пошла: ежегодно привозить матерям вроде бы как гостинцы, засвидетельствовать своё почтение, хоть немного заменив нашей  заботой  погибших сыновей.

       Смышникова Е.В., действительно, я предложил. Он подходил по всем параметрам: спокойный, вежливый, коммуникабельный, верящий в Бога. К тому же – полковник, служил в Афгане, пусть не был боевым командиром, но на войне требуются не только те, кто стреляет и ходит в разведку, но и те, кто обслуживает боевые отряды и боевые машины. Мне тогда он нравился, как человек. Потому и порекомендовал. Через некоторое время он стал другим, может, он достиг своего потолка и больше расти и развиваться не может?

       Почему  я ушёл из организации? Я не уходил. Членский билет мне вручал Громов и в Почётные члены «Боевого Братства принимал меня генерал Громов. Я по-прежнему – член «Боевого Братства». Взносы Смышникову платить отказался, как и многие, потому что неизвестно, куда они деваются.В Хабаровский офис «Боевого Братства» я ходить перестал потому, что мною, боевым офицером, там стали командовать женщины и дети. Я понимаю, что  их надо иметь в активе, но состоящий из них штаб, называемый «Боевым братством» - это абсурд.

       Как известно, «Боевое братство» проводит работу по военно-патриотическому воспитанию среди молодёжи и школьников.   Если в класс для беседы с детьми придёт капитан первого ранга полковник Сапегин, или полковник – альфовец Коломиец, то результат будет.  Если    к тем же школьникам придут тётеньки, которые умеют говорить, потому что работают, к примеру, преподавателями, то, результата не будет никакого. Что расскажут они? Кому дети больше поверят: настоящим бойцам или пересказчикам?

      Уйдя из так называемой организации,    мы не потерялись, связей мы не утратили друг с другом, а вот, организации «Боевое братство» в Хабаровске не стало. Заполнив списки не «боевыми» и не «братством», а лишь бы кем, утрачивается смысл ветеранской организации.

                          

      Люлька Сергей Григорьевич, подполковник запаса, ветеран боевых действий( Афганистан, Чечня), кавалер ордена «За службу Родине» -III-ей степени.

     - Почему я вышел из состава организации «Боевое братство?     Сначала просто психанул. Я не встречал более циничного интригана, чем Смышников. Потом подумал-подумал и вступил снова в местную организацию «Боевого братства», что в городе  Комсомольск-на-Амуре.  Не хочу уступать Смышникову организацию. Просто – не хочу!

      Об этом человеке я писал в размещённой на вашем сайте статье. Её почему-то убрали. Я бы попросил восстановить, так как многие не знали о ней и ничего не прочитали.

      - Убрали потому, что  С.В.Чернухину позвонил Смышников Е.В., сказал, что в организации всё нормализовалось, и попросил вашу статью убрать. Восстановим. Расскажите, пожалуйста, о себе, - попросила я Александра Григорьевича.

       - Мои предки – из Запорожских  казаков.  В годы Великой Отечественной войны  мой дед   был командиром партизанского отряда.  До сих пор  в Украине в городе Марганец есть улица имени партизана Люльки, чем я очень горжусь. Его брата   немцы затравили собаками.

        К тому же, я – сын офицера, занимавшего высокие должности, в том числе – в военкомате. Но воспитан отцом так, что от армии не косячил, а отслужил два года срочной службы, как все. И только  потом окончил Киевское высшее военное училище связи.

       В Афганистан пошёл добровольцем с 1-й партией, в 24 года, лейтенантом. В Афгане пробыл 20 месяцев: 1987-1989 год – выходили из Афгана.

       После Ашхабада судьба свела с генералом Пуликовским, я обеспечивал связь на учениях. Очень порядочный человек, таких я не встречал. Потом – в Князе-Волконке служил,   капитаном . Чечня:   1995 год -  брали Грозный; 1999-2000 - 104-я бригада (Князе-Волконка). Командовал батальоном связи, у меня  погибло четыре человека. Все бойцы - 100%- в батальоне награждены орденами и медалями. Убеждён, что  в России самые надёжные войска – дальневосточные, потому что условия суровые, с  учений - не вылазят. Ни с какими подмосковными  войсками не сравнить. 

       Уволился из армии в 40 лет, наверное, устал, думаю, что три  ходки на войну  - многовато было.

       Как попал в «Боевое братство»? Вскоре после увольнения получил письмо от девушки о погибших родственниках в вертолёте. Стал искать, зашёл в «Боевое братство», встретил «деда». Так и остался. Потом познакомился с А.Г.Коломийцем. Был поражён, сколько доброго     делали для людей эти ветераны: и садики, и квартиры,  и помощь матерям.  Дед  и Александр Григорьевич – это же генераторы идей. Все мероприятия: и по уходу за могилами, и доставка матерям овощей и рыбы каждый сезон – это их инициатива и организация работы. А их из «Боевого братства исключили», ужас!

       О Смышникове говорить не хочу, противно. Он старается усидеть на этом стуле председателя организации, сейчас придумал себе должность – руководитель??? Боится конкуренции, именно поэтому он старается испачкать честь офицера Тарасова С.В., авторитет которого среди «братства» очень высок. Напрасно. Его уловки шиты белыми нитками и сегодня уже  понятны  каждому. И его нечистоплотность с деньгами, и приписывание всех заслуг ветеранов себе, любимому. Надо же так, я и другие ребята по заданию деда развозили матерям картошку, капусту, рыбу, а он подписал открыточку – и вся работа. Нас – не знают, его - багодарят.

       Мы пытались по-офицерски, без матов,  с ним поговорить, ещё до моей статьи на Сайте журнала. Он, опустив глазки,  даже поблагодарил нас за откровенный разговор. А сам решил выработать политику по принципу: разделяй и властвуй. Начал сколачивать свой кружок. Взывание к порядочности   - не прокатило. Полная непорядочность: ни по-офицерски , ни по-бандитски!

       Скажу только то, что матерям перед обеими последними конференциями он  чего-то наплёл и прикрылся ими на конференциях, как щитом.  Так поступают фашисты и террористы. Наши ветераны присутствием матерей были скованы в своих выступлениях. Офицеры не имели права тревожить их своими спорами. Матери отдали Родине  самое дорогое – своих детей, и втягивать их в этот  скандал было нельзя. Ребята поступили правильно, лучше сложить оружие, чем стрелять по спрятавшимся за спины женщин мерзавцам, можно промахнуться.

       Ту работу, которую мы делали, будучи членами «Боевого братства», мы продолжаем. Например, большая группа  вышедших из организации ветеранов, и учащейся молодёжи на Центральном кладбище в  секторах №20 и 47, где похоронены воины,29 октября  привела в порядок  все могилы. Так установил дед, чтобы посезонно, четыре раза в год, наводить порядок на кладбище. Не смотря ни на что!

 

      Тарасов Сергей Владимирович – подполковник, ветеран боевых действий (Афганистан – в течение года)- 261-й отдельный автомобильный батальон (гор.Хайратун), командир взвода, начальник техзамыкания колонны 2612.

      - Хабаровская городская организация «Боевое Братство» существовала, но номинально. А.Г.Люлька был избран её председателем, но на Совете «Боевого братства» городская организация не была утверждена почему-то. А.Г.Люлька после стычек со Смышниковым сложил с себя полномочия. Ветераны решили узаконить городскую организацию «Боевое братство». Мы провели организационное собрание, на котором председателем  избрали меня. На собрании присутствовал Смышников Е.В., поздравлял, вместе фотографировались, даже в газете фото разместили. Но и на этот раз он почему-то не стал городскую организацию утверждать на Совете «Боевого братства».      

      - Сергей Владимирович, мне Смышников рассказал, что он предупредил факт мошенничества с вашим участием.  Я стала его расспрашивать подробнее, в итоге получается  бред сивой кобылы. Расскажите вы, что это за мошенничество?

       - Когда я выполнял обязанности председателя первичной организации «Боевое братство» по Индустриальному району, мы с ветеранами решили провести «Фестиваль патриотической песни». В 2016 –м году такое мероприятие провели, оно всем очень понравилось. Деньги собрали с членов нашей организации, купили победителям подарки.

       В 2017-ом году решили этот праздник провести снова, но теперь уже не по Индустриальному району, а как «Открытый городской фестиваль патриотической песни».   Городская организация «Боевое братство» поручила мне, как председателю, разработать проект фестиваля и защитить его в администрации, чтобы получить    для его проведения субсидию. 

      Всё получилось.  После этого нужно было заключить двухсторонний договор:   с одной стороны - представитель городской  администрации, с другой – председатель городской организации «Боевое братство», то есть- я. Поскольку городская организация  только структурное подразделение краевого «Боевого братства», то деньги в сумме 120 тысяч были зачислены на счёт краевой организации «Боевое братство», которая является юридическим лицом.

      - Пока я не понимаю, в каком месте вы подделали подпись Смышникова, как он заверял меня. Вы же заключили договор и за себя расписались. Получается, что город поддержал городскую общественную организацию? А при чём тут Смышников?   

      - Целевые деньги поступили на счёт краевого отделения «Боевое братство». Но распорядиться по своему усмотрению Смышников ими не мог, не имел права.      Но и расходы, связанные с проведением массового патриотического мероприятия он оплачивать  из этих денег отказался.

      - Как он это объяснил?

      - Объяснил тем, что раз городская организация не была утверждена на Совете «Боевого братства», то она не существует, несмотря на то, что создана на общем городском собрании «Боевого братства», и я был избран председателем. Он заявил, что я - никто и что   я не имел права заключать договор. Это он назвал подделкой документов, а меня объявил мошенником.

      - В чём же мошенничество с вашей стороны? В том, что организовали мероприятие и получили для его проведения финансовую поддержку администрации города?

      - Видимо, человек потерял тормоза, поверил в своё величие, а, может, ещё почему. Смышников решил пойти к мэру, видимо, для того, чтобы  доказать, что договор нужно было заключать только с ним лично, что я – никто и звать меня – никак.

      Александр Николаевич – человек конкретный, он не стал заниматься ерундой и дал задание своим сотрудникам: отозвать деньги в бюджет. Всё!

       Но главное: в 2017 году  мы  фестиваль провели, снова собрали деньги сами,  многих    наградили, как победителей. А город Хабаровск на конкурсе городов в СНГ  получил «Диплом первой степени»  за лучшую работу муниципального образования с общественнымиорганизациями города.

       Все ветераны остались в нашей городской организации, но называется она теперь «Единство». От Смышникова из «Боевого братства» мы ушли.

 

Воейкова Валентина Ивановна, главный редактор журнала "Аргументы времени"

Прав Штинов: Боевого братства в Хабаровске не стало еще на внеочередной конференции 26 марта 2016 года, когда на конференцию было избрано 68 делегатов, зарегистрировалось - 65 и это при норме представительства - 2 делегата от 10 членов организации. А на учетев краевой организации на тот момент "числилось" 1512 членов ББ. Конференция не имела кворума, зато Смышников поехал делегатом на 5-й съезд Организации. "Надо жить по правде", - говорил когда-то А.Солженицын. В "Бесогоне.ТВ" Михалков рассуждает на тему:"Хватит врать!"

Поэтому, хватит врать, Смышников!