СЕМИПАЛАТИНСКАЯ ОБЛАСТЬ. Россiйская Имперiя

                           Моей жене  Татьяне Соболевой (Егоровой)

                           Малая Родина не только место, где мы  родились,

                           но и то, что у нас в душе и в нашей памяти.

                           Историю самого красивого города Российской Империи,

                           Усть-Каменогорска, должны знать не только современники,

                           но и наши потомки.

 

                                Восковой старшина Сибирского казачьего войска

                                                                        Соболев Олег Анатольевич

                                                  Предисловие

Семипалатинская область учреждена именным Высочайшим Указом Правительствующему Сенату 19 мая 1854 г. из части территории Томской губернии и степных земель между Иртышом и озером Балхаш; тогда же учреждено областное правление. Высочайше утвержденным 21 марта 1891 г. мнением Государственного Совета Семипалатинская область преобразована и передана в Степное генерал-губернаторство (П.С.З. 7.574). В начале ХХ века включала 5 уездов и 114 волостей, 6 городов и 580 остальных поселений.

Военные губернаторы:

Спиридонов Петр Михайлович, полковник, генерал-майор, в должности с 31.07.1854 по 9.03.1857 гг.

Панов Федор Андреевич, полковник, генерал-лейтенант, исполняющий должность с  9.03.1857 г. военный губернатор с 7.04.1857 по 8.03.1865 гг.

Колпаковский Герасим Алексеевич (1819-1896), генерал-майтор, в должности с 8.03.1865 по 14.07.1867 гг.

Бабков Иван Федорович, генерал-майор, исполняющий должность  с 26.09.1867 по 25.03.1868 гг.

Полторацкий Владимир Александрович, полковник., генерал-майор, исполняющий должность с  25.03 по 4.05.1868 гг, военный губернатор с 4.05.1868 по 1878 гг.

Проценко Александр Петрович (1836-?), генерал-майор, в должности  с 23.05.1878 по 5.06.1883 гг.

Цеклинский Василий Саввович, генерал-майор, в должности с 21.12.1883 по 28.04.1887 гг.

Щетинов Орест Васильевич, генерал-майор, в должности с 28.04.1887 по 23.01.1891 гг.

Карпов Александр Федорович, генерал-майор, генерал-лейтанат, в должности с 15.07.1891 по 23.10.1901 гг.

Соколовский Иван Николаевич, полковник, генерал-майор, в должности с 9.12.1901 по 27.06.1903 гг.

Галкин Александр Семенович, генерал-майор, в должности с 27.06.1903 по 1907 гг, формально до 5.04.1908 гг.

Тройницкий Александр Николаевич, статский советник, гражданский губернатор, временно исполняющий должность военного губернатора с 1907 по 5.04.1908 гг. с 1908, формально до 1913 г.

Савримович Георгий Александрович, вице-губернатор, испоняющий  оюязанность. военного губернатора с 1.11.1912 по 1913 гг.

Чернцов Федор Федорович, действительный статский советник, гражданский губернатор, временно исполняющий должность военного губернатора с 1913-по март 1917 гг.

Председатели областного управления:

Шубин Иван Павлович (10.01.1855-20.10.1857)

Ивков Олимпий Алексеевич (13.01.1858-1868)

Безносиков Константин Степанович (14.06.1868-10.01.1869)

В административном отношении Российская империя к 1914 году делилась на 78 губерний, 21 область и 2 самостоятельных округа. Губернии и области подразделялись на 777 уездов и округов и в Финляндии на 51 приход. Уезды, округа и приходы, в свою очередь, делились на станы, отделы и участки числом 2523 и 274 ленсманства в Финляндии. Некоторые города были выделены в особые административные единицы - градоначальства.

Уезды Семипалатинской области

Семипалатинский уезд

Зайсанский уезд

Каркаралинский уезд

Павлодарский уезд

Усть-Каменогорский уезд

                               Крепость Семипалатная

В 1713 г. сибирский губернатор Матвей Гагарин обратился к Петру I с проектом строительства ряда крепостей от Тобольска вдоль Иртыша.

Князь Гагарин признавал нужным по пути от Тобольска до Эркети построить русские крепости: первую на Иртыше близь озера Ямышева, а далее и другие по Иртышу, там, где будет нужно. Он вызывался устроить те крепости, составить войско и содержать их из доходов Сибирской губернии.

Это позволяло создать укрепленную линию для защиты южных границ от набегов джунгар.

На это представление сибирского губернатора Государь собственноручно написал:

«Построить город у Ямышева озера и буде можно и выше, и, построя крепость, идти далее, по той реке вверх, пока лодки пройти могут и оттоль идти далее до города Эркети и оным искать овладеть. Для сего определить солдат 2000 или по нужде 1500, также сыскать из шведов несколько человек, хотя года на три, которые умеют инженерства и артиллерию, также кои хотя мало умеют около минералов обходиться и офицеров несколько, однако ж чтобы их было не более трети».

Этим указом было положено начало создания Иртышской укрепленной линии, строительство которой с небольшими перерывами продолжалось с 1714 по 1720 годы. Интерес к землям Прииртышья возник после того, как в его озёрах была обнаружена необходимая в тот момент соль. Русское население в Сибири постепенно увеличивалось, и торговля на Ямышевом озере стала процветать.Командированый из Москвы подполковник Бухгольц 30 ноября 1714 года прибыл в Тобольск и в июле 1715 года отправился по Иртышу с отрядом, достигающим вместе с рабочими количество до 3000 человек, на 32 дощаниках и 27 лодках.

В Таре ему был дан конный отряд из 1500 человек, который следовал берегом Иртыша. 1 октября 1715 года отряд И.Д. Бухгольца, достигнув Ямышевского озера, вблизи которого издавна проводилась меновая торговля с сибирскими киргизами, татарами и калмыками, а также добывалась соль. В трех километрах от Иртыша на правом берегу заложили крепость, названную Ямышевской. Однако в результате противодействия со стороны джунгар, Бухгольц по решению Военного Совета «срыв» крепость, отплыл в апреле 1716 года вниз по Иртышу. 28 апреля отряд, состоявший уже не более как из 700 человек, на 18 дощаниках поплыл по Иртышу.

Бухгольц, прибыв к устью реки Оми и получив здесь просимое им в бытность в Ямышеве подкрепление войском, на левом берегу этой реки с разрешения князя Гагарина заложил Омскую крепость. Устройство ее было следующее: низкий земляной вал в фигуре правильного пятиугольника обнесен палисадом с пятью такими же больверками по углам и со рвом, около которого поставлены были рогатки. Несогласия, произошедшие между князем Гагариным и Бухгольцом, были следствием того, что последний не хотел более оставаться при экспедиции особенно потому, что Гагарин в тоже лето 1716 года послал подполковника Сибирского драгунского полка Федора Метигорова с небольшим числом людей к Ямышевскому озеру, что бы тот возвратил то, что по его мнению уступил Бухгольц.

Оный же последний отправился 22-го сентября в Тобольск, а оттуда по Высочайшему повелению в 1717 году вытребован в Санкт-Петербург. Метигоров вновь построил Ямышевскую крепость. В 1717 году, по распоряжению князя Гагарина, посланые из Тары для постройки крепостей сын боярский Павел Свиерский с партиею казаков, и дворянин Василий Чередов. Первый из них построил Железинскую, а другой Калбасинскую.

«Примечание: Калбасинская крепость находилась между нынешними Кривозерскою и Подпускною станицами, около 165 верст ниже Семипалатинска. Там существовало калмыцкое здание в виде башни, в котором была ламайская кумирня. Калмыки называли это здание Джалин-обо, потому что, между 1689 и 1700 годами, там кочевал калмыцкий тайджа Джалин, изгнанный оттуда в 1702 году башкирами. Русские же называли то строение Калбазинскою башнею. Оно было построено из обожженного кирпича, основание имело четвероугольное, а верх состоящий из двадцати углов. Стены его простирались в вышину до четырех сажен, толщиною около полуторы аршин. В верхней части ниже свода были два противоположные окна, а в самом верху свода одно отверстие. С одной стороны находилась дверь».

В том же году с целью строительства крепостей от Ямышевской вверх по Иртышу были посланы отряды Василия Чередова и Павла Северского.

Василий Чередов, двигаясь по Иртышу, в 1718 г. выбрал на его правом берегу место для основания крепости, названной Семипалатной, там, где ранее стоял город Доржинкит. Еще в 1616 г. о нем упоминается в грамоте царя Михаила как о крупном городе на Иртыше. Семипалатинская крепость получила свое название от семи калмыцких каменных палат, оставленных этим народом. Палаты заключали в себе буддийско-ламайский монастырь прежних обитателей чжунгаров.

Там была ламайская кумирня и кельи лам. В 1734 году известный ученый путешественник Миллер видел эти палаты уже в полуразрушенном состоянии и собрал сохранившиеся об них предания.

Калмыки называли эти палаты Зордшинкит, потому что будто бы построены ламою Дорган-Зордшин, который там жил, и что эти палаты составляли ламайский манастырь. Когда они построены, не известно. Но Миллер нашел в тюменском архиве грамоту царя Михаила Федоровича, писанную 25 октября 1616 года, в которой упоминается об этих палатах, под именем каменной мечети.

Описание развалившихся семи палат, сделанное Миллером:

«1-я, главная палата большею частию развалившаяся; основание ее из камня, верх из необожженного кирпича, а кровля из древесных ветвей;

2-я палата, укрепленная со всех четырех углов откосными столбами, сложена из необожженного кирпича;

3-я палата, возвышается наподобие пирамиды, уменьшающейся мало-помалу в окружности;

4-я палата, развалившаяся, состояла из трех комнат;

5-я и 6-я, развалившиеся палаты, разделены стеной;

7-я палата, отстояла от других почти на полверсты. Она менее прочих и прежде возвышалась наподобие башни.

В близи этих палат были могилы;

«Примечание:При выравнивании места под постройку в Семипалатинске таможни на том месте, где стояла одна из древних семи палат, в октябре 1855 года, открыто несколько могильных склепов.

Начальник Сибирского таможенного округа, статский советник Иван Адамович Армстрoнг 22 того же октября пригласил меня присутствовать при раскрытии одной из тех могил. Эта могила была выложена из находящегося в Семипалатинске глинистого сланца и закрыта большой плитой из того же камня. В могиле этой были найдены:

1) человеческий череп с изображением на нем белою, алою зеленою и желтою красками фигуры, подобной той, что на компасах изображает четыре страны света; 2) между человеческими костями глиняная муравленая бутылка, до половины наполненная густою смолистою жидкостию, которая на огне горит; 3) горшок из белой, внутри с черными вкрапинами, глины. При нем была крышка, и он был муравленый так же, как и бутылка, цвета кофейного. В нем положен был лоскуток материи вроде полуатласа и тонкая шерсть какого-то зверка, похожая на соболью, разные корольки стеклянные разноцветные, янтарные и сердоликовые; 4) череп молодой коровы, так же, как и человеческий, расписанный яркими красками; 5) доска из мягкого белого песчаника, длиной 5, шириной вверху 4, внизу в 3½ вершка с возвышенными закраинами, и на ней лежащий кусок того же камня. Трудно определить, для чего употреблялись эти камни; если для растирания краски — то камень мягок и нет признаков на них красок; 6) дощечка из шифера, длиною в 4½, шириной в 1½ вершка; на ней изображена белой краской колонна, на четырех кверху уменьшающихся основаниях, кверху суживающаяся. На самом верху ее полумесяц, и на нем какая-то уничтожившаяся фигура; 7) медная кайла или кирка: один конец ее заострен, другой с обухом, в который вкладывалась рукоятка. Золота и серебра не открыто. Относительно человеческого черепа можно сказать по крайней мере то, что у буддистов и ламаистов ханы и другие знатные люди по смерти не погребались в землю, как обыкновенно было с другими; но тела их сожигались, кроме головного черепа, который с остальным от тела пеплом полагался в сосуд и отсылался к далай-ламе, где все угодники или святые их находятся. Дневные записки путешествия академика Лепехина, 1768-1769 г., ч. 1, стр. 486. Согласно этому, может быть, череп, найденный в чжуньгарской могиле в Семипалатинске, принадлежал какому-нибудь знатному человеку из ламaитов или их святому. Относительно сосудцов, открытых в этой же могиле, можно привести свидетельство из книги «Буддизм» архиепископа Нила, стр. 148, в которой сказано: по четырем сторонам могилы у буддистов зарывают четыре малые сосуда - бумба дарома с монетами, маржаном и всякими блестящами вещицами - юсун эрденин дзуйл».

При постройке Семипалатинской крепости применялась специальная методика французского инженера Себастьяна Вобана. Вокруг крепости были земляные валы, которые тоже служили ее обороне и защите. Благодаря этому она сохранилась в отличие от других крепостей, защищенных лишь рвами, рогатками и частоколом. Слабо укрепленные поселения играли небольшую стратегическую роль.

Соответственно надежно укрепленные крепости становились важными центрами торговли, служили установлению отношений переселенцев с местными родами, реализации российских планов по дальнейшему продвижению вглубь азиатского региона.

Крепость была четырехугольной с бастионом и флангами. В целом это была деревянная постройка, только в некоторой части наружной стены встречались камни.

При построении Семипалатинской крепости, сначала здесь поселены драгуны, солдаты и казаки из башкиров; впоследствии введены казаки Сибирского линейного казачьего войска.

В 40-х годах XVIII состоялось перевооружение крепости, старые пушки были заменены на новое оружие, кроме того была в целом усилена фортификационная часть. Обновление крепости выдвинуло ее в ряд лучших военных сооружений на Иртыше.

По 3-й народной переписи 1763 года значится в крепости Семипалатинской государственных крестьян 30, в деревне Березовке близь этой крепости государственных крестьян из Омской крепости переведенных 73, в деревне Прапорщиковой государственных крестьян из Ялуторовского дистрикта переведенных 67, там же в деревне Зевакиной государственных крестьян 37 и в деревне Убинской  48 душ. Стала интенсивнее развиваться торговля не только с Россией, но и Средней Азией и Западным Китаем.

С самого основания Семипалатинска сюда приезжали для торга джунгарские калмыки, бухарцы, ташкентцы, кокандцы. Сибирская губернская администрация, заинтересованная в расширении хозяйственных отношений с казахским населением, а через него и с сопредельными странами, рассылала комендантам крепостей всевозможные инструкции, обращая внимание последних на выгодность привлечения к торговле азиатских народов. Царское правительство стремилось склонить к торговле ойратов.

Торговля в этих краях появилась задолго до создания Семипалатинской крепости. Еще в 1650 году посол Федор Байков проезжал вверх по Иртышу. Его маршрут уходил в Китай. Но он был впечатлен налаженной торговлей и солепромыслом на Ямышевом озере. Несмотря на то, что переговоры с Китаем оказались не слишком удачными, этот поход принес пользу для русской торговли.

Байков открыл удобный путь из Сибири в Китай. Другой путешественник и видный русский дипломат Николай Спафарий оставил описание торговли у Ямышева озера. 2 мая 1675 года из Тобольска Спафарий проплыл на дощаниках вниз по Иртышу.

Ещё в 1729 году Сибирская губернская канцелярия признала выгодность торговли с Джунгарией через Ямышевскую и Семипалатинскую крепости. Заинтересованность в расширении торговли в приграничных укреплениях проявляла и сама Джунгария. О торговле казахов в Семипалатинске впервые упоминается в 1747 году, когда Комиссия иностранных дел предписала не брать с них таможенных пошлин за скот, пригоняемый в верхнеиртышские крепости для обмена на хлеб.

В одной из уникальных записей является описание старой крепости Семипалатинской, сделанной П.С.Палласом - крупнейшим ученым академиком-натуралистом и путешественником екатерининской эпохи.

Вот как описывает он старую крепость:

«...Старая крепость представляет четырехугольник, обнесенный рвом и деревянными стенами с двумя башнями. Внутри этих стен выстроены казармы. Там также находилась деревянная церковь, две квартиры для комендантов, здания канцелярии, склад для провианта и пороховой склад. Выше и ниже крепости расположены два предместья, в них обоих около 200 домов. Верхнее предместье меньше и отделяется от крепости речкой, здесь же находится деревянная таможня. Жители частью купцы, частью казаки и отставные драгуны, которые и составляют большинство».

Позже крепость Семипалатная была «укреплена и приведена в полное вооружение». Семипалатинск служил передаточным и обменным пунктом в торговле между Россией и Китаем.

Возникшая вскоре после основания крепости Семипалатинская слобода существовала и в 1734 году. Она была заселена крестьянами и разночинцами; по сообщению майора А.Зыбина, служилые люди жили и по обе стороны слободы.

Первые годы своего существования Семипалатинская крепость не была укреплением в полном смысле этого слова. Это было фортификационное сооружение, но сравнительно хорошо укрепленное в военном отношении.

Крепость имела четырехугольную форму с бастионами и флангами, выстроена из дерева, и лишь некоторая часть наружной стены была выложена камнем. Внутри нее была небольшая деревянная церковь. И.Г.Гмелин, посетивший Семипалатную крепость в 1734 году, писал, что это была: «одна из небольших, хотя и не лишенных значения пограничных крепостей. Так как дома в то время не имели постоянных крыш, в здании губернской канцелярии место стекол занимала бумага, то пребывание в ней было тогда не так удобно».

В начале 40-х годов XVIII века в Семипалатинской крепости старые пушки разного калибра были заменены новыми крепостными орудиями и заметно усилено фортификационное сооружение - русское правительство в целях ограждения казахских земель от нападения джунгарских и китайских войск перевооружало старые крепости.

В результате перевооружения крепость превратилась в одно из лучших военных укреплений на Иртышской линии. Возникшая как пограничная и военно-опорная база, Семипалатинская крепость по мере развития превращалась в важный пункт торговли между Россией, Средней Азией и Западным Китаем.

Новая крепость напоминала древнерусскую крепость - скошенный прямоугольник рубленых стен имел по углам своеобразные бастионы, образованные парами составленных вместе срубов. Солдатские слободы при крепости были разбиты на кварталы разной формы и величины, подчиняясь двум факторам - контурам укреплений и очертаниям русла Иртыша. Со временем она несколько раз модернизировалась и превратилась в одно из лучших укреплений на Иртышской линии.

В 1760 году стал вопрос о перенесении крепости на новое место. Расположенная на низком месте, среди болот, она с северо-восточной стороны имела песочные горы и притом так близко, что с них неприятель мог видеть крепость как на ладони. Перед нею по реке тянулись острова, которые, скрывая приближение противника с заречной стороны, препятствовали действию крепостной артиллерии.

В 1865 году, военный инженер генерал-лейтенант Ф. Ласковский, выпускает в свет 3-ю часть своего научного труда - «Материалы для истории инженерного искусства в России». «Опыт исследования инженерного искусства после Петра I до Императрицы Екатерины II». (1725-1761 гг.).

Представляя Семипалатную крепость, он пишет: «…при первоначальном своем основании в 1718 г., представляла правильный четырехугольник, имевший в стороне 80-ти саженей; ограда ее была деревянная с башнями по углам. Частое разлитие Иртыша и подмытие берега, на краю которого лежала горжевая часть крепости, было причиною неоднократного перемещения последней, чрез что, внутренность крепости постепенно стеснялась и, в конце рассматриваемого здесь периода (1762 г.), ограда представляла неправильный четырехугольник.

Главные недостатки этой крепости проистекали от местного ее положения: большие острова, лежавшие вдоль горжи ее, препятствовали надлежащему обстреливанию течения Иртыша, окружавшие же болота, с другой стороны, имели вредное влияние на здоровье гарнизона. Эти важные неудобства могли быть устранены не иначе, как перенесением крепости на другое, более выгодное место...»

В 1767 году со временем встал вопрос о переносе Семипалатинской крепости на новое, более удобное место. Оно было выбрано на 12 верст выше прежней крепости. В том же году утвержден план - проект построения крепости. Но строительство на новом месте было приостановлено в связи с нападением на Иртышскую линию волжских калмыков, бежавших из России в свое «отечество», затем в связи с Пугачевским восстанием (1773 - 1775 гг.).

Генерал-поручик И.И. Шпрингер по собственному усмотрению в 1767 году выбрал место на 12 верст выше прежней крепости. В том же году он утвердил план-проект ее построения, а в 1770 году начинаются строительные работы.

В 1776 году генерал-губернатором Западной Сибири для заложения крепости по новому проекту был откомандирован капитан И.Г.Андреев. Среди русских экспедиций особое внимание заслуживает деятельность экспедиции капитана И.Г.Андреева, служившего в крепостях Ямышевской, Железинской, Семипалатинской, Усть-Каменогорской.

Будучи талантливым инженером, с 1766 по 1793 годы он перестраивал эти крепости, строил мосты, дороги, составил карты и планы трактов, редутов, форпостов и других военных укреплений.

В апреле 1776 года он выехал из Железинской крепости и с большими трудностями прибыл в Семипалатную крепость. Вместе с Андреевым прибыло 40 работников, 25 солдат Семипалатинского батальона, 50 тюменских и тобольских служивых татар и 200 ссыльных колодников.

С момента основания Семипалатной крепости в ней несли свою службу сибирские казаки. Некоторые из них после завершения службы оставались жить здесь, обзаводились семьями и хозяйством.

Так возник Казачий форштадт или казачья станица Семипалатинская.

Единственный из старых сохранившихся это Православный собор Семипалатинска - Воскресенский. Инициатором его постройки был отставной казачий урядник Митрофан Егорович Казаков. Он обратился с ходатайством о строительстве на собственные средства храма в Семипалатинской станице, которое было удовлетворено в 1856 году.

Более трех лет строился храм, а 10 июля 1860 года в присутствии генерал-губернатора Западной Сибири Гасфорда состоялось его освящение. Много лет в его стенах молились казаки, здесь 11 июня 1918 года служился благодарственный молебен после бегства из города большевиков. В станице находилась подпольная организация казаков и офицеров во главе с есаулом П.И. Сидоровым (ставшим после падения большевизма начальником войск Семипалатинской области) и капитаном Н.Д. Виноградовым, которая в этот день избавила город от хаоса и навела порядок после смены власти.

В 1937 году ряд служителей храма были расстреляны (теперь они прославлены как новомученики). В 1940 храм закрыли, поднимался вопрос о его переделке под другие нужды и последующем сносе.

Новая крепость имела четырехугольную форму с вытянутыми бастионами. В развитии торговли были заинтересованы и русские, и казахи, и среднеазиатские купцы. Русскому рынку нужны были лошади, овцы, сельскохозяйственное сырье, а сибирским киргизам, промышленные изделия, в частности, оружие. Постепенно на новое место стали переселяться жители старой крепости, военнослужащие, а также часть торговых людей. В августе 1777 году была заложена каменная Воскресенская церковь.

Новая Семипалатная крепость был также четырехугольная, но строго квадратная в плане с четырьмя бастионами посередине фронтов. Улицы внутри крепости были распланированы по строго прямоугольной сетке, которая накладывалась и на кварталы Казачьего и Верхнего форштадта (к северо-западу и юго-востоку от крепости).

Таким образом, построенная в 1718 году крепость Семипалатная была перенесена на другое место в 1776 году, туда, где в настоящее время находится современный город Семипалатинск, и они стали называться: Старая Семипалатная крепость и Новая Семипалатная крепость. С годами названия и статус этих населенных пунктов менялись и сейчас на картах они обозначены как поселок Старая крепость и город Семипалатинск.

Со второй половины XVIII века Семипалатинск является одним из крупных торговых центров дореволюционного Казахстана. Город играл исключительно важную роль в укреплении русско-казахских экономических и политических связей, а также в развитии отношений России и Казахстана с городами Западного Китая и другими азиатскими регионами.

В середине XIX веке в Семипалатинске было 13 действующих предприятий по обработке скотоводческого сырья: 5 кожевенных, 4 мыловаренных и 4 свечных. В 1858 г. кожевенные «заводы» дали продукцию на 25 тыс. руб., мыловаренные - на 1680 руб., свечные - на 3500 руб., а к началу 60-х годов в Семипалатинской области было 19 кожевенных заводов, 5 мыловаренных, один свечной, с производством на 82 926 руб. серебром в год. Эти предприятия поглощали значительную часть сырья казахского скотоводческого хозяйства.

                               Семипалатинская область

                                   Семипалатинский уезд

С учреждением 6 марта 1783 года Колыванского наместничества, Семипалатинская крепость была возведена на степень уездного города. В 1796 г. Колыванское наместничество было уничтожено, уездный город Семипалатинск был упразднен и причислен к Тобольской губернии. С открытием Томской губернии, в 1804 году, Семипалатинская крепость была отнесена к этой губернии.

По военному управлению в Семипалатинске находятся штаб и квартира бригадного командира батальонов, расположенных в Томске, Бийске, Барнауле, Семипалатинске, Усть-Каменогорске, Капале  и укреплении Верном. и квартира командира Сибирского № 7-го батальона. Здесь также находится квартира командира 8-го полка, Сибирского линейного казачьего войска.

Для пропуска с очищением пошлиною иностранных товаров, следующих в Россию из китайских городов Кульджи, Чугучака, а также среднеазиатских владений Ташкента, Кокана и других, а равно и русских произведений, туда следующих, существует в Семипалатинске пограничная таможня. Присутствие ее составляют управляющий таможней и два члена, первый в VII, а последние в VIII классе гражданской службы. Кроме того, секретарь с канцеляриею, пакхаузный и вагстемпельмейстер.

В Семипалатинске находится квартира начальника Сибирского таможенного округа, который состоит в V классе гражданской службы. При нем находится секретарь и два чиновника особых поручений. 

В 1822 году с изданием Общего учреждения для управления Сибири, образована была Омская область и Семипалатинск возведен в окружный город этой области. В 1838 году, с изданием особого положения для управления сибирскими киргизами, Омская область упразнена и Семипалатинск причислен к Томской губернии.

В 1854 году, по положению Сибирского комитета, Государь Император 19 мая высочайше повелеть соизволил: из частей, находящихся на левом фланге Киргизкой степи, именно из: Кокпектинского и Аягузского внешних округов, из Семипалатинска и Усть-Каменогорска и земель, занимаемых киргизами, кочующими на внутренней стороне Сибирской линии, по правую сторону реки Иртыша и селений по Иртышской линии, от крепости Железинской до Малонарымска включительно, образовать особую область, под именем Семипалатинской.

В 1854 году император Николай I издал указ об образовании Семипалатинской области.

В 1854 году, как указывается в «Записках Русского географического общества», «Государь император 19 мая высочайше повелеть соизволил: из Кокпектинского и Аягузского внешних округов, из Семипалатинска и УстьКаменогорска и земель, занимаемых киргизами, кочующими по внутренней стороне Сибирской линии, по правую сторону реки Иртыш и селений по Иртышской линии, от крепости Железинской до Мало-Нарымска включительно, образовать особую область, под именем Семипалатинской. При этом Семипалатинск именовать областным городом, а станицы Аягузская, Кокпектинская и Копальская возведены в степень окружных городов этой области».

При этом Семипалатинск наименован областным городом, а станицы Аягузская, Кокпектинская и Копальская возведены на степень окружных городов этой области. В Семипалатинске, по штату 6 декабря 1856 года, полиция устроена соответственно постановления губернских или областных городов; ее составляют: полицеймейстер, частный следственных дел и секретарь, две частные управы, к которым сверх частных принадлежат четыре квартальных надзирателя.

Городское хозяйство и судопроизводство ведается первое в городской думе, а второе в городовом суде.

Городская дума состоит из городского головы и его кандидата, из трех гласных с кандидатами и секретаря с канцелярией. Кроме того, есть еще общественный мещанский староста. Городовой суд заведует судными делами купцов и мещан города Семипалатинска. Присутствие его составляют городовой судья и три заседателя с кандидатами при каждом. Канцелярия состоит из секретаря с другими канцелярскими служителями.

С 1854 года, с открытия Семипалатинской области, в Семипалатинске находится окружное казначейство. Оно состоит из казначея, его помощника, бухгалтера, журналиста, канцелярии и присяжных по штату. Казначейство это находится в непосредственном заведывании Томской казенной палате и под особенным надзором Семипалатинского областного правления.

Однако Семипалатинск того времени трудно было назвать городом. Барон А.Е. Врангель некоторое время находился в Семипалатинске оставил после себя записи, описывающие состояние города на тот момент. Барон А. Е.Врангель, работавший несколько лет в Семипалатинске (1854-1858 гг.) в качестве областного прокурора, так описывал его вид: «Семипалатинск лежит на правом высоком берегу Иртыша, широкой рыбной реке, тогда еще не видевшей не только пароходов, но и паромов. В городе была одна православная церковь, единственное каменное здание, семь мечетей, большой меновой двор, казармы, госпиталь и присутственные места.

Южная часть - Татарская слобода, «была самая большая, те же деревянные дома, но с окнами во двор»,- писал А. Врангель. - Кроме домов ни одного дерева, чистая песчаная пустыня. Вообще во всем городе не было тогда ни одной мощеной улицы, но мало было грязи, так как сыпучий песок быстро всасывал воду. Зато ходить было трудно, увязая по щиколотку в песке, а летом с палящей жарой в 30 С. в тени, просто жгло ногу в раскаленном песке». Между слобод, сливаясь с ними в одно, лежал собственно город с частью, именовавшейся еще крепостью, «хотя оной в то время и помину не было». Валы крепости были уже снесены, рвы засыпаны песком и только на память оставлены были большие каменные ворота. Здесь жили военные, находились штабы 7-го Западно-Сибирского линейного батальона и 8-гo округа Сибирского Казачьего Войска. Домов было казенных: каменных - 2, деревянных - 13, общественных - 4, частных: каменных - 1, деревянных - 128».

1 октября 1854 года состоялось торжественное открытие Семипалатинской области. Семипалатинск стал областным городом. Учреждается Городская дума и Городской суд. Назначается первый военный губернатор области полковник Спиридонов Петр Михайлович, избирается первый городской голова - купец 1-й гильдии Самсонов Сидор Иванович. Вновь учрежденная область стала самой обширной в составе Российской империи.

Семипалатинск начала 50-х годов XIX века состоял из трех частей, разделенных песчаными пустырями. На севере лежала казацкая слобода, самая благоустроенная, чистая и красивая часть г. Семипалатинска. Там были сквер, сады, довольно приличные здания полкового командира, военного училища, больницы. Казармы для казаков не было, все казаки жили в своих домах, имели свои хозяйства.

В городе находилась православная церковь, высеченная из камня, семь мечетей, крупный меновой двор, казармы, госпиталь и присутственные места. Несмотря на то, что в городе не было мощеной улицы, вокруг было мало грязи. Из-за сильной жары песок легко впитывал воду. С другой стороны, раскаленный песок, по которому сложно было пройти, тоже не радовал жителей города.

В 1901 г. впервые начались рейсы парохода «Святой Ключ» Верхне - Иртышской компании Плещеева, Березницкого и др. между Семипалатинском и Зайсаном. В том же году приисковые грузы перевозил пароход «Зыряновск», совершавший рейсы между Усть-Каменогорском и Гусиной пристанью.

                 Из Путеводителя по Оби и Иртышу.1914-1916 гг

                      «Отъ Семипалатинска до Усть-Каменногорска»

«На участкѣ отъ Семипалатинска до Усть-Каменногорска (221 в.) Иртышъ протекаетъ долиной, глубоко врѣзавшейся въ. окружающую ее степную возвышенность. До Пьяно-Ярска (100 в.) долина представляетъ каменистую, сравнительно ровную степь, далѣе местность уже болѣе холмистая. У села Шульбинскаго рѣка протекаетъ какъ бы по ущелью, образуемому ниспадающими съ обѣихъ сторонъ въ рѣку отвесными скалами. Берега почти на всемъ протяженш лишены лесной растительности и только острова покрыты рощицами тополей, осины и черемухи. Русло рѣки почти на всемъ протяженш участка распадается на множество рукавовъ и иротоковъ. На 14 в. отъ Семипалатинска у остр. Бабьяго - порожистое мѣсто. Перекаты отличаются большой быстротой течешя. Здѣсь по Иртышу расположены слѣдукнщя селешя

Пос. Талицкiй, 52 вер. Пос. Шульбинскiй, 72 вер. Пос. Пьяно-Ярскiй, 100 вер. Ст. Убинская, 113 вер. Дер. Зѣвакина, 140 вер. Пос. Барашки, 147 вер. Дер. Березовка, 160 в. Село Красный Яръ, 170 в. Село Глубокое 184 в. Село Прапорщиково 204 вер.

Bсѣ съ правой стороны. На левомъ берегу: пос. Азовскж, и Донской - Белокаменный. Усть-Каменногорскъ, 221 в., уездный городъ Семипалатинской области, на правомъ берегу Иртыша, при впаденiи речки Ульбы. Населеше до 15.000. Церквей 3, мечеть 1. Маршнская женская гимназiя. Городское училище. Г'ородскiя и церковныя школы. Заводы кожевенные, мыловаренные, маслобойные, овчинные, кирпичные. Екатерининская ярмарка съ 24 ноября по 9 декабря. Торговля хлѣбомъ, подсолнечнымъ сѣменемъ, дичью, масломъ, саломъ и медомъ. Жители занимаются земледѣлiемъ, скотоводствомъ и пчеловодствомъ, отчасти золотопромышленностью.

(Въ Усть-Каменногорскомъ уезде добывается рудное и разсыпное золото)».

К лету 1918 противники большевиков заняли Уральскую, Семипалатинскую и большую часть Тургайской области. Белыми стали города Акмолинск, Петропавловск, Атбасар, Кустанай, Семипалатинск. 1 января 1918 года в Семипалатинске к власти пришли большевики.

В августе 1918 г. в Семипалатинске был сформирован первый Алашский конный полк в составе 38 офицеров и 750 бойцов. Сформированные с помощью белогвардейцев и наспех обученные отряды алашских формирований вскоре начали принимать участие в вооруженной борьбе против Красной Армии. Декретом ВЦИК от 29 мая 1918 г. добровольность комплектования была заменена обязательной воинской повинностью. Летом 1918 г. стали создаваться национальные воинские формирования как составные части единой Красной Армии. Поражение главных сил армии Колчака на Восточном фронте летом 1919 г. создало необходимые условия для освобождения территорий Акмолинского, Павлодарского, Усть-Каменогорского и Семипалатинского уездов, а так же и Семиречья.

В конце 1919 г. основная территория уездов Юга Западной Сибири была освобождена от белогвардейцев. В марте 1920 г. был ликвидирован последний фронт гражданской войны, Северный семиреченский фронт. По мере освобождения территорий от белогвардейцев восстанавливалась советская власть. 10 июля 1919 г. декретом СНК РСФСР был организован Революционный комитет (Казревком).

Казревкому пришлось включиться в решение продовольственных проблем снабжения действующей армии, поставки хлеба и других продуктов питания в центр, Туркестанскую АССР, т.е. главного элемента политики «военного коммунизма». Казревком функционировал 15 месяцев - с июля 1919 г. по октябрь 1920 г. С момента своего возникновения Казревком вел огромную работу подготовительность характера по провозглашению советской автономии казахского народа. 17 августа 1920 г. СНК РСФСР рассмотрел и одобрил проект Декрета о Киргизской республике.

26 августа 1920 г. ВЦИК и СНК РСФСР принял подписанный М.И. Калининым и В.И. Лениным Декрет “Об образовании Киргизской Советской Автономной социалистической республики” в составе РСФСР со столицей в г. Оренбурге.

            Основатель города Семипалатинск - Иван Андреев

                                        Строитель нового города

Иван Григорьевич Андреев родился 31 января 1744 года. Он родился в Тобольске в большой семье скромного служилого сибирского дворянина.

Отец Ивана, в молодости принимал участие в создании почтовой системы в России. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1741-1742 гг. командир Иртышской пограничной линии генерал Фрауендорф направил «на Иртышскую линию через Омскую крепость до города Кузнецка поручика Григория Андреева для учреждения по крепостям, форпостам и станциям почтовых станов». Какое-то время отец Ивана был воеводой в городке Илимске, где завершил свой земной путь еще будучи довольно молодым человеком.

Однако еще при жизни, Григорий Андреев отдал двух своих сыновей - Ивана и Александра - для обучения в частную немецкую школу. В ту пору ею руководил бывший шведский военнопленный, немец по национальности, которого все запросто называли Сильвестрович. Вместе с Иваном Андреевым науки постигали и дети высокообразованных немецких семейств Тобольска. Другим источником новых знаний и интересных бесед служило семейство богатых и просвещенных купцов Корнильевых, с которыми Андреевы состояли в довольно близком родстве.

Мама Ивана Григорьевича после смерти главы семьи, была вынуждена отдать сыновей в Ивановский монастырь для завершения образования. После смерти отца он воспитывался у дяди, был определен на военную службу в расквартированный в Тобольске Олонецкий драгунский полк. Позднее служил в Петропавловской крепости, где окончил гарнизонную школу. Видимо, смышленого солдата быстро замечает начальство, и Ивана зачисляют в местную гарнизонную школу, по окончании которой он входит в резервную команду капитана А.Ф. Соймонова. Под началом этого офицера началась военная карьера Ивана Андреева.

Дальнейшая военная служба проходила в крепостях Иртышской линии укреплений.

                                   Труженик Иртышской линии

В разные годы он служит в нескольких недавно построенных крепостях, Омской (1763-1766 и 1793-1796), Ямышевской (1766-1770), Железинской (1770-1776), Семипалатинской (1776-1793), где Андреев выполнял обязанности инженера-топографа.

Основам топографии его обучил инженер-майор, строитель новой Омской крепости Малм. Работая в Омской чертежной, Андреев принимал участие в разработке проекта второй Омский крепости, планов и проектов наплавных мостов через Омь.

А в 1776 году его перевели нести службу в качестве военного инженера-топографа в Семипалатной крепости. Будучи на военной службе, Иван Григорьевич чувствовал в себе склонность к созиданию. Неудивительно, что он выбрал себе профессию военного топографа и инженера.

На протяжении своей многолетней офицерской службы в качестве военного инженера-топографа И. Г. Андреев строил мосты, крепости, церкви и различные жилые объекты на сибирских линиях. Снимал карты и планы трактов, редутов, форпостов и многих других военных укреплений в северном и восточном регионах Казахстана. Он заново отстроил такие крепости Иртышской линии, как Семипалатинская, Усть-Каменогорская, Ямышевская и Бухтарминская, а также составлял карты местности и планы будущих трактов.

Все эти военные сооружения были призваны не только оберегать государственную границу Российской империи, но и стать опорными пунктами для дальнейшей колонизации и развития Сибирского края вдоль Иртышской линии. Одновременно со службой и научными увлечениями омский капитан-исправник долгое время управлял гарнизонной школой. И.Г. Андреев стоял и у истоков сибирского светского театра. Под его руководством в 1764 году в Омске было устроено первое в Сибири театральное представление. Был у капитана Андреева главный труд его жизни, озаглавленный «Описание Средней орды киргиз-кайсаков с принадлежащими и касающимися до сего народа дополнениями, прилегающих к Российской границе, Сибирской линии по части Колыванской и Тобольской губерний крепостями, собранное в 1785 году капитаном Андреевым». Для сбора материалов проехал он от Усть-Каменогорской до Пресногорьковской крепости, останавливался в некоторых местах подолгу, расспрашивал аксакалов.

                                    Новая Семипалатная крепость

В 1776 году было принято решение о переносе Семипалатинской крепости на новое, более удобное место. Подполковник Ступин и дворянин Чередов - не совсем удачно выбрали место для закладки военной крепости. Берег оказался довольно нездоровым, а обзор с реки закрывала череда больших и малых островов, которые мешали вести оборону крепости ее защитникам. Наконец, к середине 70-х годов XVIII века одну из крепостных стен (ту, что примыкала к Иртышу), приходилось перестраивать несколько раз из-за губительного действия волн на линию берега. Поэтому, вместо того, чтобы развиваться и расширяться, Семипалатная крепость суживалась. А окружающие ручьи, ключи и болота мешали найти удобные участки для строительства домов и хозяйственных служб.

На вновь прибывшего в Семипалатную крепость военного топографа Андреева была возложена задача: найти удобное место для закладки новой крепости. И он блестяще справился с поставленной задачей, предложив заложить будущий город на правом берегу Иртыша в районе заброшенного буддийского храма, вошедшего в историю под названием Семь палат.

В «Домовой летописи» Андреев так писал о тех днях:

«Генерал-поручик Декалонг 1776 г. отбыл в Санкт-Петербург, оставя повеление свое оставшему по нем генерал-майору Антону Даниловичу Скалону, чтоб откомандировать меня в крепость Семипалатную для заложения оной вновь по прожекту и строения, куда я, получа повеление, в скорости, оставя жену и детей, дабы не растратиться своею экономиею в Железинке, отбыл, и приехал апреля 4-го числа с великим уже трудом. В которой был комендант полковник и кавалер Илья Тимофеевич Титов. Из крепости же Железинской взято было мною туда колодников 40 человек, где был святою неделею во всяких при уготовлениях к строению новой крепости и заведению, к чему и потребно было довольно надобностей, куда и переехал с командою апреля18-го числа выше старой крепости в 16 верстах, у самых семи чудских палат, о которых по приличеству, в последующем 1785 г. ясно опишу топографически, где только была одна маяшная изба. Команды же всей командированной было Семипалатного батальона солдат 25, башкир с лошадьми 100, служивых тобольских и тюменских татар 50, ссыльных колодников 200 человек; то как сим командам жить было негде, сделали плетни, а для печения хлебов в семи чудских палатах печи, в коих до постройки казарм и жительствовали. Крепость же заложена мною при инженер-капитане Аврааме Семеновиче Квашнине мая 18 числа, где я заложил в самый Троицын день и собственный для себя дом».

                         Строительство Знаменского собора

Уже в марте следующего 1777 года, епископ Тобольский и Сибирский Варлаам предписывает в новой крепости построить большой каменный православный собор, один из первых на Иртышской линии.

Знаменский собор, Семипалатинскавгуста 1777 года Иван Григорьевич участвовал в закладке церкви (Знаменская) в Семипалатинской крепости. Церковная летопись главными ревнителями построения храма называет следующих четырёх лиц: генерала Огарёва, полковника Гейцига, капитана Андреева и священника Седачёва. Архитектором при построении церкви был ямщик г. Тобольска Иван Черепанов, строительством Знаменского собора занимались; комендант крепости Илья Титов и инженер-капитан Иван Андреев. Средства на строительства собирались, что называется, всем миром. Сумма пожертвований на строительство собора составила 23 тысячи рублей серебром.

«Церковная летопись главными ревнителями построения храма называет следующих четырех лиц: генерала Огарева, полковника Гейцига, капитана Андреева и священника Седачева. Строилась она «...сочиненному от коменданта крепости Омской Андрея Клавера прожекту...». На колокольне собора помещалось 10 колоколов. Один из них, весом в 62 пуда, в 1790 году через тобольского купца Русакова приобрел капитан Андреев. Заплатил за него 775 рублей», - пишет в своем исследовании Павел Жуков.

Именно в этом соборе, многие годы спустя, прошло отпевание Ивана Андреева, о чем свидетельствует запись в соборных метрических книгах, найденных краеведом Виктором Кашляком.

                             Из Описания Западной Сибири, за 1867 г.

«Семипалатинск, областной город своей области (Семипалатинской), построен под 50 24’ и 23’’ северной широты и под 97 55’ и 33’’ восточ. долготы от фероского меридиана и, по определению великого Гумбольдта (посетившего Западную Сибирь в 1829 году), возвышается над уровнем океана на 710 футов. Он расположен на правом и высоком берегу реки Иртыша или, точнее, речки Семипалатинки, которая есть проток большого русла и ближе к городу на 150 саженей.

Весной, песчано-залежная коса (остров) между Семипалатинкой и Иртышом понимается общими обоим руслам водами.

Город этот, один из важнейших теперь пунктов нашей торговли с Среднею Азией (подобно Петропавловску в Тобольской губернии и Троицку в Оренбургской), отстоит от Петербурга на 4028 верст, а от Москвы на 3355. Его окружные города (Семипалатинской обл.) внешних округов отстоят от него: Усть-Каменогорск 205 вёрст, Кокпектав 360 вёрст, Сергиаполь 2717¼ версты, Копал 634 версты, а укрепление Верное в благословенном Заилийском крае на 1014 верст [Копал и Верное отошли в 1865 году к Туркестанской области].

Кроме своего важного торгового значения, он не менее важен теперь и стратегически, ибо, соединяясь с Омском всюду свободным плаванием первостепенной реки (Иртыша), он между тем крайний значительный военный город России на пути в глубину Средней Азии. От него до Ташкента 40 дней караванного ходу и 1003 версты, до Кашгара 40 же дней и 1135 верст, до Кульджи 25 дней и 665 верст, а до Чугучука (значительного города в Западном Китае) только 12 дней и лишь 378 верст. Стало быть, тут внутренний Китай почти под боком, да и Индия недалеко!

Почва в Семипалатинске и его окрестностях большею частью наносный песок; инде же на глинистом сланце лежит и пласт гальки. Берега Иртыша тут состоят тоже из этого сланца с толстыми кварцевыми жилами. В 7 верстах к северу есть сосновый бор с песчаными дюнами; а на северо-западе леса березовые; тополь и тальник. На Иртыше 5 островков, поросших тальником, тополем, березой, черемухой, багульником и разными плодовыми кустарниками.

Ширина реки здесь, осенью и зимой, около 200 саж., а весной в разливе и до 400. Вода мягкая и здоровая, красной рыбы: осетра, стерляди, тайменя очень много; а о множестве простой рыбы уж и не говорим. Судоходство от Омска совершенно свободно; пороги хотя и есть, но уже за Семипалатинском, вверх по течению реки к Усть-Каменогорску и Бухтарме, где судоходство делается ненужно.

С 1862 года пароходное сообщение с Тюменью установилось правильно и беспрепятственно даже и для больших пароходов. Семипалатинск имеет до 3-х верст в длину и до 1½ версты в ширину (с скотским выгоном в 8672 дес. и 181 квадр. саж.). Он очень красив, если глядеть на него из-за Иртыша, и хорошо обстроен, но город совершенно уже азиатский! В нем только 2 церкви (обе каменные), но зато семь мечетей, из коих одна каменная соборная с двумя минаретами прекрасной архитектуры, оконченная лишь в 1862 году. Из 8997 ж. о. п. к 1-му январю 1864 года, считалось 4806 магометан, стало быть, половина всего населения.

Расположение города то же самое, как и везде здесь на киргизской линии (Сибирской и Оренбургской):

- в Омске, Оренбурге и других бывших стратегических пунктах военного и тревожного времени XVIII столетия. В центре крепость, кругом форштаты: козачий, русский, татарский, ташкенский. Здесь находятся штабы 7 Западно-Сибирского линейного батальйона и 8 округа Сибирского козачьего войска. Домов: каменных казенных 2, деревянных 13, общественных 4, частных: каменных 1 и деревянных 1128. Есть недавно построенная обширная гражданская больница, уездное училище (тоже недавно открытое) и приходское; женская школа (единственная покуда во всей области) с 21 ученицей (всех учебных заведений в области 27 с 994 учащимися об. пола); 7 магометанских школ (медресе), по одной при каждой мечети, и 1-я козачья полковая.

Вообще, Семипалатинск содержится чисто, на площади перед крепостью разведен бульвар и насажены в два ряда тополи. В Семипалатинске центр гражданского военного управления областью; живет военный губернатор, который соединяет с сим званием командование всеми войсками, в области расположенными; находится областное правление и все части административные, от него зависящие.

Общество военных и гражданских чиновников довольно большое и оживленное; да и торгующее сословие мусульманское живет сыто и не прочь от веселости и общительности. Купцов местных: почетных граждан, записанных в 1-ую гильдию 3 капитала, 2-ой гильдии 378, сверх сего купцов иногородных 109 и так называемых «иногородных гостей» 20. Ревизских мещан считается 1185 душ (женщин 1021). […] Впрочем, за исключением Семипалатинска, который считается в числе людных и богатых городов сибирских, города области только что зарождаются. […]

Климат здесь умеренный, морозы редкую зиму доходят до 30° C - 38° C., летом же бывает в тени до 30° С и 32° С.

Однако замечено, что в последние 35 лет жары сделались сноснее. Старожилы помнят, что зной бывал прежде так велик, что жители с 8 ч. утра до 7 ч. веч. вынуждаемы были запирать ставни; а на раскалившемся уличном песке нельзя было ходить босиком, подошву жгло! […]

По отчету 1864 г., умерло 242 мужчин и 203 женщины, родилось 240 мальчиков и 222 девочек (из них незаконнорожденных 19). Привита оспа 218 младенцам. Иногда бывает здесь «сибирская язва» на лошадях и рогатом скоте (на людях очень редко, и то лишь при неосторожном уходе за больным скотом). Она начинается тем, что у животного на брюхе появляется подкожный твердый продолговато-круглый желвак величиною с куриное яйцо. Если врачебное пособие не подано вовремя, то он увеличивается через 2 либо 3 дня, животное издыхает.

Здешние жители употребляют следующее лечение: распаривают в горячей воде листовой так называемый «линейский» табак, потом листья его натирают мылом, посыпают на них мелко истертый нашатырь и привязывают к больному месту, переменяя несколько раз в день и обмывая брюхо животного табачною водою.

Это средство всегда действительно. К сожалению, и здесь (как везде в Сибири) ощутителен совершенный недостаток в врачах! В Тюмени, например, где рабочего народу на суда, а ямщицко-обозного на торговые тракты сходится ежегодно свыше 2000, а местного, постоянного населения считается до 44.000 жителей обоего пола всего один городовый врач на весь город и очень неказистая городская больница на 20 кроватей! То же и в Семипалатинске, где, как мы видели сие выше, почти на 9000 жит. об. п. (8997) только один же городовой врач! Здесь даже и городской больницы вовсе не было: заболевавших жителей и арестантов городовой тюрьмы отсылали на лечение в баталионный лазарет (7 линейного баталиона)!

Мало и этого. В 1860 г. купцы Токарев и Исаев пожертвовали наконец капиталец на постройку больницы, 6 июля 1863 года (в «Тобольских губернских ведомостях») старший советник Семипалатинского областного правления Н. Абрамов писал:

«Больница еще не открыта, пока по представленному начальству предположению будут определены средства для ее содержания!» Итак, три года стоит городская больница, предназначенная для города в 9000 ж. об. п., и еще не изыскано средств, ее открыть. Кажется, надо было сперва подумать о том, чем ее содержать, а потом уже построить. Само собою разумеется, что в Семипалатинске вольной аптеки нет ни одной. Даже и ветеринарный лекарь один (коронный) в таком центре, где скотоводство и коневодство составляют одну из важнейших статей благосостояния жителей области…[…]»

Всякие хлеба родятся хорошо, трав обилие. Огородный овощ отличный. Скота много, птицы домашней тоже. Нет только никаких металлических и минеральных пород, да и лесу мало.

Но это общий недостаток всех южных степных местностей. Из насекомых, замечателен только тарантул.

В жарких полях степи, где тарантула больше, нежели в Семипалатинске, казаки ограждают себя от него спаньем на подобных войлоках или подстилая под себя овчинные шубы. Тарантул живет в земляных норах.

В Западной Сибири, или, точнее сказать, во всей Сибири от предгорий Уральских до нынешних граней наших у Японского моря только две местности имеют важные исторические воспоминания, только два города богаты историческими событиями: Тобольск и Березов. Тобольск был не одно столетие «царствующим градом» всей этой громадной пустыни; Березов - великая драма ХVIII столетия. Все же остальные города учреждались и поддерживались, учреждаются и поддерживаются доселе с целями чисто административными, либо стратегическими, либо торговыми. То же самое представляет и Семипалатинск.

Историограф Миллер, путешествуя по Сибири, нашел в тюменском архиве грамоту царя Михаила от 25-го октября 1616 г., в которой эти «палаты» названы «каменной мечетью».

В сущности же тут был ламайский монастырь (каковый и доселе есть в Забайкалье), сооруженный в 1648 г. Хаиба-Ламой (первосвященником у буддистов) Дорган-Цорджаном и разоренный около 1670 года в истребительную войну джунгаров с Китаем. И доселе здесь видны эти развалины, частью из дико-серого камня, а частью из кирпича. Кругом много курганов (могильных насыпей).

Даже не далее как в 1855 г. при планировке площади, на которой стояли эти «семь палат», под новую таможню, найдены могильные склепы с человеческими остовами, разными вещицами из стекла, янтаря, сердолика, лоскутья шелковых материй, медные кайла, и даже - о суета сует! - модные булавки джунгарских красавиц с головками, изображающими птиц. Знаток буддизма, иркутский (а ныне ярославский) архиепископ Нил, говорит в своей диссертации о ламаитах:

«По четырем сторонам могилы у буддистов зарывают четыре малые сосуда (бумба-дарема) с монетами, моржанами и разными блестящими вещицами (юсун-эрдениндзуйль). Посредине зарывают такой же сосудец, как и по углам». Нередко находят в сих склепах и золотые вещицы. На том, который открыт в 1855 году, лежал надгробный камень с иссеченным на нем человеческим лицом. Длина этого камня была почти в сажень».

Генерал-поручик Шпрингер (назначенный в 1763 году начальником всех сибирских линий) окончательно устроил Семипалатинскую крепость. Потом в 1783 г., с учреждением Колыванского наместничества, Семипалатинск сделан уездным городом. 1796 г. это наместничество упразднено, и Семипалатинск очутился заштатным Тобольской губернии. В 1804 г. его причислили к вновь открытой тогда Томской губернии. В 1822 г. по «Сибирскому учреждению» графа Сперанского, учреждена Омская область, и Семипалатинск опять назван окружным городом этой области.

В 1838 г. Омская область закрыта и Семипалатинск снизошел в заштатные и снова причислен к Томской губернии. Наконец 19-го мая 1854 года, из частей, находящихся на левом фланге Киргизской степи, т. е. из Кокпектинского и Аягузского внешних округов, из Семипалатинска, Усть-Каменогорска и земель, занимаемых киргизами, кочующими на внутренней стороне Сибирской линии по правую сторону реки Иртыша, и наконец - из селений по Иртышской линии, от крепости Железинской до Малонарымска включительно, образована нынешняя Семипалатинская область.

Семипалатинск возведен на степень «областного города», а козачьи станицы: Аягузская, Кокпектинская и Копальская сделаны «окружными городами». Дан Семилатинску и герб: «на лазоревом поле щита золотой навьюченный верблюд, а над ним серебряная луна и пятиугольная звезда; щит этот увенчан золотою городскою короной».

Но, невзирая на все эти колебания мероприятий административных, Семипалатинск, благодаря своему счастливому местоположению, рос постоянно, обстраивался хорошо, торговал еще лучше! Понятно, почему в нем теперь уже около 9000 жителей оба пола, и населения не бедного, чуть ли не сытнее тюменского, если взять массы. Собственно внутренняя торговля в нем ничего не значит. Она, как и во всех сибирских городах, только про обиход местных и окрестных жителей. В 1864 г. торговали в городе 84 купца (в 43 лавках) и 21 бухарец и ташкентец (кроме крестьян и иногородных приказчиков).

Сумма объявленных капиталов простиралась до 256.400 р. с., но известно, что эти объявления всегда не соответствует действительности. Торг же с возов в особенности важен в зимние базары. Тогда съезжаются сюда линейские козаки с рыбой; бийские крестьяне с медом, маслом, мукой, овсом; киргизы с кошмами, армячиной, алачою (суконная пестрядь вроде ковра), сырыми кожами, мерлушкой, овчинами. Киргизы покупают ныне и немало хлеба.

Цены же на жизненные припасы здесь подороже, нежели в южных округах Западной Сибири, но все же сносны, а именно: ржаная мука 90 коп. сереб., а пшеничная 1 руб. с. (это везде так на юге, пшеницы больше сеют нежели ржи) за пуд; овес до 3 руб. с. четверть, мёд 4 руб. 50 коп. с. пуд (экая благодать! и притом бийский, чистое золото); пуд масла коровьего тоже не свыше 4 р. сереб.; дрова подороже, ибо безлесье, 4 руб. 50 коп. с. кубическая сажень; пуд сахару 14 р. сереб., а фунт хорошего чаю 1 руб. 10 коп. сереб., наконец, табак линейский 60 коп. сереб. за пуд, а шуба из киргизских овчин 2 руб. 70 коп. с., армяк 2 руб. и сапоги 2 руб. 25 коп. сереб., холст же рубашечный хороший 6 коп. сереб. аршин! Стало быть, жить очень можно! Даже десяток кульджинских яблоков (из Западного Китая) 25 коп. сереб., а фунт винограду тоже не свыше 25 - 30 коп. сереб.

Но внешняя торговля прогрессирует и не может не прогрессировать, ибо тут ей самые счастливые данные!

Еще с начала XVIII столетия, когда возник в 1718 г. Семипалатинск, уже началась тут торговая мена с джунгарами и бухарцами (из Малой Бухарии). Уже с 1718 года, находился здесь таможенный смотритель, а с 1734 г. комиссар. В 1740 г. разрешено киргизам приезжать ддя торгу к крепости, но не свыше 25 человек за раз. Когда китайцы разгромили Джунгарию в 1758 г., киргизские кочевья начали придвигаться ближе к Семипалатинску, и началась тоже постоянная мена (по-киргизски «сатовка»). Потом стали чаще подходить ташкентцы и бухарцы. Киргизы же пригоняли для сатовки: рогатый скот, баранов и лошадей; привезли тоже: китайское серебро в ямбах, овчины, мерлушки, пушной товар, армяки и кошмы.

Ташкентцы и бухарцы: бязи, дабы, выбойки, одеяла, бумажные и полушелковые халаты, бумагу в хлопках и пряденую, шкуры барсовые, тигровые, рысьи и лисьи, мерлушки и сарачинское пшено; сверх сего ташкентские и бухарские фрукты, шелковые материи, ковры, китайские фанзы и канфы. Им отпускался хлеб в муке и зерне, красные и черные кожи, чугунные и железные изделия, сукно, в особенности красное, бархат и плис, моржаны (кораллы), сундуки, шкатулки. Все это, с некоторыми, разумеется, видоизменениями, привозится и отпускается доселе.

Таможенные заставы есть: в Пресногорьковской станице, в Павлодаре (бывшая Коряковская станица, близь знаменитого соляного Коряковского озера), в городах: Омске и Усть-Каменогорске. Начальник Сибирского таможенного округа живет ныне в Петропавловске.

Жизнь, нравы и обычаи не только в Семипалатинске, но и во всех окружных городах обеих областей, для русского населения, чиновников и военных офицеров, купцов и мещан, духовенства и разночинцев, крестьян, солдат и казаков, одни и те же, как и во всех городах Тобольской и Томской губерний. Чиновники и офицеры служат; компания их (с некоторыми поошлифованнее купцами) всегда особняк; купцы торгуют, мещане частью хлебопашцы, а в большинстве ремесленники, и так далее.

Это все относится, разумеется, лишь к обществу христиан всех исповеданий. Но мир магометанский, совсем иное дело. Таким образом, здесь, как и везде на Линии и в степи, два общества, каждое с своими нравами и обычаями, с своим особенным воззрением на жизнь.

Русские жители Семипалатинска (коренные, то есть потомки засельцев со времен завоевания) не так хорошо и крепко сложены, как северяне (тюменцы, томцы, туринцы, березовцы, тарцы) и даже жители южных округов Тобольской и Томской губерний. Женщины тоже не так красивы (исключая заезжих купцов и мещан да линейских казаков), как северянки, коих раса вышла некогда из поморских городов России, и частью из Новгорода. Даже, наконец, и щеголеватости в одежде, и того трудолюбия, какое доселе наследственно вышесказанным городам  здесь вовсе нет. Хлебопашество в очень ограниченных размерах, огородничество, изредка мелочная торговля и ремесленность  вот их занятия.

Но татары, исстари переселившиеся сюда из губерний Казанской и Вятской, да из промышленной Тюмени - уж совсем иное. Это народ торговый, промышленный, предприимчивый, деятельный, трудолюбивый, зажиточный. Дома их составляют лучшую часть города. Они хорошего росту, крепки, в одежде щеголеваты, вообще красивы. Татарки очень милы: лица нежные и белые, черты правильные, глаза и волосы черные, взгляд веселый. И мужчины, и женщины живого и общительного характера.

Летом татарки охотницы гулять за городом, целыми женскими компаниями (мужчины в эти пикники не допускаются, кроме детей-мальчиков). Пьют где-нибудь в лесу или на острову чай, едят сласти, проводят целый день с 10 часов утра до заката солнца.

Татары и ташкенцы строго держатся ислама. У них здесь, как мы сказали выше сего, 8 мечетей. При каменной соборной служит ахун (протоиерей), а при прочих муллы. Мусульманские праздники «байрам и курбан» отправляют они с большим торжеством, и тогда Семипалатинск представляет самую веселую, самую пеструю, самую оживленную картину; ташкентцы, татары и киргизы разгуливают по улицам в дорогих шелковых халатах; женщины в парчовых, канфовых и шелковых платьях с золотыми на груди вышивками и жемчугом (татарки, по обычаю, набеленные и нарумяненные, с насурмленными бровями).

Разъезжают все они по гостям, к родным и знакомым. Молодежь же и даже мальчишки лет 10 - 12 скачут на конях с дорогими седлами по улицам во весь карьер. В домах идет угощение. В комнатах на дорогих бухарских и ташкентских коврах ставят столики вышиною с ½ аршина с пилавом, казой («казы», конские колбасы), жареною бараниной, баурсаком (легкое крупитчатое тесто, вареное в масле). Подают и пряники, сливочное масло, мед, фрукты и азийские сласти.

Пьют чай и кумыс (а ныне, от непрерывного общения с русскими, появляются и вина). Бывает и «байга» (бег) с призами, состоящими из сукна, плису, ситцев, платков. Расстояние берется до 30 верст от Семипалатинска, а скачут мальчики лет по 12 - 14. Мета ставится обыкновенно на степном выезде города».

                    Ист. Описание Западной Сибири. Том 3. Сибирско-киргизская степь. 1867.

            Семипалатинский Резервный (кадровый) батальон

В 1882 году создан резервный батальон как Семипалатинский Резервный (кадровый) батальон, из Семипалатинской Местной команды.С местом расположения в г. Семипалатинск (Омский Военный Округ).30.10.1882 г. - батальону установлено обмундирование, как в Резервных (кадровых) батальонах, формирующих первый полк в дивизии. На погонах и эполетах белого цвета шифровка - Сп., а на околышах фуражек нижних чинов шифровка - Сп.Р.

30 августа 1884 года Семипалатинскому батальону пожаловано знамя образца 1883 года. Полотнище белое, кайма красная. На лицевой стороне икона Покрова Пресвятой Богородицы. Вензель Александра III.

Это же знамя использовалось и полком после 1904 года.

26.12.1897 г. батальон входит в состав образованного Сибирского военного округа. C 29.07.1900 г.  батальон был развёрнут в Семипалатинский Сибирский пехотный полк, из 5-й роты батальона сформирован Семипалатинский Запасной пехотный батальон. C 24.10.1900 г. снова сведён обратно в Семипалатинский Резервный батальон, запасной батальон расформирован.

С 1902 года 11-й Семипалатинский Резервный батальон, в 1904 году развернут из батальона в 11-й пехотный Сибирский Семипалатинский полк. (ЦГШ 130) 27.02.1904 г. - Вошел в состав 3-й Сибирской пехотной дивизии, 2-й Сибирский армейский корпус и отправлен на Дальний Восток (Действующая армия).

11-й Семипалатинский пехотный полк  на полях сражений Русско-Японской войны воевал героически.

Одним из таких сражений где принимал участие 11-й Семипалатинский пехотный полк, Ляоянская операция. Бои при Дашичао, где принимал участие 12-й Барнаульский пехотный полк, Кунгуалине и Янзелине, повлекли за собой оставление русскими войсками Южной Маньчжурии  и отход войск на более  сильный укрепленный район Ляоян. Ляоянская позиция сооружалась три месяца, и представляла собой цепь укреплений из двух поясов. В предвидении фронтального удара японцев была сооружена сильная позиция состоящая из 11 фортов, и 8 редутов. На 15 августа Семипалатинский пехотный полк имел в своем составе: 63 офицера, 3616 строевых и 426 не строевых нижних чинов. 16 августа японские войска начали штурм укреплений Ляояна.

На 1 сентября 1904 года 11-й Семипалатинский пехотный полк имел в своем составе 42 офицеров, 2559 строевых и 410 нестроевых нижних чинов.

Одним из сражений русской армии, где  принимал участие 11-й Семипалатинский пехотный  полк, является бой за Новгородскую и Путиловскую сопки, произошедший на заключительном этапе сражения на р. Шахэ 3-4 октября 1904 года. Генерал-лейтенант Сахаров в телеграмме в главный штаб от 5 октября 1904 г. писал: «Доказательства упорного штыкового боя на сопке очевидны. Некоторые из наших офицеров, подававшие примеры и первыми ворвавшиеся в японские окопы, заколоты. Оружие наших убитых и оружие японцев носит следы отчаянной рукопашной схватки».

За японскую войну 11-й Семипалатинский полк получил Георгиевское знамя с образом Спаса Нерукотворного и с каймой "соотв. месту полка в дивизии".

29.02.1904 г. - при полку сформирован 11-й Семипалатинский Резервный батальон, батальон оставлен в г. Семипалатинске. 31.01.1906 г. резервный батальон был расформирован.

C 24.04.1906 г. - 11-й пехотный Сибирский Резервный Семипалатинский полк, вошёл в состав 3-й Сибирской пехотной Резервной бригады. Расквартирован в г. Курган (Омский ВО). В 1910 году полк обращен на формирование Сибирских стрелковых полков.

К 01.09.1910 г. - 11-й пехотный Сибирский резервный Семипалатинский полк и 12-й пехотный Сибирский резервный Барнаульский полк соединены в 44-й Сибирский стрелковый полк. Полку присвоено старшинство с 1711 года, полку в честь 200-летия пожаловано Юбилейное Георгиевское знамя образца 1900 года, с образом Спаса Нерукотворного, малиновой каймой и надписями – «1711-1911» и отличия на скобе, и Александровская Юбилейная лента из 12-го пехотного Сибирского Резервного Барнаульского полка.

Для дислокации полка в Омске близ вокзала в 1910-1914 гг был возведён военный городок (ныне 16-й Военный городок в Омске). До 1914 г. два батальона и штаб полка дислоцировалась в Омске. Два батальона оставались в Барнауле, выделяя часть личного состава для несения караульной службы в Семипалатинске.

                                    Первая мировая война.

20.08.1914 г. - полк в составе 11-й Сибирской стрелковой дивизии отправлен на фронт. (Приказ № 265 Омского Военного Округа)

К 03.09.1914 г. - По прибытии на Северо-Западный фронт, дивизия включена в состав Сводного корпуса. Сводный армейский корпус вошел в состав 10-й армии (Северо-Западный фронт).

17.09.1914 г. - Сводный корпус переименован в 1-й Туркестанский армейский корпус.

01.10.1914 г. - корпус в составе Пинаревской группы.

С 08.10.1914 г. - в составе Наревской группы (Северо-Западный фронт).

К 10.02.1915 г. - 1-й Туркестанский армейский корпус включен в состав 12-й армии (Северо-Западный фронт).

на 30.06.1915 г. - корпус в составе 1-й армии (центральная группа Северо-Западного фронта).

11.08.1915 г. - при организации Западного фронта (ПВГ687), 1-й Туркестанский армейский корпус вошел в состав 2-й армии.

В марте 1916 г. - 11-я Сибирская Стрелковая дивизия выведена из состава корпуса и напрямую подчинена командованию армии.

К лету 1916 г. - дивизия в составе 4-й армии (Западный фронт).

К декабрю 1916 г. - дивизия в составе 10-й армии (Западный фронт).

Болдевскул Митрофан Евдокимович,поручик 11-го Семипалатинского пехотного полка.

                                  Георгиевские кавалеры

               11-го Семипалатинского пехотного полка

Бобрышев Павел Степанович

11-й Семипалатинский пехотный полк.

Бобрышев Павел Степанович родился в 1876 г. в селе Малышев Лог Покровской волости Барнаульского уезда Томской губернии.

Из крестьян. Вступил в службу в 1898 г. и зачислен рядовым в состав 5-го Восточно-Сибирского линейного батальона. Участник Китайского похода 1900-1901 гг. За взятие неприятельского орудия и др. отличия пожалован ЗОВО 4-й и 3-й степеней.

Участник русско-японской войны 1904-1905 гг. За отличия пожалован ЗОВО 2-й степени № 1202 и произведен в зауряд-прапорщики. Участник Великой войны.

За отличия пожалован ГК 1-й степени и произведен в прапорщики. Умер от ран, похоронен 29 мая 1915 г. на Вознесенском кладбище г. Томск...

Высочайшiй приказъ от 30 апреля 1916 г.

Производятся:За отличия в делах против неприятеля, со старшинством.

Прапорщик запаса армейской пехоты, числившийся по Кузнецкому уезду Томской губернии, и состоявший в 46-м Сибирском стрелковом полку, умерший от ран, полученных в бою с неприятелем, Бобрышев (Павел) - в подпоручики, с 4-го мая 1915 года. В прапорщики был произведен Приказом Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта 28 марта 1915 г.

Малоросиянов Василий Петрович

11-й Семипалатинский пехотный полк. Зауряд-прапорщик 11  рота. За мужество и храбрость, оказанные в боях с японцами  28, 29 и 30 сентября 1904 года, был награждён  ЗОВО  4-й степени № 113086.

Коробейников Яков

11-й Семипалатинский пехотный полк, младший унтер-офицер 16-й роты.Был награждён Знаком Отличия Военного ордена Святого Георгия 4-й степени № 137621, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев с 8 по25 февраля 1905 г. во время Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Березовский Григорий

Уроженец с. Лютенька Гадячского уезда Полтавской губернии ("сотенный город" Полтавского полка), в 1890-х переехал в Сибирь, проживал в с. Веселовское (Веселовка) нынешнего Краснозерского района НСО, откуда был призван в армию и погиб во время русско-японской войны 1904-1905 гг.

11-й Семипалатинский пехотный полк, пешая охотничья команда, ефрейтор. За личные подвиги, мужество и храбрость, оказанные им разновременно в боях против японцев. ЗОВО 4 ст. № 147652.

Киреев Степан

11-й Семипалатинский пехотный полк, ефрейтор  6-й роты, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 107680, за мужество и храбрость, оказанные им в боях с японцами с 27 сентября по 4 октября 1904 г. у деревни Цуньо-Ясанцзай»

Юров Абрам

11-й Семипалатинский пехотный полк, ефрейтор, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 158839, за мужество и храбрость, разновременно оказанные им в боях против японцев. ЗОВО 4 ст.

Симоненко Тимофей 

11-й Семипалатинский пехотный полк, 5 рота, старший унтер-офицер, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 99652, за мужество и храбрость, оказанные им в деле против японцев 26 июля 1904 г. у Синьхотанского перевала.

Дураков Андрей

11-й Семипалатинский пехотный полк, 8 рота, рядовой, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 139767, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев 8-25 февраля 1905 г.

Дураков Степан  

11-й Семипалатинский пехотный полк, 7 рота, старший унтер-офицер, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 137581, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев 8-25 февраля 1905 г.

Чибисов Федор

11-й Семипалатинский пехотный полк, 15 рота, младший унтер-офицер, сверхсрочнослужащий, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 102192, за мужество и храбрость, оказанные им в боях 13-25 августа 1904 г. под Ляояном. 15 рота, зауряд-прапорщик, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 3-й степени № 7643, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев в период 8-25 февраля 1905 г.

Лаптев Максим (Михаил)

11-й Семипалатинский пехотный полк, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 3-й степени № 5448, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев.

Лопатин Федор

11-й Семипалатинский пехотный полк, 1 рота, зауряд-прапорщик, был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 3-й степени № 7635, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев.

Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4 степени № 113089, за мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев.

Воронков Федор

11-й Семипалатинский пехотный полк, 9 рота, младший унтер-офицер. был награждён Знаком Отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 147642, за разновременные отличия.

                                Усть-Каменогорский уезд

Князь Матвей Петрович Гагарин, назначенный в 1710 г. сибирским губернатором, сообщил Петру I, что близ города Еркеть (Яркенд) имеется много песочного золота, которое добывают в больших количествах местные жители. Это сообщение заинтересовало царя, но еще больше было его желание проникнуть вглубь Сибири, укрепит могущество государства, проложить торговые пути на Восток.

Слухи о несметных богатствах земель в районе Зайсана подтолкнули русское правительство к отправке экспедиции для продвижения вверх по Иртышу. Экспедиция в 1719 году не увенчалась успехом. Командовавший первой экспедицией подполковник Иван Бухгольц не оправдал надеж царя Петра Алексеевича. В 1719 году по царскому указу, который гласил:

«Как доброму и честному офицеру надлежит всеми мерами освидетельствовать по сказкам помянутого Гагарина и подполковника Бухгольца о золоте. Ежели найдуться оные, ехать с ним до тех крепостей, где посажены наши люди, и там разведать стараться сколько возможно, дабы дойтить до Зайсана озера. И ежели туда дойтить возможно и там берега такие, что есть леса и поочие потребности для жилья, то построить у Зайсана крепость и посадить людей» готовилась экспедиция  под командой гвардии майора Ивана Лихарева в верховья Иртыша. Сам Лихарев в письме к царю Петру описывал цель экспедиции так:

«От Семипалатинской крепости до Зайсана озера велено осмотреть и описать по реке Иртышу, какиеберега и где камень или пески, или леса. И какие в том пути удобные места к строению городов и что оной реке ширина и глубина воды. И сколько порогов и что на тех порогах воде глубина и какими судами через те пороги можно итить. И какие реки в Иртыш пришли, и с какой стороны, и сколько велики и глубоки. Также Зайсан озеро сколь велико и не впали ль в то озеро какие реки и из него не вылились. И кругом того озера какие берега, лес или камень, или пески.

И куды оное озеро подалось. И есть ли удобные места, где построить крепости. И от того озера леса сколь далеко, и много ль того лесу, и нет ли около того озера контайшиных подданных какого жилья»

За год до экспедиции майора Лихарева к верховьям Иртыша была отправлена экспедиция капитана Урезова.

Как только растаял снег, и сошел лед, майор Лихарев выступил в поход к озеру Зайсан. К концу июня 1720 года Лихарев прибыл в Семипалатинск. Так как лето выдалось засушливым, воды Иртыша обмелели, поэтому было принято решение подниматься вверх по реке не на больших судах, а на лодках с плоским дном. Из крепости Семипалатинской экспедиция отправилась на 34 лодках, взяв с собой 13 полевых пушек и 6 мортир.

В ведомости о крепостях Сибирского департамента об экспедиции было сказано:

«И по прибытии к озеру Зайсан осматривал он (Лихарев) оные места, где б можно крепость построить. Но за низкостию берегов, места удобного не нашёл и продолжил езду свою вверх Иртыша 12 дней»

Время неумолимо двигалось вперёд, надвигалась осень, впереди была зима.

Экспедиция повернула назад, к устью реки Ульбы отряд возвратился в средине августа 1720 года. Лихарев решил, что царю небесполезно будет здесь построить крепость. Незамедлительно были начаты работы по закладке крепости:

«Сия новая крепость названа Устькаменной, то есть при устье Иртыша из каменных гор истекающая лежащая…..Она укреплена земляным валом и представляла четырёх четвероугольник» так о крепости сообщают архивные материалы.

Оставив гарнизон из 363-х человек, назначив комендантом новой крепости подполковника Ступина, майор Лихарев возвратился в Тобольск. П.Ступину было поручино возглавить работы по возведению крепости. Прибыв в октябре в Тобольск, Лихарев отбыл в Санкт-Петербург. Им в сенат  была передана карта «Иртышу реки и по ней построенные крепости».

Гарнизон Усть-Каменогорской крепости 1771г.

Комендант - секунд-майор Валынкин.

Артиллеристы:

Унтер - офицеры - Яковлев, Воронин.

Капралы - Миронов, Самохвалов.

Бомбардиры - Пшенишнов, Белевской, Паршаков.

Канониры- Толмачев, Прогибин, Решетников, Молочков, Леонтьев, Комонов, Подобуев, Поляков, Волков, Остафорев, Самохвалов, Полозов, Нестеров.

Мастеровые:Кропивин, Бжицкой, Злобин, Зенков.

Школьники:Унгер, Самохвалов.

Комендантские писари:Жеребцов, Ащепков.

Семипалатинской пограничной таможни: комиссар и сибирский дворянин Хворов

Канцелярист:Ильин.

Копеист:Корытов

Крепостные старшины и казаки:

Сотник - Загозин

50-к - Желейщиков

Капралы - Лукин, Володимерцов

Казаки: Зуборев, Добрынин, Воронов, Ощепков, Вологоцкой, Трубачев, Зуев, Русинов, Шевелев, Хромов. Рагозин, Рохвалов, Беляев, Панов, Второй, Сутормин, Барабанов.

В станце Глуховском: Клюев, Панов, Маяков, Ненашев, Шенякин.

В Белом камне:

50-к Рысков

Казаки - Вяткин , Рычков, Быков, Резанцов.

В форпосте Долонском:

Капрал- Никифоров

Казаки: Толстых, Девятов, Казанцов, Пинегин, Носов, Аршинской, Воробьев, Табарин.

В станце Черемуховском:

Александров, Чекишев, Безязыков, Зуев, Томилов.

В станце Грачевском:

Капрал- Козлов

Казаки: Крушинской, Козмин, Ушаков, Сургутанов.

В станце Озерном:

Замиралов,Кубрин, Юданов, Щербаков, Деев, Нестеров.

В фарпосте Талицком:

Капрал - Лазарев

Казаки - Зейков, Скатов, Желтовской, Шубин, Усольцов, Ложников, Кашкаров, Новосельцов, Перемитин.

Города Томска купцы:Клестов, Нарицын, Вергунов, Карчюганов, Воронов, Шерстобоев, Ашаев, Протопопов,Бубнов.

Города Енисейска посадский:Стадырной.

Города Тары купцы: Патанин

Посадский - Минтабаров.

Города Тюмени купец: Поспелов.

Города Нежина грек купец: Курбанов

Крепости Омской купец:  Гаврилов.

Отставные:

Казаки - Авдеев, Барабанов, Цыпилев, Скуратов, Телятников, Астафоров. Разночинцы:

Савин, Решетников, Федорков, Вяткин, Пушкарев, Соловьев, Капин, Маяков, Баженов.

В 1720 г. гарнизон Усть-Каменогорской крепости составлял 363 человека. Офицеры и солдаты занимались охотой и рыбной ловлей. Но ощущалась большая нехватка хлеба, который завозился из Тобольска. В 1745 г. офицеры гарнизона засеяли небольшой участок земли, с которого получили неплохой урожай. С 1746 г. при иртышских крепостях введены казенные пашни. Так в Усть-Каменогорске возникло земледелие.

Изначально Усть-Каменогорская крепость была деревянная, и стала форпостом в системе иртышских крепостей оборонительной Иртышской линии.

В одном из планов XVIII века видно, что внутри крепости находились следующие строения:

- 4 деревянных башни

- Деревянная церковь «Во имя святого апостола Иона Богослова»

- Канцелярия

- Два офицерских дома

- Солдатские казармы

Через 45 лет деревянная крепость сгорела, позже была построена новая каменная крепость, обнесенная земляным валом и рвами.

Из «Домовой летописи» капитана Ивана Андреева:

«Сего же года (1765) июня 20 числа от приключившегося пожара сгорела до основания Иртышской линии крепость Усть-Каменогорская старого строения с форштатом, существовавшая с начала построения оной в царствование великого государя Петра I с 1720 года, которая построена потом уже большая, обнесенная земляным валом и рвами...».

По плану 1797 года крепость состояла из шести бастионов, на которых было установлено 29 батарей, 20 постов несущих круглосуточную охрану крепости, дом коменданта, гауптвахта, денежный и пороховой склады. Выход из крепости состоял из двух ворот, названия которых именовались Проточные и Иртышские. Из Иртышских ворот выходила дорога и вскоре раздваивалась, одна часть вела в крепость Бухтарминскую, другая шла на перевоз Ульбинский.

В самой крепости изначально находился гарнизон из пехотных солдат и драгун, но в 1725 году князь М.Ф.Долгорукий ходатайствовал о введении особого штата для крепостей Прииртышской линии, по которому определялось содержать в крепости казаков. С созданием Иртышской укреплённой линии, по ходатайству князя Долгорукова от 1725 года для службы в Прииртышских крепостях были отправлены команды донских и уральских казаков.

В 1745 году Иртышская линия значительно усиливается. На линию был командирован генерал-майор И. Киндерман с пятью драгунскими полками. К существующим крепостям и форпостам добавились 24 укрепления и 11 редутов. Удлиняется линия укреплений, защищающая от набегов джунгар Колывано-Воскресенские заводы. Устраивается цепь укреплений через весь Алтай, от крепости Усть-Каменсгорской до Кузнецка. Линия стала называться Колывано-Кузнецкой. Для соединения с Иртышской от Усть-Каменогорской крепости до Бухтарминской были устроены редуты: Ульбинский, Феклистовский, Северный, Александровский и Березовский.

От Бухтарминской крепости вверх по Иртышу до реки Нарым были учреждены караулы: Вороний, Черемшанский и Ярки. Эта цепь редутов и караулов послужила продолжением Иртышской линии (иногда ее называли Бухтарминской).

В ряду крепостей, редутов Усть-Каменогорская крепость была признана главной из всех верхиртышских укреплений «угловою точкой», где смыкались Иртышская, Колывано-Кузнецкая и Бухтарминская линии.

В XVI-XVII веках служилые люди или казаки «прибирались» из гулящих вольных ярыжек, пленных (поляки, шведы, французы), привлекались как и в последующие годы к воинской службе «инородцы». Начиная с XVIII века, в связи с присоединением к России верховьев Иртыша, строительством крепостей, в них переводили служилых казаков, стрельцов и других из городов Сибири. Их называли крепостными казаками, а оставшихся в городах - городовыми сибирскими казаками. Крепостные казаки положили начало Сибирскому линейному казачьему войску. Для охраны и содержания укрепленных линий использовали и других служилых людей.

В 1744 году Правительственный Сенат предписал сибирскому губернатору увеличить иррегулярное (казачье) войско через набор «из дворянских, боярских, казачьих состояний не положенных в оклад». Наряду с ними в крепость были отправлены польские пленные конфедераты, украинские и донские казаки с семьями. В 1747 году на линию было направлено пять драгунских полков, с 1758 года в помощь им командируются тысячные команды донских и уральских казаков и пятисотенные команды башкир и мещеряков, которые ежегодно менялись.

В 1769 году отправка команд казаков прекращается, было предписано для увеличения численности казачьего войска приписывать к нему разного чина людей. Одними из первых зачислили донских и уральских казаков.

Для полного комплектования казачьих крепостных гарнизонов посылались запорожские казаки, захваченные после Уманской резни 1768 года.

Население Усть-Каменогорской крепости росло медленно, в основном за счет прикрепления сибирских казаков, отставных нижних чинов, крестьян-добровольцев, ссыльных поселенцев, беглых раскольников.

В 1760 году был издан сенатский указ:

«О занятии в Сибири мест от Усть-Каменогорской крепости по реке Бухтарме и далее до Телецкого озера, о построении там в удобных местах крепостей и заселении той стороны по рекам Убе, Ульбе, Березовке, Глубокой и прочим речкам, впадающим в оные и в Иртыш реку русскими людьми до двух тысяч человек». Переселенцам предоставляется ряд льгот. Но меры, предписываемые Указом, ожидаемых результатов не принесли, хотя Сенат и предупреждал, чтобы число переселенцев ни в коем случае не превышало двух тысяч семей, «дабы через то и те самые места не оскудить».

Ссылались в округу Усть-Каменогорской крепости за различные проступки и сибирские крестьяне.

Из предписания сибирской администрации командованию Сибирской линии:

«Как ныне небезызвестно што великое число ишимского дистрикта крестьян и протчих обывателей, не взирая ни на строжайшие запреты, ни на грозящую им гибель, единственно для одной своей негодной и безрассудной прибыли, оставляя пашни, прокрадываясь тайно между караула уезжают за границу для промысла зверя, рыбы и хмелю.

Того ради вашему превосходительству, сим представя, прошу командующему по линиям генералитету предложить ордерами, чтоб таковых бездельников изволили старатца ловить и когда пойманы будут, им наказание кнутом и, поставя знаки на лбу и на щеках являть прямо на поселение в Усть-Каменогорскую крепость».

В 1765 году вблизи крепости был устроен меновой двор «для приезжающих на Иртыш ташкетцев, бухарцев и киргизов». Сюда чаще стали наведываться купцы из сибирских и даже центральных городов России. Они привозили мануфактуру, котлы, украшения, иглы, нитки. Скупали или выменивали пушнину, мёд, скот и везли все это на Ирбитскую ярмарку. Перевозили товары на парусных и гребных судах, барках и плотах, а также гужевым путем.

В 1786 г. командиром Иркутского драгунского полка полковником Н. Н. Аршеневским в Усть-Каменогорск были завезены пчелы. С тех пор пчеловодство стало быстро распространяться по всей округе.

Усть-каменогорские казаки стали засевать небольшие пашни, но это им жизнь не облегчило. Проезжал в 1747 году по линии командующий сибирским войском генерал-майор Киндерман, увидел посевы, похвалил старательных казаков, а потом обратился к императрице Елизавете Петровне с «покорнейшим доношением», в котором извещал, что теперь казаки сами себя своим хлебом «пропитывать» будут да еще и в гарнизоны поставлять. Попытка обязать казаков, наряду со служебными обязанностями, заняться хлебопашеством успеха не имела, «Казенное хлебопашество», как его сразу стали называть, оказалось нежизнеспособным. Задачи хозяйственного освоения края казаки решить не смогли. Сибирская администрация прекрасно осознавала, что эту задачу можно решить только заселением крестьянами округи Усть-Каменогорской крепости.

К 1808 году на Сибирских линиях служило 6117 казаков. В 1804 году Усть-Каменогорск становится городом, хотя население его росло медленно и к 1825 году число жителей в нем составляло всего 1304 человека: мужчин - 891, женщин - 413. В городе имелось 207 деревянных домов, девять лавок, один питейный дом, пять кустарных предприятий и одна церковь. Каменных домов не было.

«Свод обязательных постановлений для жителей Усть-Каменогорска», 1913 год.

             Свод состоит из трех частей, 14 разделов и 127 параграфов.

                  Выписка из свода постановлений для устькаменогорцев

«О постройках города:

§ 109. По Троицкой и Татарской улицам и переулкам между ними не дозволяется устраивать плетневых заборов, а заборы должны быть устраиваемы тесовые или каменные.

§ 112. В частных домах и разного рода промышленных и торговых заведениях, безразлично каменных или деревянных наружные двери должны отворяться непременно наружу.

Содержание улиц:

§ 20. Каждый домовладелец обязан улицу до половины всей ширины против своего дворового места содержать в чистоте и исправности, устраняя сор и назем; заравнивая ямы и выбоины.

§ 23. Содержатели заводских и других промышленных заведений на 20 сажен в окрестностях своих заведений обязаны соблюдать полнейшую опрятность, устраняя нечистоты посредством зарывания их в ямы, отведенные городским управлением.

(Прим: Если домовладельцы или учреждения в течение трех суток со времени получения повестки от городского старосты не исправляли улицы и тротуары, то они привлекались к уголовной ответственности. Кроме того, по распоряжению городского общественного управления ремонт улицы или тротуара производился за счет домовладельцев или ведомства, владеющего постройкой).

О мерах предосторожности от пожаров:

§ 12. Воспрещается на городских землях и островках пускать палы.

(Прим. Свод обязательных постановлений» включал 12 пунктов о мерах предосторожности от пожаров. Согласно им «домовладельцы обязаны вычищать дымопроводы в каждые три месяца один раз», воспрещалось также бросать сигареты и папиросы на улицах, а во всех торговых рядах около лавок строго воспрещалось складывать какой бы то ни было товар, «ломанные экипажи, телеги, бочки, ящики и укупорочные отбросы: сено, солому, бумагу, рогожи, обломки досок и прочее. Воспрещалось хранение в больших количествах керосина, дегтя, смолы, а также варка смолы, топка сала, литье свечей).

О паромной переправе:

§ 32. При пароме содержатель обязан иметь якорь и небольшую спасательную лодку с веслами, шестами, багром.

В ночных караулах:

§ 13. На обязанность жителей города возлагается охрана имущества от краж и в некотором отношении, содержать ночной караул, для чего с общего согласия домовладельцев нанимаются в их счет, за определенную плату, караульщики, по расчету на каждые два квартала по одному караульщику.

Об извозном промысле:

§ 35. Лица моложе 17 лет от роду не допускаются к занятию извозом ни сами от себя, ни от хозяев.

(Прим. Все извозчики Усть-Камевогорска входили в общую артель, снабжались от городского управления печатным экземпляром правил, жестяными знаками с номерами. Один знак должен был находиться на кушаке извозчика, другой прибит на козлах экипажа, а большой третий прибивался на заднюю стенку экипажа, чтобы его издали было видно. Два раза в год, в начале весны и зимы, городской пристав с городским старостой и ветеринаром производили осмотр всех экипажей. Требования предъявлялись такие: экипажи в исправности, лошади здоровы, хорошо выезжены и без норова: сбруя прочная и чистая...

Извозчики не имели права отказываться вести пассажиров в местность, «означенную в таксе», а также брать плату свыше «таксы». Они обязаны были подчиняться общим правилам езды по городу. Те, кто нарушал правила, наказывались: у них отбирали номерные знаки и разрешение на промысел).

О мерах безопасности от домашних животных:

§ 76. Владельцы собак должны держать их на привязи и выпускать со двора не иначе, как с ошейниками и намордниками. При несоблюдении сих правил, собаки будут уничтожаемы по распоряжению полиции и городского общественного управления без всяких предварительных предупреждений.

(Прим. В четырех параграфах подробно оговаривалась судьба бродячих собак, которых ловили специальные рабочие и доставляли в особое помещение, устроенное на городские средства, где животные содержались в течение трех суток. Если за это время хозяева не предъявляли требований и не платили штраф по 50 коп., то такие собаки истреблялись. Частным лицам, не имеющим особого письменного разрешения, категорически запрещалось в виде промысла истреблять бродячих собак).

Торговля:

§ 83. На основании  п 5. Сего Положения в воскресные дни и двунадесятые праздники торговля и занятия служащих не допускаются, а в остальные дни могут продолжаться не свыше 12 часов в сутки.

О местах произведения питейной торговли:

§ 87. Заведения, в коих производится раздробительная продажа крепких напитков, кроме мест указанных в законе, не должны быть открываемы в домах с выходом на Троицкую и Татарскую улицы..., а также у паромной переправы на р.Улъбе на расстоянии не менее одного квартала от переправы. В пригородной слободе за р.Ульбой не дозволяется открывать более одного питейного заведения.

О санитарных мерах:

 § 42. В мясных лавках мясо должно быть повешено на железные, луженые крючья и завешано чистыми пологами.

§ 53. Не допускается раскладывать на земле съестные продукты, назначенные для продажи, как то: хлеб. рыбу, дичь, овощи и т. п.

                                       По материалам Восточно-казахстанского краеведческого музея

                   Рост населения Усть-Каменогорска за два столетия:

«1720-363, 1823-661, 1825-1304, 1829-2000, 1835-2348, 1840-2181, 1851-2855, 1855-3471 1861-3874, 1870-3490, 1879-4842, 1882-5372, 1887-7119, 1898-8522, 1899-8875, 1900-126761907-13164. 1917-12327».

В городе стоял 1-й Западно - Сибирский линейный батальон.

                   1-й Западно-Сибирский Стрелковый батальон.

«Старшинство с 1809 г. Октября 21. Батальонный праздник 6 Января.

1809 г. Октября 21. Сформирован 2-й батальон Омского Гарнизонного полка

1829 г. Апреля 19. Назван Сибирским Линейным № 5 батальоном.

1865 г. Августа 6. Назван 5-м Западно-Сибирским Линейным батальоном.

1867 г. Июля 4. Назван 1-м Западно-Сибирским Линейным батальоном.

1868 г. Октября 5. Назван 1-м Западно-Сибирским Линейным Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича батальоном.

1900 г. Июня 20. Назван 1-м Западно-Сибирским Стрелковым Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича батальоном. (Пр. в. в. № 224).

1909 г. Февраля 11. Назван 1-м Западно-Сибирским Стрелковым батальоном.

Знамя простое, с юбилейною лентою и надписью: «1809-1909». Высочайше пожаловано 1909 г. 21 Октября.

Бывшим шефом 1-го Западно-Сибирского Стрелкового батальона с 5 Октября 1868 г. по 11 Февраля 1909 г. являлся Великий князь Владимир Александрович».

Усть-Каменогорск становится казачьей станицей, с 1804 года получает статус заштатного города, где в последствии располагается 3-й военный отдел Сибирского казачьего войска.По предложению М.М.Сперанского в 1822 году, Сибирь была разделена на Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства.

Согласно уставу 1822 года, сибирские города разделялись на три разряда в соответствии с количеством проживающего в них населения: многолюдные, средние и малолюдные, Усть-Каменогорск попал в группу малолюдных городов. По тому же положению 1822 года Сибирь была разделена на западную и восточную части.

К Западно-Сибирскому генерал-губернаторству были отнесены Тобольская и Томская губернии, а также Омская область. В состав двух последних и входили в основном земли царского Кабинета. Омская область состояла из Омского, Петропавловского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского внутренних округов.

В 1836 году по представлению Главного управления Западней Сибири Омская область упраздняется. Для управления внешними округами в Омске было образовано Пограничное управление. Города Омск, Петропавловск и крепость Железинская отошли к Тобольской губернии; Семипалатинск и Усть-Каменогорск - к Томской.

В 1854 году упраздняется Пограничное управление. Вместо него открываются две области: Сибирских киргизов и Семипалатинская. Город Усть-Каменогорск  входит в состав Семипалатинской области.

Вплоть до XIX века большинство хозяйств казаков Усть-Каменогорского уезда основывалось на скотоводстве.

По «Временному положению» от 1868 года, Семипалатинская область делилась на Семипалатинский, Павлодарский, Каркаралинский и Кокпектинский уезды.

В 1869 году территории Кокпектинского уезда и Зайсанского приставства были переделены, в результате чего образовался новый Усть-Каменогорский уезд с центром в Усть-Каменогорске. В качестве уездного города Усть-Каменогорск  пребывал до 1917 года.

 (Базарная площадь) с пожарного депо, 1929 г.

В «Путешествии по южным Алтайским горам в 1809 году» издатель журнала «Сибирский вестник» Г.И. Спасский отметил:

«Усть-Каменогорская крепость 22 мая. Усть-Каменогорская крепость находится на правом берегу Иртыша, в 1720 году основана. Крепость обнесена валом. Вверх по Иртышу находится небольшой форштат, а несколько далее в мазанках и войлочных юртах живут ташкентцы, которые производят порядочный торг, водят лошадей, верблюдов и рогатый скот. Подле их юрт находится пристань, где сгружаются руды, доставляемые рекою Иртышом из Бухтарминского края для Колывано-Воскресенских заводов».

              Из Путеводителя по Оби и Иртышу.1914-1916 гг.

                   «Отъ Усть-Каменногорска до озера Норъ-Зайсанъ».

                                                   (414 верстъ).

«Этотъ участокъ вполне оправдываетъ свое названiе «Быстрый Иртышъ». Недалеко отъ У.-Каменногорска поднимаются высокой стеной поперекъ долины отроги Алтайскихъ горъ, какъ бы прорезываюппе реку. Здесь Иртышъ проходитъ горную массу Алтая и у Бешбканскаго камня течете его очень быстрое.

Далее находится «Воскресенскiй Сливъ» и въ 2 вер. отъ него „Семь Братьевъ", слава о которыхъ распространена далеко.

Здесь, въ крутомъ завороте реки, находится низкiй, продолговатый островъ, разделяющiй реку на два рукава. Левый рукавъ - мелкiй, правый же подъ выгнутымъ берегомъ очень глубоюй, но узкiй. Главная струя течешя направлена вдоль выгнутаго берега, который состоитъ изъ высокихъ скалъ съ семью выдающимися немного въ русло реки острыми выступами.

Это-то и есть знаменитые «Семь Братьевъ». Далее горы становятся все выше и лишь кое-где, въ впадинахъ, показываются низкорослыя деревья, къ устью Бухтармы горы понижаются. За Бухтармой часть Иртыша до озера Зайсана у мѣстныхъ жителей носитъ назваше „Белаго" или „Тихаго" Иртыша. По выходе изъ горнаго ущелья картина меняется, горы переходятъ въ песчаные холмы и берега становятся низменными. До озера Зайсана Иртышъ течетъ здесь однимъ широкимъ, 12 - 150 саженй, русломъ.

Растительности почти нетъ. Изъ рѣкъ, впадающихъ въ Белый Иртышъ можно отметить: Нарымъ, Каинду и Буконь. Между Бухтармой и Зайсаномъ находятся следуюппя селешя:

Ст. Бухтарминская на p. Бухтармѣ. Пристань Гусиная на 330 вер. отъ Семипалатинска. Пос. Вороньевскiй на 342 вер. Пос. Николаевскiй на 363 вер. Пос. Малокрасноярскiй на 391 вер. Поселок Чистоярскiй на 428 вер. Ст. Поселокъ Батинская на 463 вер. Пос. Буконь (Шелковскiй) на 547 в. На 556 вер. дер. Мечеть, въ 12 вер. отъ Иртыша, заселенная татарами, ведущими меновую торговлю съ киргизами. По берегамъ бѣлаго Иртыша - кочевья киргизъ».

                                 Отъ Зайсана до Китайской границы.

«Отъ урочища Каракасъ путь направляется къ Тополеву мысу, въ озеро Зайсанъ. Озеро это представляетъ собою обширное водовмѣстилище, продолговатой формы съ направленiемъ на востокъ, длина его 100 верстъ, наибольшая ширина 28 вер. Путь лежитъ по заливу, образуемому сЬвернымъ бе- регомъ озера и Голодаевскимъ мысомъ; далѣе мысъ „Ак-тюбекъ“ и въ 27 вер.

Голый мысъ и еще далѣе Тополевъ мысъ у входа въ устье „Чернаго Иртыша". У мысовъ Голаго и Песчанаго образовались бухты, представляющая хорошую стоянку, въ особенности у Песчанаго.

У Тополева мыса - заливъ, могугщй служить ближайшей гаванью къ г. Зайсану, (70 вер.). Въ Зайсанъ впадаютъ Клы и Кюндерлыкъ. Дельта Чернаго Иртыша представляетъ низкую болотистую местность протяженiемъ въ 50 верстъ.

Далѣе - широкая степь. Къ югу виднеются, верстъ за сорокъ отъ рѣки, горы, у подножiя коихъ расположенъ г. Зайсанъ, а далѣе къ юго-востоку высится горный хребетъ Сауръ, съ покрытыми вѣ'чнымъ снѣгомъ вершинами. Съ севера надвигаются (20 - 40 в.) хребты южнаго Алтая. Берега рѣки низменные, съ зеленѣющими лугами, на которыхъ пасутся табуны лошадей и скотъ кочующихъ киргизовъ.

Скорость теченiя рѣки незначительна. Приблизительно въ 135 в. отъ Зайсана, считая по фарватеру, пролегаетъ наша граница съ Китаемъ».

В 30-40-х годах XIX века в казачьих станицах Горькой линии начинает широкое распространение табака. Табаководство было распространено почти во всех частях Сибирского войска (в начале ХХ в. этим промыслом занимались более 2800 казачьих семей), но лучший табак - «барашинский», выращивался в предгорьях Алтая в пос. Барашевском, Убинском, Пьяноярском и Шульбинском Усть-Каменогорского уезда. Рыночная цена которого составляла от 80 копеек до 3-х рублей за пуд.

«Усть-Каменогорск. Уездный город Семипалатинской области, при впадении р. Ульбы в р. Иртыш. Жителей (1897 г.) 8.598 (4.667 мужчин и 4.291 женщин.), домов 1297, церквей - 2. Училище городское 3-классное, мужское приходское, женское приходское, казачье смешанное, церковно­приходское смешанное и татарское. 6 кожевенных заводов, 1 салотопенный, 4 мыловаренных, 2 воскобойных, 5 маслобойных, 1 просорушка, 4 овчинных завода, 4 кирпичных и 1 мельница. Ярмарка с оборотом в 1897году в 21.485 рублей (хлеб, пушнина, воск, масло коровье и растительное, кожи и мед). Жители занимаются хлебопашеством, пчеловодством и золотопромышленностью».

24 февраля 1858 года в департаменте геральдики правительствующего сената обсуждался вопрос о гербах окраинных уездных городов, в том числе и Усть-Каменогорска, который «суть вместе и крепость».                        

Статистические данные на конец XIX века уездного г. Усть-Каменогорска по переписи за 1897 г.

«Всего населения - 8721 человек.

В том числе:

Сибирские киргизы (казахи) - 677 человек.

Крестьяне -1933 человека.

Казаки - 730 человек.

Мещане - 4753 человека.

Купцы - 95 человек.

Дворяне - 336 человек.

Духовенство - 59 человек.

Иностранные подданные - 3 человека.

Прочие -135 человек».

Из путевых заметок Коншина Н.Я. По Устькаменогорскому уезду 1900 г.

«Главной целью моей поѣздки по Устькаменогорскому уѣезду (въ Iюлѣ и Августѣ 1898 г.) было ознакомленiе на мѣстѣ съ положенiемъ переселенческихъ посёлковъ. Разсчитывая заняться изученiемъ быта джетаковъ, я счёлъ необходимымъ, въ видѣ предварительного опыта, ознакомиться болѣе подробно съ ихъ положенiмъ на какомъ нибудь изъ участковъ казачьей десятивёрстовой полосы. Собранный, такимъ путёмъ, материалъ составитъ часть прелагаемыхъ замѣтокъ.

Г. Устькаменогорскъ вполнѣ оправдываетъ своё названiе: онъ, дѣствительно, лежитъ при устьѣ каменистыхъ остроговъ Алтая, занимающихъ, подъ разными названiями, почти весь Устькаменогорскiй уѣздъ. У самого города изъ этихъ горъ выходитъ на равнину Иртышъ. Тутъ же впадаетъ въ Иртышъ горная рѣчка Ульба, мелкая и узенькая летомъ, она почти каждой весной причиняетъ своимъ разливомъ, не мало бѣдъ и хлопотъ устькаменогорсцамъ.

Местность, имъ занята (Устькаменогорскомъ) такъ красива, что самъ по себѣ невзрачный городокъ, съ деревянными неказистыми домишками, выглядываетъ куда красивѣе другихъ городовъ Семипалатинской области.

Кругомъ горы, много зелени и воды, всё это придаётъ Устькаменогорску своеобразную, прелесть, и вы невольно забываете про его немощёныя улицы, страшно грязныя послѣ дождя, благодаря черноземной почвѣ.

Обыватели, кажется привыкли къ этому, а для знатныхъ и незнатныхъ туристовъ въ городѣ есть извозщики, съ утра до вечера осаждающие земскую квартиру, когда в ней кто нибудь появится. Сюда же, безъ всякого зова, являются булочники, цырульники и т.п. Чиновничество здѣсь мало и не оно кажется, составляетъ ядро мѣстной интеллигенцiи.

Въ  городѣ стоитъ 1-й Западно-Сибирскiй линейный баталiонъ, находятся управленiе атамана 3-го военного отдѣла Сибирского казачьяго войска. Городской Староста О.О.Костюринъ любезно согласился быть моимъ спутникомъ при осмотре городскихъ учрежденiй  и, по правдѣ говоря, самый придирчивый ревизоръ остался бы доволенъ послѣ этого осмотра.

Мы начали съ приходскаго училища, почётнымъ блюстителемъ котораго состоитъ г. Костюринъ. Большое каменное зданiе  для этого училища выстроено въ 1897 году, частью на средства города и мѣщанскаго общества, частью на пожертвованныя деньги. Въ классныхъ комнатахъ много свѣта и воздуха; для отдыха учениковъ устроенъ большой реакцiонный залъ. При училищѣ имѣется особая квартира для учителя. Также хорошо зданiе - кажется, самое большое въ городѣ - гдѣ помѣщаются трёхъклассное городское училище и женская приходская школа.

Устькаменогорскъ, сравнительно старый городъ и, вѣроятно, его старожилы могли бы разсказать много интереснаго изъ исторiи своего города. Тут была каторжная тюрьма, одно время было много всякихъ невольныхъ обывателей.

Я думаю, въ немногихъ захолустьяхъ живётъ столько оригинальныхъ и по своему работающихъ людей, какъ въ Устькаменогорскѣ.

Передъ поѣздкой въ переселенческiе посёлки мнѣ надо было пересмотрѣть дѣла о переселенцахъ в Уѣздномъ Управленiи и здѣсь я познакомился съ тѣмъ чиновникомъ, который ведётъ эти дѣла.

Въ казачьей Букони я познакомился съ священникомъ-миссiонеромъ Буконского стана Киргизской миссiи о. Ефремомъ Елисѣевымъ, который встрѣтилъ меня очень радушно и предложилъ съѣздить вмѣстѣ въ Преображенский поселокъ, устроенный недавно изъ новокрещенныхъ киргизъ.

Поселокъ лежитъ въ 7 верстахъ отъ казачьей и в 2 отъ татарской Букони. Въ поселкѣ намѣчены двѣ улицы, вдоль которыхъ и разбросано около 20 маленькихъ домиковъ изъ сырцоваго кирпича. Повсюду работаютъ делаютъ кирпичи строятся семей 16 живётъ еще въ Букони, но о. Ефремъ при первой возможности и ихъ переведетъ въ Преображенскiй поселокъ. Обстановка въ домикахъ русская: столы, скамейки, образа въ углу и пр.

Когда мы обходили поселокъ, всѣ киргизы вскакивали и очень почтительно подходили къ о.Ефрему под благословенiе, а двѣ киргизки обратились за тѣмъ же и ко мнѣ…

о. Елисѣевъ служитъ буконскимъ миссионеромъ съ 1892 г. онъ родомъ из Казани и прекрасно говоритъ по-киргизски. По его словамъ, когда онъ прiѣхалъ въ Буконь, крещеныхъ киргизовъ было только 40 человѣкъ, теперь 150 т.е въ теченiи шести послѣднихъ лѣтъ крестилось только 120 человѣкъ.

Это конечно, немного, но по словамъ о. Елисѣева христианская проповедь среди киргизовъ дело въ высшей степени трудное…Степные киргизы крестятся очень рѣдко, большинство преображенскихъ новокрещенныхъ - джетаки изъ казачьихъ поселковъ. Особой непрiязни киргизы-магометане къ своимъ крещеннымъ собратьямъ не выражаютъ, хотя и зовутъ ихъ презрительнымъ именемъ «чукунча» (отъ глагола чукымакъ - клевать), намекая этимъ на употребленiе крестного знаменiя и поклоны

Зато по словамъ миссiонера, съ нескрываемой враждой относятся къ крещенымъ киргизамъ татары и чалаказаки.

Въ поселкѣ вся жизнь новокрещенныхъ проходитъ подъ наблюденiемъ миссiонера, который настойчиво приучаетъ ихъ жить на русский ладъ. Обстановка въ домикахъ, одежда ѣда - все должно быть такое же какъ у русскихъ крестьянъ. Старанiя эти, съ внешней по крайней мере, стороны, не остаются, кажется, безъ успѣха.

Мальчики и девочки обучаются въ устроенной въ поселкѣ 3-классной школе. Преподаются законъ Божiй, арифметика, русскiй и киргизскiй языки, причемъ въ 1-мъ и отчасти во 2-мъ классе преподавание происходит на киргизскомъ языкѣ, в 3-м на русскомъ. Киргизскiя книги употребляются исключительно съ русскимъ алфавитомъ и без всякой, по возможности, примѣси татарскихъ и арабскихъ словъ.

Учитель въ школѣ - крещеный татаринъ, окончившiй курс в казанской миссiонерской школѣ Братства Св. Гурiя. Изъ школьниковъ составленъ хоръ, который во время богослуженiя поётъ] по-русски и киргизски.

Въ Преображенскомъ поселкѣ живетъ четыре семьи русскихъ переселенцевъ; по слова миссшонера, совмѣстная жизнь крещеныхъ киргизъ с такими переселенцами была бы лучшимъ средствомъ для того, чтобы оградить киргизъ отъ ихъ прежняго уклада жизни. Как ни плохо жилось джатакамъ до крещенiя, степь манитъ ихъ къ себѣ, случаи бѣгства крещеных не особенно редки. Шесть человѣкъ бѣжало даже въ Китай, и миссiонеръ лично ѣздилъ туда (кажется въ Кульджу) для возвращенiя бѣжавшихъ.

Положенiе поселка въ административномъ отношенiи еще не выяснилось. Пока всѣмъ безъ исключенiя заведуѣтъ миссiонеръ: онъ и священникъ, и администраторъ, и по временамъ даже судья… Это разумѣется въ высшей степени неудобно, и самому о.Елисѣеву хотѣлось бы чтобы Преображенскiй поселокъ былъ поставлен в тѣ же условiя, что и русскiе переселенческiе поселки. Устройство Преображенскаго поселка обошлось, конечно, очень недешево. Устроенъ онъ, почти исключительно, на миссiонерскiя суммы. В поселкѣ во время моего посещѣнiя (въ августѣ 1898 г.) строились церковь, прекрасный домъ для миссiонера и причетника, а школа съ помѣщенiемъ для учителя, была почти готова.

Громадную помощь для постройки всѣхъ этихъ зданiй оказали частные пожертвованiя. Миссiонеръ, по его словамъ, разослалъ въ разные концы Россiи до 4 т. писемъ съ просьбами объ этихъ пожертвованiяхъ.

Главнымъ занятиемъ новокрещенныхъ предполагается сдѣлать земледѣлiе. Пахотная земля дѣлится на участки по числу семей; на каждую семью приходится около 6 десятинъ (въ двухъ мѣстахъ). Значительная часть земли остается пока безъ употребленiя, за невозможность провести арыки».

                                                                                                                     Н.Я. Коншин, 1900 г.

                        Обзор Семипалатинской, области  за 1901 г.

«Из ведомости о числе заводов и фабрик: мыловаренных - 2, кожевенных - 6, кирпичных - 4, маслобойных - 2, гончарных -1, водяная мельница о двух поставах - 1. Велики ли были эти фабрики и заводы? На 4 кирпичных заводах работало 10 рабочих и 3 подростка, на гончарном - 2 рабочих, на 82 «фабриках и заводах» Семипалатинской области работают 616 (502 мужчин и 114 женщин) взрослых и 136 подростков».

В 1902 году Степной генерал-губернатор потребовал от Семипалатинского военного губернатора прекращения высылки в Усть-Каменогорск политически неблагонадежных лиц. Из Омска доходили прокламации, листовки, воззвания, где рассказывалось о расстреле рабочих на Дворцовой площади в январе 1905 года. В октябре 1905 года усть-каменогорский уездный начальник докладывает начальнику Омского жандармского управления о прокламациях «противоправительственного содержания», отобранных у солдат местной команды.

В августе 1914 года началась мировая война. Большинство мужчин ушло на фронт.

Действующая армия требовала все нового пополнения. В Усть-Каменогорске и окрестных селах остались женщины да старики. Недоставало рабочих рук, разорялись хозяйства.

Купцы и золотопромышленники наживались на народном бедствии, получали прибыли от поставок для армии муки, масла, кож, овчины. Сыновья купцов и золотопромышленников «защищали» отечество в городской местной команде.

25 июня 1916 года был обнародован указ о призыве на тыловые работы «инородческого» населения. Средней Азии и Астраханской губернии. Мобилизации подлежали мужчины в возрасте от 19 до 43 лет. Опубликование указа послужило поводом к народно-освободительному восстанию в Казахстане и Средней Азии. Отказались от мобилизации на тыловые работы казахи Таинчинской волости, оказало сопротивление властям население Сулусаринской, Чарской, Кара-Бужунской, Калбинской волостей.

По данным администрации, в Усть-Каменогорском уезде насчитывалось несколько отрядов повстанцев, численность некоторых из них достигала 3000 человек. Бросали работу и вливались в ряды повстанцев рабочие казахи Риддерского рудника.

Из прошения правления Риддерского и Киргизского горнопромышленных акционерных обществ на имя Министра внутренних дел: «Об оказании содействия в удержании киргизов на предприятиях»:

«Уход работающих на предприятиях обществ инородцев - киргиз вызывает полную дезорганизацию вновь устроенных предприятий обществ, доставляющих столько необходимые ныне нашей Родине цинк, свинец, медь, золото и серебро, а также и минеральное топливе уральским заводам, что в свою очередь повредит удовлетворению нужд государственной обороны...».

Падением монархии в целом повлияло на судьбу всего Российского государства.

Весть о Февральской революции, о свержении самодержавия дошла до Прииртышья только 3 марта 1917 года. В Усть-Каменогорске проходили митинги, где ораторы говорили о свободе. Устькаменогорцы проявили полное равнодушие к выборам в Учредительное собрание. Они даже не явились на сверку списков избирателей. Газета «Усть-Каменогорская жизнь»: «Несмотря на многие объявления, граждане до сих пор относятся к этой проверке весьма хладнокровно.

Правда, в Заульбинской части многие из граждан приходили сверяться, и те, кто были пропущены при переписи, внесены всписки. Но как в последствии оказалось, шли они не из опасения лишиться своего избирательного голоса, а потому, что были уверены, что эти списки составлялись на предмет получения мануфактуры. Узнав о своем заблуждении, граждане сразу остыли в своих благородных порывах».

Становление же советской власти в Усть-Каменогорске проходило не однозначно, возникали сопротивление казаков большевикам.

В октябре-ноябре 1917 года была создана большевистская организация. В противовес эсеро-меньшевистскому совету рабочих и солдатских депутатов, который был создан в марте 1917 года, большевики сформировали свой совдеп.

Возглавит его Яков Васильевич Ушанов, двадцати четырех летний фронтовик. Газетные выдержки о событиях октября 1917 года начало 1918 г.

Газета «Свободная речь»:

«Разнесся слух - приехали настоящие большевики из Петрограда. Их программа - привлечь на свою сторону рабочих, железнодорожников и крестьян». Эта же газета сообщает, что большевики агитируют за установление Советской власти, что ни один из ораторов не потерпел фиаско, а наоборот «оглушительное «правильно» неистово раздавалось, из уст толпы «За Родину»: «В Усть-Каменогорске фактически влияние большевизма сказалось раньше захвата большевиками власти.

Приезжавшие из большевистских центров и фронтовики-солдаты вели усиленную большевистскую пропаганду, и эта пропаганда встречала сочувствие среди населения. Хотя такие общественные организации, как городская дума и земство функционировали, но чувствовалось, что волна большевизма заливает город все больше и больше».

«Свободная речь»: «Большевики явились в Думу с заявлением о переизбрании Думы. Предложили городской управе подыскать для большевистского Совдепа более приличное помещение в городе. Объявили, что они сформировали новый Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, невзирая на давно существующий. Они выдвигали требование о роспуске существовавшего (с марта 1917 года) Совета рабочих и солдатских депутатов». Я.В. Ушанов заявил, что «большевистский Совдеп выражает волю народа». Думане дала согласие на перевыборы. Большевики сами назначили их на 15 января 1918 года».

14 марта 1918 года городская дума объявила о своем самороспуске. Власть перешла к большевистскому Совдепу. 31 марта на уездном съезде Советов был избран уездный совдеп, председатель Я.В. Ушанов, заместитель председателя В. Жулинский, секретарь Н.Н. Карманов.

В январе 1918 года атаман 3-го отдела генерал-майор П.Веденин был освобожден, станичные дружины разоружили Усть-Каменогорский гарнизон.

С 31 мая по 11 июня власть в Усть-Каменогорске была захвачена небольшим отрядом сотника Остроухова. 10 июня 1918 года войсковой старшина Виноградский объявляет себя военным комиссаром Временного Сибирского правительства. В 3-м отделе восстановили в должности прежнего атамана генерал-лейтенанта Веденина.

Усть-Каменогорский Совдеп просуществовал 97 дней. 10 июня 1918 г., Советская власть была свергнута. Члены Совдепа арестованы и заключены в тюрьму.

В июле 1918 г. На видных местах расклеен приказ о мобилизации молодежи. На сходе шемонаихинцы принимают решение: приказ не выполнять. Так и сообщили в уездный центр Змеиногорск.

Для приведения крестьян к покорности прибыл отряд юнкеров. Из показаний крестьянки села Шемонаиха Сыромятовой на судебном процессе над Б. Анненковым: «Начальство потребовало выдать главных большевиков. Никто их не выдал. Тогда они половили мужиков и повели их. Увели моего мужа и сына. Как начали их «сашками» рубить - у нас со страху даже вши подохли». Население вооружается. Началось восстание, жестоко подавленное белогвардейцами.  А партизанские отряды организуются повсеместно.

В 1918 году белые части смогли закрепиться только на северном направлении и части Среднего Семиречья, южное направление было им не по силам. В первой половине казачьи полки вели бои на Уфимском и Уральском направлении. 30 июня 1919 года в Усть-Каменогорской тюрьме вспыхнуло восстание, на подавление восстания и помощи охране Усть-Каменогорской крепости пришли казаки станицы Ново-Устькаменогорской. Восстание политзаключенных было подавлено.

Осенью 1919 года партизанские отряды на Бухтарме объединились, вместо многочисленных мелких отрядов был образован партизанский полк, получивший название «Первый Алтайский полк красных горных орлов». Командиром его был избран Никита Иванович Тимофеев.

10 декабря 1919 года части Красной Армии и партизаны Березовского отряда освободили Усть-Каменогорск. Атамана 3-го отдела Веденина и других казаков арестовали в ночь на 6 декабря 1919 года, арестованные были помещены в подвал торгового дома купца Саввы Семенова (нынешний магазин Сауле).

13 декабря 1919 года в Усть-Каменогорске устанавливается советская власть, окончательно и бесповоротно. С установлением советской власти, с Белого движения в Усть-Каменогорске некоторые строевые казаки уходили из своих войсковых частей, возможно расходились по домам. 22 декабря 1919 года в Усть-Каменогорске начал работу ревком.

К началу 1920 года, на территории всего Рудного Алтая утвердилась Советская власть. Документальных подтверждений о эвакуации 3-го военного отдела Сибирского казачьего войска из Усть-Каменогорска практически нет.

17 января 1920 года в Усть-Каменогорске была открыта учительская семинария. 10-15 августа 1920 года состоялся первый уездный съезд Советов рабочих, крестьянских, казачьих, красноармейских и киргизских депутатов. Был избран исполнительный комитет. Усть-Каменогорский ревком прекратил существование.

Декабрь 1920 года. Делегаты VIII Всероссийского съезда Советов одобрили план электрификации страны, подготовленный комиссией ГОЭЛРО. Через некоторое время в далеком Усть-Каменогорске Павел Петрович Бажов в зрительном зале Народного дома делал об этом событии доклад.

1921 год был неурожайным. Голод свирепствовал по всей стране. Особенно пострадало Поволжье и западные губернии Казахстана.

Приказ Усть-Каменогорского уездного исполнительного комитета от 16 сентября 1921 года.

«Тяжелое положение, создавшееся в связи с голодом Поволжья, вынуждает республику в кратчайший срок выбросить из производящих губерний максимальное количество хлебных продуктов. В силу чего на нашу губернию возложено центром важное задание. К 10 октября заготовить и отправить в голодные губернии 1 миллион пудов хлеба, из этого количества на наш уезд приходится 300,000 пудов. Наш долг - всеми силами выполнить это задание и помочь нашим голодным».

Характеристика Усть-Каменогорского уезда конца 20-х годов:

«Промышленность развита сравнительно сильно. Здесь расположены маслобойный завод Союзросмасла, крупяная мельница, винокуренный завод, два лесопильных завода, Иртышский свинцовый завод, 4 механизированных и 17 мелких ручных и конных маслодельных заводов Казмаслопрома. Мелкая мукомольная промышленность представлена 65 водяными мельницами. Кустарные промыслы развиты сильно.

Узкоколейной железной дорогой Усть-Каменогорск связан с Риддером. В период навигации существует регулярное пароходное сообщение с Семипалатинском. Усть-Каменогорск - крупная пристань на Иртыше...

Почтово-телеграфное отделение имеется в Усть-Каменогорске и Предгорном... Телеграфом район связан с Семипалатинском и Риддером. Трансляционные радиоузлы имеются в Усть-Каменогорске, Глубоком и Чистопольском».

                             Из дорожных записок Потанина Г.Н

          Семипалатинск и другие города Семипалатинской области.

«Местность к югу от Семипалатинска, вверх по Иртышу, становится приветливее; у устья р. Ульбы появляются передовые отроги Алтая, а еще южнее дорога становится гористою.

Город Усть-Каменогорск лежит уже со всех сторон окруженный горами.

Этот небольшой город, с 3,400 жителями, тем и замечателен, что, за исключением Кузнецка, - единственный город в Алтае, расположенный внутри гористой страны; другие города лежат вне Алтая, при северной подошве его предгорий.

Из городских мезонинов в Усть-Каменогорске во все стороны видны горы, но нельзя сказать, чтоб они служили живописными рамками для города. Город расположен на ровной треугольной площадке, которая с двух сторон обрезана течением, сливающихся у самого города, рек Ульбы и Иртыша; третий бок треугольника окаймлен горами, которые образуют здесь прямой вал без всяких вырезов в гребне; ни ущелья или значительной неровности, ни опущенного лесом или кустарником ската не видно из города на этом вале.  Берега обеих рек голы; только при слиянии их, у самого города появляются тополи и ивы, образующие рощи, с тонкой, глинистой, часто заливаемой водою, почвой. Вообще, город лишен мест, удобных для общественных гуляний; городского сада также нет.

В полуверсте от города, на берегу Иртыша, под скалой находится пристань, где выгружается руда, доставляемая сюда по реке из Зырьяновского рудника*, лежащего в долине Бухтармы. Тут же переправа на паром через Иртыш на киргизскую сторону; здесь переезжают через реку едущие по почтовой дороге в Зайсанский пост.

У пристани, под скалою, по крутому косогору, живописно лепятся одни над другими домики служащих на горной пристани, а в стороне от этой слободки путешественник наталкивается на совершенно своеобразную картину. По высокому берегу реки тянутся ряды куч руды, вроде тех куч щебня, которые встречаются в Европейской России подле шоссе; только здесь эти кучи занимают площадь в несколько сот квадратных сажень. На севере, через Холзун, в северные долины Алтая ведут только горные тропинки, по которым можно проезжать верхом. Только на западе находятся более удобные выходы из долины; их два: один тележный, через северный хребет, ведется из крепости Бухтарминской в Усть-Каменогорск; другой - водный, по Иртышу.

Оба эти пути не уступают друг другу по живописности. Вид Бухтармы в верхних частях, несмотря на дикость природы, прекрасен. Роскошная растительность долины составляет контраст с суровыми вершинами гор, уходящих в небо».

                                       Зайсанский уезд

Основание Зайсана относится к 1864 году, когда появилась необходимость основать здесь военный пост для поддержки и управления краем.

В 1870 году возникла казачья станица Зайсанская. По указу царя Зайсан стал называться станицей, и был укреплен как крепость воинскими подразделением под руководством генерал-майора инфантерии Л. Ф. Бакова.

Крепость обрела большое значение наряду с таможенным постом Зайсан. С основанием военного поста было образовано особое приставство, преобразованное в 1875 году в Зайсанский уезд.

Через таможенный пост Зайсан (с 1891 года - международная таможня Майкапчагай) стали вывозить из России в Китай, Тибет, Синьзян, шерсть, шкуры, лес и другое сырье, а завозить оттуда ткани, одежды и ручные изделия.

В 1893 году Зайсан обретает статус города. Так появился пограничный городок, взявший свое имя от древнего озера (Зайсан), которое, согласно легенде, еще называют Озером звенящих колоколов…

         Из очерка «О рыбном промысле на Цзайсане и Черном Иртыше»

«Мая 5-го дня наш караван пришел на урочище Могилки на Нижнем Иртыше, в 20 верстах ниже истока. Здесь находился главный стан Цзайсанских рыбопромышленников, а по внешнему виду этого стана, можно было судить о несовершенстве здесь рыбнаго промысла. Во время пребывания на Могилках мы старались познакомиться с рыболовством на озере Цзайсане.

Рыбный промысел на озере Зайсан, его истоке, притоках, составляет оброчную статью Сибирского казачьего войска. А так как китайцы считают озеро своим, то для избегания споров их задабривали подарками, ценою примерно на 150 рублей в год. В настоящее время все рыболовныя места, занятыя прежним войсковым промыслом, сданы в трех летнюю аренду компании казаков: Плотникова, Мальцева и Загвоздина, за 4,200 руб. серебр., с уступкою им 2,000 пудов соли, которую войско получает даром из Коряковскаго озера. Г. Еремин, бывший уже 8 лет смотрителем войсковой рыбалки, оставлен и теперь смотрителем; такое продолжительное управление промыслом коротко познакомило его с Цзайсанским рыболовством и мы воспользовались его разсказами для следующаго очерка этого промысла.

Войсковая рыбалка, сдаваемая арендаторам, обхватывает в настоящее время Нижний Иртыш от истока до устья Нарыма: (при станице Красные-ярки, самом верхнем русском поселении на Иртыше), озеро Цзайсан за исключением западнаго его берега от Волчьяго мыса до истока, принадлежащаго к Кокбектинской станице, и наконец Черный Иртыш до устья Бурчума. Сами арендаторы непосредственно производят лов только в Нижнем Иртыше у Могилок и на Каракасе, в Цзайсане - против истока Нижняго Иртыша и вверх по этому последнему; берега же озера и Нижн. Иртыш, от Могилок до устья Нарыма, они сдают уже от себя в аренду, или отдельным лицам, или артелям.

Зимой 1862-1863 г.В течение зимы на Цзайсане бывает еще зимний лов, размеры котораго едвали уступают летнему. По самой средине озера вдоль его, от устья Чернаго Иртыша до истока Иртыша, Кокбектинские казаки делают проруби и ставят в них сети; в 1861 году, по отобранным от них местным станичным правлением показаниям, Кокбектинские казаки добыли красной рыбы 616 пудов, нельмы 652 п. и простой 794 пуда. Зимой по обеим берегам зимуют киргизы; все они также производят лов, хотя и дурными снарядами; по мнению г. Еремина, киргизов, рыболовствующих зимой, бывает до 1,00.

Черный Иртыш. На Черном Иртыше ловится преимущественно нельма, во время ея вессенняго подъема и осенняго спуска по реке. Прежде при казенном рыболовстве, производился только осенний лов; тогда рыболовный сезон делился так: весной был лов красной рыбы в истоке Нижняго Иртыша, и осенью лов нельмы в Черном Иртыше.Арендаторы разделили весеннюю рыболовную партию на две, и чрез это получили возможность производить и весенний лов нельмы в Черном Иртыше. Осенью, как при прежнем казенном рыболовстве, так и при нынешнем, рыболовныя партии поднимались ежегодно по Черному Иртышу до впадения Бурчума и возвратившись в сентябре к устью Чернаго Иртыша, делали в 15 верстах этого устья запор через всю реку, которым и задерживали спускающуюся нельму. В нынешнее лето, кроме того, что арендаторы производили сами лов рыбы в устье Чернаго Иртыша, они допустили из-полу четыре крестьянския артели. Кроме того, здесь же занимается ловлей киргиз рыбопромышленник Данияр Мендыбаич, с которым мы познакомились в последствии во время нашего пребывания на Черном Иртыше.

По словам г. Еремина, в Цзайсане водятся: осетры, стерляди, нельмы, щуки, караси, лини, сорожник. Осетры, также по словам г. Еремина, двух сортов: именно в Черном Иртыше попадаются осетры с более темной шкурой. Осетры в Нижнем Иртыше бывают по 5 пуд, в Черном попадаются и по 7 пуд; стерляди - цзайсанки, бывают по пуду.

Цзайсанская красная рыба выходит из озера бросать икру в Нижний и Верхний Иртыш, так что во время нерста, она по первой спускается по течению, а по второй идет против течения. Как далеко простирается путь ея по Нижнему Иртышу, г. Еремин не мог мне сказать. Ход ея в Нижний Иртыш свидетельствуется тем, что в зимнее время, в Нижнем Иртыше, на лучших местах рыбалок на Каракасе и Могилках, нельзя поймать ни одной красной рыбы, а весной она появляется сначала у Каракаса, который выше, и потом уже у Могилок; и потому чтоб не испугать ее преждевременными препятствиями и дать ей втянуться в реку, на Каракасе весной не выставляется рыболовных снарядов; до первых чисел июня лов производится у Могилок и только потом уже рыболовные снаряды переносятся на Каракасе.

Кроме этих периодически нашествующих осетров, в Нижнем Иртыше, есть осетры туземцы, которые вероятно проводят здесь и лето и зиму, и ход которых труднее определить.

Осетры эмигранты известны на языке здешних рыболовов под именем ходовых осетров, а туземцы под именем жировых. Ходовая рыба ловится вся на Могилках, на Каракас же рыболовная деятельность переносится по окончании хода, так что здесь ловится только жировая рыба

Нельма встречается только в Цзайсане и в Верхнем Иртыше, в Нижнем же не встречается. Весной она поднимается из Цзайсана в Черный для нерста и спускается в последних числах сентября; этот последний ея обычай, дает повод арендаторам устраивать в Черном Иртыше запор, верст за 15 выше устья; у запора она задерживается и вычерпывается неводами.+

Рыболовные снаряды, употробляемые арендаторами, следуюшие: перетяги, сети, и невода. Перетяги употребляются только на Нижнем Иртыше.

Сети ставятся на Зайсане и луговых озерах. Невода употребляют на Черном Иртыше для ловли нельмы.

Вечером 7 мая во время нашей стоянки у Акмоллы на северном берегу Цзайсана, в наш караван пришел крестьянин; он принадлежал к одной из рыболовных артелей, стоявших на мысе Бархоте. Всего на Бархоте находится 45 человек; они разделены на три артели; арендной платы за мыс приходится по 28 рублей серебром с человека, все три артели платят аренду 1260 руб. серебром.

Лов на Бархоте бывает весенний и осенний; в начале мая артели спускаются в карбазах с наловленной рыбой в Устькаменогорок и возвращаются только осенью.

Дня через два Бархотския артели собирались уже отправиться домой.

В долине Чернаго Иртыша, очень много укрывается беглых русских. Работники на стану у Еремина провожали нас смеясь: «к своим едете на Черный-то Иртыш.» При том русских женщин, преимуществеино казачек, здесь едвали не более, чем мужчин. Причиной побегов женщин служит особенность казачьяго быта и грубое обращение казаков с своими женами. Казаки уходя в киргизскую степь на службу, оставляют своих жен в одиночестве, более чем два года; обыкновенно они нанимают работников из киргиз, для тяжелых работ по хозяйству.

В течение этого долгаго времени, нетерпеливыя женщины нарушают брачныя обязательства и сближаются с своими работниками; их ждут вечные побои, если незаконная связь разрешится плодом; тогда единственное средство отдаться работнику на всю жизнь, и на Иртыше не редки случаи романических побегов казачек в степь перед возвращением мужей из отрядов. Для примера мы приведем разсказ русских рыболовов о казачке Марье Васильевне, из станицы Секисовской, живущей с своей семьей на Черном Иртыше, в верстах 30-ти от устья. В то время, как муж был в отряде, Марья Васильевна привязалась к своему работнику киргизу; у казаков и при мужьях часты такия отношения их женщин к работникам; очень часто случается слышать, что в семье богатаго казака которая ни будь из дочерей неравнодушна к работнику.

К возвращению мужа из отряда, Марья Васильевна с ужасом заметила, что она становится беременною; её ждали вперед вечные побои и преждевременная смерть. Вероятно, работник был человек решительный и с добрым сердцем и предложил ей бегство на Черный Иртыш, эту обетованную землю всех неужившихся с Сибирским обществом. Марья Васильевна выбрала лучшее из своих ящиков; снарядила плуг, который мог пригодиться в новом отечестве, работника отправила вперед (будто разчитала его и уволила) и чтоб замаскировать свое бегство, наделала горшков и поехала продавать их в пограничный город Устькаменогорск; в деревне Согре она переоделась в киргизское платье, надела штаны и головной киргизской убор; между тем ея любовник выхлопотал в Устькаменогорске пропуск за границу; в городе они соединились, переправились на степную сторону и укочевали на Черный Иртыш, где и теперь говорят наслаждаются спокойным семейным счастием.

Рыболовство нигде не входит в состав киргизской культуры, кроме бассейна Цзайсана; в других частях степи киргизы иногда забавляются рыбной ловлей, но не только эта ловля не составляет предмета сбыта, даже в пищу эта рыба употребляется только изредка. И производится эта забава не особыми орудиями, а просто палкой, рубахой, циновкой и чем попадется. Здесь же рыба иногда составляет существенную часть киргизскаго стола в течении нескольких месяцев и даже сбывается в большом количестве арендаторам войсковой рыбалки. Здешние киргизы имеют и рыболовные снаряды: невода, сети и крючья. Корчемное рыболовство в Цзайсане сопряжено с большим риском и доставляет станице ничтожный доход, по нашему исчислению не более 3,000 руб. серебром.

В прошлое трехлетие 1861-1864 г. Цзайсан, Черный и Нижний Иртыш были сданы войсковым правлением в аренду трем казакам: Плотникову, Загвоздину и Мальцову. Такая система, скопляя весь чистый доход с озера в руках трех лиц, способствует образованию капиталистов на счет рабочаго народа, который теперь за ничтожную плату продает свой труд арендаторам потому, что не владеет капиталом, на который бы он снял озеро за себя. В прочем рабочий народ и мог бы снять озеро, еслиб оно отдавалось частями; и действительно арендаторы, как уже сказано раньше, поотдавали множество мысов и рыбалок во вторую аренду артелям или за плату или из-полу; но рабочий народ не может снять за себя все озеро.разом, он не в состоянии организовать такой обширной ассосиации, которая бы вышла на торги в состязание с капиталистами.

Войсковое правление, после невыгоднаго казеннаго рыболовства, избрало другую систему, ближайшую к прежней по степени своей нерациональности. Цзайсан в течении трех последних лет походил на богатый золотой прииск, но мало известный, на который слепая судьба навела 3 человек и обогатила их. По нашим разсчетам арендаторы должны получить в год, при умеренном улове 15,000 р. сер. чистаго дохода, следовательно в три года у них должен образоваться капитал в 45,000 рублей серебромПо самой середине озера, вдоль него, от устья Черного Иртыша, до истока Нижнего Иртыша, кокпектинские казаки делают проруби и ставят в них сети. В 1861 году, по отобранным от них местным станичным правлением показаниям, казаки зимой добыли красной рыбы - 616 пудов, нельмы - 652 пуда, простой рыбы - 794 пуда. Зимой по обоим берегам зимуют киргизы, все они так же производят лов, хотя и дурными снарядами. Киргиз, рыболовствующих зимой бывает до 1000 человек.

                                         Зайсанский пост. 1881 год

Зайсанский пост городское поселение, центр управления Зайсанским приставством Семипалатинской области, на р. Джемени, впадающей в р. Кендерлык, приток оз. Зайсана. Церковь, лазарет на 58 кроватей, приходское училище, принем киргизский мужской интернат. Казачий форштадт. Жит. 4143 (из них только 994 женщ.), в том численижних воинск. Чинов (с семействами) 2424, казаков 772, киргизов 213; 398 магометан, 30 язычников.

пост, 1875 г.

«Поселение наше расположено на высоком месте, образовавшемся от наносов речки Джемени, при выходе ее из Саур-Сайканского хребта, покрытого лиственным лесом.

По всем улицам Зайсанского поста, из речки Джемени, проведены арыки с чистой, холодной водой, усаженные притом аллеями тальника. Только в течение трех зимних месяцев арыки замерзают, все же остальное время года они орошают все зайсанские огороды и представляют немало удобств в домашнем обиходе.

В Зайсане не более пяти деревянных домов. Остальные, как частные, так и казенные, из сырцового кирпича. Вследствие этого, приезжие из лесистых местностей называют жителей Зайсана -  «ласточками».

Горы, окружающие Зайсанский пост, изобилуют каменным углем, алебастром и известью, но ничего этого не добывается. В 1875 и 1876 годах золотопромышленником Курским открыты были золотосодержащие россыпи по системам рек Кендерлыка, Чаган-Або, Терс-Айрыка и Уласты, но до настоящего времени тоже остаются без разработки.

Вообще, как добывающая, так и обрабатывающая промышленность в Зайсанском посте находятся еще в зачаточном состоянии. Например, в 6 верстах от Зайсана есть кожевенный завод Титова, но на нем выделывается не более 1000 кож. И если, скажем, что этим ограничивается вся заводская промышленность местного населения, то едва ли ошибемся.

Зайсанский пост по преимуществу служит для обитателей всего Зайсанского приставства торговым, или лучше сказать, меновым пунктом. Каждую осень, начиная с первых чисел сентября, сюда съезжаются киргизы, татары и сарты. Киргизы привозят: кожи, капы, арканы, армячину, попоны, кочмы и прочее. Татары и русские торгуют смесью киргизского и русского товара. А сарты - ташкентскими изделиями: коврами, дабами, седлами, чембарами, урюком, рисом.

За свои товары сарты скупают наиболее верблюжью шерсть. А русские и татары - овчину и баранов, которые доставляются ими в Семипалатинск и Павлодар, а там сдаются более крупным торговцам, отпускающим им свои товары в кредит.

Вообще, в Зайсане найдется не более трех самостоятельно торгующих купцов, остальные же играют роль приказчиков от семипалатинских и павлодарских торговцев.

Зайсанский базар имеет до 40 лавок, из которых не более 5 принадлежат русским, прочие - татарам и сартам. Таким образом, только осенью, с приездом торгующего люда, Зайсан несколько оживляется, все же остальное время проводится тихо и вяло.

Если еще, что можно добавить об этом местечке, так это то, что здесь находится три врача: батальонный, полковой (казачий) и артиллерийский, несколько военных фельдшеров и учеников при лазарете, и весьма небогатая аптека, а также известная уже русско-киргизская школа. Затем один оптовый склад и шесть ренсковых погребов (прим. продажа виноградных вин) - распивочные не дозволены».

                                                                                               Сибирская газета № 32, 1881 год.

К концу 19 века Зайсан стал известен как купеческий город. Для детей купцов и чиновников, кроме азиатской начальной школы для мальчиков, открыли в 1883 году начальное училище для девочек.

В конце XIX века Зайсан быт небольшим провинциальным городишком с низенькими домами без крыш, что придавало ему вид среднеазиатского поселения. Вдоль переулков и улиц были прорыты арыки, благодаря чему в Зайсане было насажено много деревьев, и в скором времени город стал утопать в зелени. Значительно позднее здесь стали разводить и выращивать виноград.
Население города, состоящее из русских, казахов и татар, в основном занималось сельским хозяйством, преимущественно скотоводством не которых жителей Зайсана нужда гнала на золотые прииски, куда они уходили ранней весной, а возвращались домой поздней осенью. Многие из зайсанцев уходили на заработки, на угольные копи, находящиеся в окрестностях города.

Окружные указы стали губернскими, в 1857 году во время образования уездов был создан Зайсанский уезд, а Зайсанский пост стал административно-политическим центром уезда. В городе находилось уездное начальство, таможня, казначейство, почта-телеграф, личное подсобное хозяйство.

В 1880 году была протянута телеграфная линия, связывающая город с Семипалатинском.

Зайсанский уезд стал многонациональным. Здесь проживали русские, татары, узбеки, туркмены, киргизы, китайцы и представители других народов.

«Восточная часть реки Жеменей, делящей пост Зайсан на две части, стала называться Казачья слобода и состояла из большой улицы, а в западной части было 3-4 улицы, начальная школа для азиатов, деревянная церковь, дом приставского начальства, торговая площадка, 110 кирпичных и 7 деревянных домов»- писал Потанин.

Казаки расквартированного здесь 3-го Сибирского казачьего полка занимались рыбным промыслом на озере Зайсан.

                    Краткая история 3-го Сибирского казачьего полка.

14 апреля 1909 года исполнилось столетие знамени 3-го сибирского казачьего полка.

На Александровской ленте нового знамени юбилейного знамени красовались надписи: «1582-1909». «Царская служилая рать» и «3-й Сибирскiй казачiй полкъ». Указание на самом знамени службы Сибирских казаков должно служить и началом истории 3-го Сибирского казачьего полка.

Приказом по Сибирскому казачьему войску  от 21 октября 1878 года за № 42 в Зайсанском посту был сформирован 3-й конный казачий полк из сотен находившихся на службе в Семипалатинской области. В состав полка вошли три сотни 3-го отдела Сибирского казачьего войска (Усть-Каменогорский отдел). Это сотня подполковника Карбышева, сотня сотника Лязгинова и сотня сотника Корнилова. Этим же приказом назначался и первый полковой адъютант, 3-й сотни сотник Кутушев, который вскоре оказался не способным и вместо него был назначен сотник Шишкин. Первым полковым казначеем был назначен есаул Кононов. Первый полковой приказ был написан 6-го декабря 1872 года, когда от командиров сотен были затребованы именные списки офицеров и нижних чинов этих сотен, аттестаты в окончательном удовлетворении офицеров, для составления общего требования от полка.

В мае того же года в Зайсанский пост прибывает 4 и 5-я сотня, которым приказом по полку приказано «считать на лицо, а 2-ю сотню, спущенную на льготу, из полка исчислить».

Командир 5-й сотни есаул Калачев был назначен Кокпектинским полицейским приставом, а сотню принял хорунжий Маслацов. Затем в состав полка была принята сотня Нестерова, находящаяся в составе Бахтинского отряда, с присвоением ей 6-й сотни 3-го конного полка.

Первое расквартирование сотен было следующее:

1-я сотня) квартирует круглый год в Катон-Карагае, в 1,1/2 верстах от Алтайского поселка, одна полусотня в казармах, а другая за неимением казарм летом размещалась в юртах а зимой ставилась в поселок Урыльский, в 60-ти верстах и деревню Черновую в 30-ти верстах.

2-я сотня) была разделена на две полусотни, первая занимала пикет Май-Терек, а вторая стояла в Зайсанском посту.

3-я сотня) квартировала в Зайсанском посту.

4-я сотня) на летнее время уходила в урочище Таган ибо в 70-ти верстах от Зайсанского поста составляла с ротой пехоты Чиликтинский передовой отряд.

5-я сотня) так же как и 4-я уходила из Зайсана только на летнее время в урочище Май-Капчагай в 7ми верстах от Зайсанского поста и составляла два пикета, первый в Ак-Тюбе в составе одного урядника и 24 казаков, второй в Ак-Колка в составе одного урядника и 15 казаков.

6-я сотня) считалась в командировке в укреплении Бахты.

Военный губернатор в сентябре 1872 года предписал Зайсанскому приставу собрать отряд из 1,1\2 сотни казаков и выдвинуть их к реке Кобе, что бы лично предложить киргизам из рода Киреев произвести все расчеты с местным киргизами, по заявленным последними претензиями. Таким образом цель, с которою было предпринято движение на реку Кобе была достигнута, претензии по которым множество лет хлопотали киргизы были удовлетворены.

Почти одновременно с движением на реку Кобе, пришлось произвести движение в Китайские пределы еще и другой стороны, со стороны Устькаменогорского уезда. Кочующие в верховьях Кобы урунхаи и уваковцы весьма часто вторгались в кочевья местных киргиз и производили баранту (поборы). В 1872 году нападения участились и отличались особенной дерзостью, так в июле 1872 года было угнано у различных киргиз Устькаменогорского уезда до 200 голов различного скота. Пограничную службу сотни несли не одни, они входили в состав пограничных отрядов в которых казакам дополнительно придавались пехота и артиллерия.

В Устькаменогорском уезде; 1) Катон-Карагайский в долине Кусак постоянного состава из роты пехоты и 1-й сотни 3-го полка, с особым наблюдательным постом из взвода казаков у мота реки Чинбагатае.

2) Май-Терекский из 2-й сотни 3-го полка, выделяя постоянный пикет к выходу реки Кольджира из гор.

В Зайсанском приставстве; 1) Май-Капчагайский из 5-й сотни казаков, роты пехоты и взвода артиллерии.

2) Чиликтинский из взвода пехоты и 4-й сотни казаков у прохода Чаган-Обо. Остальные войска были расположены в Зайсанском посту.

Основной службой созданного 3-го полка было несение пограничной службы в составе пограничных отрядов, Таких отрядов несших пограничную службу было четыре. Третий конный казачий полк прикрывал границу с Китаем севернее Семиречья, от Тарбагатая через Зайсанские ворота и Южный Алтай до самой Тувы.

Местоположение каждого отряда было следующим;

Чиликтинский отряд- рота и сотня расположены в бараках, офицеры в юртах. Для начальника отряда был выстроен дом. Отряд примыкал с одной стороной к реке Баймурзинке. В стороне от отряда в 1 ½ верстах на караульной сопке днем ставился пост из 4-х казаков. В Баргосутайском проходе в 35 верстах от Чиликтинского отряда располагался полувзвод казаков. Ак-Колкинский передовой пост располагался в 20 верстах от Май-Капчагайского отряда. Сообщение этого пикета с Май-Капчагайским отрядом происходило через Зайсанский пост 70-т верст и  от туда еще в отряд 70-т верст, итого 140 верст. Так же были выставлены Бурхатский передовой пикет, Сообщение этого пикета с Катон-Карагаем было не совсем удобно, хотя путь его был самым коротки всего 50-т верст. Аргатинский пикет Чиндагатуйский пикет расположенный в трех верстах у самого моста через речку Чиндагатуй, в близи водопада речки Белой, размещался в бараке. Неудобное расположение этого пикета заключалось в затруднительности довольствия казачьих лошадей подножным кормом, в следствии массового прогона скота киргиз, который выбивал массу травы. Чиндагатуйский пикет был расположен в трех верстах у самого моста через реку Белую. Служба потов заключалась в охране себя и вверенных им участков часовыми, секретами и разъездами, сообразуясь с местными условиями и обстановкой.

Охранение границы имело большое значение, нередко кочевники набирались смелости и нападали на посты и пикеты казаков. Так в 1869 году Зайсанский пристав доносит Командующему войсками;

«…Вашему Высокопревосходительству имею честь донести, что 30 мая около 6-ти часов утра, при перекочевании киргизской волости с долины реки Кендерлык, Темир-Су и Дженеми через зайсанский пограничный пост в горы Кичкене-Тау, появился неприятель, скрывшийся в долине и разливе реки Дженеми, обманув бдительность на передовых пикетах, в разных местах 25 казаков и пехота была разведена по различным работам. На плечах киреевских кочевников передовые неприятельские всадники готовы были ворваться в Зайсанский пост, состоящий из трех зданий без ограды, 60 всадников были уже в нескольких шагах от занимаемого мною и вверенным мне управлением гауптвахты, когда начальник Зайсанского поста ударил тревогу и собирал пехоту, я в тоже время успел взять у киргиз 23 лошиди, сев на одну из них,  посадил на остальных казаков по отдельности табуна не имеющих своих лошадей  бросился с ними и хорунжием Тереховым вперед, отдав приказание через начальника отряда 3-й сотне 8-го округа поддерживать меня, а пехоте бежать бегом за здания поста и поддерживать казаков.

В стычке 23-х казаков с передовыми всадниками убито два казака, ранены 1 урядник и 6 казаков и ранено несколько лошадей. ……….». (печатается в сокращенном варианте)

Из приведенного рапорта видно, что нападение кызыл-аяками было произведено внезапно.

В начале формирования полка некоторые перемены в сотнях происходили без ведома командира полка, по примеру практики прежней службы этих сотен, так при осмотре полковником Старкивым 2-й сотни оказалось, что командир этой сотни есаул Никита Осипов еще не прибыл из 3-го отдела, а приведший сотню есаул Рыбин Усть-каменогорским уездным начальством был командирован в урочище Чиндагатуй, а командовать сотней уездным же  начальником был назначен сотник Баранов, делалось это все без ведома и разрешения командира полка. 23 июля 1873 года из 2-го отдела прибыла в Зайсанский пост и вошла в состав полка вместо сменившийся 2-я полусотня 3-й сотни.

Для характеристики того как неслась служба на передовых постах и как к ней легко относились начальники отрядов, что безусловно отражалось на дисциплине, служит приказ по полку № 707 от 1875 года.

«…младшiй штабъ-офицеръ вверѣннаго мнѣполка подполковникъ Шибаевъ по произведенному слѣдствiю оказывается виновнымъ:

1) въ томъ, что состоя начальникомъ передового Чикилинскаго отряда постоянно уклонялся отъ всякаго подчененiя Зайсанскому приставу, которому ввѣрены всѣ пограничные отряды;

2) въ самовольномъ предпринятiи троекратного движенiя съ полусотней казаковъ за границу въ китайскiе предѣлы; движенiя эти сопровождались; въ первый разъ нападенiемъ на лагерь чокары (китайская милицiя) слѣдовавшихъ изъ города Кобдо въ Чугучакъ, а потомъ на киргизъ, съ отбитiемъ у нихъ лошадей и разного скота болѣе 1200 головъ, захватомъ разнаго имущества и арестованiемъ китайскихъ чиновниковъ, ламъ и нѣсколькихъ киргизъ; при чемъ въ присходившихъ схваткахъ съ нашей стороны ранены 3 казака, нѣсколько лошадей и 1 киргизъ, а у подвергнувшихся нападенiю одинъ убитъ;

3) самовольномъ распоряженiи отбитыми лошадьми, изъ коихъ подполковникъ Шибаевъ 64 отдалъ казакамъ, 3 двумъ офицерамъ и 3 взялъ себѣ, четыремъ же киргизамъ, участвовавшимъ въ движенiяхъ, передалъ семь лошадей.»

Вообще же нарушения дисциплины карались, особенно высшей властью сурово; так в мае месяце с Иртышской линии в полк был отправлен эшелон в составе 1,1/2 сотни (148 человек) под командой есаула Баранова, который по просьбе казаков выдал им приварочные деньги сразу за все время похода от Семипалатинска до станицы Кокпектинской.

Штаб 3-го полка находился в Зайсанском посту. 1-я и 3-я сотня были размещены в Зайсанском посту, в казачьей казарме. 2-я с 1-го января по 9 сентября была расположена в Катон-Карагае, где размещалась до 15 мая в казармах, затем по распоряжению Усть-каменогорского уездного начальника была размещена в юртах выставленных киргизами.

С 9 по 27 сентября сотня была расположена в станице Алтайской, а с 27 сентября по распоряжению командующего войсками Семипалатинской области отбыла на расквартирование в Семипалатинск. 4-я сотня с 1 января по 10 июня была расположена в поселке Буковском.

С 16 мая по 12 сентября располагалась в юртах, с 10 июня по 24 сентября в казармах. Затем сотня по распоряжению командующего войсками Семипалатинской области отбыла на расквартирование в Зайсанском посту. 5-я сотня с 1 января по 27 сентября была расположена в Катон-Карагае, зетем была выведена в лагерь.

В зиму с 27 сентября была расквартирована по обывательским квартирам.  Первая полусотня 6 сотни с 1 января находилась в Зайсанской станице, затем до 17 октября находилась на передовом посту Боргусутайского отряда. 2-я полусотня была расквартирована в поселке Кендерлыкском, с 1-го по 11 мая находилась в передовом отряде на урочище Май-Капчагай. Затем вся сотня оставив пикет 19 октября прибыла в Зайсанский пост.

3-й казачий конный полк нёс пограничную службу на границах Омского военного округа с владениями Китайской империи от верховий реки Чахана и перевала Шабинедаба, по хребтам Саянскому, Сайлюгемскому, главному хребту Большого Алтая, рек Ак-Кабе и Аикабеку, через черный Иртыш по хребту Сауру и Тарбагатаю до перевала Хабара-су.

Списочное состояние полка со дня его основания до 80-х годов колебалось от 550 до 650 человек, при чем заметным процентом понижения строевого состава нижних чинов, служило увольнение на льготу по болезни, число таких в год в полку в среднем было 17-20 человек, затем раньше много поступало из полка в юнкерские училища, так в 80-м году поступило 8 человек.

В июне и июле списочное состояние полка обыкновенно увеличивалось, доходя до 715 человек, так как во время приходили на комплектование части из 3-го отдела и в это время состав полка был наиболее полный. В сентябре и октябре вследствии спуска казаков на льготу, списочное состояние снова уменьшилось, доходя с трудом до 500 человек. В 1880 году спуск на льготу казаков наряда в полк 1878 года был задержан по причине по причине откачевки в китайские пределы многих киргизских волостей, посему требовалось усиленная охрана границ.

За 72-74 годы состояние расквартирования к лучшему не изменилось, на этот раз две сотни прошлось разместить в сырой казарме, 4-го Западно-Сибирского линейного батальона, расчитанную на одну роту, 1-я сотня разместилась в двух столовых принадлежащих ротам того же батальона, 4-я сотня стояла по обывательским квартирам в деревне Таловке, а 5-я сотня в поселке Буконском.

Предложение о расформировании же 6-й сотни и перемещение ее в Омск составленное генерал-лейтанантом Бобковым и одобрение этого предложения со стороны генерала Казнакова препятствий не встретило, так как с самого основания Зайсанского приставства, на китайской границе вплоть до осени 1877 года никогда не было более 5-ти сотен казаков. Затем сотни с 1 октября (1876) по май (1877) и даже половину июня находились на границе в половинном составе против штата, собственно же в Зайсанском приставстве за это время всегда находилось не более двух сотен, которые только в половине июня с приходом сменных частей развертывались в четыре сотни. Что бы без крайней необходимости не ослаблять состава остающихся на границе пяти сотен 3-го полка, командующим войсками округа было разрешено оставить наряд полка в обыкновенном 14-ти рядном составе - за исключением 6-й Омской сотни, которая состояла всего из 96 строевых казаков. Кроме того согласно примечания к штату Сибирских казачьих сотен, командующий войсками Семипалатинской области всегда имел возможность образовать из состоящих в его распоряжении пяти сотен, девять вполне самостоятельных полусотен, могущих служить как для военных действий на первое время до прибытия мобилизованных полков, так и на случай проведения границы при заключении мирного тракта с Китаем.

В 1779 году в видах охранения восточного района Усть-Каменогорского уезда на зиму были поставлены, 4-я сотня в деревне Таловке и 5-я сотня в поселке Буконском, а три сотне были размещены в Зайсанском посту при штабе полка. С наступление весны сотни были выдвинуты на передовые посты Китайской границы в следующем порядке: 2-я сотня 7 мая в поселок Урыльский для охранения жителей этого селения от нападения киргиз Чингистайской волости и для разъездов к пограничным проходам, 5-я сотня 4-го мая была направлена на урочище Май-Терек, 1-я сотня была временно оставлена в Зайсанском посту в виде резерва, а так же для несения службы при штабе полка. В первых числах августа 5-я сотня была прикомандирована с позиции Май-Терек в Зайсанский пост.

В 1880 году 4-го июля в  полк прибыла и вошла в состав его 6-я сотня и полк с того времени был в полном шестисотенном составе, не считая еще сборной полусотни в Омске.

1-й сотней командовал сотник Старков, субалтерн-офицером был хорунжий Михайлов, заведующим полковой учебной командой подхорунжий Шаранов;

2-й сотней командовал сотник Козлов, субалтерн-офицеры: хорунжии Власов, Баронов Илия, Ионов, подхорунжий Баженов;

3-й сотней командовал сотник Пучков, субалтерн-офицеры: хорунжии Неклюдов, Баронов Евгений;

4-й сотней командовал войсковой старшина Корнилов, субалтерн-офицеры: хорунжии Осипов и Тарасов;

5-й сотней командовал есаул Колачев, субалтерн-офицеры: хорунжий Постников и подхорунжий Распонин;

6-й сотней командовал войсковой старшина Чукреев, субалтерн-офицеры: сотник Калачев Мефодий и Кузнецов, подхорунжий Афанасьев;

Сборной полусотней войсковой старшина Губарь, прикомандированы к полусотне; хорунжий Елгаштин, Путинцев, Добшинский, Коновалов и Сидельников;

В зиму 1880 году сотни были размещены;

- 1-я сотня в Зайсанском посту и занимала одно из отделений казармы построенной собственно для казаков;

- 2-я сотня с 1-го января помещалась в казарме в Зайсанском посту, с наступление весны выступила на Чаган-обо;

- 3-я сотня с 1-го января помещалась в казарме и 14 июня была командирована в передовой отряд на урочище Уласты;

- 4-я сотня с 1-го января была размещена по обывательским квартирам в поселке Урыльском, в июне месяце была переведена в поселок Катон-Карагай и размещалась в казармах, с 14 октября сотня была размещена по обывательским квартирам;

- 5-я сотня  с 1-го января была расположена в Зайсанском посту и занимала одно из отделений казармы. С наступлением весны командировывалась с поста в поселок Урыльский (Алтайской станицы) где и размещалась по обывательским квартирам. Сотня с 31 мая выставляла два пикета на Чиндагатуе;

- 6-я сотня вновь сформированная Приказом Войскового Наказного Атамана (80-го № 46) по прибытие из 3-го отдела, 4-го июня была помещена в Зайсанском посту и не куда не командирована;

В мобилизацию 1904 года на время войны с Японией были мобилизованы в войске все шесть льготных полков и три запасных сотни, а так же мобилизован 3-й полк. Списочный состав полка в 1904 году был увеличен до штата военного времени. 1905 год был для полка временем различных командировок.

От 5-й сотни был отправлен взвод в составе 1 офицера (подъесаула Алексеева), 35 казаков, в город Томск на случай предупреждения беспорядков в городе, особенно среди рабочих депо. По той же причине в город Новониколаевск была экстренно отправлена полусотня 5-й сотни в составе 2-х офицеров и 64 казаков, 20 сентября полусотня вернулась в Омск. В 1906 году списочный состав полка состоял по штату мирного времени, при чем в сравнении с прежними годами значительно уменьшился.

В 1910 году полк был осчастливлен пожалованием ему двух фотографических портретов Его Императорского Величества Государя Императора и Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича. Портреты были приняты с подобающим торжеством и вывешены в канцелярии командира полка.
                                             Город Зайсан.

                                3-й Сибирский казачий полк.

Командир полка - полковник Фёдор Николаевич Вологодский.

Помощник командира полка по хозяйственной части - войсковой старшина Николай Петрович Пучков.

Помощник командира полка по строевой части - войсковой старшина Пётр Алексеевич Старков.

И.д. полкового адъютанта - сотник Михаил Дмитриевич Герасимов.

И.д. делопроизводителя полкового суда - сотник Андрей Михайлович Бедрин.

И.д. заведующего оружием - сотник Ефим Прокопьевич Березовский.

И.д. заведующего полковой учебной командой - сотник Григорий Иванович Иванов.

И.д. казначея - сотник Владимир Фёдорович Бедрин.

И.д. квартирмейстера - хорунжий Ефрем Иванович Сыроешкин.

Командующий 1-ой сотней - сотник Николай Лукич Мокин.

Командующий 2-ой сотней - есаул Константин Иванович Жуков.

Войсковой старшина Павел Дмитриевич Калачёв(откомандирован в 1-й СКП).

Есаулы: Александр Николаевич Калачёв (откомандирован в 1-й СКП), Степан Антонович Новоселов(в офиц. кав. шк. в С.-Петербург).

Командующий 3-й сотней - есаул Василий Николаевич Вологодский.

Командующий 4-й сотней - подъесаул Степан Иванович Постников.

Командующий 5-й сотней - подъесаул Иван Михайлович Шарапов.

Командующий 6-й сотней - есаул Семён Васильевич Буров.

Младшие офицеры: сотники-Александр Павлович Лапшин(?), Василий Степанович Филипьев, Фёдор Васильевич Калеев, Николай Павлович Рыбин, Павел Павлович Иванов(откомандирован во 2-й СКП), хорунжие - Пётр Петрович Рязанцев, Михаил Ксенофонтович Шестаков, Иван Лукич Мокин и Андрей Михайлович Сальников.

Старший врач - кол. сов. Иосиф Семёнович Гуревич(в Императорской воен.-мед. Академии).

Ветеринарный врач - кол. секр. Артур Адамович Эншыс(?).

Делопроизводитель - губ. секр. Михаил Георгиевич Мухин.

                                                 Памятная книжка Семипалатинской области на 1897 год.

                                                         Город Зайсан.

                                 3-й Сибирский казачий полк.

Командир полка - полк. Ник. Ив. Ерковский.

Помощник командира полка по хозяйственной части - войсковой старшина Николай Петрович Пучков.

Помощник командира полка по строевой части - войсковой старшина Пётр Алексеевич Старков.

Полковой адъютант - сотник Влад. Фёд. Бедрин.

И.д. делопроизводителя полкового суда - сотник Андрей Михайлович Бедрин.

И.д. заведующего оружием - сотник Григорий Нефёдович Пермитин.

И.д. заведующего полковой учебной командой - подъесаул Вас. Прок. Афонасьев.

Казначей - сотник Александр Константинович Осипов.

И.д. квартирмейстера - хорунжий Мих. Андр. Красноперов.

Командующий 1-ой сотней - есаул Григ. Серг. Никитин.

Командующий 2-ой сотней - есаул Константин Иванович Жуков.

Командующий 3-й сотней - подъесаул Анд. Ив. Неклюдов.

Командующий 4-й сотней - есаул Степ. Ант. Новоселов.

Командующий 5-й сотней - подъесаул Троф. Петр. Власов.

Командир 6-й сотни - Семён Васильевич Буров.

Младшие офицеры: подъесаулы-Алекс. Дмитр. Баженов, Кон. Андр. Солдатов, Фёд. Вас. Калеев, Евфим Прок. Березовский, Алексей Мих. Безсонов, Вл. Н. Осипов и Андр. Дмитр. Баженов; хорунжие-Дим. Прок. Афонасьев, Влад. Евстаф. Мархинин, Ив. Вас. Водопьянов, Вл. Ник. Горбунов, Алекс. Алексеев. Шарапов и Ив. Андр. Красноперов. Есаул Николай Николаевич Калачёв - в офиц. кав. шк. в г.С.-Петербурге.

Старший врач - кол. сов. Фёд. Вас. Пальмирский.

И.д. ветеринарного врача - тит. сов. Ив. Алексеев. Кордобовский.

Делопроизводитель - губ. секр. Михаил Георгиевич Мухин.

                                               Памятная книжка Семипалатинской области на 1899 год.

В Зайсане, который был центром Зайсанского уезда Семипалатинской губернии, было 2 мечети и 2 церкви. В то время 6 районов уезда были объединены и созданы 17 самостоятельных волостей. В уезде открылось 12 школ, где училось 350 детей, и преподавали 17 учителей.

В 1896 году в городе открылась семиместная больница, где медицинскую услугу оказывали два врача, предприниматели А.С.Хохлов, Титов, Собачкин открыли шахту, наладили угледобычу в кендырлыке. В 1880-1890 годах город стал крупным центром, об этом свидетельствовало и его архитектура. В городе выстроились рядами магазины, дома из обожжённого кирпича, созданные по плану архитектура Баязита Сатпаева.

Долгое время город Зайсан имел важное значение в торговле России с Китаем и Монголией. Через Зайсан прогонялись огромные гурты скота, провозились мануфактура, керосин, чай, сахар, посуда и другие товары.

Контроль за торговлей осуществлялся через таможню, где проходил осмотр караванов, идущих из-за границы. К концу XIX века роль Зайсана, как торгового города, несколько падает, но с развитием парового судоходства в верховьях Иртыша вновь возрастает. Шумные и беспокойные дни для жителей Зайсана наступали с открытием Никольской ярмарки, которая проходила в мае каждого года.

На ярмарку приезжали жители со всех концов Зайсанского и даже соседних уездов. Сюда пригонялся скот и привозились чай, сахар, посуда, мануфактура, изделия из кожи, железа и другие товары. Купцы, лавочники, различного рода торгаши и аферисты за бесценок скупали и выменивали у местного населения на мануфактуру, чай, сахар, скот, а затем угоняли его в другие районы, где продавали втридорога, наживая себе на этом огромные барыши.

В ярмарочные дни бурную деятельность развивали служители винных лавок и кабаков, которые также старались побольше выкачать денег из карманов приезжающих на ярмарку крестьян и казахов. В 1890 году в Зайсане имелась два кожевенных завода с четырьмя рабочими и один мыловаренный завод с двумя рабочими, принадлежащих частным лицам.

Годовая производительность их была ничтожной. Кожевенные заводы в 1890 году выработали продукции на сумму 8400 рублей, а мыловаренный на сумму 2128 рублей. Позднее в Зайсане был построен кирпичный завод, обеспечивающий нужды города. На этом заводе в 1902 году работало 20 рабочих, из них 12 мужчин и остальные подростки.

Вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции г. Зайсан был местом политической ссылки, где ссыльные находились в невыносимо тяжелых условиях. Сюда ссылались «наиболее опасные» для царского самодержавия лица. В конце XIX века в Зайсане отбывало ссылку более десяти человек. Из царских учреждений в Зайсане размещались: уездное управление, казначейство, лесничество, почтово-телеграфная контора и т. д. Телеграф, соединяющий Зайсан с центром области - Семипалатинском, был проведен в 1880 году. В 1881 году на основании «высочайшего повеления от 27 января 1881 года «Об устройстве училищной части в Акмолинской и Семипалатинской областях» в г. Зайсане было открыто мужское приходское училище. Девочки длительное время вообще лишены были возможности обучаться грамоте, так как специальных женских школ в городе не имелось, и только в 1883 году в Зайсане было открыто женское приходское училище.

В 1899 году мужское приходское училище было преобразовано в трехклассное городское училище, где проводилось совместное обучение мальчиков и девочек. В 1915 году это училище было еще раз преобразовано в высшее городское начальное училище. На первое января 1901 года, трехклассное городское училище посещало 90 детей, а женское приходское училище 24 девочки. Штат трехклассного городского училища состоял из четырех человек; почётного смотрителя, учителя-инспектора, законоучителя и одного учителя, позднее штат преподавательского состава этого училища несколько возрос. Учиться в школе могли только дети представителей имущих классов.

На имя уездного управления и военного губернатора Семипалатинской области поступали многочисленные просьбы от населения о расширении школьной сети в городе Зайсан, некоторые долгое время оставались неудовлетворенными. И только 17 октября 1905 года (по старому стилю) в Зайсане было открыто одноклассное мужское приходское училище.

Российское правительство в 1874-1875 гг. направило в Китай учено-торговую экспедицию с целью поиска новых сухопутных маршрутов к китайскому рынку, оценок возможностей для более активной торговли и для расположений консульств и фабрик, а также сбора информации о Дунганском восстании, бушевавшем в то время в западных районах Китая.

Экспедиция, руководителем которой был полковник Генерального штаба Ю. А. Сосновский, состояла из девяти человек: капитана Матусовского - топографа, доктора Павла Яковлевича Пясецкого - научного сотрудника, переводчиков с русского и китайского языков, троих казаков и фотографа экспедиции Адольфа Эразмовича Боярского.

Экспедиция отправилась из Санкт-Петербурга в Шанхай через Улан-Батор (Монголия), Пекин и Тяньцзинь и затем последовала по маршруту вдоль реки Янцзы, по Великому шелковому пути, проходя через оазис Хами к озеру Зайсан, обратно в Россию. Боярский сделал около 200 снимков, которые легли в основу уникальных материалов для изучения Китая того времени.

В 1920-е годы, подобно многим малым городам СССР, Зайсан утратил городской статус (восстановлен в 1941 году).

Зайсанский район был образован 17 января  1928г. из Сталинской, частей Дарственной, Нор-Зайсанской, Тарбагатайской волостей Зайсанского уезда. (Утверждено ВЦИК 3 сентября 1928 г.).

                                     Каркаралинский уезд

Уезд образован 21 октября 1868 года из Каркаралинского внешнего округа. Каркаралинский внешний округ образовался в 1824 году в составе Омской области Западно-Сибирского генерал-губернаторства. Это наиболее «киргизский» уезд киргизских степей, отличающийся старыми султанскими родами населения.

Каркаралинский уездсостоял в 1900 году из 22 волостей: Абралинская, Акботинская, Аксаринская, Акчатауская, Балхашская, Бериккаринская, Борилинская, Даганделская, Дегеленская, Котанбулакская, Кентская, Кувская, Кызылтауская, Моинтинская, Нуринская, Сарытауская, Сарыбулакская, Темиршинская, Токраунская, Шубартауская, Чуская, Едирейская

Каркаралинск уездный город Семипалатинской области, расположен рядом с одноименной станицей, у подошвы Каркаралинских гор, находится в 4032 верстах от Петербурга, на вышине более 2000 фт. над уровнем моря. Жителей 2682 (мужчин, 1407, женщин, 1275).

В 1890 г. в Каркаралинске вместе со станицей было;

- дворян 188,

- духовных 14,

- купцов и прочих граждан 72,

- мещан 218,

- крестьян 87,

- нижних воинских чинов 187,

- казаков 438,

- киргизов 1344;

- православных 926,

- магометан 1742,

- прочих исповеданий 14.

Город Каркаралинск был основан в 1824 году. Именно этим годом датируется официальное упоминание о Каркаралинске как о населенном пункте.

8 апреля 1824 года состоялось торжественное открытие Каркаралинского округа и приказа. 4 июля того же года, был одобрен правительствующим Сенатом и утвержден Указ об этом событии. Заседатель сотник Иван Карбышев отвечал за порядок в округе, под его началом была команда из 250 линейных казаков. Приказано выстроить к зиме землянки, «заводить хлеборобство и огороды для овощей.

Упоминаемая дата 8 апреля 1824 года относится к торжественному открытию Каркаралинского округа и приказа.  Летом 1824 года, когда у подножья гор Каркаралы появились обозы отряда сибирских казаков и солдат.

Первые данные о численности населения относятся к 1827 году - 390 мужчин и 55 женщин. Среди них были «гражданского ведомства чиновники, толмачи и письмоводители», сбирские казаки (первая группа прибывших состояла из 53 мужчин и 38 женщин), солдаты и нижние чины (297 человек).

Сохранился перечень административных лиц Каркаралинского округа: старший султан Турсын Чингисов, заседатели Ульжабай Ортауов и Жаманбай Нуралин, волостные султаны майор Газиз Букеев, Батыр Бу- кеев, Тауке Букеев, Абылгазы Букеев, Абдулахмет Букеев, Худайменды Газин, муллы Салих Сагитов, Давлетша Хамитов, Ахмет Абдуков, Исхак Габайдулин, Хайбулла Амиров. В числе толмачей (переводчиков) были: Марк Петров, Николай Михайлов, Леонтий Федоров, Алексей Литвинов, Николай Корнилов, Прохор Власов, Аристарх Даньшин. Сотник Иван Карбышев, выполнявший особые поручения, занимал положение наиболее влиятельного чиновника. Звание коллежского регистратора имели Петр Бубеннов и Владимир Жеребятьев, титулярного советника - Алексей Крайхин, Саватий Куртуков, Степан Лобанов, Дмитрий Туголуков и Андрей Бубеннов. Столоначальник - Лука Захаров, секретарь - Семен Елгин.

Для руководства округом султаны избрали старшего султана, который руководил окружным приказом. Ему помогали по два заседателя из русских чинов и выборных киргизов. Старшему султану подчинялся отряд линейных казаков под командованием сотника Карбышева. Этот отряд и наводил в степи порядок и производил сбор ясака.

1826 года 8 января в Каркаралинском внешнем окружном приказе чиновники подписали присягу Его Императорскому Величеству: «служить нелицемерно» во вновь образованном поселении. Присягу подписали: заседатель приказа коллежский асессор Де Арто, заседатель титулярный советник (неразборчиво), секретарь титулярный советник Елгин, переводчик титулярный советник Куртуков, столоначальник губернский секретарь Захаров, толмач коллежский регистратор Туголуков, толмачи Даньшин, Власов, Федоров, Михайлов, сторожа Данило Пальгуев и Логин Рязанов (Рязанцев) - неграмотные, за них расписался толмач Федоров. К присяге людей приводил иерей Константин Фокин.

13 ноября 1825 года С.С. Броневский узаконил переселение казаков во внешние округа. Из обширного документа возьмем самые знаковые детали:  

- водворение казаков происходит добровольно из казаков Линейного войска;

- переселенец получает льготу от службы на полтора года;  казаки наделяются землей в количестве 15 десятин на душу;

- выделяется пособие семье на пропитание.

С 1827 года Каркаралинск стал казачьей станицей. Стали прибывать семьи казаков, селились отставные солдаты, мелкие торговцы, ремесленники. Образовалась и киргизская слободка, где жили толмачи-переводчики, приказчики-татары и бедный киргизский люд. В начале 1827 года 19 казачьих семей полностью обзавелись всеми постройками, а еще 6 занимались строительством.

Оторванная от центpa России, не имея собственной про­мышленности, станица росла очень медленно.

На 18 мая 1835 года в Каркаралинской станице учтено 712 мужчин и 150 женщин, в 1863 году жителей насчитывалось около тысячи человек, «казаков, военных, разночинцев и азиатских торговцев», зафиксированы 252 двора, 2 церкви, 1 мечеть и 36 торговых лавок. По отчету генерал-губернатора за 1863 год в станице отмечены 8 казенных домов, 4 общежития и 143 частных дома; другие сооружения: церковь, часовня, мечеть в восточной части татарской слободы, водяная мельница, 3 кузницы, питейный дом, 5 казенных магазинов, пороховой погреб, две школы (казачья и киргизская), 30 бань и 4 деревянных моста.

До 17 ноября 1868 года станичной школой 6-го полкового округа Сибирского казачьего войска руководил урядник Николай Георгиевич Булычёв.

«...В административном плане 9 июля 1873 года Каркаралинское поселение было разделено на две части: собственно городское поселение и казачью станицу. Общая численность населения 1448 человек. Из них 372 казака. В городе существуют православная церковь, мечеть, двухклассное приходское училище для всех сословий.

В числе учащихся 30 киргизских (казахских) мальчиков, содержащихся в интернате на казенный счет. Имеется и женская школа также для всех сословий.

Горожане содержат: лошадей 5262, овец 1520, крупного рогатого скота 670 и верблюдов 50 голов. У станичников лошадей 1841, овец 360, верблюдов 12, крупного рогатого скота 4 головы. В станице две семьи занимались хлебопашеством...

Станица Каркаралинская расположена у реки Каркаралинки, у подножья Каркаралинских гор. Через станицу проходит почтовый тракт из Павлодара. Расстояние от Санкт-Петербурга составляет 4209 верст, от Москвы 3245 верст и от Омска 720 верст. Население состоит из 150 семей (862 человека). Имеется приходское одноклассное училище, кожевенный завод, три кузницы, водяная мукомольная мельница, винный склад, питейный склад, церковь и почтовая станция».

                                                                       Семипалатинские областные ведомости. 1880

Население едва достигало 2 тысяч человек. Четверть из них были военными. Сибирские казаки верно оберегали покой государя. Дома бывали редко. То киргизы зашалят, то караван надо провести, то почту доставить.

С военным искусством казаков были знакомы не только воины Кокандского хана, но и солдаты англо-французских войск  по краткой войне I854 года, и янычары турецких правителей во время войны I877 года.

Водяные мельницы и первые жилища были построены по правому берегу речки Каркаралинки именно в те годы.

В 1868 году Каркаралинск был утвержден уездным городом в составе Семипалатинской области. Красивое белое здание бывшей уездной управы и сегодня стоит в нетронутой красе, там находится ныне историко-краеведческий музей.

1 октября 1893 года последовал приказ Военного губернатора Семипалатинской области:

«Согласно 49 ст. Степного Положения Каркаралинское городское поселение и Зайсанский пост переименовать в города. Военный губернатор Семипалатинской области Генерального штаба генерал-майор Карпов».

Вот так Каркаралинск во второй половине ХІХ века стал крупным общественным и политическим центром.

Сюда тянулись многочисленные путешественники; загадочный край манил к себе, завораживал. Каркаралинск упоминается в вышедшем в 1865 году втором томе «Географическо-статистического словаря Российской империи», издававшегося под редакцией Н.П.Семенова - Тян-Шанского. Массовый читатель впервые узнал о красотах Каркаралы, о еще не изученных загадках пещер и каменных крепостей.

Омский областной начальник полковник С.Б.Броневский писал в своем отчёте:

«…приказ был устроен на месте нынешнего города Каркаралы по воле первого ага - султана Турсуна Шынгысова (прим. Турсун был последним ханом среди народа, хотя и без утверждения русской администрации) так как именно он настоял на переносе места «будущего города» из Кента на склоны Каркаралинских гор, в район реки Каркаралинки.

Причиной этому послужило то обстоятельство, что земля эта принадлежала Шынгысу Букееву, отцу будущего ага-султана Турсуна.

Здесь была призимовочная территория Шынгыса, в ущелье Кызылкеныш находились его зимники….».

21 октября I868 года правительство упразднило окружные приказы. Станица стала уездным городом в составе Семипалатинской области. Уездом управлял уездный начальник, в руках которого была сосредоточена вся военная власть.

В I900 году Каркаралинск продолжал оставаться небольшим городком Киргизского края. Население едва насчитывало 4000 человек.

Описание города Каркаралинска в 1904 году:

«Население вместе с казачьей станицей 4833 человека, в том числе мужчин - 3053 человека. Жилых строений - 504. Из них каменных из сырцового кирпича 18, остальные 486 деревянные. Домов, крытых железом, 6. Улиц и переулков - 36, одна площадь, городской сад на 8,6 кв. сажен. Водоснабжение - река Каркаралинка.

На скотобойне забито 13800голов скота. В городской пожарной команде 6 бочек, 3 насоса. Штат городской полиции - 5 человек. Распределение населения по национальным признакам: мусульман 67,5 %, православные 32,2 %, католики 0,2 %, иудеи 0,1 %. Врачей - 2, фельдшеров - 3. Госпиталь на 6 коек, приемный покой на 5 коек, аптека.

Трактирные заведения - 3. Одна мечеть, две церкви, два кладбища. Библиотека одна, Народный дом один и при них читальные залы. Учащихся в городе 251 человек.

Ссудо-сберегательных касс - 2. Потребительское общество взаимопомощи - 1. Существует общество трезвости и тюрьма. Фабрик и заводов - 6, рабочих 23, оборот 13 тыс. руб. Ремесленников 81, из них 35 заняты извозом. Зарплата чернорабочих 60 коп. в день. Городской бюджет: доходы - 8,9 тыс. руб., расходы - 8,8 тыс. руб., долги 300 руб.»

Город Каркаралинск со станицей в 1914 году выглядел так:

«…Жителей примерно 6000 душ обоего пола. Жилых зданий около 600. Церквей две и одна магометанская мечеть.

Учебные заведения: городское трехклассное училище, женское приходское училище, двухклассное русско-киргизское училище и низшая сельскохозяйственная школа.

В городе существует общественное собрание и при нем библиотека. Имеется небольшой городской садик, в котором поставлен памятник в воспоминание празднования девятисотлетия крещения Руси...

Городской староста Я. В. Ситников, станичный атаман Ф.Ф. Корнилов, его помощник Я.М. Дериглазов, нотариус П.М. Чемоданов, агент страхового общества «Саламандра» К.П. Рязанцев...

Торгуют бакалейным товаром П.С. Рязанцев, П.Н. Кошелев, A. И. Дёров. Торгуют мануфактурным товаром А. С. Рязанцев, B.П. Рязанцев, П.П. Рязанцев, С.А. Коноплев... Хлебная торговля: Х.Х. Бекметев и П.Н. Кошелев…»

Генерал-лейтенант и историк Сибирского казачьего войска Г.Е. Катанаев сохранил в памяти детские впечатления о Каркаралах:

«В 1856 году моего отца Ефрема Трофимовича Катанаева перевели из Акмолов в Каркаралы, где мы жили 3 года. Отец войсковой старшина, начальник гарнизона в Каркаралах.

В Каркаралах я отчетливо помню маленькую крепостицу в виде низкого квадратного земляного вала со рвом вокруг него. За рвом по его глассенапу были расставлены «рогатки», покрашенные в государственные цвета - белый, желтый и черный. Для выезда и въезда из крепости имелись ворота или шлагбаум с опускающимся и поднимающимся брусом.

При воротах пехотный караул. В крепостной деревянной казарме размещалась рота солдат из линейных Сибирских батальонов и взвод казачьей конной артиллерии.

Вне крепости располагалась Каркаралинская станица из водворенных здесь на постоянное место жительство казаков и несколько поодаль татарская слободка. На площади между крепостью и станицей стояла деревянная церковь. За речкой Каркаралинкой стояла деревянная казарма для «отрядных» казаков, командированных сюда с Горькой линии для несения годичной службы...

В Каркаралах в числе роты солдат оказался мой дальний родственник по матери подпрапорщик Александр Дмитриевич Пономарев, сын соборного протоиерея в Омске, окончивший курс Духовной семинарии в Тобольске. Он руководил моим обучением. Следующий за ним учитель прапорщик 5-го линейного 3-го Западно-Сибирского батальона Степан Степанович Левентуев занялся со мной не только грамотою и началами арифметики, но и такими науками, как география, русская история, священная история ветхого и нового завета, краткий катехизис православной веры...»

Каркаралинская казачья часовня носила имена апостолов Петра и Павла. До 1854 года она была единственным церковным зданием в поселении. Затем колыванский купец В. П. Кузнецов пожертвовал средства на строительство церкви. 10 октября 1854 года состоялось освящение нового деревянного собора во имя Святого благоверного князя Владимира.

В.П. Кузнецов 16 марта 1856 года был награжден орденом Св. Анны «за построение в Каркаралинском укреплении собственным иждивением» деревянной церкви. А 8 января 1864 года храм сгорел, и на средства прихожан был выстроен новый.

Каркаралинская казачья церковь имеет свою своеобразную историю. Она была жертвой нескольких пожаров. И, главное, не обладала необходимой вместимостью.

В 1890 году сход решил выстроить большую церковь из кирпича в центре города. В 1894 году Преподобный Сергий благословил прихожан на духовный подвиг. Церковный староста А.С. Рязанцев и отец Геннадий Иванов занялись сбором средств.

В 1880 году неизвестный автор писал в газете «Семипалатинские областные ведомости»:

«Что касается жителей станицы - казаков, то они не имеют никакой определенной промышленности. Хлебопашеством, за исключением двух семейств, не занимаются, отчасти по недостатку вблизи удобных для этого мест, частию по незнакомству с самыми элементарными правилами сельского хозяйства, более же - по лености.

Почти все имеют скотоводство, весьма немногие занимаются торговыми оборотами.

Главное занятие казаков заключается в перевозе дров, угля, строевого леса, других припасов на медеплавильные заводы Попова и Рязановой (Спасский завод в 180 верстах) и на Нельдинский рудник за 300 верст. Труд не тяжелый и вполне вознаграждается. Кроме того, казаки ездят в Семипалатинск и Павлодар за покупкою хлеба, других продуктов для дома и небольшою частью для продажи. Ремесленников между казаками очень мало.

Зимой они обыкновенно занимаются заготовкой топлива, поправкою дворов и другими домашними работами. В 1878 году казаки имели 12 верблюдов, 360 овец и коз, 1841 лошадь, 4 коров. Об улучшении скотоводства не заботятся. По лености и беспечности не радеют о своем благосостоянии. Есть и исключения из этого правила, но большинство нерадиво, апатично относятся к сельскому хозяйству, что даже не обрабатывают своими руками сенокосных лугов. Луга отдают казахам с тем, чтобы последние доставляли половину сена. В станице нет школы, хотя имеется питейное заведение».

                             Приказ по Сибирскому казачьему войску,

       г. Каркаралинск. 10 сентября 1882г. № 1 путевой канцелярии.

При осмотре 9-го сентября казенных зданий в Каркаралинске, я осмотрел также Каркаралинское станичное правление и станичный оружейный склад. Как здания, занимаемые станичным правлением со складом, так и хранящиеся в них дела, оружие и прочие предметы снаряжения казаков содержатся в образцовом порядке. Относя все это к полному вниманию и заботливости Каркаралинского станичного атамана Якова Пушкарева, сумевшего довести вверенные его управлению дела и казенное имущество до примерного состояния, я считаю должным выразить ему сердечное мое спасибо, и назначаю в подарок серебряные часы, о чем и объявляю по Сибирскому казачьему войску.

                                                                Войсковой наказной атаман

                                                               генерал-лейтенант Г.А. Колпаковский.

           Приказ по Сибирскому казачьему войску 21 мая 1884г., № 50.

«Вечером 9-го апреля рядовой Каркаралинской местной команды Федор Пришвицын возвращался в свою казарму по льду через Карка- ралинку. Около нового пруда при станице Каркаралинской оступился, был сбит водою и начал в ледяной воде тонуть. На крик явился казак Григорий Мокринский и спас рядового. За похвальный поступок казаку Григорию Мокренскому объявляю благодарность».

                                              Войсковой казачий атаман Г.А. Колпаковский.

Доходы жителей станицы Каркаралинской состояли из следующих статей: сдача сенокосных угодий в аренду, продажа сена, подвоз хлеба и его сбыт, вывоз выделанных кож, армячин, кошм, перевозка купеческих товаров. Станичное правление получало от станичников денежные средства в виде разных налогов и сборов. Перечень таких поступлений обширен.

Каркаралинская станица в XIX веке часто страдала от пожаров. Большой пожар случился в 1900 году, когда горожане и казаки отбыли на Куяндинскую ярмарку. При сильном ветре выгорело полстаницы.

По всему уезду шел сбор средств в пользу пострадавших. Наибольшие суммы внесли заведующий ярмарочным комитетом казак И.В. Бабин - 205 руб. 90 коп., станичный атаман А. Ф. Туголуков - 136 руб., городской староста А.Н. Данилов - 135 руб. 20 коп., купец Г.В. Бекметев - 75 руб. 60 коп., ветеринарный врач В.И. Бенькевич  - 132 руб. 50 коп. Деньги распределили между 73 погорельцами. Летний пожар 1900 года уничтожил в станице не только бревенчатые дома казаков, но и вызвал некоторую миграцию населения. Следствие определило место возгорания. Пожар возник в доме разночинца. Казачий круг решил выселить из станицы всех не имеющих прямого отношения к казачьему сословию. Это татары, казахи, мещане, солдаты, дворяне и чиновники.

В 1910 году казаки владели 73 830 десятинами земли, юртовый надел - 54 171 десятин, офицерские участки - 13 668, арендные земли - 3528, леса - 2160 десятин. Лесное хозяйство казаков было поставлено лишь в 1909 году, когда пополнился состав лесной стражи. Лесовод И.И. Майков в 1911 году писал: «Насаждения Каркаралинского войскового казачьего лесничества состоят из сосны с примесью березы, осины, тополя, рябины и боярышника. Лес в большей части строевой, есть и молодняк. Усиленная вырубка успела сильно истощить прежние вековые заросли. По расчету заведующего войсковыми лесами Малиновского, лесооборот в этих дачах принят в 120лет, площадь вырубки в год - в 34 десятины, цена кубометра вырубки - 8рублей».

Во второй половине 1917 года казаки и горожане регулярно проводили митинги с требованиями снабжения продовольствием и промтоварами. Казаки уполномочили атамана З.В. Червева вести переговоры с крестьянами Ботакары и Бельагаша о закупках хлеба. Скоро казачий кооператив доставил в Каркаралинск 500 пудов хлеба.

24 октября 1917 года на городской площади собрались жители, казаки и солдаты. Работу Продовольственного комитета оценили отрицательно. Доставленные купцом П.Н. Кошелевым 15 тыс. аршин мануфактуры отправили в Степь.

5 ноября 1917 года казачье общество подтвердило право З.В. Червева снова занять место станичного атамана. В Омск на Второй Войсковой круг Сибирского казачьего войска направлен отставной урядник Г.С. Поляков.

    Из доклада ответственного секретаря Каркаралинского уездного 

    комитета РКП(б) А. Зубнова в Семипалатинский губком РКП(б)

Б.м                                                                                                 1 июня 1921 г.  

«I. Занятие города бандитами и партийная организация.

Несмотря на имеющиеся сведения о движении черной банды на Каркаралинск, ответственные работники в лице председателя исполкома тов. Ляпина [И.Ф.], завполитбюро Чиговича [А.], военкома Базилевича [Г.П.] и др. не запугивали себя угрожающим положением, даже не считали нужным принять соответствующие меры охраны города и разведки его окрестностей, опираясь на высланный, вероятно, отряд в 70 человек недисциплинированных товарищей под командой помначмилиции тов. Семененко.

Отряд, вооруженный берданами и винтовками Гра, нищенски снабженный патронами, представлял из себя кучку вооруженных кольями людей. Между тем на складах военкомата имелось более двухсот винтовок калибра трехлиней[ного] и к ним шестнадцать-семнадцать тысяч патронов, которые мариновались в ржавчине. Распоряжением Каркаралинска указанный отряд был переброшен с того пути, по которому двигалась банда, что последним преградило путь связи с городом. И все посыльные от отряда Семененко попадали в руки бандитам, исключая пятого пакета, полученного за три часа до занятия города. Но и тогда политбюро и военкомат не приняли соответствующих мер самозащиты. «Трусы, - говорили они, - Каркаралам не угрожает опасность».

Нет застав, в окрестностях - [нет] разведки, по городу отсутствует патруль. В 6 часов вечера 6 апреля сего года коммунисты и кандидаты Каркаралинской организации беспечно собрались на общем собрании. За сопками с северо-западной стороны накоплялись кровожадные шакалы, с дикою злобою выглядывая из-за вершин на предстоящее лакомство. И через несколько минут кавалерия черных окружила казарму красноармейцев, которые без сопротивления, за отсутствием комсостава, сдали оружие. О появлении бандитов на улицах и на площади было извещено [партийному] собранию, но уже поздно. Дом был окружен, слышались выстрелы и крики «Сдавайтесь!».

Бандиты знали, кого окружили они, через своих шпионов. Спокойное распоряжение предуездисполкома Ляпина: «Красноармейцы – в казарму, коммунисты - в политбюро, вооружайся», -  было несвоевременно. Бросившись в разных направлениях, присутствующие частью попадали в руки бандитов, частью сумели пробраться до квартир, откуда и забирались. По сведениям, имеющимся у меня, предуездисполкома Ляпин, [секретарь уездного комитета РКП(б)] Малашкин, завполитбюро Чигович, завотнарообразом Хрусталев [М.П.] около исполкома покончили самоубийством. В приложении к сему списку товарищей постигла жестокая расправа. Бандиты, оповестив население города не пугаться предстоящих выстрелов, целью которых [якобы] имеет быть избиение по городу бродячих собак, расстреливали и зарубали шашками коммунистов и беспартийных из честных, преданных советских работников.

Последние наравне с коммунистами выдавались в большинстве киргизами и русскими обывателями города, преступнически настроенными против всего революционного.

II . Банда и горожане.

Довольные происшедшим крестьяне, казаки и киргизы города - за исключением кучки рабочих и бедных киргизов, которым, безусловно, дорога власть рабочих не по сознанию, [а] по их бытовым условиям жизни, - были далеки от преступления. Но доказательством о [настроении] первых может служить их отношение к бандитам, которых они встречали чуть ли ни с хлебом-солью. Бандиты говорили: «Пали Семипалатинск и ряд других городов. Сибирь избавилась от коммунистов, и вы, граждане, можете себе строить жизнь так, как Вам вздумается».

Хотя был и рад городской обыватель, но активно не выступал - занимал выжидательную позицию. Последовательно, узнав, что банда оставляет город, опустил крылья. Ограбленный своими благодетелями [обыватель] забыл, как и что строить, безошибочно измышляя обратно лживый план в выкрикивании: «Де, мол, ограбили нас коммунисты!» Это в дальнейшем. А сейчас с низкими поклонами вежливости и гражданина советской республики он заходит в советское учреждение, говорит: «Нет хлеба, кушать хочется, помогите». «Разбиты склады, расхищены все продукты на ваших глазах, не осталось ничего, кроме гвоздей. Ждите, привезут - накормим», - получают [они] ответ. Но, нужно сказать, не совсем голоден обыватель. У него в достаточном количестве мяса, да у многих еще есть хлеб. <...>».

Ответственный секретарь Каркаралинского уездпартбюро РКП А. Зубов

                                ГАНО. Ф.р. 1146. Оп. 1. Д. 140. Л. 26. Машинописный подлинник.

Каркаралинский уезд ликвидирован 17 января 1928 года (Утверждено ВЦИК 3 сентября 1928 года), а из волостей образованы районы Каркаралинского и части Сыр-Дарьинского округов, Абралинская и Дегеленская влости образовали Абралинский район, Аксаринская (часть), Беккаринская (часть) -Аксаринский район.

                    Из путевых записок  писателя М. Пришвина 1909 г.

«I3 августа. Переправа через Иртыш….Мы около степи. Какая она степь».

В записной книжке появляется запись:

«Изумляюсь: доктор за 700 верст.....Мы едем сутки в степи, едем другие, а все она такая же, такое же сухое и желтое море; как снег, выступает соль на дороге, озера мертвые, соленые, со страшными фиолетовыми краями.

Какое обилие пустующей земли! Но что она может дать человеку, отметит ли она его труды.

Холод, дорожные трудности, дикость и заброшенность мест, черствые попутчики, эгоистичная жена лесничего, хмурый казак- ямщик, хмельной старичок Аким на станции.

Как жутко, - Эта степь странная и эти люди, все практичные, а я один так зря. Безумие это путешествие, у меня никакого дела… все спрашивают зачем? Я сам не знаю зачем…

Киргиз не подает вида, что заметит, но через 10 лет скажет, что встретился, в такой-то одежде, особенно, если на лошади, то укажет какая лошадь и пр.».

18 августа 1909 года писатель прибыл в Каркаралинск.

В Каркаралинском:

«Степь стала волнистой, как море в мертвую зыбь, езда неправильной. Мы поднимались все выше и выше; каждая сопка давала что- нибудь новое. И, наконец, показались настоящие степные горы, будто взмахи окаменелых и наказанных волн. Здесь все еще выступала на землю соль и белела на дороге, как снег. Но уже бежали с гор пресные ручьи, уже стала показываться по кра ям какая-то древесная щетина. Выше, будто воткнутые стрелы, стояли на голых камнях сосны.

Еще выше, на разломанных скалах, рос настоящий лес, блестели горные озера. Отсюда далеко вокруг было видно желтое море степи и на нем везде такие же горы, будто синие палатки. Казалось, мы приехали в страну великанов, кочующих в этих синих шатрах.

В глубине одного из оазисов с пресной водой и лесом укрылся маленький город Каркаралы, куча серых деревянных домов, похожих на осыпавшиеся с гор обломки гранита. Вот тут-то и есть страна пастухов Арка, что значит с киргизского «Хребет земли», благословенная страна, которой не хватает всего только трех букв до настоящей Аркадии....

В первое же воскресенье [...] в честь меня устроили пикник в горах, где в каменных складках спряталось очень странное озеро. До того причудливы эти глыбы гранита в степных горах, до того тут много трещин, проходов и поворотов, что редко кто может найти это озеро сразу.

Все блуждают, и все думают: «черт водит», за это и дали название « Чертово озеро». Рассказывают, будто архиерей, побывав в Каркаралах, пошел с попом и дьяконом освящать озеро. Но они заблудились и разбрелись в камнях в разные стороны. Помолились с особым усердием и услыхали свист кулика. Пошли на свист и вышли к Чертову озеру. Отслужили благодарственный молебен, освятили, поставили на горе каменный крест и назвали «Освященное озеро». Это было давно, с тех пор крест упал в воду, и озеро по-прежнему стало называться Чертовым.

В этот раз [...] добрались благополучно на вершину горы и, утомленные, сели на камнях возле озера, очень похожего на искусственно сложенный бассейн. Кружились над водой несколько стрекоз. Внизу под хвойной массой лесов летала бабочка, будто обрывок белой бумаги. Кое-где между суровыми соснами и громадами скал гасли в сентябрьском солнце березки.

Сколько тут полуразрушенных фантастических замков, дремлющих фигур, изменчивых, как облака: поверженный Мефистофель, коленопреклоненная женщина с молитвенником в руке, и жаба, и верблюд, и громадные, пузатые, с вытаращенными глазами уроды, все дремали на скале, и все медленно обрастали снизу соснами, как мхом. Где-то вдали никло к степи синее облако. Где-то блестело соленое озеро».

                                                                                Русские ведомости, от 2 марта 1910 г.

                   Из Семипалатинских ведомостей с 1880 по 1883 гг.

«Каркаралинск можно назвать исходным пунктом торговли в уезде. Так как кочевья киргиз крайне разбросаны, то большая часть торговых оборотов с кочевниками происходит в их аулах, куда каркаралинские купцы высылают транспорты товаров; в самом же городе обменивают продукты лишь ближайшие из киргиз. Предметом мены служат, с одной стороны, скот и продукты скотоводства, кожи, волос, шерсть, овчины, с другой, хлеб, мануфактурные и разного рода обработанные товары, которых привозится ежегодно в К. на сумму до 300000 рублей. Базары ежедневно, но бойкий торг, лишь с октября по январь. Свидетельств на право торговли по городу и уезду в 1875 г. было выдано:

- 2-й гильдии - 32,

- на мелочной торг - 23,

- развозной торг - 49.

Из лиц, берущих гильдейские свидетельства, в Каркаралинске торгует только одна треть. Салотопня, кожевенный завод и 4 кирпичных; производство их ничтожно. Город и станица имеют общую полицию, но в хозяйственном отношении составляют две особые единицы; заведование хозяйством городского поселка поручено уездному начальнику. Городского капитала к концу 1890 г. было 16800 руб. Церковь, мечеть, приходское училище, содержимое казной; интернат для киргизских мальчиков, содержимый на общественный счет; женская школа, военный лазарет».

                                                                  Семипалатинские ведомости, за 1880 г., 1883 г.

                      Из Семипалатинских ведомостей с 1880 по 1882 гг.

«Каркаралинский уезд Семипалатинской области граничит с областями Акмолинской, Сырдарьинской, Семиреченской и с озером Балхаш. Пространство - 175908 квадр. верст.

Большая часть поверхности имеет вид степи, только в некоторых волостях, которых считают 20, по преимуществу на З., проходят невысокие горы, отроги Улу-Тау и Каркаралинских гор, давшие названия волостям.

Так, в Абралинской волости находится возвышенность Абралы, в Аркалыкской - Аркалык и пр. Все эти возвышенности не более как холмы, только одна Кентская волость может быть названа гористой. Кентские горы, отроги К., возвышаются над степью не более как на 3000 фт., а так как степь приподнята, то гребень их возвышается над уровнем  моря от 4 - 4500 фт. Горы эти, круто возвышающиеся над степью и имеющие скалистый разорванный вид, состоят из гранита.

Остальные возвышенности состоят из полого падающих пластов граувакка, песчаников, сланцев и известняков силурийской, девонской и каменноугольной системы.

Каркаралинские горы богаты полезными ископаемыми, именно медными, железными и серебросвинцовыми рудами, а также каменным углем.

В горе Алтын-Тюбе находят минерал диаптаз, или аширит. Лесов в Каркаралинском уезде очень мало; они встречаются только на вершинах Кентских гор, а также собственно Каркаралинские леса и состоят из высоких пихт, березы, из кустарников боярышника (Crataegus sanguinea), черемухи, жимолости (Lonicera tatarica) и калины.

В лесах водятся медведи, лисы и волки, а в скалистых местах архары (бараны). Горные долины поросли травой и служат отличными пастбищами для киргизского скота.

Степная часть Каракаралинского уезда носит характер азиатской пустыни. Лессовая или солончаковая поверхность покрыта чахлой растительностью с преобладанием разных видов полыни (Artemisia) и колючих кустарников (Halimodendron argenteum, Alhagi и пр.). Реки Каркаралинского уезда незначительны; почти все они, пройдя небольшое расстояние от истоков, по выходе в степь теряются в почве и наполняются водой только во время таяния снега или проливных дождей. Летом в жары многие из речек высыхают настолько, что воды едва хватает для удовлетворения самых насущных потребностей.

Самые большие речки, Доганделы, Тюндюк, Токраун, Джимчи и Моинты. Кроме Балхаша, примыкающего к Каркаралинскому уезду северным побережьем, все озера уезда незначительны, большинство их имеет соленую воду, в некоторых добывается соль для местного потребления. Вследствие недостатка воды орошение полей затруднительно или, в большей части уезда, совершенно невозможно, а без искусственного орошения земледелие в уезде не удается.

Хлебопашеством занимаются немногие из киргизов в уезде и русских жителей города. Главное занятие жителей скотоводство.

В Каркаралинске одно городское поселение, одна станица, 20 волостей, 181 аул и 31000 кибиток. По сведениям 1890 г., жителей в уезде было 133482 (74524 мужчин и 58958 женщин), в том числе двор. 9, мещан 27, крестьян 20, казаков 50, киргиз 133371; православных 96, магометан 133385.

Киргизы приобретают товары в Каркаралинске и особенно на Ботовской ярмарке, происходящей с 15 мая по 15 июня в степи, в 50 в. от Каркаралинска. Сюда съезжаются киргизы Семипалатинской и Семиреченской области последние пригоняют скот, главным образом баранов. По сведениям за 1879 г., оборот ярмарки простирался до 1448460 руб. В 90 верстах от Каркаралинска медно-плавильный завод».

                                                                        Семипалатинские ведомости, 1880 г., 1882 г.

                                        Павлодарский уезд

В XVIII веке на юго-западе Сибири стала создаваться система российских оборонительных линий из крепостей, форпостов и редутов, а также система военно-промышленных, военно-административных, торгово-хозяйственных центров.

В 1715 году экспедицией под начальством подполковника И. Д. Бухгольца в урочище близ Ямышевского соленого озера (ныне озеро Калатуз) для защиты от кочевников основана Ямышевская крепость (ныне село Ямышево). В 1717 году между Омской крепостью и Ямышевской была заложена Железинская крепость (ныне село Железинка). Для обеспечения сообщения между крепостями были выстроены промежуточные форпосты: Осморыжский, Чернорецкий, Коряковский и другие.

Город Павлодар был основан в 1720 году под названием Коряковского форпоста на Иртышской линии русских военных укреплений.

Весь гарнизон форпоста имел 48 человек. По плану Коряковского форпоста в 1765 году, форпост имел форму квадрата 50 х 50 метров, был обнесен высоким бревенчатым частоколом, по углам имел бастионы с артиллерийскими батареями. Во внутренней части располагались кроме казарм, канцелярии, офицерских покоев и порохового погреба внутри самого укрепления, снаружи обозначены конюшни, сараи для обоза, соляной амбар, два провиантских магазина. Коряковский форпост находился у слияния реки Усолки в Иртыш недалеко от речного вокзала, на расстоянии около 24 метров от Иртыша.

Знаменитый путешественник П. Палпас оставил нам описание форпоста, относящееся к 1770 году:

«…сей форпост всех прочих на Иртыше многолюднее, имеет лучшее там строение. Высокая и открытая там степь, на которой лежит оный форпост, и привольная долина с приятными, находящимися на реке островами, придает его положению еще большую приятность. Укрепления же здесь еще никакого не видать. Управляющий здесь доселе полковник выстроил прекрасный дом. Самый большой соляной запас для развозки оной, находится в скирдах, укрытых рогожами….»

Копия письма в Москву из Тобольска, столицы Сибири, от 3-го июля 1744 года:

«Коряковской построен в глухом месте над рекой Иртышом сверху реки на левой стороне (на самом деле - на правой.), расстоянием от Иртыша десять сажень два аршина с половиною в 2-х верстах от урочища Корякова яра.

Обнесен высоким полисадом из ветлового и тополевого леса.

По углам форпоста стоят четыре бастиона, соединенные куртинами. Вокруг этого полисада (на расстоянии около 40 метров от него) поставлены надолбы, а ближе к полисаду - рогатки.

С трех сторон, кроме повернутой к Иртышу, был прорыт канал, глубиной в одну сажень (2,13 метра) и такой же ширины. Форпост имел двое ворот, располагавшихся друг против друга, рубленую бутку где круглосуточно стоял часовой.

За пределами форпоста, между рогатками и надолбами находилась баня и конюшня, а во внутреннем дворе - четыре казармы, в которых располагался гарнизон форпоста численностью вместе с командиром - 48 человек».

                                                              Из материалов Павлодарского краеведческого музея

Спустя 25 лет форпост несколько расширил свои границы, был увеличен гарнизон, появились дополнительные постройки для казаков, назначавшихся на соледобычу. Еще спустя два десятка лет было получено разрешение отставным драгунам и солдатам селиться на свободных местах. Здесь же разрешили селиться подрядчикам и чиновникам соляного ведомства.

При застройке города бывшаяКоряковская станица остается как казачья часть города, а новое строительство в основном предполагалась в мещанской северной части. Границей между этими районами станет переулок № 1 (нынешняя улица Луначарского), на которой стоит русский драматический театр.

Описание этого места, относящееся к 1865 году:

«Пять улиц обстроены по большей части ветхими домами (казачья часть), между которыми изредка выглядывают дома весьма приличной наружности. Новый город еще только отстраивается.

Площадь, на которой помещена деревянная церковь, а за нею лавки, гостиный ряд, вот и весь Павлодар».

На окраине своеобразного поселка рядом с таможней - кабак. На берегу Иртыша - бани.

В течение второй половины XVIII-го века иртышское укрепление теряло свое военно-стратегическое значение. Впоследствии крепости и форпосты теряли свое военное значение и преобразовывались в станицы и поселки в которых появились женщины, дети. Коряковский форпост становится одним из центров соледобычи в Сибири.

Так, в 1838 году форпост Коряковский стал станицей и из Ямышева сюда были переведены казачья школа.

Выгодное положение станицы, расположенной на берегу большой судоходной реки, соседство с округами, где развивались разработки свинца, меди, серебра, перекрестье торговых путей с кочевой степью - все эти обстоятельства были очень выгодными для экономического развития станицы. Именно купеческое сословие, все более увеличивавшееся численно, с середины 19-го века начинает настойчиво добиваться изменения статуса казачьей станицы, что дало бы им право чувствовать себя здесь не гостями, но хозяевами. 

По возрасту Коряковский форпост почти ровесник Петрограду, заложенному Петром I в 1703 году. Если берега Невы в течение двух-трех десятилетий покрылись громадой каменных дворцов, то понадобилось 118 лет, чтобы небольшой форпост пре­вратился в 1838 году в казачью станицу с тем же названием, а еще через 30 лет стал уездным городом Семипалатинской области с казачьим населением в 554 жителя в 103-х дворах.

Свидетельство о Коряковской станице XIX века:

«Коряковская станица (ныне заштатный город Павлодар) Семипалатинской области и округа, в 262-х верстах к Северо-3ападу от Семипалатинска на реке Иртыш. Жителей 554 обоего пола, 103 двора (1859 г.), церковь, полковое и сотенное управление, школа, лазарет, 4 завода (2 кожевенных и 2 салотопенных), казенные соляные склады и пристань при реке Усолке, весьма важная по нагрузке соли, ломаемой на Коряковском озере. Одна ярмарка в году (Никольская) с 1 по 16 декабря, на которую в 1862 году привезено товаров на 40 тысяч рублей, а продано на 25 тысяч рублей».

4 апреля 1861 года Коряков получает статус «заштатного города с наименованием оного Павлодар, в честь новорожденного Великого князя Павла Александровича».

Немногим позднее город становится уездным центром Семипалатинской области.

Казачье поселение по-прежнему оставалось на особом положении, имея независимое от гражданских властей военно-административное устройство.

А посему Павлодар волей-неволей оказался разделен на две обособленные друг от друга части: казачью станицу, которая с 1861 года стала именоваться Павлодарской, и «новый город», или так называемый форштадт (предместье) разночинцев, где обустраивались новопоселенцы, не принадлежавшие к казачьему сословию. В 1862-1863 годах царское правительство разработало и утвердило план «регулирования» Павлодара, определявший новый порядок возведения городских и станичных кварталов.

Подобная необходимость была вызвана тем, что прежний план застройки станицы Коряковской, составленный еще при бывшем генерал-губернаторе Западной Сибири Г.Х.Гасфорде, перестал «соответствовать условиям быта» и требовал «изменений городских кварталов». Кроме того, по мнению генерал-майора Панова, занимавшего в то время пост военного губернатора Семипалатинской области, Павлодарская казачья станица не должна была попасть в тесное окружение городских кварталов и, тем более, слиться с ними.В этом случае казачье население при естественном приращении будет вынуждено селиться между городскими жителями, что считалось недопустимым, поскольку казаки, резко отличаясь особыми правами и привилегиями, не могли считаться частью городского общества и даже в административном отношении подчинялись не городскому, а станичному управлению. «Вследствие сего, а равно и для удовлетворения ходатайства жителей означенного города об отводе им под постройку домов земель в увеличенном размере» генерал-губернатор Западной Сибири А.Дюгамель распорядился приступить к составлению нового плана застройки Павлодара.

Рождается генеральный план застройки города. В процессе разработки проекта было решено «во избежание всех тех неудобств и затруднений, встречающихся на каждом шагу в степных городах Семипалатинской области и происходящих собственно от того, что станичные казаки, сохраняя особые свои права, считаются в то же время городскими жителями, совершенно отделить станицу от города, предоставив казакам, по мере приращения станичного населения распространять станицу в одну только сторону, к востоку от города, для чего и назначить для них особые кварталы, и затем для новой городской базарной площади и церкви определить место в центре городских кварталов».

На новом плане вновь проектированного расположения города Павлодара Семипалатинской области», утвержденного в 1863 году, было обозначено свыше 80 новых кварталов и около трех десятков улиц и переулков, предусматривался даже снос некоторых ранее возведенных в станице объектов, которые располагались на территории проектируемых городских кварталов. В частности, были «предположены к сломке» войсковой запасный магазин, «кардегардия» (здание караульной службы), «провиантский магазин», пороховой амбар, «кладовая для склада рыбы», манеж, «амуничник», станичные конюшни, «материальный магазин», «дом для внезапно умерших», казачьи мастерские и кузницы.

В 1867 году было учреждено новое расписание станиц Сибирского казачьего войска по полковым округам, причем число упомянутых станиц было сокращено до 25 (согласно этому распоряжению в станице Павлодарской стала размещаться штаб-квартира 6-го сибирского казачьего полка). А спустя еще один год, исходя из «Временного положения об управлении Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областях», «высочайше утвержденному» 21 октября 1868 года», Семипалатинская область была разделена на четыре уезда, центром одного из которых с 1 января 1869 года стал город Павлодар.

                  Казачье население Павлодарского уезда в 1879 г.

Павлодарская станица: 129 дворов, 300 жителей казачьего сословия мужского пола, 314 жителей казачьего сословия женского пола, 68 жителей других сословий мужского пола, 64 жителя других сословий женского пола, всего 746 жителей, в. т. числе 614 жителей казачьего сословия, 132 жителя других сословий.

               Казачьи поселки, входящие в станицу Павлодарскую.

 Посёлок Песчаный:125 дворов, 343 жителя казачьего сословия мужского пола, 321 житель казачьего сословия женского пола, 12 жителей других сословий мужского пола, 11 жителей других сословий женского пола, всего 687 жителей, в. т. числе 664 жителя казачьего сословия, 23 жителя других сословий.

Посёлок Пресновский:59 дворов, 156 жителей казачьего сословия мужского пола, 162 жителя казачьего сословия женского пола, 3 жителя других сословий мужского пола, 4 жителя других сословий женского пола, всего 325 жителей, в. т. числе 318 жителей казачьего сословия, 7 жителей других сословий.

Посёлок Чернорецкий:85 дворов, 188 жителей казачьего сословия мужского пола, 209 жителей казачьего сословия женского пола, 4 жителя других сословий мужского пола, 5 жителей других сословий женского пола, всего 406 жителей, в. т. числе 397 жителей казачьего сословия, 9 жителей других сословий.

Посёлок Григорьевский:48 дворов, 118 жителей казачьего сословия мужского пола, 105 жителей казачьего сословия женского пола, 3 жителя других сословий мужского пола, 3 жителя других сословий женского пола, всего 229 жителей, в. т. числе 223 жителя казачьего сословия, 6 жителей других сословий.

Посёлок Черноярский:48 дворов, 139 жителей казачьего сословия мужского пола, 169 жителей казачьего сословия женского пола, 5 жителей других сословий мужского пола, 6 жителей других сословий женского пола, всего 319 жителей, в. т. числе 308 жителей казачьего сословия, 11 жителей других сословий.

Посёлок Подстепенский:50 дворов, 129 жителей казачьего сословия мужского пола, 119 жителей казачьего сословия женского пола, 6 жителей других сословий мужского пола, 4 жителя других сословий женского пола, всего 258 жителей, в. т. числе 248 жителей казачьего сословия, 10 жителей других сословий.

Посёлок Ямышевский:78 дворов, 161 житель казачьего сословия мужского пола, 171 житель казачьего сословия женского пола, 15 жителей других сословий мужского пола, 14 жителей других сословий женского пола, всего 361 житель, в. т. числе 332 жителя казачьего сословия, 29 жителей других сословий.

Железинская станица:78 дворов, 163 жителя казачьего сословия мужского пола, 164 жителей казачьего сословия женского пола, 10 жителей других сословий мужского пола, 9 жителей других сословий женского пола, всего 346 жителей, в. т. числе 327 жителей казачьего сословия, 19 жителей других сословий.

              Казачьи посёлки, входящие в станицу Железинскую.

Посёлок Урлютюбский:123 двора, 336 жителей казачьего сословия мужского пола, 416 жителей казачьего сословия женского пола, 6 жителей других сословий мужского пола, 9 жителей других сословий женского пола, всего 767 жителей, в. т. числе 752 жителя казачьего сословия, 15 жителей других сословий.

Посёлок Башмачный:82 двора, 214 жителей казачьего сословия мужского пола, 201 житель казачьего сословия женского пола, 1 житель других сословий мужского пола, 1 житель других сословий женского пола, всего 417 жителей, в. т. числе 415 жителей казачьего сословия, 2 жителя других сословий. Посёлок Пятирыжский: 72 двора, 228 жителей казачьего сословия мужского пола, 184 жителя казачьего сословия женского пола, всего 412 жителей казачьего сословия.

Посёлок Бобровский:45 дворов, 119 жителей казачьего сословия мужского пола, 132 жителя казачьего сословия женского пола, 2 жителя других сословий мужского пола, 1 житель других сословий женского пола, всего 254 жителей, в. т. числе 251 житель казачьего сословия, 3 жителя других сословий. Посёлок Осьморыжский: 89 дворов, 191 житель казачьего сословия мужского пола, 251 житель казачьего сословия женского пола, 2 жителя других сословий мужского пола, 3 жителя других сословий женского пола, всего 447 жителей, в. т. числе 442 жителя казачьего сословия, 5 жителей других сословий.

Посёлок Качировский:93 двора, 272 жителя казачьего сословия мужского пола, 270 жителей казачьего сословия женского пола, 19 жителей других сословий мужского пола, 13 жителей других сословий женского пола, всего 574 жителя, в. т. числе 542 жителя казачьего сословия, 32 жителя других сословий.

Посёлок Баян-Аульский: 62 двора, 171 житель казачьего сословия мужского пола, 167 жителей казачьего сословия женского пола, 38 жителей других сословий мужского пола, 40 жителей других сословий женского пола, всего 416 жителей, в. т. числе 338 жителей казачьего сословия, 78 жителей других сословий.

Всего:1266 дворов, 3228 жителей казачьего сословия мужского пола, 3355 жителей казачьего сословия женского пола, 194 жителя других сословий мужского пола, 187 жителей других сословий женского пола, всего 6964 жителя, в. т. числе 6583 жителя казачьего сословия, 381 житель других сословий.

       Казачьи станицы и поселки по состоянию на 1 августа 1905 года

Станица Павлодарская: население: казаки, р. Иртыш и Усолка, 188 дворов, 710 мужчин и 723 женщины, 188 жилых строений, 330 нежилых строений, находятся: школа, аптека, станичное правление, винная лавка, торговая баня, харчевня, паровая мельница.

Посёлок Ямышевский:население: казаки, 99 дворов, 230 мужчин и 236 женщин, 90 жилых строений, 257 нежилых строений, находятся: церковь, школа, винная лавка и 2 торговые лавки.

Посёлок Подстепенский:население: казаки, 66 дворов, 148 мужчин и 191 женщина, 66 жилых и 31 нежилое строение, находится школа.

Посёлок Черноярский:население: казаки, 81 двор, 186 мужчин и 214 женщин, 81 жилое и 41 нежилое строение, находятся: церковь и школа.

Посёлок Григорьевский: 63 двора, 63 жилых и 45 нежилых строений, находится школа.

Станица Баянаульская:118 дворов, 393 мужчины и 387 женщин, 192 жилых и 151 нежилое строение, находится: церковь, школа, часовня, мечеть, станичное правление, почтово-телеграфное отделение, арендный дом, 7 лавок, ярмарка, винная лавка.

Станица Песчанская:174 двора, 473 мужчины и 498 женщин, 174 жилых и 10 нежилых строений, находятся: церковь, школа, почтово-телеграфное отделение, станичное правление, кожевенный завод, 3 лавки.

Посёлок Осьморыжский:121 двор, 305 мужчин и 329 женщин, 121 жилое и 15 нежилых строений, находятся: часовня, школа, почтовая станция, 3 лавки.
Посёлок Качировский: 104 двора, 377 мужчин и 375 женщин, 136 жилых и 145 нежилых строений, находятся: часовня, школа, 4 лавки.

Посёлок Пресновский:80 дворов, 241 мужчина и 219 женщин, 80 жилых и 82 нежилых строения, находятся: часовня, школа, почтовая станция, 3 лавки.
Посёлок Чернорецкий: 110 дворов, 310 мужчин и 292 женщины, 110 жилых и 90 нежилых строений, находятся: церковь, школа, почтовая станция, винная лавка, 3 лавки.

Посёлок Урлютюбский:165 дворов, 494 мужчины и 515 женщин, 253 жилых и 619 нежилых строений, находятся: церковь, школа, станичное правление, 2 лавки, одна винная лавка.

Посёлок Башмаченский:113 дворов, 171 жилое и 83 нежилых строения, находятся: часовня, две школы, 2 лавки.

Посёлок Железинский:88 дворов, 250 мужчин и 264 женщины, 145 жилых и 94 нежилых строения, находятся: церковь, школа, 2 лавки, кожевенный завод.

Посёлок Пяторыжский:120 дворов, 348 мужчин и 328 женщин, 152 жилых и 214 нежилых строений, находятся: церковь, школа, 3 лавки, винная лавка.Посёлок Бобровский: 68 дворов, 179 мужчин и 191 женщина, 95 жилых и 55 нежилых строений, находятся: часовня, школа, 2 лавки.

                                                                   Источник: ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 2217. Лл. 6-7.

В имеющемся в Краеведческом музее г. Павлодара плане, чётко отражена история возникновения города: бывшая Коряковская станица остается как казачья часть города, а новое строительство, в основном, предполагается в мещанской северной части.

Границей между этими районами станет переулок № 1 - нынешняя улица Луначарского, на которой стоит русский драматический театр. Описание этого места, относящееся к 1865 году, пять улиц обстроены по большей части ветхими домами (казачья часть), между которыми изредка выглядывают дома весьма приличной наружности. Новый город еще только отстраивается. Площадь, на которой помещена деревянная церковь, а за нею лавки, гостиный ряд - вот и весь Павлодар. Но уже начинают вовсю разворачиваться купцы, в основном русские и татарские.

После упразднения в декабре 1862 года штаба и бригадных управлений 24-ой пехотной дивизии 7-ой полк Сибирского казачьего войска, в который входили павлодарские казаки, поступил в непосредственное ведение Семипалатинского военного губернатора с одновременным подчинением командиру Отдельного Сибирского корпуса (он же - генерал-губернатор Западной Сибири).

Уезд образован 21 октября 1868 года из частей Баянаульского и части Акмолинского внешнего округов, из частей Тобольской и Томской губерний по правобережью. В 1868 году Павлодар стал уездным центром Семипалатинской области, ещё через четыре года сюда была проведена телеграфная связь. Затем были основаны судоремонтные мастерские, построена первая мельница. А ещё в начале минувшего века в Павлодаре и его окрестностях на считывалось свыше 80 ветряных мельниц. Центральная часть города застраивалась купеческими особняками, ближе к пристани размещались торговые ряды, лабазы, склады. Открылись городской банк, школы, училища, две православные церкви, мечеть.

В 1875 году в городе были проведены первые выборы в городскую думу (законодательный орган на местном уровне) и городскую управу (исполнительный орган). Первым председателем городской управы стал А. Полуянов. Казачья же часть по-прежнему находилась в ведении станичного управления.

В конце ХIХ века в Павлодарском уезде было 16 кочевых волостей: Александровская, Баянаульская, Беловодская, Белоцерковская, Богдановская, Вознесенская, Галкинская, Голубовская, Ермаковская, Иртышская, Лебяжинская, Марковская, Михайловская, Новоалексеевская, Новоивановская, Орловская, Павлодарская, Песчанская, Рождественская, Романовская, Татьяновская, Украинская, Урлютюбская, Фёдоровская, Ямышевская. Киргизких кочевий: ккольская, Алтыбаевская, Атагозинская, Баскудукская, Баянаульская, Белоцерковская, Бескарагайская, Бёстауская, Далбинская, Жадыгерская, Жалаулинская, Калмаккырганская, Карамолинская, Караобинская, Караоткельская, Коряковская, Куваткалинская, Кызылагашская, Кызылтауская, Майгульская, Маралдинская, Муздыкольская, Орловская, Павлодарская, Сейтеневская, Теренкольская, Уруковская, Шакнанская, Шидертинская

В октябре 1886 года в г. Павлодаре была создана уездная переписная комиссия для проведения первой и единственной в царской России Всеобщей переписи народонаселения.

Перепись прошла по всей территории России, и Павлодарского уезда в том числе, успешно. Обработка сведений по всем губерниям и уездам шла почти 10 лет. По итогам переписи в Павлодарском уезде проживало157484 человека. Уезд занимал по населению второе место после Каркаралинского.

В г. Павлодаре проживало 7738 человек, в Павлодарской станице - 2695 человек.

В уезде было 82834 мужчины и 74653 женщины. По вероисповеданию: мусульман - 143361,православных - 13559, старообрядцев - 4440, иудеев - 57, римско-католиков и протестантов - 53, остальные 14 были других религиозных убеждений, баптисты, буддисты, ламаисты и др.

В городе вместе со станицей в 1896 г. домов 768 и жителей 7624, в том числе: в городе 4987 (2698 мужчин и 1235 женщин) и в станице с пригородными казачьими поселками 2637 (1402 мужчин и 1235 женщин).

Дворян 208, духовного звания 31, почетных граждан и купцов 182, мещан 4249, крестьян 410, военных сословий 1062, киргизов 1385, прочих 97. Православных и единоверцев 5675, раскольников 217, католиков 28, протестантов 12, евреев 42, магометан 1694, прочих исповеданий 56. Выше П. пароходы плавают по Иртышу только в первую половину лета. Особой пристани при городе не имеется; пароходы, остающиеся на зимовку, входят в устье Усолки, где они защищены от весеннего ледохода. 3-классное городское училище, женское приходское, церковноприходские школы мужская и женская, мусульманские школы мужская и женская. Городской больницы не существует.

Лазарет военного ведомства, специально киргизские приемные покои, частная сельская аптека. Обмен продуктов скотоводства на хлеб, мануфактурные, железные и колониальные товары, получаемые от киргизов кожи, шерсть, конский волос, овчины следуют из П.авлодара в необработанном виде в Тюмень, а также на Ирбитскую и Ишимскую ярмарки. Хлеб привозится крестьянами ближайших мест Томской и Тобольской губ. Торг с киргизами происходит по преимуществу на ежедневных базарах, особенно оживленных в первое время после замерзания Иртыша.

В 50-х годах Х1Х века в Павлодаре был учрежден периодически действовавший ярмарочный торг, получивший название Никольского. Проводился он с 1 по 15 декабря, но масштабы его явно не прельщали иногородних купцов, которые предпочитали выезжать на более значительную, проходившую в Ишиме, одноименную ярмарку. Городская ярмарка существует только номинально.

Павлодарские купцы принимают участие в главных ярмарках области, в особенности в Ботовской, в 50 верстах от города Каркаралинска, и Чарской, в Семипалатинском уезде. На этих двух ярмарках торговцы скупают быков, приблизительно на сумму 100000 рублей, скот этот сгоняется на луга около Павлодара и весной идет на убой в Евр. Россию и на прииски вост. Сибири. Торговых документов в 1890 г. было выдано 43, ярмарочных 120.

В 1867 году цены в Павлодаре были следующие: пуд (16 кг.) муки ржаной стоил от 90 копеек до 1 рубля 20 копеек, пуд муки пшеничной  от 1 рубля до 1 рубля 30 копеек, пуд мяса «скотского» от 1 рубля до 1 рубля 20 копеек, пуд мяса бараньего  от 80 копеек до 1 рубля, пуд рыбы от 80 копеек до 3 рублей 8 копеек, пуд меда от 5 рублей до 5 рублей 50 копеек, пуд сливочного масла от 5 рублей до 5 рублей 20 копеек, пуд конопляного масла от 5 рублей 90 копеек до 7 рублей, пуд сахара от 11 рублей до 12 рублей, пуд линейного табака («самосад») от 1 рубля до 1 рубля 50 копеек, фунт (410 гр.) чая от 1 рубля 20 копеек до 1 рубля 50 копеек, фунт кофе от 70 до 90 копеек, фунт фабричного табака от 50 копеек до 1 рубля, ведро виноградного вина от 6 до 8 рублей, аршин (71 м.) холста от 7 до 12 копеек, аршин полотна от 30 до 40 копеек, пара сапог от 3 до 4 рублей, пара шерстяных чулок от 25 до 50 копеек, шуба «русских овчин» от 3 рублей 50 копеек до 4 рублей, шуба «казахских овчин»   от 2 рублей 50 копеек до 3 рублей, кубическая сажен (9,7 куб. м.) дров от 6 рублей до 7 рублей 50 копеек, пуд сена  от 25 до 30 копеек.

Ремесленников очень мало; несколько портных, плотников, сапожников, кузнецов и каменщиков. Заводов 6: 1 мыловаренный, 2 салотопенных, 3 кирпичных - с 13 рабочими и производством на 7300 рублей.

В прежнее время Павлодарская станица, носившая название Корякова, служила главным пунктом погрузки соли из оз. Корякова, в 20 верстах от станицы. В последнее время эта погрузка производится в разных местах Иртыша, и особого склада соли в II. не имеются. Городские доходы, в 1890 г, составляли 11919 рублей, расход 12645 рублей.

Уже в 1900 году Н.Я. Коншин в своих Путевых набросках  писал:

«Несколько улиц с деревянными домишками, среди которых каменное здание тюрьмы выглядело настоящим дворцом, - таким был Павлодар всего 10 лет назад.

Но за последние 10 лет город очень разросся, отстроился, и теперь Павлодар один из лучших городов в Семипалатинской области с блестящим будущим, как уверены сами павлодарцы.

Статистика отмечала, что в 1904 году в городе было 33 улицы и переулка 4. Водоснабжение из колодцев и Иртыша, вывозка нечистот производится в бочках. Благоустройства в городе совершенно нет: отсутствуют мощеные улицы, тротуары, электроосвещение на улицах, транспорт. Из промышленных предприятий - 10 фабрик и заводов кустарного типа, ремесленники, одна скотобойня».

Во время пожара 1901 года преимущественно деревянный Павлодар полностью выгорел.

Из путевых набросков  Н. Я. Коншина «От Павлодара до Каркаралинска»:

«Что касается культурной жизни, то я, как случайный посетитель судить о ней не берусь, но чувствуется, что и здесь царит серенькая обывательская жизнь: есть неизбежный клуб, так называемое «Дворянское общественное собрание» (на этом месте сейчас находится новый корпус педколледжа. В этом же здании размещался с торца ресторан «Париж»), - павлодарцы не теряют надежду «на блестящее будущее», ибо: Павлодар имел одну из самых важных пристаней на Иртыше; был крупным центром меновой торговли: в Европу шло сало, кожи, овчины, шерсть, хлеб, соль и т.д., а в Азию - мануфактура, бакалейные и др. товары, предназначенные для обширной Семипалатинской степи; в-третьих, Павлодар находился недалеко от богатейших залежей угля, меди, золота, серебра, "начинающих привлекать к себе за последнее время очень крупные капиталы».

Сам же город Павлодар в XX веке представлял собой печальное зрелище: на улицах ни кустика, ни деревца, дома состоятельной части населения были окружены высокими заборами, а хибарки городских низов - без крыш, с подслеповатыми окнами.

С наступлением сумерек окна богатых домов наглухо захлопывались ставнями, не пропуская на пустые улицы ни луча света, а с цепей спускали собак.

В 1910 году: тротуаров - 0,3 версты, 45 керосиновых фонарей, летом - 120 извозчиков, зимой - 135.

Писатель Аким Владимирович Некрасов, проживавший в Павлодаре до 1930 года,  пишет о жизни города Павлодара:

«Так вот и жили, купцы торговали, попы справляли богослужение, прихожане молились «о благорастворении воздухов, изобилии плодов земных и времен мирных». А на папертях стояли толпы нищих; на пристанях грузчики, надрываясь, на горбах таскали мешки с зерном, наполняя чрево барж; рабочие в смрадных, прокопченных мастерских ремонтировали узлы судовых машин...

Тихо, сонно, однообразно протекала жизнь уездного города, как речка Усолка, воды которой летом затягивало трясиной и плесенью».

19.01.1918 года в городе Павлодаре была установлена советская власть.

Власть в городе и в округе не раз переходила из рук в руки, от красных к белым и наоборот, из-за чего погибло немало людей.

Во время Гражданской войны 1917-1922 годов находился под контролем Временного сибирского правительства (июнь - ноябрь 1918 года), Уфимской директории (ноябрь 1918 года), Омского правительства (ноябрь 1918 - ноябрь 1919 годов). 29.11.1919 занят частями РККА в ходе Восточного фронта наступления 1919-1920 годов.

                         Православие в Павлодарском уезде

Строительство храмов в Павлодарском Прииртышье осуществлялось одновременно с созданием крепостей и форпостов, освоением территории Павлодарского Прииртышья русским населением. Численность православных особенно увеличилась в результате массового переселения крестьян из внутренних российских губерний в ходе столыпинской аграрной реформы начала XX века.

В XVIII - 1-й половине XIX века приходы на территории Павлодарской епархии относились к Сибирской и Тобольской епархии (с 5 октября 1768 года Тобольская и Сибирская). В 1832 году (по другим данным в 1854 году) церкви на территории нынешней Павлодарской епархии были отчислены к образованной в 1832 году Томской епархии (с 25 мая 1861 года Томской и Семипалатинской). В 1895 году приходы Павлодарского уезда вошли в состав новообразованной Омской епархии (в 1913-1943 (по другим данным в 1913-1937) годах именовалась Омской и Павлодарской).

В Ямышевской крепости в 20-х годах XVIII века была построена деревянная церковь во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова, а в 1782-1783 годы освящен каменный храм с двумя приделами: во имя святителя и чудотворца Николая и святителя Димитрия Ростовского. В Железинской крепости к 1751 году существовала деревянная церковь во имя Всемилостивого Спаса. В 1765 году она сгорела.

В 1772 году освящена новая деревянная церковь, а в 1793 году состоялось освящение построенной рядом с деревянной придельной каменной церкви в честь Казанской иконы Божией Матери. В 1801 году здесь была освящена каменная церковь в честь Святой Живоначальной Троицы, а позже была устроена другая придельная церковь во имя святителя Николая Чудотворца.

В 1824 году завершено строительство однопрестольной Пророко-Ильинской церкви в Песчанском форпосте (ныне село Песчаное Теренкольского района).

Одной из первых построек основанного в 1720 году Коряковского форпоста была небольшая казачья церковь.

В 1841 году в станице Коряковской возведена деревянная Флоро-Лаврская церковь, сгоревшая в 1901 году.

В 1868 году освящена каменная Свято-Стефаниевская церковь в станице Баян-Аульской (ныне село Баянаул). В 1893 году в Павлодаре построена церковь, которая сначала была приписной к Флоро-Лаврской, а в 1902 году получила статус собора во имя Святой Троицы.

В конце XIX века на городском кладбище Павлодара построена Воскресенская церковь, а в 1910 году на месте сгоревшей Флоро-Лаврской церкви состоялась закладка Владимирского собора, строительство которого было прервано первой мировой войной и революцией.

В 70-х годах XIX - начала XX веков построены: в 1870 году деревянная церковь во имя архангела Михаила в станице Урлютюпской (ныне село Урлютюб Железинского р-на), в 1875 году деревянная церковь во имя апостола и евангелиста Матфея в станице Чернорецкой (ныне село Чернорецк Павлодарского района), в 1881-1885 годах деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла в поселке Пяторыжском (ныне село Пятирыжск Железинского р-на), в 1881-1887 годах деревянная церковь во имя святителя Николая Чудотворца в поселке Черноярском (ныне село Черноярка Павлодарского района), в 1906-1908 годах каменная церковь во имя святителя Николая Чудотворца в поселке Осморыжском (ныне село Осьмерыжск Теренкольского района), в 1908 году деревянная Троицкая церковь в поселке Лебяжинском (ныне село Аккулы Аккулынского района), в 1909-1910 годах деревянная церковь во имя Святой Троицы в селе Александровском (ныне село Александровка Щербактинского района), в 1912-1914 годах каменный храм во имя благоверного князя Александра Невского в городе Иртышске (ранее поселок Красный Яр, ныне село Иртышск Иртышского района), в 1914 деревянная церковь во имя великомученика Георгия Победоносца в поселке Гавриловском (впоследствии село Гавриловка Павлодарского района, ныне не существует), в 1913-1916 годы каменный храм во имя святителя Николая Чудотворца в поселке Ермак (ныне город Аксу).

В начале XX века во многих населенных пунктах Павлодарского уезда были открыты молитвенные дома.

В 1895-1917 годы на территории Павлодарской епархии действовал миссионерский стан Киргизской духовной миссии, который сначала находился в поселке Черноярском, а в 1907 году был перенесен в поселок Александровский Павлодарского уезда. В Памятной книжке Семипалатинской области на 1898 год также упоминается Баян-Аульский станице.

Ведомость о церкви Флоро-Лаврской Семипалатинского ведомства форпоста Коряковского за 1841 год

1-е) Построена 1841 года старанием 3-й Гильдии купца Токарева с помощью прихожан.

2-е) Зданием деревянная на каменном фонтименте с таковою же колокольнею, крепка.

3-е) Престол в ней один в настоящей теплой во имя Святых Мученик[ов] Флора и Лавра.

4-е) Утварью посредственна.

5-е) Причта положено: один священник и два причетника.

6-е) Земли при сей церкви пахотной по неудобству производить хлебопашенство не имеется, и усадебная, и сенокосная есть.

7-е) Дом для священника приготовляется новый на общественной земле, а причетник живет на квартире.

8-е) На содержание священно-церковнослужителей получается жалованья от казны 320 рублей, содержание их не очень достаточно.

9-е) Зданий, принадлежащих к сей церкви нет.

10-е) Расстоянием сия церковь от Консистории в 1103-х верстах, от Духовного Правления, равно и от местного Благочинного - в 303-х верстах.

11-е) Ближайшая к сей церкви суть Ямышевская Иоанно-Богословская в 47-ми верстах и Песчанская Пророко-Ильинская - в 94-х верстах.

12-е) Приписной к сей церкви нет.

13-е) Домовой в сем приходе церкви нет.

14-е) Опись церковному имуществу есть, сделана 1841 года и скреплена Первоприсутствующим Семипалатинского Духовного Правления протоиереем Любомудровым и утверждена печатью оного Духовного Правления.

15-е) Приходо-расходные книги о суммах свечной и церковной за шнуром и печатью Духовного Правления даны в 1841 году и хранятся в целости.

16-е) Копии с Метрических книг с 1838 года хранятся в целости.

17-е) Исповедные росписи с 1838 года хранятся в целости. 1

8-е) В обыскной книге, выданной за шнуром и печатью Семипалатинского Духовного Правления 1841 года Октября 20 дня, и скрепленной Первоприсутствующим протоиереем Любомудровым, писанных листов - пять, а не писанных - 32 листа.

                                                          Источник: ЦГА РК. Ф. 387. Oп. 1. Д. 56. Л. 406-406 об.

Ведомость о церкви Святой Троицы Семипалатинского заказа крепости Железинской за 1832 год

1. Построена 1786 года тщанием прихожан.

2. Зданием каменная с таковою же колокольнею, крепка.

3. Престолов в ней три, в настоящей холодной во имя Святой Троицы, в приделе теплом (в честь) Казанской Божией Матери и Святителя (и) Чудотворца Николая.

4. Утварью достаточна.

5. Причта положено по штату с 1763 года: один священник и два причетника. 6. При сей церкви услужебной пахотной и сенокосной земли не имеется.

7. Дом у священно-церковнослужителей от прихожан один есть.

8. На содержание священно-церковнослужителей получается жалованья 320 рублей, священник - 200, каждый причетник - по 60 рублей, содержание их - посредственно.

9. Зданий, принадлежащих к сей церкви, нет.

10. Расстоянием сия церковь от Консистории - 925 верст, от Духовного Правления - 475, от местного Благочинного - 655 верст.

11.Ближайшие к сей церкви Пещанская - в 90 верстах, Черлаковская - 75 верст.

12. Приписной к сей церкви нет.

13. Домовой в сем приходе церкви нет.

14. Опись церковному имуществу есть, сделана 1825 года, скреплена Семипалатинского Духовного Правления присутствующим протоиереем Дерябиным и утверждена печатью оного Правления.

15. Приходо-расходные книги о суммах свечных и церковных за шнуром и Печатью Семиполатинского Духовного Правления даны 1827, ведутся исправно и хранятся в целости.

16. Копии с метрических книг - с 1797 года, хранятся в целости.

17. Исповедные росписи с 1797 года, хранятся в целости.

18. В обыскной книге, выданной за шнуром и печатью Семиполатинского Духовного Правления 1828 года и скрепленной присутствующим оного Духовного Правления протоиереем Дерябиным, писанных листов - 16, не писанных - 24.

                                  Священник Николай Лапин. Дьячок Ефимий Седачев.

                                                                                ЦГА РК. Ф. 387. Oп. 1. Д, 56. Л. 40-40 об.

Революция и гражданская война оставили свои кровавые следы в Павлодаре. В первые два с лишним десятилетия Советской власти Павлодар был типичным провинциальным городишком - одноэтажным, почти без зелени, летом его улицы заносило песком, зимой заваливало снегом. 

В первой половине 20-го века со строительством железной дороги Кулунда-Павлодар (1924) и развитием судоходства на Иртыше, хозяйство развивается быстрыми темпами.

Уездный город Семипалатинской губернии Киргизской (с 1925 года Казакской) АССР (1920-1928 годы). Окружной (1928-1930 годы) и районный (с 1928 года) центр Казакской АССР, Восточно-Казахстанской области Казакской АССР (с 1936 года Казахстанской ССР) (1932-1938 годы). С 1938 года областной и районный центр Казахстанской ССР.

В 1922 году образован Павлодарский сольтрест. Павлодар, ставший областным центром в 1938 году, оказался на перекрестке судоходной реки Иртыш и железной дороги, получил надежную связь с Экибастузом, Уралом, Сибирью. Это послужило дальнейшему развитию экономики города и области. На месте мелких мастерских выросли крупные промышленные предприятия.    

В Великую Отечественную войну в Павлодар эвакуирован ряд крупных предприятий. В 1953 году открыто постоянное движение по железнодорожной линии Акмолинск - Павлодар.

С февраля - марта 1954 года Павлодар - один из центров освоения целинных и залежных земель.

Из постановления Совета Комиссаров Петроградской Трудовой Коммуны (Красная газета. Петроград, 26 марта 1918 г.):

«Членов бывшей династии Романовых - Николая Михайловича Романова, Дмитрия Константиновича Романова и Павла Александровича Романова выслать из Петрограда и его окрестностей впредь до особого распоряжения с правом свободного выбора места жительства в пределах Вологодской, Вятской и Пермской губерний…

Все вышепоименованные лица обязаны в трёхдневный срок со дня опубликования настоящего постановления явиться в Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией (Гороховая, 2) за получением проходных свидетельств в выбранные ими пункты постоянного местожительства и выехать по назначению в срок, назначенный Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией.

Перемена выбранного местожительства допускается с разрешения соответствующих Советов Раб., Солд. и Крест. Депутатов».

                                                Председатель Трудовой Коммуны: Г. Зиновьев.

                                                 Комиссар Внутренних Дел: М. Урицкий.

Из статьи «Ответ на белый террор», опубликованной в Петроградской газете «Северная коммуна» № 98 от 6 сентября 1918 года:

«…Ниже печатается список арестованных правых эсеров и белогвардейцев и представителей буржуазии, которых мы объявляем заложниками. Мы заявляем, что если правыми эсерами и белогвардейцами будет убит еще хоть один из Советских работников, нижеперечисленные заложники будут расстреляны.

Первый список заложников. Бывшие великие князья: Романов Дмитрий Константинович, Романов Николай Михайлович, Романов Георгий Михайлович, Романов Павел Александрович, Романов Гавриил Константинович...»

  Послесловие                       

Семипалатинская Область в составе Российской Империи созданная 19 мая 1864 года, с марта до октября  1917 года доживала свои дни.

К власти путём государственного переворота пришли Ленин и большевики. Декретом новых хозяев страны была созданаАвтономная Киргизская Социалистическая Советская Республика в составе РСФСР.  

До апреля 1921 года находилась в подчинении Сибревкома.

На основании постановления ВЦИК от 13 июня 1921 года из Алтайской губернии в состав Семипалатинской области были переданы Бухтарминский и часть Змеиногорского уездов.

17 января 1928 года из Семипалатинского, Усть-Каменогорского, Бухтарминского, Зайсанского уездов Семипалатинской губернии и части Лепсинского уезда Джетысуйской губернии был образован Семипалатинский округ, состоявший из 23 районов.

17 декабря 1930 года округ, как и все остальные округа Казакской АССР, был упразднён, его районы укрупнены и переданы в прямое подчинение республиканским властям.

Восточно-Казахстанская область была образована 20 февраля 1932 года с административным центром области в городе Семипалатинске, в составе 21 района. 14 октября 1939 года указом Президиума Верховного Совета СССР из части Восточно-Казахстанской области была выделена отдельная Семипалатинская область. Административный центр уменьшенной в размере Восточно-Казахстанской области был перемещён в город Усть-Каменогорске.

В состав образованной Восточно-Казахстанской области был включён и бывший Зайсанский уезд, бывшей Российской империи.

Бывший Павлодарский уезд, до 1917 года входивший в состав Семипалатинской области, был преобразован в Павлодарскую Область 15 января 1938 года постановлением ЦК ВКБ(б) из 9 районов Восточно-Казахстанской и одного района Карагандинской областей. Павлодар, ставший областным центром в 1938 году, оказался на перекрёстке судоходной реки Иртыш и железной дороги. Бывший Каркаралинский уезд 1928-1930 годы и 1934-1936 годы - центр Каркаралинского округа.  

1930-1934 годы и с 1936 года - центр Каркаралинского района Карагандинской области.

26 августа 1920 года  издан декрет: «Об образовании Автономной Киргизской Социалистической Советской Республики» в составе РСФСР.Автономия была образована из населённых киргизами Акмолинской, Семипалатинской, Тургайской и Уральской областей, северной части Закаспийской области а также Букеевская Орда.

Постановлением ВЦИК от 17 января 1921 года из Омской губернии были переданы Акмолинский, Атбасарский, Кокчетавский и Петропавловский уезды, образовавшие новую Акмолинскую губернию. Постановлением ВЦИК от 10 июня 1921 года установлена граница между автономной Киргизской ССР и Сибирью по Омскому уезду Омской губернии (станция Исиль-Куль оставлена на территории Киргизской АССР). Линия границы прошла восточнее станции Исиль-Куль по границе с Петропавловским уездом, далее, севернее озёр Кичи-Карой, Улькун-Карой, урочища Кара-Терек, придерживаясь южных границ русских волостей и выходя на станицу Черлаковскую на Иртыше (оставляемую в Киргизской АССР), причём русские волости Ореховская, Добровольская, Моисеевская, Русско-Полянская, Ново-Санжаровская, Черноусовская, Степановская, Котельниковская причислены к территории Киргизской АССР.

1 октября 1921 года 15 волостей Омского уезда Омской губернии были переданы в Киргизскую АССР.

Постановлением ВЦИК от 12 января 1922 года станция Исиль-Куль (по границе между Сибирью и Киргизской АССР по Омскому уезду Омской губернии) оставлена в пределах Сибири. Согласно Постановлению ВЦИК от 21 октября 1924 года в состав Киргизской АССР были переданы Ток-Суранский катон и Имангуловская волость Зилаирского катона, ранее находившиеся в составе Башкирской АССР.

В 1924 году в состав вошли северные части Джетысуйской, Сырдарьинской, и Самаркандской областей, на территории которых образованы Джетысуйской и Сырдарьинской губернии.

В феврале 1925 года в южной части Приаралья в составе Киргизской АССР была образована Кара-Калпакская АО. 6 апреля 1925 года столица автономной республики была перенесена из Оренбурга в город Ак-Мечеть (который 19 апреля был переименован в Кзыл-Орда).

15 июня 1925 года Киргизская АССР была переименована в Казахскую АССР, Оренбургская губерния в июле 1925 года была выделена из состава Казахской АССР и передана в непосредственное подчинение РСФСР.

Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров.

Об образовании Автономной Киргизской Социалистической Советской Республики.

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров, в развитие декрета Совета Народных Комиссаров от 10‑го июля 1919 г., постановляют:

1. Образовать Автономную Киргизскую Социалистическую Советскую Республику, как часть Р.С.Ф.С.Р., в состав коей включить в прежних административных границах области:

а) Семипалатинскую, в составе уездов: Павлодарского, Семипалатинского, Устькаменогорского, Зайсанского и Каркалинского;

б) Акмолинскую, в составе уездов: Атбасарского, Акмолинского, Кокчетавского, Петропавловского и части Омского уезда.

Примечание. Точное разграничение Киргизской и Сибирской частей Омского уезда производится по соглашению Киргизского Революционного Комитета с Сибирским Революционным Комитетом.

в) Тургайскую, в составе уездов: Кустанайского, Актюбинского, Иргизского и Тургайского;

г) Уральскую, в составе уездов: Уральского, Лбищенского, Темрского и Гурьевского;

д) Мангышлакский уезд Закаспийской области; 4 и 5 Адаевские волости Красноводского уезда той же области;

е) из Астраханской губернии: волости Синеморскую, Букеевскую орду и территории бывших казенных оброчных земель, прилегающих к 1-му и 2-му Приморским округам. Что же касается береговой полосы и волостей Сафроновской, Ганюшинской и Николаевской, то они во всех отношениях, кроме хозяйственной стороны, остаются в подчинении Киргизского Революционного Комитета.

При Астраханском Исполнительном Комитете создать Комиссию из представителей Астраханского Исполнительного Комитета и Киргизского Революционного Комитета для детального регулирования взаимоотношений областей со смешанным населением.

2. Включение в состав Киргизской Республики Киргизской территории, входящей ныне в состав Туркестанской Республики, происходит по волеизъявлению населения этих областей.

3. Органами Управления Автономной Киргизской Социалистической Советской Республики являются местные Советы Депутатов, Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Киргизской Советской Социалистической Республики.

4. Для управления делами Киргизской Социалистической Советской Республики учреждаются Народные Комиссариаты:

1) Внутренних Дел с управлением Почт и Телеграфов;

2) Юстиции,

3) Просвещения:

4) Здравоохранения;

5) Социального Обеспечения;

6) Земледелия;

7) Продовольствия;

8) Финансов;

9) Совет Народного Хозяйства;

10) Рабоче-Крестьянской Инспекции;

11) Народный Комиссариат Труда и

12) Народный Комиссариат Путей Сообщения.

5. Для управления военным аппаратом создается Военный Киргизский Комитет, подчиненный Заволжскому Военному округу.

6. В целях сохранения единства финансовой и хозяйственной политики Р.С.Ф.С.Р. по всей территории Республики, Народные Комиссариаты Киргизской Социалистической Советской Республики Продовольствия, Финансов, Рабоче-Крестьянской Инспекции, а также Совет Народного Хозяйства и Управление Почт и Телеграфов и Киргизское Статистическое Бюро, Киргизская Чрезвычайная Комиссия, Народный Комиссариат Труда и Народный Комиссариат Путей Сообщения остаются в непосредственном подчинении соответствующих Народных Комиссариатов Р.С.Ф.С.Р.

Примечание I.Народные Комиссары поименованных в пункте 6‑м Комиссариатов и Киргизский Краевой Военный Комиссар назначаются по соглашению Совета Народных Комиссаров Киргизской Республики с соответствующими Народными Комиссариатами Р.С.Ф.С.Р.

Примечание II. Коллегии при Народных Комиссариатах назначаются Советом Народных Комиссаров Киргизской Республики.

7. Народные Комиссариаты К.С.С.Р.: Внутренних Дел (без управления Почт и Телеграфов), Юстиции, Просвещения, Здравоохранения, Социального Обеспечения и Земледелия автономны в своих действиях и ответственны непосредственно перед Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом.

8. Всеми необходимыми финансами и техническими средствами Автономная К.С.С.Р. снабжается из средств Р.С.Ф.С.Р.

9. Иностранные дела и внешняя торговля остаются целиком в ведении Центральных органов Р.С.Ф.С.Р.

10. До созыва Съезда Советов К.С.С.Р., вся полнота власти Автономной К.С.С.Р. в границах, указанных в настоящем положении, принадлежит Революционному Комитету К.С.С.Р.

11. Временно впредь до окончательной организации центральных органов Киргизской Республики, могущих воспринять руководство Акмолинской и Семипалатинской губерниями, последние продолжают оставаться в ведении Сибирского Революционного Комитета. Для проведения единой политики в Киргизских областях, временно остающихся в составе Сибири и Туркестана, вводятся в состав Сибирского Революционного Комитета и Президиума Туркестанского Центрального Исполнительного Комитета уполномоченные члены Киргизского Революционного Комитета; в своей работе означенные члены Киргизского Революционного Комитета подотчетны последнему и руководятся его директивами.

Примечание.В случае разногласий, возникающих между Киргизским Революционным Комитетом, с одной стороны, и Туркестанским Центральным Исполнительным Комитетом и Сибирским Революционным Комитетом, с другой стороны, относительно мероприятий на территориях областей, имеющих отойти впоследствии к Киргизской Республике, разрешение вопроса переносится на усмотрение центральных учреждений Р.С.Ф.С.Р.

Подписали:

Председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета М. Калинин.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).

Секретарь Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета А. Енукидзе.

26 августа 1920 года.

Распубликован в № 192 Известий Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 1 сентября 1920 года.

 

          ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

                                                         ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                               от 15 июня 1925 года

О ПЕРЕИМЕНОВАНИИ КИРГИЗСКОЙ В КАЗАХСКУЮ АССР И АК-МЕЧЕТЬ В КЗЫЛ-ОРДУ

В соответствии с волей трудящихся КирАССР, выраженной на V съезде Советов КирАССР, Президиум ВЦИК постановляет:

1. Переименовать КирАССР в КазАССР.

2. Переименовать г. Ак-Мечеть, являющийся местопребыванием правительства КирАССР, в г. Кзыл-Орда.

                            Вестник Рабочее-Крестьянского правительства КАССР, 1925, № 14

                                              От автора

В жизни бывают моменты, когда по достижению определённого возраста начинаешь задумываться. Начинаешь задавать себе казалось бы простейшие, но такие сложные по смыслу вопросы;

- А зачем я живу?

- Зачем родился?

И на поставленные вопросы мы иногда не можем дать ответы.

Что же заставляет человека, увлекающегося историей своего города, края, писать исторические статьи и очерки…….

Наверное, для кого-то ответ на этот вопрос был бы затруднителен, для меня нет.

Я родился в самом красивом, прекрасном, с богатой историей городе, который в 1720 году по указу Петра I был заложен как крепость на слиянии двух рек - Ульбы и Иртыша. Так же можно гордиться тем, что уроженцами бывшего уездного города Усть-Каменогорска Семипалатинской области Российской Империи были люди, вошедшие в историю России. Люди, которые своими именами принесли славу Усть-Каменогорскому уезду Томской губернии. Усть-Каменогорский уезд из-за добычи золота до революции называли маленькой Калифорнией.

Одним из исторических лиц нессомненно является уроженец Усть-Камено-горска генерал от инфантерии, сибирский казак, Лавр Георгиевич Корнилов. Известны и имена его родителей, это: Егор Михайлович Корнилов и Марья Ивановна Корнилова. На сегодняшний день идёт много споров из-за происхождения Лавра Георгиевича. По одной версии он был сыном простого казака и казашки. Кроме того, М. Х. Садыков сообщает, что матерью Л. Г. Корнилова  была казашка по имени Гульшара, которая и являлась супругой отца генерала, что это был межэтнический брак. Другое мнение, что матерью была казашка по имени Марьям, на русский лад Мария Ивановна. Третье мнение - что он родился в семье калмыка-казака и русской казачки и был усыновлен дядей Георгием Корниловым.

Омский историк В. А. Шулдяков, крупный специалист по истории Сибирского казачьего войска, писал, что матерью Лавра Корнилова была Прасковья Ильинична Хлыновская.

Но почерпнуть нужную информацию о происхождении Лавра Корнилова можно из воспоминаний сестры Лавра Георгиевича, Анны, опубликованных в еженедельном журнале «Иртыш», печатном органе Сибирского казачьего войска» в 1919 г., где она рассказывает о своей семье и родителях.

Георгий (Егор) Николаевич Корнилов был сыном толмача-переводчика, уроженцем Каркаралинской станицы. Получив образование в классе восточных языков, находившемся при Омском батальоне военных кантонистов (солдатские дети, воспитываемые для военной службы), он в 1853 г. вступил в службу. Около года являлся младшим урядником 7-го Сибирского казачьего полка, который стоял в Кокпектах. Затем был переведен толмачом в местный окружной приказ. Отец Лавра Корнилова получил в 1860 г. первый офицерский казачий чин хорунжего, а в июле 1862 г. неожиданно выходит из казачьего сословия, становясь чиновником с переименованием в коллежские регистраторы. В 1869 г. он переводится в Усть-Каменогорск, приобретает небольшой дом на берегу Иртыша, работает в городской полиции письмоводителем. Здесь 18 августа 1870 г. в Усть-Каменогорске и  родился четвертый сын, наречённый по святкам Лавром.

Анна Корнилова так вспоминала о своем родителе:«Отец <...> был человек очень неглупый, развитый по своему времени, хороший семьянин; но жить с семьей ему приходилось малои он неумело принимался в свои редкие наезды за наше воспитание <...>. Отец был с нами ласков, никогда не наказывал, а между тем мы его очень боялись и дисциплина при нем была образцовая; например, он не позволял вмешиваться в разговоры старших, перебивать речь другого; рекомендовалась часто пословица: «ешь больше,   говори меньше», поэтому мы при отце за столом сидели молча и все выжидали очереди говорить, да так совсем и не вступали в разговоры...».

Но, как бы не развивались споры в отношении генерала, усть-каменогорские казаки чтят память о Лавре Георгиевиче Корнилове, который оставил глубокий след в Российской истории.

Может Усть-Каменогорск гордиться и участником Первой мировой и Гражданских войн, последним командиром 3-го Барнаульского стрелкового полка, Александром Иннокентьевичем Камбалиным. Александр Иннокентьевич родился 20 августа 1888 года в Усть-Каменогорске в семье канцелярского служащего. Окончил Усть-Каменогорское городское трёхклассное училище. С 1906 по 1909 год обучался в Иркутском пехотном юнкерском училище, 11 сентября 1914 года выбыл на Западный фронт. В 1916 году был ранен в руку, контужен и отравлен газами. 5 января 1918 года был демобилизован из армии.

С 1 апреля 1918 года состоял в рядах барнаульской подпольной антибольшевистской организации. 11 июня 1918 года участвовал в восстании в Барнауле, попал в плен, бежал. Затем становится начальником штаба Барнаульского гарнизона, начальником Бийского гарнизона.

В июле 1918 года был направлен на Иркутский фронт. Принимал участие в Муринском сражении и Посольском десанте. С начала декабря 1918 года был направлен на Пермский фронт. В январе 1919 года был произведен в полковники и назначен командиром 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка. В 1920 году принимал участие в Великом Сибирском Ледяном походе.

Как же не гордиться таким земляком усть-каменогорцам.

Неотъемлемо история Усть-Каменогорска времен Гражданской войны связана с основателем Семиреченской армии, участником Первой мировой и Гражданских войн, георгиевским кавалером, Б.В.Анненковым. Б.В.Анненков неоднократно посещал наш город, бывал и в Усть-Каменогорской крепости. 

Имя атамана Анненкова напрямую связана с историей гражданской войны в городе Усть-Каменогорске, и, так как будучи уроженцем города Усть-Каменогорска, мне не раз приходилось слышать, как старожилы демонизировали имя атамана, рассказывая о нём различного ряда небылицы.

Мне не раз приходилось слышать о так называемом кладе Анненкова, который  атаман  где-то зарыл при отступлении со своей армией в Китай.

Нет уже и тех старожилов, кто мог рассказать, как встречали на пароходной пристани прибывшего с проверкой в наш город Бориса Анненкова, как в знак уважения атаману городское купечество и представители сибирского казачества преподнесли подарки по случаю его прибытия в город.

До сих пор остаётся загадкой для краеведов и тех, кто занимается историей родного города, где же были похоронены тела расстрелянных в 1927 году атамана Бориса Викторовича Анненкова и начальника штаба Семиреченской армии Николая Александровича Денисова.

Конечно нет сомнений, что  современный город Семипалатинск далеко отличается от того дореволюционного города Семипалатинска, в котором в 1927 году проходило заседание  коллегии  Верховного суда СССР  по делу атамана Анненкова и Денисова. Но имя и судьба атамана Анненкова неразрывно связана с обоими городами Семипалатинской области,  Усть-Каменогорском и Семипалатинском.

Дореволюционный и времён гражданской войны Усть-Каменогорск уходит далеко в прошлое. Уже стали историей события и судьбы людей, живших в Усть-Каменогрске.

С годами менялось лицо и очертания города Усть-Каменогорска, современные застройки стирали грань между прошлым и настоящим. Но чем быстрее осуществляется бег времени, тем острее ощущаешь потребность в изучении истории собственного города и края, где ты родился. В связи с современной застройкой, возведением новых жилых микрорайонов, безвозвратно уходили с карты города старые постройки дореволюционного Усть-Каменогорска. Но еще остались в городе исторические памятники архитектуры, немые свидетели тех лет и событий, связанных с историей моего родного города. Будучи ещё ребёнком, я застал старую, где ещё стояли деревянные дома, часть города. По нынешний день существует часть крепостного вала крепости Усть-Каменогорской, которую закладывал на слиянии двух рек Ульбы и Иртыша гвардии майор Иван Михайлович Лихарев, ныне это микрорайон Стрелка. Получила после реставрации и восстановления в первоначальном виде вторую жизнь некогда крепостная Троицкая церковь. Сохранилась и гарнизонная тюрьма Усть-Каменогорской крепости (ныне Следственный изолятор г. Усть-Каменогорска), где по свидетельствам старожилов города, с презрением относившихся к имени атамана Б.В.Анненква, по приезду атамана в Усть-Каменогорскую крепость над узниками, находящимися в тюрьме политзаключенными,  стали проходить расправы, жестокое избиение и издевательства.

День и ночь по свидетельствам горожан проходили расстрелы. Для того чтобы скрыть  следы расстрелов в коридорах тюрьмы, трупы сваливали в яму, оставшихся в живых нерасстрелянных заключенных заставляли смывать со стен кровавые пятна и остатки мозгов. Сам же город на два берега разделяет седой Иртыш. Согласно показаниям и воспоминаниям очевидцев-горожан города в водах Иртыша находили свою смерть арестованные члены Усть-Каменогорского Совдепа и  большевики, которых по приказу Анненкова выводили на берег Иртыша и заставляли прыгать в сделанную прорубь. Отказавшихся это делать, ставили на край проруби и затем выстрелом в затылок убивали. А недострелянные находили свою смерть в холодных водах седого Иртыша. Конечно, очень трудно представить весь облик дореволюционного Усть-каменогорска, но дошли до нас некоторые памятники дореволюционной архитектуры.

Сохранился и дом купца первой гильдии Семенова, где в подвале в 1919 году после ареста повстанцами сидел последний атаман 3-го военного Усть-Каменогоского отдела Сибирского казачьего войска, генерал-майор Пётр Николаевич Веденин.

Первооснову городу положили улицы Ильинская, Троицкая, Большая, Андреевская. Начинались они от берега и застраивались вдоль Ульбы. Эти улицы пересекали переулки Соляной, Крепостной, Мечетский, Соборный. Старые карты города показывают строгую прямолинейность улиц и переулков.

Благодаря такой планировке город хорошо продувался свежими ветрами с гор, а во время наводнений вода легко расходилась по улицам и переулкам. До революции центральной части города (улица Кирова, парк имени Кирова, улица М.Горького) был свойственен ярко выраженный торговый колорит. Его создавали многочисленные торговые строения. Базарная площадь с торговыми рядами; торговля сельскохозяйственными продуктами на городском базаре велась ежедневно и оживленно. Здесь же ежегодно проводилась ярмарка, на которой продавались хлеб, пушнина, масло, кожа, воск, мёд и другие товары. Здесь же стояли каменные магазины богатых купцов. Несколько этих зданий сохранились по ул. Кирова, М. Горького. Шли годы и десятилетия. Крепость Усть-Каменогорская побывала станицей, а затем и уездным городом.

Дом Михаила Шиляева является образцом архитектуры 1930-х годов.

Дом находится в Пожарном переулке, где стояли лучшие жилые дома, которые принадлежали богатым людям города, одним из которых был Михаил Шиляев. Михаил Шиляев был крупным предпринимателем.

Вячеслав Усов: «Был такой крестьянин Савва Федорович Семенов. Жил он в селе Тарханском, занимался сельским хозяйством. Кроме того, организовал рубку леса и сплавлял его по рекам Уба и Ульба в Усть-Каменогорск для продажи. В конце ХIХ века купец перебрался в Усть-Каменогорск, стал торговать медом, маслом и воском. Он взял в аренду магазин местной управы, но скоро там ему стало тесно.

Тогда он решил построить новый магазин, назвав его «Торговый дом «Савва Семенов и сыновья». Возводили магазин знатные архитекторы. В советское время это был просто городской универмаг, сейчас - магазин «Сауле». В 1979 году на улице Крылова сносили старинный дом и нашли там коробку с денежными знаками и чековую книжку на имя П. Семенова, родственника Саввы Семенова. Книжку выдал местный банк в 1914 году. Судя по векселям, этот купец имел финансовые отношения при торговых сделках с девятью петербургскими, двумя московскими банками и с представителями зарубежных компаний».

Здание женской гимназии построено было в 1914 году. С 1919 года в нём во вторую смену проходили занятия реального училища. В 40-50 годах - это мужская школа им. Крылова, в 60-х - библиотека и детская спортивная школа. Одно из изящных, поэтических зданий дореволюционного Усть-Каменогорска - женская гимназия - погибло в 70-х годах прошлого века, и теперь на его месте - многоэтажная "коробка". 

В 1920 году в подсобках здания сидели арестованные большевиками последний атаман 3-го военного отдела Веденин и несколько офицеров, впоследствии казнённые.

В самом центре исторического Усть-Каменогорска, в зоне будущего проспекта Победы, притаились по соседству с многоэтажными монстрами три деревянных домика - крошечный осколок бывшего Мечетского переулка, после революции вымощенного плитами разрушенного Покровского собора. Два из них до революции составляли единую усадьбу казачьего полковника, после неудачи белого движения эмигрировавшего в Китай.

Нынешний дом № 46 являлся жилищем казачьего полковника, а дом № 48 - караульным помещением, поскольку в те годы в комплекс усадьбы входила коновязь на 100 лошадей, в то время как основная часть казачьей кавалерии размещалась в крепости.

В Усть-Каменогорске есть здание, с которым связаны многие страницы истории края. Находится оно в парке имени Кирова. Это Восточно-Казахстанский областной театр драмы, в котором трудится сейчас коллектив областного драматического театра.

Так 26 октября 1902 года состоялось торжественное событие - открытие Народного дома. Его цель и задачи, согласно разработанному уставу, заключались в том, чтобы «дать возможность населению проводить свободное от занятий время с удобством, приятностью и пользою». С этой целью  гласит один из пунктов устава: комитету Народного дома предоставляется устраивать танцевальные вечера, маскарады, музыкальные и литературные вечера, спектакли и тому подобные развлечения, как-то: игры в шашки, шахматы и на бильярде, выписывать книги, газеты, периодические издания, а также приглашать специалистов по разным наукам для чтения лекций, которые служили бы к распространению в населении полезных сведений.В Народном доме должны быть библиотека и читальня, музей...»

В 1905 году в период первой русской революции в Народном доме появился занавес с надписью: «Ура! Да здравствует свобода!» Уездный начальник потребовал снять этот занавес, но его требование долго не выполнялось. Когда же оно все-таки было выполнено, вместо прежнего занавеса появился новый со следующим текстом: «Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Установить как незыблемое правило, чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за законностью действий поставленных от нас властей».

Но и этот занавес, по мнению губернатора Семипалатинской области, имел «явно тенденциозный характер, направленный к восстановлению публики против местных... властей».

В 1909 году в Усть-Каменогорск приезжает «высокий» гость - генерал-губернатор Степного края. В Народном доме ведется деятельная подготовка к его встрече. Местными властями было решено закрыть хоры (из-за предосторожности, так как «в городе, помимо собственных революционеров, проживало много высланных из Томской губернии», и приходилось «заботиться об охране особы генерал-губернатора»), убрать занавес с тенденциозным текстом. Каково же было возмущение важного сановника, когда, явившись в Народный дом за несколько минут до приезда генерал-губернатора, он увидел, что занавес опущен, хоры открыты и на них толпится совершенно посторонняя публика.

В этом же здании несколько лет спустя вновь собрались жители города на общественный митинг. Это было 14 марта 1918 года. В этот день здесь была провозглашена Советская власть и избран первый Совдеп, председателем которого стал Яков Ушанов. Несмотря на свое непродолжительное существование, этот орган Советской власти смог провести ряд очень важных и сложных работ: установил рабочий контроль на предприятиях, создал Красную гвардию, организовал общественные работы, принимал самые энергичные меры к восстановлению риддерских предприятий. Здесь же в один из теплых дней апреля состоялось первое организационное собрание молодежи города по созданию комсомольской организации.

К сожалению, часовня не сохранилась. Год постройки: приблизительно между 1885 и 1888 годах. Год утраты: не установлен.

Елена Балова;«Место для строительства выбрали на пересечении улицы Троицкой с переулком Крепостным (угол улицы К. Либкнехта - улицы Крылова). Здание представляло собой одноэтажный деревянный дом с высокими резными окнами.

В наставницы брали выпускниц Мариинского училища, а среди учителей были мужчины, в том числе знаменитый писатель Александр Волков.

26 октября 1914 года всех почетных горожан пригласили на открытие гимназии. Как именно велось обучение, можно понять по уцелевшим дневникам. Учителя оценивали не только знания девушек, но и их поведение. Причем прилежание барышень отмечали в аттестате. Благодаря этим документам известно, что многие гимназистки уже вышли из отроческого возраста и в 19 лет продолжали получать образование.

Девушкам стремились дать разносторонние знания: учили математике, географии, истории, физике, французскому, английскому и немецкому языкам, преподавали Закон Божий, русский, церковно-славянский и казахский языки (последний называли местным языком). В расписании встречались и неизвестные сейчас дисциплины - математическая география, естественная история. Ученицы также занимались рисованием и рукоделием.

После революции в здании гимназии разместили среднюю школу, затем туда перебралась библиотека, после - детская спортивная школа. Спустя время здание было снесено».

Братская могила борцов за Советскую власть в Усть-Каменогорске 1918-1919 гг.

Памятник сооружен на территории братских могил. В братской могиле захоронены останки политзаключенных, участников восстания, большевицкого подполья. Памятник на братской могиле установлен также в честь 30 большевиков, членов Совдепа, схваченных белогвардейцами во время контрреволюционного переворота в июне 1918 года. На месте старого деревянного памятника был сооружен обелиск. Его торжественное открытие состоялось 5 июня 1951 года. В советскую эпоху у данного памятника принимали в пионеры, стоял почётный караул из самых достойных пионеров города.

Это всё мой город, история моего города, сохранившаяся в памятниках, воспоминаниях старожилов, какими бы они не были, какую бы власть они не поддерживали. Проходя по стареньким городским улочкам, впитываешь в себя дух времени. Словно ты пронзаешь время и оказываешься в дореволюционном Усть-Каменогорске. О многом могут рассказать, если могли бы разговаривать, стены Усть-Каменогорской крепости и тюрьмы, стены Троицкой церкви, старых домов. Они немые свидетели былых времён, которые мы просматриваем сквозь густоту исторического тумана и сохранившихся, дошедших до наших дней, исторических документов. Недаром в самом начале исторического очерка о Семипалатинской области, я обратился к своей жене, сибирской казачке, уроженке Усть-Каменогорска.

Будучи маленькой девочкой, она ходила по старым улицам города. Впоследствии став девушкой, стала обращать внимание на старинные здания и дома, задумываться о том, какой же был Усть-Каменогорск до её рождения.

В этом замечательном городе мы познакомились и он свёл нас на всю жизнь. Встречаясь, мы гуляли по улицам, останавливаясь около архитектурных памятников старого Усть-Каменогорска. Зная на тот момент немного о городе, я рассказывал ей историю основания крепости Устькаменной, незабываемым днём стал наш совместный поход в Свято-Троицкую церковь, где мы дали друг другу обещание быть всегда вместе.

Из воспоминаний Соболевой (Егоровой) Татьяны Николаевны:

«Я родилась в этом городе. Усть-Каменогорск очень много значит для меня, он мне очень дорог. Это моя малая Родина. Мой самый родной, самый замечательный и один из красивейших городов Казахстана. Ещё маленькой девочкой я ходила с родителями по городским улицам, практически ничего не зная о его истории.

Но повзрослев, меня словно питал дух старого города, дух времени, дух старых улиц и домов словно  проходил сквозь меня.

Обычно на уроках истории в школе, либо на внеклассном уроке, нас водили в городской Историко-Краеведческий музей. Там в одном из залов была представлена экспозиция по истории Усть-Каменогорска. Нам рассказывали о истории основания крепости Устькаменогорской, жизни города в XVIII-XIX-XX веках. Тогда эти экскурсии не были интересны, мы больше думали как бы побыстрее уйти домой……..

Но с возрастом появилось острое ощущение того, что историю родного города, историю малой родины я не знаю. Судьба свела меня с интересным человеком, этой мой муж. От него я стала узнавать историю нашего края, нашего города. Я полюбила свой Усть-Каменогорск.

По сложившимся обстоятельствам мне пришлось уехать из родного города, но каждый вечер после учёбы, я часто вспоминала до боли знакомые улицы Усть-Каменогорска, реку Иртыш, который делит город на правый и левый берег. Знакомый двор и улица, где я выросла, часто снились мне во сне. Меня одолевало огромное желание побыстрее вернуться назад, побродить по улицам, снова почувствовать дух времени старого города. Окунуться и почувствовать ушедшее время моего детства и того времени, когда я училась в Усть-Каменогорском, музыкальном училище.

Через весь город протекает самая лучшая, самая замечательная река в мире, Иртыш. Гуляя по набережной Иртыша, я всегда смотрела на водную гладь, и вода успокаивала меня. Седой Иртыш, как его называли встарину, словно оберегал меня как родную дочь.

Познакомившись с моим мужем, я узнала, что история крепости, да и самого Усть-Каменогорска, связана с сибирским казачеством, сибирскими казаками. Будучи уже взрослой, мне рассказали о моих казачьих корнях, о моих предках, которые были казаками.

Я впервые узнала, что в Усть-Каменогорске находилось правление 3-го военного отдела Сибирского казачьего войска. Я очень горжусь, что мои предки являлись казаками, что мой муж является сибирским казаком. Я сама являюсь сибирской казачкой, горжусь этим, и с гордостью буду носить это звание. Увы, время беспощадно меняет лицо города, уходят из жизни живые свидетели тех или иных исторических событий. Но не сотрет время из людской памяти  имена тех, чья судьба неразрывно идет рука об руку с историей города Усть-Каменогорска.

Я поддерживаю слова, сказанные моим мужем в начале этого исторического очерка, что историю своей малой родины должны знать не только мы, но и наши потомки, дети, внуки и даже правнуки, всё наше поколение. Они должны знать, откуда идут  их родовые корни, где находится, и что это  земля не только их родителей, но и их предков.

Я очень люблю свой родной Усть-Каменогорск, очень благодарна судьбе, что родилась в этом городе, там прошло моё детство, жила там и выросла. Я благодарна городу за то, что там я встретила своего мужа, мой любимый Усть-Каменогорск останется в моём сердце навсегда!»

Колесо истории делает столетний вековой виток и приходит на круги своя. История Усть-Каменогорска, Усть-Каменогорского уезда, неразрывно связана с Семипалатинской областью Томской губернии Российской Империи.

Усть-Каменогорск! Его история, его бытие и современность неразрывно связаны с казачьей историей. Это город, не побоюсь сказать, город казачьей славы наших предков!

В этой земле лежат останки тех казаков, которые пришли на эту землю для службы в Усть-Каменогорской крепости.

Я и моя жена гордимся, что родились и выросли в Усть-Каменогорске. Что у нашего города такая славная и богатая история. В этом чудесном городе мы втретились, он навсегда свёл наши судьбы на всю оставшуюся жизнь.

Я побывал во многих городах бывшей Семипалатинской области, в Семипалатинске, Зайсане и т.д. Я нисколько не умоляю заслугу этих городов, тем более, что они так же мне близки!

Но, мы с теплотой вспоминаем и седой Иртыш, приветливые и до боли знакомые городские улицы. Недаром потомки усть-каменогорских казаков и казачек, или как мы говорим верх-иртышских казаков, гордятся памятью своих предков, гордятся своим городом, своим рождением в Усть-Каменогорске!

                                    Литература и источники

Абрамов Н.А. Областный город Семипалатинск // Записки Императорского Русского географического общества, 1861.

Апухтин А. Н. К бою 3-го октября 1904 г. // Русский инвалид N 82. 1905.

Бирюк С. - 11-й пехотный Сибирский Семипалатинский полк в войне с Японией, /текст/, В Рейтар № 61(3/2013) с использованием документов из РГВИА, ГАПО.

Бородаев Б.В. Архивные документы 1719 - 1720 годов о выборе места и основании Усть-Каменогорской крепости. По материалам международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня основания Государственного архива Восточно-Казахстанской области - Усть-Каменогорск. 2010.

Вестник Рабочее-Крестьянского правительства КАССР, № 14, 1925.

Воспоминания о Киргизской степи // Лучи: журнал для девиц, издаваемый Александрою Ишимовою. т. 9, № 1, 2. 1854.

Газета Звезда Прииртышья. От 8 февраля 1997.

Газета Семипалатинские ведомости,  № 32, 35, 36,  за 1880 г.

Газета Семипалатинские ведомости, № 32, 35, 36, 1880 г.

Газета Семипалатинские областные ведомости. № 40, за 1882 г.

Газета Семипалатинские ведомости,  № 32-45, за 1883 г.

Газета Семипалатинские ведомости,  № 37, за 1883 г.

Газета Семипалатинские областные ведомости, № 35, от 2 октября 1893 г.

Газета Русские ведомости, СПб от 2 марта 1910 г.

Газета Томская жизнь. Томск,  за 14, 20 июня; 14 июля, 1900.

Газета Свободная речь. Семипалатинск, за 7, 10,12,19 ноября. 1917.

Гейнс А.К. Дневник 1865 года. Путешествие по Киргизским степям // Собрание литературных трудов А.К.Гейнса. СПб., 1897.

Герасимов Б. Поездка в южный Алтай // Записки Семипалатинского отдела Государственного Русского Географического Общества. Вып. XVI.  Семипалатинск, 1927.

Герасимова А.Н. Верно службу мы служили, Изд. Усть-Каменогорск. 2015.

Города России в 1904 г. СПб., 1906.

Государственный архив Восточно-Казахстанской области (ГАВКО), ф.767, оп.13, д.83

Дурново И. В. Из истории образования Восточно-Казахстанской области. 1932. Государственный архив Восточно-Казахстанской области.

Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Семипалатинск, 1912.

Забытый полк: страницы истории 3-го Барнаульского полка Белой армии: воспоминания, документы и другие материалы / Сост. Краснощёков А. А., Суманосов В. А. — Барнаул: Издат. дом Барнаул, 2009.

Иеромонах Иустин (Ларионов). Православное зодчество Восточного Казахстана. Издательство Восточно-Казахстанского областного Фонда поддержки культуры и искусства, 2007.

Из истории русской православной церкви в павлодарском Прииртышье 1919-1990. Сб. документов / Сост. игумен Иосиф (Еременко), В. Д. Болтина, Л. В. Шевелева /. Павлодар, 1999.

Иллюстрированная летопись Русско-Японской войны  1904-1905 гг. № 1-24

Ерофеева И.В. Из истории изучения казахского народа в России в XVIII в. (Труды И.Г.Андреева) // Вопросы социально-экономической истории дореволюционного Казахстана. Алма-Ата, 1978.

Завалишин И.И. Описание Западной Сибири. Том 3. Сибирско-киргизская степь. - М., 1867.

Коншин Н.Я. По Устькаменогорскому уезду. Путевые заметки. // Памятная книжка по Семипалатинской области на 1900 год. Вып. IV. Семипалатинск, 1900.

Коншин Н.Я. От Павлодара до Каркаралинска. Путевые наброски. Российское Георграфическое общество, СПб, 1904.

Крепость Семипалатная // Официальный сайт Семипалатинского благочиния Усть-Каменогорской и Семипалатинской епархии Митрополичьего округа Русской Православной Церкви в Казахстане. 2017.

Материалы Государственного архива Восточно-Казахстанской области, 2016.

Леонов О. Ульянов, И. Регулярная пехота 1698-1801.М. Аст 1995 г.

Леонов О. Ульянов, И. Регулярная пехота 1801-1855.М. Аст 1997 г.

Леонов О. Ульянов, И. Регулярная пехота 1855-1918. М. Аст 1998 г.

Летопись войны с Японией 1904-1905 гг. № 1-84

Национально-государственное размежевание советских республик Средней Азии // Большая советская энциклопедия: // гл. ред. А.М.Порохов, 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1969 - 1978.

Никольский А.М. Семипалатинск // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: т. 82 - СПб., 1890-1907.

Никольский Н. Очерк Каркаралов в церковно-историческом отношении // Семипалатинские областные ведомости. № 11, 12. 1871.

Новиков В. Я. Публикация, Каркаралы. Природа, история, люди.Караганда.

Никитин В. Н. Исторический очерк Семипалатинской области. Памятная книга Семипалатинской области на 1897 год.

О рыбном промысле на Цзайсане и на Черном Иртыше: отрывки из путешествия К.В. Струве и Г.Н. Потанина по поручению Императорского Русского географического общества // Записки Императорского Русского географического общества. СПб., 1864.

Павлодарский Общесвенно-Политический еженедельник, Наша Жизнь. Очерк, Павлодар 19 века в мельчайших подробностях. Эксклюзив к 155-летию со дня учреждения г. Павлодара. 2019.

Павлодар. Павлодарская область. Энциклопедия, Павлодар, Алма-Ата. 1969. 

Павлодарская Епархия, официальный сайт. История епархии. /http://pavlodar-eparhia/ru/info/istoriya-еparkhii/

Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. С.-Петербург, 1786.

Памятная книжка Семипалатинской области на 1897 год.

Памятная книжка Семипалатинской области на 1899 год.

Поминов Ю. Павлодарская область: прошлое, настоящее, будущее. Журнал Нива №7, 2008.

Потанин Г.Н. Семипалатинск и другие города Семипалатинской области. // Исследования и материалы [Текст] / Ин-т истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова М-ва образования и науки Р

Послужной список Андреева И. Г. // РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 6197. Л. 141 об.-142

Потанин Г. Н. О рукописи капитана Андреева о Средней Киргизской орде, писанной в 1785 году // Географические известия. 1875.

Попов Ю. Г., Рязанцев, В. П. Корниловы, Карбышевы, Рязанцевы и другие казаки станицы Каркаралинской. Штрихи краеведческой летописи. 3-е изд., испр. и доп. Новосибирск: АРТА, 2012.

Путеводитель по Иртышу и Оби. Товарищества Западно-Сибирского пароходства и торговли: на 1914 год. - Санкт-Петербург: Художествен.-графич. ателье и печатня М. Пивоварский  А. Типограф, 1914.

Путеводитель по Иртышу и Оби: 1916 / Товарищество Зап.-сиб. пароходства и торговли. - Петроград: Типография М. Пивоварского и Ц. Типографа, 1916.

Распределение волостей Семипалатинской области по крестьянским участкам // 1904 год. Адрес календарь Семипалатинской области. Семипалатинск: Тип. областного правления, 1904.

Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Киргизский край. СПб., 1903.

Сапожников В. В. Растительность Зайсанского уезда: исследования 1914 года / В. В. Сапожников, Б. К. Шишкин. - Томск: Типо-литография Сибирского товарищества печатного дела, Томск, 1918.

Семёнов П.П. Географическо-статистический словарь Российской империи ТА, СПб, 1865.

Сибирский дворянин прошлого столетия («Домовая летопись Андреева») // Сибирский Вестник № 8; 1867.

Сибирская газета № 32, 1881 год.

Сибирский торгово-промышленный ежегодник на 1914 - 1915 гг. Петроград, 1914.

Сибирские войсковые ведомости. Омск, от 20, 27 февраля. 1917.

Ситников Л. А. Сибирские «домовые журнальные записки» или о том, как рукописи рассказали о своих владельцах // Ситников, Л. А. Кн. сокровища Сибири - Новосибирск: Зап.-Сиб. кн. из-во, 1985.

Сиязов М.М. В Баян-Аул и Каркаралы // Естествознание и география, № 6. М., 1907.

Собрание Узаконений № 36. 1919 г.

Соколкин Э. Д. Павлодар. Алма-Ата. 1982.

Сулькевич С. И. Административно-политическое строение Союза ССР (материалы о теориториальных преобразованиях с 1917 г. по 1 июля 1925 года) Ленинград, Государственное издательство, 1926.

Словцов П. А. История Сибири: от Ермака до Екатернины II - М.: Вече, 2006.

Справочник по административно-территориальному делению Казахстана (август 1920 г. - декабрь 1936г.), Алма-Ата, 1956.

Справочник по административно-территориальному делению Казахстана (август 1920 - декабрь 1936 г.) Алма-Ата, 1959.

Среднее Прииртышье в источниках и материалах: сб. документов и материалов (XVIII - нач. ХХ вв.). Павлодар: Кереку, 2008.

Тарыкин А.П. сотник,  История 3-го Сибирского казачьего полка. Омск 1912.

Тереник М., Макеев, М.Наш Павлодар. Алма-Ата. 1970.

Тринадцатый Всероссийский Съезд Советов // Большая советская энциклопедия: // гл. ред. А.М.Порохов, 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1969 - 1978.

Черных С.Е. Начало положила крепость. Сборник статей, очерков. / Управление архивами Восточно-Казахстанской области, государственный архив Восточно-Казахстанской области; Сост. Л.П.Рифель. Усть-Каменогорск, 2004.

ЦГА РК, ф. 338, д. 366.

Шевяков Т.Н. Знамена и штандарты Российской императорской армии конца XIX - начала XX вв., М., 2002.

Шенк В.К.Справочная книжка Императорской Главной квартиры, на 10 февраля 1910.

Щербик Г.А. Старший научный сотрудник Краеведческого музея г. Усть-Каменогорск. Усть-Каменогорские предания. Усть-Каменогорск - Изд. Медиа-Альянс, 2003.

Щербик Г.А., научный сотрудник областного Историко-Краеведческого музея. Все тот же 1913-й год. Газета Рудный Алтай, от 27 марта 1993.

Экономическое описание городского поселения. СПб., 1882.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза, И.А. Ефрона. СПб.: Брокгауз-Ефрон. 1890 - 1907.

Юрасова М. К. «Домовая летопись» инженерного капитана Ивана Андреева // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея № 5;  Омск, 1997.

 

Крюков Владимир Викторович, казачий полковник, почетный атаман Амурского казачьего войска, генеральный директор ООО ППП «Сугдак», член СВГБ по ДВ региону

 

На фото:

1. Крюков В.В. – автор статьи

2. Вид Усть-Каменогорской крепости

3. «Вот сведения, взятыя из войсковаго правления, об улове красной рыбы, за три последния года войсковаго казеннаго рыболовства».

                                                                             К.В. Струве и Г.Н. Потанин. 1863-1864 г.г.

4. Дореволюционный Каркаралинск